ЭНТРОПИЯ ЕВ­РО­ПЕЙ­СКОЙ СИ­СТЕ­МЫ

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Ито­ги ми­нув­ших выборов в Ев­ро­пар­ла­мент вы­све­ти­ли рас­ту­щий за­прос на ра­ди­ка­ли­за­цию по­ли­ти­че­ско­го кур­са, од­на­ко фраг­мен­тар­ность сло­жив­ше­го­ся пар­ла­мен­та мо­жет ока­зать­ся пло­до­твор­ной для ев­ро­пей­ско­го про­ек­та

Ито­ги ми­нув­ших выборов в Ев­ро­пар­ла­мент вы­све­ти­ли рас­ту­щий за­прос на ра­ди­ка­ли­за­цию по­ли­ти­че­ско­го кур­са, од­на­ко фраг­мен­тар­ность сло­жив­ше­го­ся пар­ла­мен­та мо­жет ока­зать­ся пло­до­твор­ной для ев­ро­пей­ско­го про­ек­та

«Еди­ной ев­ро­пей­ской об­ще­ствен­но­сти, как по­ка­зы­ва­ют ре­зуль­та­ты ми­нув­шей из­би­ра­тель­ной кам­па­нии, до сих не су­ще­ству­ет», — кон­ста­ти­ру­ет немец­кий жур­нал «Шпи­гель». Дей­стви­тель­но, про­шед­шие 23–26 мая вы­бо­ры в Ев­ро­пар­ла­мент хо­тя и не ста­ли, как опа­са­лись мно­гие ли­бе­раль­ные экс­пер­ты, три­ум­фом уль­тра­пра­вых и ев­рос­кеп­ти­че­ских сил, од­на­ко вскры­ли глу­бин­ные раз­ло­мы на со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ской поч­ве Ста­ро­го Све­та. И вот, по­жа­луй, главный из них: два до­ми­ни­ру­ю­щих бло­ка ев­ро­пей­ской по­ли­ти­ки — пра­во­цен­три­сты (к ко­им от­но­сят­ся глав­ным об­ра­зом хри­сти­ан­ские де­мо­кра­ты в Гер­ма­нии, кон­сер­ва­то­ры в Ве­ли­ко­бри­та­нии и гол­ли­сты во Фран­ции) и ле­во­цен­три­сты (не­мец­кие со­ци­ал-де­мо­кра­ты, фран­цуз­ские со­ци­а­ли­сты и лей­бо­ри­сты в Ве­ли­ко­бри­та­нии), фор­ми­ро­вав­шие в те­че­ние всей ис­то­рии Ев­ро­со­ю­за еди­ное на­прав­ле­ние ев­ро­пей­ской по­ли­ти­ки, по­те­ря­ли на этих вы­бо­рах сра­зу 73 ме­ста в пар­ла­мен­те, а вме­сте с ни­ми и необ­хо­ди­мое боль­шин­ство.

Об­ще­ев­ро­пей­ский ба­ро­метр об­ще­ствен­но­го мне­ния по­ка­зал: до­стиг­ну­тый в на­ча­ле ве­ка зыб­кий ба­ланс ин­те­ре­сов и об­ще­ствен­ных на­стро­е­ний по­сле по­чти сто­лет­них ин­тен­сив­ных идей­ных ба­та­лий за­пад­ных ин­тел­лек­ту­а­лов, по­ви­ди­мо­му, по­сте­пен­но рас­ша­ты­ва­ет­ся. Уют­ный по­ли­ти­че­ский цен­тризм все боль­ше вхо­дит в кон­тра­дик­цию с жест­ким ис­то­ри­че­ским кон­тек­стом раз­во­ра­чи­ва­ю­ще­го­ся XXI ве­ка и, как след­ствие, те­ря­ет сто­рон­ни­ков. Па­лит­ра по­ли­ти­че­ских те­че­ний ста­но­вит­ся все бо­лее пест­рой, а это зна­чит, что в бли­жай­шие го­ды по­тре­бу­ют­ся но­вые ме­ха­низ­мы для со­ци­аль­ной струк­тур­ной спай­ки и гар­мо­ни­за­ции ин­те­ре­сов. Та­ков главный итог про­шед­ших выборов. Но это ес­ли смот­реть па­но­рам­но. Транс­фор­ми­руя фо­кус с гло­баль­но­го на де­таль­ный, мож­но раз­гля­деть и мно­же­ство дру­гих ло­каль­ных чер­то­чек и рыт­вин на ев­ро­пей­ском по­ли­ти­че­ском по­лотне.

В част­но­сти, за­мет­ны су­ще­ствен­ные ли­нии раз­ло­ма внут­ри Гер­ма­нии. Здесь с трес­ком про­ва­ли­лись со­ци­ал-де­мо­кра­ты:

пар­тия, ку­да вхо­дит ны­неш­ний канц­лер Ан­ге­ла Мер­кель, по­те­ря­ла 7% из­би­ра­те­лей; уве­рен­но со­скольз­ну­ли вниз и мест­ные пра­во­цен­три­сты, в то вре­мя как крайне пра­вые при­ба­ви­ли в по­пу­ляр­но­сти на тер­ри­то­рии быв­шей ГДР. Та же по­ли­ти­че­ская ка­ко­фо­ния за­мет­на и во вто­рой важ­ней­шей для ев­ро­ин­те­гра­ции стране — Фран­ции. Здесь по­чти на 13% умень­ши­лась по­пу­ляр­ность пра­во­цен­трист­ской пар­тии «Рес­пуб­ли­кан­цы», а ра­ди­аль­ные мест­ные про­тив­ни­ки, уль­тра­пра­вые и ли­бе­ра­лы, по­лу­чи­ли прак­ти­че­ски оди­на­ко­вую под­держ­ку.

Крас­но­ре­чи­вы­ми ока­за­лись и ито­ги в Ве­ли­ко­бри­та­нии. Две глав­ные бри­тан­ские пар­тии, то­ри и лей­бо­ри­сты, по су­ти, бы­ли но­ка­у­ти­ро­ва­ны: кон­сер­ва­то­рам до­ста­лось чуть боль­ше 9% го­ло­сов, а лей­бо­ри­стам — 14%, в то вре­мя как пар­тия «Брекзит» по ито­гам выборов по­лу­чи­ла столь­ко же мест в Ев­ро­пар­ла­мен­те, сколь­ко обе эти пар­тии, вме­сте взя­тые. У ле­во­цен­три­стов де­ла об­сто­я­ли пло­хо и во Фран­ции, и в Гер­ма­нии, и в Ита­лии.

Ра­ди­ка­лы ста­но­вят­ся сим­па­тич­нее

Не­уда­ча­ми сво­их уме­рен­ных оп­по­нен­тов вос­поль­зо­ва­лись пар­тии с рез­ким по­ли­ти­че­ским кур­сом: «Зе­ле­ные», успеш­но кон­вер­ти­ру­ю­щие эко­ло­ги­че­скую по­вест­ку в по­ли­ти­че­ские про­грам­мы де­мо­кра­ти­за­ции и борь­бы за пра­ва че­ло­ве­ка; ли­бе­ра­лы (их ко­гор­ту воз­глав­ля­ет пар­тия Эм­ма­ну­э­ля Ма­кро­на «Впе­ред, рес­пуб­ли­ка!»), объ­явив­шие вой­ну рас­ту­щим пра­вым по­пу­лист­ским си­лам и ра­ту­ю­щим за еще бо­лее глу­бин­ную ев­ро­ин­те­гра­цию; на­ци­о­нал-по­пу­ли­сты и

ев­рос­кеп­ти­ки, ко­то­рые тре­бу­ют уже­сто­чить ми­гра­ци­он­ную по­ли­ти­ку в ЕС и во­об­ще про­дви­га­ют курс на по­сте­пен­ную дез­ин­те­гра­цию и уси­ле­ние су­ве­ре­ни­те­та ев­ро­пей­ских стран. И все же по­след­ние по­ка­за­ли не луч­ший ре­зуль­тат, хо­тя и на­рас­ти­ли свое при­сут­ствие в Страс­бур­ге на волне успе­ха «На­ци­о­наль­но­го объ­еди­не­ния» Ма­рин Ле Пен, «Ли­ги» ита­льян­ско­го ви­це-пре­мье­ра Мат­тео Саль­ви­ни и бри­тан­ской пар­тии «Брекзит» Най­дже­ла Фа­ра­джа.

Глав­ны­ми три­ум­фа­то­ра­ми ми­нув­ших выборов, ско­рее, мож­но на­звать ли­бе­ра­лов, у ко­то­рых, во мно­гом за счет успе­ха фран­цуз­ской пар­тии Ма­кро­на, ока­за­лось на 40 ман­да­тов боль­ше, чем в 2014 го­ду, и «Зе­ле­ных», ко­то­рые по­лу­чи­ли еще 20 мест в пар­ла­мен­те, со­брав наи­боль­ший уро­жай го­ло­сов в Гер­ма­нии и зна­чи­тель­но по­тес­нив здесь пра­во­по­пу­лист­скую пар­тию «Аль­тер­на­ти­ва для Гер­ма­нии». По­зи­ции по­след­ней, как и ее по­ли­ти­че­ско­го со­юз­ни­ка, крайне пра­вой Ав­стрий­ской пар­тии сво­бо­ды, бы­ли несколь­ко (но, что уди­ви­тель­но, не фа­таль­но) ослаб­ле­ны по­сле недав­не­го скан­да­ла с уча­сти­ем ав­стрий­ско­го ви­це-канц­ле­ра Хайн­ца-Кри­сти­а­на Штра­хе: как по рас­пи­са­нию, за неде­лю до выборов в Се­ти по­яви­лась ви­део­за­пись, на ко­то­рой тот обе­щал пред­по­ла­га­е­мой пле­мян­ни­це рос­сий­ско­го оли­гар­ха огром­ное вли­я­ние в Ав­стрии в об­мен на фи­нан­си­ро­ва­ние его пар­тии.

Ко­неч­но, успех имен­но ра­ди­каль­ных ев­ро­пей­ских по­ли­ти­че­ских сил на этих вы­бо­рах объ­яс­ня­ет­ся и их из­на­чаль­но бо­лее ак­тив­ным и ре­ши­тель­но на­стро­ен­ным элек­то­ра­том, и об­щей взвин­чен­но­стью из-за слож­ной эко­но­ми­че­ской и со­ци­аль­ной об­ста­нов­ки в ЕС. Это глав­ным об­ра­зом ужа­са­ю­щая хро­ни­ка тер­ро­ри­сти­че­ских ак­тов по­след­них лет вку­пе с ги­гант­ской ми­гра­ци­он­ной вол­ной, на­крыв­шей Ста­рый Свет. На фоне та­ких ка­та­клиз­мов, есте­ствен­но, уси­ли­лись как край­ние цен­тро­беж­ные, так и край­ние цен­тро­стре­ми­тель­ные по­ли­ти­че­ские тен­ден­ции.

Соб­ствен­но, и яв­ка на этих вы­бо­рах ока­за­лась са­мой вы­со­кой за по­след­ние два­дцать лет: боль­ше 50%. И свя­за­на она не толь­ко с де­я­тель­но­стью са­мих ин­сти­ту­тов ЕС, ко­то­рые ак­тив­но по­до­гре­ва­ли ин­те­рес к вы­бо­рам, пы­та­ясь за счет это­го при­дать бóль­шую ле­ги­тим­ность де­я­тель­но­сти пар­ла­мен­та. Роль са­мо­го Ев­ро­пар­ла­мен­та по­сто­ян­но уси­ли­ва­лась все по­след­ние го­ды, так что, как за­ме­ча­ют экс­пер­ты, ин­сти­ту­ты лоб­би­стов по­сте­пен­но пе­ре­на­прав­ля­ют свое вни­ма­ние с Ев­ро­ко­мис­сии на пар­ла­мент. Те­перь вме­сте с Ев­ро­ко­мис­си­ей он фор­ми­ру­ет бюд­жет, име­ет пра­во при­ни­мать ре­ше­ния по меж­ду­на­род­ным со­гла­ше­ни­ям

и ра­ти­фи­ци­ру­ет их окон­ча­тель­ный ва­ри­ант, вы­би­ра­ет пред­се­да­те­ля Ев­ро­ко­мис­сии, го­ло­су­ет за пред­ло­жен­ный ею спи­сок ев­ро­пей­ских ми­ни­стров.

На­ко­нец, как по­ла­га­ет Лео­нид По­ля­ков, про­фес­сор де­пар­та­мен­та по­ли­ти­че­ской на­у­ки НИУ ВШЭ, «столь вы­со­кая яв­ка свя­за­на еще и с тем, что лю­ди все боль­ше на­чи­на­ют по­ни­мать: Ев­ро­пар­ла­мент — это ин­сти­тут, ко­то­рый дей­стви­тель­но вли­я­ет на каж­до­днев­ную жизнь, это непло­хое ме­сто для про­дав­ли­ва­ния сво­их ин­те­ре­сов. И мы ви­дим, что на этих вы­бо­рах, по су­ти, столк­ну­лись две про­ти­во­по­лож­ные ам­би­ции. Од­ни из­би­ра­те­ли хо­тят боль­ше участ­во­вать в жиз­ни Ев­ро­со­ю­за и ак­тив­но идут го­ло­со­вать за сво­их де­пу­та­тов, рас­счи­ты­вая, что те бу­дут гром­че и убе­ди­тель­нее от­ста­и­вать их ин­те­ре­сы.

А дру­гие, на­обо­рот, соб­ствен­ным го­ло­сом как бы по­тре­бо­ва­ли оста­вить их в по­кое, по­тре­бо­ва­ли пре­кра­тить на­вя­зы­вать им из цен­тра свои цен­но­сти и про­грам­мы. Я ду­маю, что пе­ре­пле­те­ние этих двух крайне про­ти­во­ре­чи­вых ли­ний и да­ло в ито­ге столь вы­со­кую яв­ку».

Мо­за­и­ка об­нов­лен­ной Ев­ро­пы

Тем не ме­нее, не­смот­ря на всплеск по­пу­ляр­но­сти у из­би­ра­те­лей но­вых по­ли­ти­че­ских сил, слиш­ком дра­ма­ти­зи­ро­вать ито­ги выборов не сто­ит. Про­ев­ро­пей­ских де­пу­та­тов в но­вом Ев­ро­пар­ла­мен­те все рав­но боль­ше, а это озна­ча­ет, что по во­про­сам, свя­зан­ным с про­дол­же­ни­ем ин­те­гра­ции, необ­хо­ди­мая под­держ­ка бу­дет по­лу­че­на. Из­ряд­но по­тре­пан­ный тра­ди­ци­он­ный по­ли­ти­че­ский ев­ро­пей­ский мейн­стрим мо­жет ком­пен­си­ро­вать по­не­сен­ные по­те­ри за счет об­нов­ле­ния ко­а­ли­ции, ес­ли су­ме­ет стя­нуть к се­бе во мно­гом идео­ло­ги­че­ски ему близ­ких ли­бе­ра­лов и «Зе­ле­ных». К по­след­ним Ман­фред Ве­бер, ли­дер Ев­ро­пей­ской на­род­ной пар­тии, уже успел об­ра­тить­ся с пред­ло­же­ни­ем о со­ю­зе. Од­на­ко до­стиг­нуть необ­хо­ди­мо­го ком­форт­но­го боль­шин­ства по всем на­прав­ле­ни­ям бу­дет уже не так нелег­ко. «Нуж­но пом­нить, что успех “Зе­ле­ных” то­же очень ва­жен, и они, кста­ти ска­зать, не все­гда про­ин­те­гра­ци­он­ные пар­тии. Ко­неч­но, по­чти все­гда они вы­сту­па­ют за раз­ви­тие кли­ма­ти­че­ской по­ли­ти­ки и зе­ле­ной энер­ге­ти­ки на уровне ЕС, но это не озна­ча­ет, что они неиз­мен­но бу­дут со­юз­ни­ка­ми двух круп­ней­ших пар­тий», — счи­та­ет Люд­ми­ла Ба­бы­ни­на, ру­ко­во­ди­тель Цен­тра по­ли­ти­че­ской ин­те­гра­ции Ин­сти­ту­та Ев­ро­пы РАН.

Не сто­ит за­бы­вать и об ам­би­ци­ях от­дель­ных пар­тий и по­ли­ти­че­ских ли­де­ров, ко­то­рые спо­соб­ны рас­стро­ить бла­го­на­ме­рен­ный уни­сон про­ев­ро­пей­ско­го кур­са. «Дво­им все-та­ки до­го­ва­ри­вать­ся лег­че, чем тро­им, — за­ме­ча­ет Лео­нид По­ля­ков. — Со­зда­ние до­ми­ни­ру­ю­щей ко­а­ли­ции бу­дет во мно­гом за­ви­сеть от то­го, как по­ве­дут се­бя ли­бе­ра­лы и де­мо­кра­ты. Пер­вая про­вер­ка мо­жет про­изой­ти уже очень ско­ро: не за го­ра­ми вы­бо­ры пред­се­да­те­ля Ев­ро­ко­мис­сии — это один из важ­ней­ших ор­га­нов в Ев­ро­со­ю­зе. ЖанК­лод Юн­кер ухо­дит, и за его ме­сто уже идет очень жест­кая борь­ба меж­ду Гер­ма­ни­ей, про­дви­га­ю­щей Мар­ша­ла Ве­бе­ра, и Фран­ци­ей, где Ма­крон, воз­глав­ля­ю­щий ли­бе­ра­лов, хо­чет ви­деть во гла­ве ко­мис­сии Ми­ше­ля Бар­нье, пе­ре­го­вор­щи­ка с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей по во­про­сам брекзи­та. Это яв­ное столк­но­ве­ние ин­те­ре­сов, на фоне ко­то­ро­го мо­жет про­изой­ти пер­вый раз­лом внут­ри по­тен­ци­аль­но­го про­ев­ро­пей­ско­го бло­ка».

Впро­чем, и по­ло­же­ние глав­ных про­тив­ни­ков тра­ди­ци­о­на­ли­стов, ев­рос­кеп­ти­ков, да­ле­ко не так ра­дуж­но. И в первую оче­редь по­то­му, что уже осе­нью это­го го­да Ев­ро­пар­ла­мент мо­жет по­ки­нуть пар­тия «Брекзит», ес­ли сбу­дет­ся то, бла­го­да­ря че­му она и по­лу­чи­ла свое назва­ние. И то­гда оп­по­нен­ты ев­ро­ин­те­гра­ции по­те­ря­ют зна­чи­тель­ную часть со­юз­ных ман­да­тов. Кро­ме то­го, не яс­но, смо­гут ли ев­рос­кеп­ти­ки во­об­ще объ­еди­нить­ся, ведь в про­шлом Ев­ро­пар­ла­мен­те еди­ной мощ­ной ко­а­ли­ции со­здать им не уда­лось: Най­джел Фа­радж так и не за­хо­тел объ­еди­нять­ся с Ма­рин Ле Пен. Имен­но по­это­му на пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ние от­но­ше­ний ЕС и Рос­сии в бли­жай­шие го­ды вряд ли сто­ит рас­счи­ты­вать.

Сей­час пе­ред глав­ным за­ко­но­да­тель­ным ор­га­ном Ев­ро­пы сто­ят слож­ные и мас­штаб­ные за­да­чи: необ­хо­ди­мо ак­тив­но раз­ви­вать про­стран­ство без­опас­но­сти и пра­во­су­дия и на­прав­ле­ние де­я­тель­но­сти еди­но­го внут­рен­не­го рын­ка; со­вер­шен­ство­вать за­ко­но­да­тель­ство в сфе­ре эко­но­ми­че­ско­го и ва­лют­но­го со­ю­зов. На­ко­нец, утвер­ждать но­вый бюд­жет ЕС. «Этот бюд­жет рас­счи­ты­ва­ет­ся на на­ча­ло 2021 го­да, ко­гда, пред­по­ло­жи­тель­но, в ЕС уже не бу­дет бри­тан­ско­го взно­са; за­ме­чу, вто­ро­го по ве­ли­чине, ес­ли брать аб­со­лют­ные циф­ры, — рас­ска­зы­ва­ет Люд­ми­ла Ба­бы­ни­на. — И от­сут­ствие это­го вкла­да по­влек­ло за со­бой ак­тив­ное об­суж­де­ние бюд­жет­ной ре­фор­мы. Де­ло в том, что се­год­ня ос­нов­ные бюд­жет­ные сред­ства тра­тят­ся на два на­прав­ле­ния: сель­ское хо­зяй­ство и ре­ги­о­наль­ную по­ли­ти­ку. Пер­вая ста­тья рас­хо­дов уже дав­но мно­гим ка­жет­ся стран­ной. По­сто­ян­но го­во­рят, что струк­ту­ру рас­хо­дов нуж­но из­ме­нить и на­пра­вить сред­ства на по­вы­ше­ние кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти, на ин­но­ва­ци­он­ную эко­но­ми­ку, на без­опас­ность и борь­бу с тер­ро­риз­мом, на про­ти­во­дей­ствие неле­галь­ной им­ми­гра­ции и так да­лее».

Смо­жет ли пе­ре­жи­ва­ю­щая эн­тро­пию ев­ро­пей­ская по­ли­ти­че­ская си­сте­ма спра­вить­ся с эти­ми про­бле­ма­ми? Вре­мя по­ка­жет. Од­на­ко сто­ит ска­зать, что на­ли­чие и уси­ле­ние идей­ной по­ли­фо­нии для Ев­ро­пы — вполне нор­маль­ное, да­же ор­га­нич­ное яв­ле­ние. «Ев­ро­па никогда не объ­еди­ня­ет­ся; ее сущ­ность — это веч­ный дис­курс об объ­еди­не­нии» — та­ким был оп­ти­ми­сти­че­ский ре­френ боль­шей ча­сти ев­ро­пей­ской прес­сы, об­суж­дав­шей ито­ги выборов. И его идео­ло­ги­че­ская и ис­то­ри­че­ская поч­ва вполне ре­ле­вант­на. ■

Уют­ный по­ли­ти­че­ский цен­тризм в Ев­ро­пе по­сте­пен­но

схо­дит на нет. Па­лит­ра по­ли­ти­че­ских те­че­ний ста­но­вит­ся

бо­лее пест­рой, а ра­ди­каль­ные го­ло­са — все

бо­лее при­вле­ка­тель­ны­ми

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.