«РЫ­НОК ГОЛОДНЫЙ ДО НО­ВЫХ РАЗМЕЩЕНИЙ»

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Олег Бору­нов, за­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля прав­ле­ния Мос­ков­ско­го кре­дит­но­го бан­ка, — о том, кто по­ку­па­ет рос­сий­ский долг, ку­да де­лись IPO и как по­стро­ить ин­ве­сти­ци­он­ный биз­нес в усло­ви­ях по­сто­ян­ной на­пря­жен­но­сти на рын­ке

Олег Бору­нов, за­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля прав­ле­ния Мос­ков­ско­го кре­дит­но­го бан­ка, — о том, кто по­ку­па­ет рос­сий­ский долг, ку­да де­лись IPO и как по­стро­ить ин­ве­сти­ци­он­ный биз­нес в усло­ви­ях по­сто­ян­ной на­пря­жен­но­сти на рын­ке

Ин­ве­сти­ци­он­ный блок Мос­ков­ско­го кре­дит­но­го бан­ка (МКБ) в про­шлом го­ду со­вер­шил огром­ный ры­вок, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го банк во­шел в первую де­сят­ку круп­ней­ших ор­га­ни­за­то­ров об­ли­га­ци­он­ных зай­мов в Рос­сии, по­лу­чив пре­мию «Про­рыв го­да» от CBonds. В этом го­ду ак­тив­ный рост про­дол­жа­ет­ся: по ито­гам пер­во­го квар­та­ла МКБ за­нял чет­вер­тое ме­сто в рей­тин­ге ор­га­ни­за­то­ров об­ли­га­ци­он­ных зай­мов. При этом ин­вест­бан­ков­ский биз­нес как та­ко­вой по­явил­ся в МКБ лишь пол­то­ра го­да на­зад, осе­нью 2017-го, ко­гда банк ре­шил со­здать соб­ствен­ный ин­вест­блок и при­об­рел ин­ве­сти­ци­он­ное под­раз­де­ле­ние лон­дон­ско­го «От­кры­тия» Otkritie Capital Internatio­nal Limited, ко­то­рое позд­нее бы­ло пе­ре­име­но­ва­но в Sova Capital Limited. То­гда же в МКБ на долж­ность за­ме­сти­те­ля пред­се­да­те­ля прав­ле­ния, ку­ри­ру­ю­ще­го ин­ве­сти­ци­он­ный биз­нес и на­прав­ле­ние Private Banking, при­шел Олег Бору­нов. До при­хо­да в МКБ он за­ни­мал долж­ность Head of Equity в «ВТБ Ка­пи­та­ле».

«Экс­перт» по­го­во­рил с Оле­гом Бору­но­вым о том, как МКБ уда­ет­ся успеш­но раз­ви­вать ин­ве­сти­ци­он­ный биз­нес в усло­ви­ях, ко­гда боль­шин­ство иг­ро­ков с это­го рын­ка в Рос­сии ухо­дят, как кон­ку­ри­ро­вать с гос­бан­ка­ми и че­го ждать от рын­ков ка­пи­та­ла в бли­жай­шее вре­мя.

— В пе­ри­мет­ре ин­ве­сти­ци­он­но­го биз­не­са МКБ есть со­от­вет­ству­ю­щее под­раз­де­ле­ние бан­ка и есть Sova Capital, ра­бо­та­ю­щая в лон­дон­ской юрис­дик­ции. Кто за что от­ве­ча­ет?

— На мо­мент по­куп­ки Sova Capital уже име­ла широко ди­вер­си­фи­ци­ро­ван­ную про­дук­то­вую ли­ней­ку ин­ве­сти­ци­он­ных про­дук­тов. По­это­му в рам­ках со­зда­ния ин­ве­сти­ци­он­но­го бло­ка МКБ мы по­ста­ра­лись най­ти пра­виль­ный ба­ланс, что­бы из­бе­жать дуб­ли­ро­ва­ния функ­ций и кон­ку­рен­ции внут­ри груп­пы «Рос­си­ум». Мы уси­ли­ли тор­го­вый деск, на­прав­ле­ние ре­по, под­раз­де­ле­ния, за­ни­ма­ю­щи­е­ся кон­вер­си­он­ны­ми опе­ра­ци­я­ми, а так­же де­ри­ва­тив­ны­ми ин­стру­мен­та­ми; до­пол­ни­тель­но со­зда­ли под­раз­де­ле­ние по про­да­же ин­ве­сти­ци­он­ных про­дук­тов. Кро­ме то­го, по­яви­лось под­раз­де­ле­ние DCM (debt capital markets, по­мощь в при­вле­че­нии руб­ле­во­го дол­го­во­го фи­нан­си­ро­ва­ния кор­по­ра­тив­ным за­ем­щи­кам. — «Экс­перт»), его воз­гла­вил Сте­пан Ер­мол­кин, при­шед­ший к нам из «ВТБ Ка­пи­та­ла» в июле 2018 го­да. В этом на­прав­ле­нии за ко­рот­кое вре­мя в 2018 го­ду нам уда­лось за­крыть 24 сдел­ки об­щим объ­е­мом бо­лее 200 мил­ли­ар­дов руб­лей с круп­ней­ши­ми рос­сий­ски­ми эми­тен­та­ми, в чис­ле ко­то­рых РЖД, ФСК, ГК «Ав­то­дор», ФПК, «Урал­ка­лий», ГТЛК и мно­гие дру­гие, а агент­ство CBonds при­сво­и­ло нам пре­мию в но­ми­на­ции «Про­рыв го­да». По ре­зуль­та­там пер­во­го квар­та­ла 2019 го­да мы уже чет­вер­тые на рын­ке DCM, с на­ча­ла го­да за­кры­то по­ряд­ка два­дца­ти сде­лок на сум­му око­ло 300 мил­ли­ар­дов руб­лей. Из на­ших наи­бо­лее зна­ко­вых размещений те­ку­ще­го го­да я бы вы­де­лил «Слав­нефть», «Дом.РФ», Сбер­банк, Ка­мАЗ, «Ме­га­фон», «Ма­г­нит». Пе­ре­чень на­ших кли­ен­тов очень ди­вер­си­фи­ци­ро­ван (неф­те­га­зо­вый сек­тор, ри­тейл, те­ле­ком, фи­нан­со­вые ор­га­ни­за­ции, субъ­ек­ты фе­де­ра­ции и так да­лее) и по­сто­ян­но рас­ши­ря­ет­ся. При этом мы не огра­ни­чи­ва­ем­ся рос­сий­ски­ми за­ем­щи­ка­ми и ак­тив­но со­труд­ни­ча­ем с ком­па­ни­я­ми из СНГ, ко­то­рые очень за­ин­те­ре­со­ва­ны в том, что­бы вый­ти на ло­каль­ный ры­нок Рос­сии.

— И это на рын­ке, ко­то­рый в по­след­ние го­ды чув­ству­ет се­бя не са­мым луч­шим об­ра­зом, да еще и с се­рьез­ны­ми кон­ку­рен­та­ми. За счет че­го уда­лось со­вер­шить та­кой ры­вок?

— Да, ры­нок DCM до­ста­точ­но кон­ку­рен­тен — ис­то­ри­че­ски су­ще­ствен­ную до­лю за­ни­ма­ют го­су­дар­ствен­ные бан­ки. Но ко­ли­че­ство и объ­е­мы сде­лок, за­кры­тых на­ми за непол­ный год, го­во­рят о за­ин­те­ре­со­ван­но­сти кли­ен­тов в по­яв­ле­нии но­во­го иг­ро­ка и о вы­со­ком спро­се на на­ши услу­ги. МКБ за­ни­ма­ет ше­стое ме­сто в Рос­сии по ак­ти­вам, на­ши воз­мож­но­сти с точ­ки зре­ния объ­е­мов ин­ве­сти­ро­ва­ния прак­ти­че­ски не усту­па­ют гос­бан­кам, а с уче­том гиб­ко­сти и опе­ра­тив­но­сти в при­ня­тии ре­ше­ний мы под­час мо­жем быть и бо­лее кон­ку­рен­то­спо­соб­ны­ми. Уже дав­но ре­ше­ния о вы­бо­ре ор­га­ни­за­то­ров эми­тен­ты при­ни­ма­ют ис­хо­дя из за­ра­нее под­твер­жден­ных ус­ло

вий га­ран­ти­ро­ван­но­го ан­дер­рай­тин­га по объ­е­му и став­ке ку­по­на. Это вполне оправ­дан­ный под­ход в те­ку­щих ры­ноч­ных усло­ви­ях, хеджи­ру­ю­щий эми­тен­та в слу­чае кор­рек­ции рын­ка в пе­ри­од фор­ми­ро­ва­ния кни­ги за­явок. В усло­ви­ях санк­ций ры­нок очень во­ла­ти­лен, и од­ним из клю­че­вых пре­иму­ществ МКБ, по­ми­мо воз­мож­но­стей бан­ков­ско­го ба­лан­са, яв­ля­ет­ся опе­ра­тив­ное при­ня­тие ком­плекс­ных ин­ве­сти­ци­он­ных ре­ше­ний, учи­ты­ва­ю­щих из­ме­не­ния ры­ноч­ной конъ­юнк­ту­ры.

— Кста­ти, ко­гда МКБ вы­шел на ры­нок DCM, про вас пи­са­ли, что вы всё по­ку­па­е­те се­бе на ба­ланс — от­сю­да и боль­шие объ­е­мы размещений, и усло­вия луч­ше, чем у кон­ку­рен­тов.

— Это не со­всем так. Аб­со­лют­ное боль­шин­ство раз­ме­щен­ных на­ми вы­пус­ков но­си­ли ры­ноч­ный ха­рак­тер и бы­ли ре­а­ли­зо­ва­ны сре­ди ши­ро­ко­го кру­га ин­ве­сто­ров. Да­же ес­ли банк при­об­ре­та­ет ка­кую-то часть вы­пус­ка в рам­ках га­ран­ти­ро­ван­но­го ан­дер­рай­тин­га, эти об­ли­га­ции, как пра­ви­ло, ре­а­ли­зу­ют­ся на вто­рич­ном рын­ке в пе­ри­о­ды улуч­ше­ния ры­ноч­ной си­ту­а­ции с по­ло­жи­тель­ным фи­нан­со­вым ре­зуль­та­том, у нас очень силь­ный тор­го­вый деск. В бан­ке уста­нов­ле­ны су­ще­ствен­ные ли­ми­ты на ка­че­ствен­ных эми­тен­тов пер­во­го эше­ло­на, и там, где у нас есть соб­ствен­ный риск-ап­пе­тит, мы та­кие воз­мож­но­сти ис­поль­зу­ем.

Ино­стран­цы по­ку­па­ют

— Что про­ис­хо­дит се­год­ня со спро­сом на ка­пи­тал?

— Сей­час мы ви­дим сни­же­ние дол­го­вой на­груз­ки кор­по­ра­тив­ных кли­ен­тов. Эта тен­ден­ция на­блю­да­ет­ся с 2014 го­да, по­сле вве­де­ния пер­вых санк­ций. При этом уси­ле­ние санк­ций в ап­ре­ле 2018-го при­ве­ло к до­пол­ни­тель­но­му спро­су на при­вле­че­ние фи­нан­си­ро­ва­ния че­рез ло­каль­ный ры­нок (в том чис­ле пу­тем вы­пус­ка руб­ле­вых об­ли­га­ций) и за­ме­ще­ние ва­лют­но­го дол­га ком­па­ний. С дру­гой сто­ро­ны, один из вос­тре­бо­ван­ных в по­след­нее вре­мя ва­ри­ан­тов, ко­то­рый мы пред­ла­га­ем кли­ен­там в ча­сти ва­лют­но­го при­вле­че­ния, — фи­нан­си­ро­ва­ние че­рез ком­би­на­цию вы­пус­ка руб­ле­вых об­ли­га­ций с од­но­вре­мен­ным за­клю­че­ни­ем кросс-ва­лют­но­го сво­па. За счет пе­ре­хо­да на рос­сий­скую плат­фор­му кли­ент ре­ша­ет для се­бя за­да­чи улуч­ше­ния став­ки при­вле­че­ния, а так­же хеджи­ро­ва­ния ин­фра­струк­тур­ных рис­ков.

— А что с ино­стран­ным спро­сом на рос­сий­ский кор­по­ра­тив­ный долг?

— Спрос оста­ет­ся до­воль­но силь­ным и ин­тер­на­ци­о­наль­ным. При­ве­ду при­мер: в про­цес­се раз­ме­ще­ния на­ших ев­ро­бон­дов (МКБ в 2019 го­ду раз­ме­стил два вы­пус­ка в ев­ро и дол­ла­рах по 500 млн каж­дый. — «Экс­перт») ин­ве­сто­ры бы­ли из Аме­ри­ки, кон­ти­нен­таль­ной Ев­ро­пы, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Азии. По­след­ние раз­ме­ще­ния су­ве­рен­ных и кор­по­ра­тив­ных ев­ро­бон­дов в этом го­ду так­же по­ка­за­ли вы­со­кий спрос со сто­ро­ны ино­стран­ных ин­ве­сто­ров.

— Уже несколь­ко лет ждут при­хо­да сред­них ком­па­ний на дол­го­вой ры­нок, но та­кие слу­чаи до сих пор еди­нич­ны. По­че­му?

— В слу­чае вы­хо­да сред­них ком­па­ний на ры­нок ос­нов­ны­ми по­ку­па­те­ля­ми вы­пус­ков яв­ля­ют­ся ор­га­ни­за­то­ры, ча­ще все­го это неболь­шие ин­ве­сти­ци­он­ные до­ма, а так­же фи­зи­че­ские ли­ца в по­гоне за вы­со­кой до­ход­но­стью. Учи­ты­вая неболь­шие объ­е­мы вы­пус­ков (от од­но­го до трех мил­ли­ар­дов руб­лей) и кре­дит­ное ка­че­ство эми­тен­тов, та­кие об­ли­га­ции ма­ло­лик­вид­ны, и, что­бы за­ин­те­ре­со­вать ин­ве­сто­ров, за­ем­щи­ки долж­ны да­вать су­ще­ствен­ную пре­мию в до­ход­но­сти. Ин­те­рес к та­ким об­ли­га­ци­ям су­ще­ству­ет и да­же рас­тет, но этот спрос сег­мен­ти­ро­ван и име­ет свою спе­ци­фи­ку.

— Не­смот­ря на то что несколь­ко де­сят­ков ком­па­ний, по со­об­ще­нию Мо­сбир­жи, го­то­вит­ся к вы­хо­ду на ры­нок ак­ци­о­нер­но­го ка­пи­та­ла, IPO Headhunter по­че­му-то со­сто­я­лось в США. По­че­му у нас нет IPO в по­след­ний год?

— В 2018 го­ду бы­ло мно­го ком­па­ний, ко­то­рые ве­ли пред­ва­ри­тель­ную под­го­тов­ку к вы­хо­ду на раз­ме­ще­ние или уже на­хо­ди­лись на фи­наль­ной ста­дии. Ры­нок очень ждал раз­ме­ще­ния ком­па­нии «Си­бур», ко­то­рое мог­ло бы стать од­ним из круп­ней­ших на рос­сий­ском рын­ке, но его, к со­жа­ле­нию, пе­ре­нес­ли.

Про­шлый год был очень во­ла­ти­лен из-за санк­ци­он­ной на­пря­жен­но­сти. Осо­бен­ность пер­вич­ных размещений еще и в том, что эми­тен­ты хо­тят по­лу­чить в первую оче­редь за­пад­ный спрос. Что ка­са­ет­ся ме­ста про­ве­де­ния раз­ме­ще­ния, то кли­ен­ты и ор­га­ни­за­то­ры учи­ты­ва­ют раз­ные фак­то­ры в за­ви­си­мо­сти от сек­то­ра ком­па­нии, а так­же кру­га по­тен­ци­аль­ных ин­ве­сто­ров. На­при­мер, ком­па­нии ИT-сек­то­ра ча­сто раз­ме­ща­ют­ся на Nasdaq, так уж ис­то­ри­че­ски сло­жи­лось, из-за спро­са аме­ри­кан­ских хедж-фон­дов.

— Тем не ме­нее уже по­чти се­ре­ди­на го­да, а но­вых IPO что-то не вид­но.

— В от­ли­чие от рын­ка DCM, где сдел­ку мож­но под­го­то­вить и за­крыть за од­ну-две неде­ли, ECM-сдел­ки тре­бу­ют дли­тель­ной про­ра­бот­ки и на­чи­на­ют­ся как ми­ни­мум за год-пол­то­ра до раз­ме­ще­ния. Но, я ду­маю, при от­сут­ствии тур­бу­лент­но­сти на рын­ках мы мо­жем ожи­дать но­вых размещений в этом го­ду, в том чис­ле на Мос­ков­ской бир­же: ин­ве­сто­ры со­ску­чи­лись по но­вым име­нам.

Слож­ная на­чин­ка

— Ку­да вы на­пра­ви­те ос­нов­ные уси­лия в бли­жай­шие два­т­ри го­да?

— У нас очень адап­тив­ный под­ход с фо­ку­сом на кли­ент­ский спрос. В дан­ный мо­мент мы ви­дим спрос на DCM, фи­нан­си­ро­ва­ние под за­лог цен­ных бу­маг, в том чис­ле каз­на­чей­ских, вы­куп ак­ций и об­ли­га­ций с рын­ка, хеджи­ро­ва­ние ва­лют­ных и про­цент­ных рис­ков, а так­же опе­ра­ции на то­вар­но-сы­рье­вых рын­ках.

— А что с M&A?

— Очень на­де­ем­ся, что 2019-й ста­нет не толь­ко го­дом вос­ста­нов­ле­ния пер­вич­ных и вто­рич­ных размещений, но и вер­нет­ся спрос на сдел­ки M&A. У нас есть несколь­ко очень ин­те­рес­ных сде­лок в ра­бо­те, и мы ожи­да­ем за­крыть часть из них в тре­тьем квар­та­ле это­го го­да. Хо­тя на­пря­жен­ность, в первую оче­редь санк­ци­он­ная, не поз­во­ля­ет это­му сег­мен­ту пол­но­стью рас­крыть­ся.

— До недав­не­го вре­ме­ни у МКБ не бы­ло private banking. Те­перь он по­явил­ся. В чем бу­дут его осо­бен­но­сти?

— Мы ви­дим для се­бя на­прав­ле­ние private banking как очень пер­спек­тив­ную ни­шу с фо­ку­сом на пер­со­на­ли­зи­ро­ван­ный сер­вис, то­чеч­ную на­строй­ку пред­ло­же­ний и сер­ви­сов под за­прос от каж­до­го кли­ен­та в ре­жи­ме еди­но­го ок­на че­рез кли­ент­ско­го ме­не­дже­ра бан­ка. По­яв­ле­ние в груп­пе соб­ствен­ной ди­вер­си­фи­ци­ро­ван­ной ин­ве­сти­ци­он­ной ли­ней­ки про­дук­тов уже поз­во­ля­ет пред­ло­жить луч­шие ре­ше­ния. Со сто­ро­ны на­ших кли­ен­тов мы по­лу­ча­ем раз­но­об­раз­ные за­про­сы на ин­ве­сти­ци­он­ные про­дук­ты: порт­фе­ли руб­ле­вых и ев­ро­бон­дов с раз­лич­ной ком­би­на­ци­ей риск/до­ход­ность, струк­тур­ные но­ты, фи­нан­си­ро­ва­ние под за­лог цен­ных бу­маг, раз­ме­ще­ние ак­ти­вов под управ­ле­ние. При этом вход­ной по­рог, что­бы стать кли­ен­том private banking, до­ста­точ­но скром­ный — от 20 мил­ли­о­нов руб­лей.

— По­че­му вход­ной по­рог бу­дет 20 мил­ли­о­нов, хо­тя у дру­гих участ­ни­ков рын­ка — 50 мил­ли­о­нов руб­лей?

— Мы счи­та­ем, что это мо­жет быть на­шим до­пол­ни­тель­ным кон­ку­рент­ным пре­иму­ще­ством на пер­вом эта­пе, при этом ос­нов­ную став­ку про­дол­жа­ем де­лать на ка­че­ствен­ную про­дук­то­вую ли­ней­ку и сер­вис. ■

За­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля прав­ле­ния Мос­ков­ско­го кре­дит­но­го бан­ка Олег Бору­нов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.