«ЖЕ­ЛА­НИЕ МАЖОРИТАРН­ОГО АК­ЦИ­О­НЕ­РА ВСЕ­ГДА ВИД­НО»

Част­ный ин­ве­стор Ла­ри­са Мо­ро­зо­ва — о дву­знач­ной до­ход­но­сти, о том, как по­нять, бу­дет ли ком­па­ния пла­тить ди­ви­ден­ды, и о том, как на­чать ин­ве­сти­ро­вать

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Част­ный ин­ве­стор Ла­ри­са Мо­ро­зо­ва — о дву­знач­ной до­ход­но­сти, о том, как по­нять, бу­дет ли ком­па­ния пла­тить ди­ви­ден­ды, и о том, как на­чать ин­ве­сти­ро­вать

Ла­ри­са Мо­ро­зо­ва — один из са­мых из­вест­ных част­ных ин­ве­сто­ров на­ше­го фон­до­во­го рын­ка. Она сыг­ра­ла боль­шую роль в по­пу­ля­ри­за­ции «ди­ви­денд­но­го трей­дин­га», ре­гу­ляр­но участ­ву­ет в кон­фе­рен­ци­ях и фо­ру­мах, ко­то­рые про­во­дит Мос­ков­ская бир­жа в раз­ных го­ро­дах Рос­сии, ве­дет ве­би­на­ры в Шко­ле Мос­ков­ской бир­жи. Несмот­ря на то что «в ры­нок» г-жа Мо­ро­зо­ва вхо­ди­ла, не имея со­от­вет­ству­ю­ще­го опыта, ей уда­ет­ся бо­лее де­ся­ти лет по­лу­чать хо­ро­шую до­ход­ность порт­фе­ля.

«Экс­перт» по­дроб­но по­го­во­рил с Ла­ри­сой Вик­то­ров­ной о ее пу­ти и о ее ме­то­ди­ке вы­бо­ра ди­ви­денд­ных ак­ций. Тем бо­лее что от­прав­ной точ­кой для ин­ве­сти­ций ко­гда-то стал оче­ред­ной вы­пуск «Экс­перт-400».

— Вы на­ча­ли ин­ве­сти­ро­вать в ак­ции в 2008 го­ду, ко­гда ры­нок па­дал. Как вам при­шла та­кая идея?

— Вот с это­го все началось. (По­ка­зы­ва­ет жур­нал «Экс­перт».) С ин­фор­ма­ци­ей бы­ло до­воль­но слож­но, и все, кто хо­тел иметь эко­но­ми­че­скую ин­фор­ма­цию, под­пи­сы­ва­лись на жур­на­лы. Я же ра­бо­та­ла фи­нан­со­вым ди­рек­то­ром, и мне бы­ло по­ло­же­но все­гда быть в кур­се эко­но­ми­че­ской и фи­нан­со­вой ин­фор­ма­ции.

До­хо­жу до раз­де­ла, где упо­ми­на­ет­ся 400 са­мых при­быль­ных пред­при­я­тий, и мне, ко­неч­но же, ста­но­вит­ся ин­те­рес­но. Из таб­ли­цы сра­зу вид­но, у кого ка­кая при­быль. Об­во­жу ком­па­нии, на­при­мер «ТНК-BP хол­динг» (позд­нее у ме­ня по­яви­лись их ак­ции в порт­фе­ле, и с них я по­лу­ча­ла ди­ви­ден­ды). От­ме­чаю тех, у кого хо­ро­шие тем­пы ро­ста, при­быль и ди­ви­ден­ды.

Кар­ти­на ри­су­ет­ся кра­си­вая: мно­гие ком­па­нии ма­ло то­го что при­быль­ны, так еще и при­рост вы­руч­ки у них зна­чи­тель­ный, и ди­ви­ден­ды пла­тят. На­до вос­поль­зо­вать­ся слу­ча­ем. На­чи­наю за­ду­мы­вать­ся о том, как бы мне ку­пить ак­ции, что­бы по­лу­чать ди­ви­ден­ды, но, ко­неч­но, страш­но ид­ти на бир­жу.

— По­че­му страш­но?

— По­то­му что из всех ис­точ­ни­ков ин­фор­ма­ции то­гда шел по­сто­ян­ный вал нега­ти­ва, что фи­нан­со­вый кри­зис и все со­всем пло­хо. И у нас в ком­па­нии на­чи­на­ли при­дер­жи­вать пла­те­жи, так как с бан­ка­ми воз­ни­ка­ли опре­де­лен­ные про­бле­мы. В та­ких усло­ви­ях как-то страш­но­ва­то деньги нести, тем бо­лее на бир­жу. А вдруг все рух­нет, вдруг не вос­ста­но­вит­ся, а я неопыт­ный в этих во­про­сах че­ло­век.

Я по­зво­ни­ла на­пря­мую в «Газ­пром» на­счет по­куп­ки их ак­ций, они ме­ня, ко­неч­но, по­сла­ли на бир­жу. Ста­ло по­нят­но, что нуж­но ис­кать бро­ке­ра с мак­си­маль­но воз­мож­ной на­деж­но­стью.

На ра­бо­ту я хо­ди­ла ми­мо Сбер­бан­ка. Иду на ра­бо­ту утром и ду­маю: ес­ли Сбер­банк рух­нет, то толь­ко в слу­чае атом­ной вой­ны. Вы­бор бро­ке­ра был сде­лан в этот мо­мент. На раз­ду­мья и ана­лиз ушло око­ло ме­ся­ца.

Счет был от­крыт 2 де­каб­ря 2008 го­да. Пер­вое, что я ку­пи­ла, — при­ви­ле­ги­ро­ван­ные ак­ции Сбер­бан­ка по 9 руб­лей 36 ко­пе­ек за ак­цию, внес­ла на бир­жу 10 500 руб­лей на про­бу. Пред­став­ля­е­те?! Ес­ли бы я со­хра­ни­ла в порт­фе­ле тот куп­лен­ный па­кет, у ме­ня бы сей­час уже бы­ла 200-про­цент­ная ди­ви­денд­ная до­ход­ность (те­ку­щая це­на пре­фов Сбер­бан­ка — око­ло 200 руб­лей. — «Экс­перт»).

— Вы успе­ли в нуж­ный мо­мент: по­чти сра­зу, где-то с фев­ра­ля 2009-го, ак­ции на­ча­ли очень бур­но рас­ти.

— Да, но я при­шла не за ро­стом, а за ди­ви­ден­да­ми. Я ис­ка­ла ком­па­нии, ко­то­рые пла­тят не ме­нее чем дву­знач­ную ди­ви­денд­ную до­ход­ность, а же­ла­тель­но и боль­ше. По­то­му что в то вре­мя Мос­ков­ский кре­дит­ный банк да­вал 18–20 про­цен­тов по вкла­дам. Раз я иду на бир­жу и при­ни­маю на се­бя бо­лее высокие рис­ки, до­ход­ность нуж­на боль­ше, чем у де­по­зи­та. В то вре­мя ком­па­ний с боль­шой ди­ви­денд­ной до­ход­но­стью бы­ло очень мно­го, по­то­му что ко­ти­ров­ки ле­жа­ли ни­же плин­ту­са. Пер­вые пол­го­да я, ко­неч­но же, бе­жа­ла, об­раз­но вы­ра­жа­ясь, с рын­ком на­пе­ре­гон­ки. Ми­ни­мум сна, мак­си­мум по­ис­ка ин­фор­ма­ции. Я же еще и ра­бо­та­ла. Но вы­кра­и­ва­ла все воз­мож­ное вре­мя на по­ис­ки ин­фор­ма­ции о ди­ви­денд­ных ак­ци­ях и эми­тен­тах.

— До­ку­па­ли порт­фель по­сте­пен­но?

— Да. Я ис­ка­ла высокие ди­ви­денд­ные до­ход­но­сти и до­ку­па­ла бу­ма­ги, ис­поль­зуя сбе­ре­же­ния и от­кла­ды­вая из зар­пла­ты. Я сво­им ска­за­ла, что по­яви­лись очень хо­ро­шие воз­мож­но­сти для ин­ве­сти­ро­ва­ния, ко­то­ры­ми нуж­но сей­час вос­поль­зо­вать­ся, по­это­му бу­дем эко­но­мить и есть то, что я при­го­тов­лю. (Сме­ет­ся.)

— Се­мья с по­ни­ма­ни­ем от­нес­лась?

— Да, се­мья от­нес­лась с по­ни­ма­ни­ем. В прин­ци­пе, они к то­му вре­ме­ни уже зна­ли, что ес­ли у ма­мы ка­кая-то идея, то она, как пра­ви­ло, до­ход­ная. К то­му же у нас все се­мей­ные ин­ве­сти­ции бы­ли уже в ос­нов­ном за­кон­че­ны. У нас и жи­лье бы­ло, и да­ча. Де­ти с уче­бой разо­бра­лись уже и да­же сва­дьбы сыг­ра­ли.

— То есть вы уже мог­ли рис­ко­вать.

— Я бы­ла уже бо­лее сво­бод­на и бо­лее го­то­ва к ин­ве­сти­ци­ям на фон­до­вом рын­ке.

Нач­ни­те с бук­вы А

— По­сле то­го как в 2009 го­ду про­шел се­зон от­се­чек, вы про­да­ли ак­ции или про­дол­жа­ли их дер­жать в на­деж­де на сле­ду­ю­щий год?

— Я то­гда еще не по­стро­и­ла вот эту свою кон­цеп­цию, по ко­то­рой сей­час ра­бо­таю. Суть ее в том, что на рос­сий­ском фон­до­вом рын­ке ди­ви­ден­ды пла­тят­ся то­гда, ко­гда ак­ци­о­не­ру нуж­ны эти вы­пла­ты. Из по­след­них при­ме­ров — «Газ­пром», НКНХ, «Цен­траль­ный те­ле­граф».

— То есть для вас не бы­ло неожи­дан­но­стью, что «Газ­пром» так рез­ко из­ме­нит став­ку ди­ви­ден­дов?

— Я по­ни­ма­ла, что они бу­дут уве­ли­чи­вать ди­ви­ден­ды, но что на­столь­ко рез­ко — ко­неч­но нет, я не мог­ла пред­по­ло­жить.

— По­че­му вам бы­ло оче­вид­но, что «Газ­пром» бу­дет на­ра­щи­вать ди­ви­ден­ды?

— А вот на эту те­му мы с ва­ми го­во­рить не бу­дем. Во­об­ще­то в про­шлом го­ду я по­ду­ма­ла, что у нас по­яви­лись эми­тен­ты, ко­то­рые стро­го при­дер­жи­ва­ют­ся ди­ви­денд­ной кор­по­ра­тив­ной куль­ту­ры, и очень силь­но на этом обо­жглась. Так что про­дол­жаю ра­бо­тать по сво­ей ме­то­де.

— Вер­нем­ся в 2009 год. Как вы дей­ство­ва­ли до кон­цеп­ции, по­на­ча­лу?

— Сна­ча­ла я про­сто вы­би­ра­ла ак­ции, где высокие ди­ви­денд­ные до­ход­но­сти. Я мно­го то­гда ли­те­ра­ту­ры по ин­ве­сти­ци­ям чи­та­ла, и мне очень по­нра­ви­лась ци­та­та Уор­ре­на Баф­фе­та, ко­то­ро­го спро­си­ли: «Что бы вы по­со­ве­то­ва­ли де­лать мо­ло­до­му ин­ве­сто­ру, ко­то­рый толь­ко при­хо­дит на ры­нок?» Баф­фет от­ве­тил: «Изу­чить все ком­па­нии, ко­то­рые тор­гу­ют­ся на бир­же». Жур­на­лист го­во­рит: «Ну как? Там 27 ты­сяч ком­па­ний!» А Баф­фет от­ве­тил: «Нач­ни­те с бук­вы А».

Это про­из­ве­ло на ме­ня очень силь­ное впе­чат­ле­ние, и я так и сде­ла­ла. По­сколь­ку я ис­ка­ла ди­ви­ден­ды, я пе­ре­смот­ре­ла все ком­па­нии, ко­то­рые тор­гу­ют­ся. То­гда я еще не ра­бо­та­ла с QUIK (тор­го­вая си­сте­ма для част­ных ин­ве­сто­ров. — «Экс­перт»),

Сбер­банк не да­вал та­кой воз­мож­но­сти до 2010 го­да. Сдел­ки про­во­ди­лись по те­ле­фо­ну. Я при­ез­жа­ла в от­де­ле­ние бан­ка, про­си­ла спе­ци­а­ли­стов из от­де­ла бро­кер­ско­го об­слу­жи­ва­ния ку­пить ак­ции, и они мне по­ку­па­ли. Ну, то­гда бы­ло про­ще, я не про­да­ва­ла, а толь­ко по­ку­па­ла бу­ма­ги.

А по­том на ММВБ це­ны ста­ли рас­ти: на­род по­нял, что, во­пер­вых, вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся фи­нан­со­вые рын­ки, во-вто­рых, ди­ви­ден­ды хо­ро­шие пла­тят мно­гие эми­тен­ты. На тот мо­мент у ме­ня бы­ли та­кие по­зи­ции, ди­ви­ден­ды по ко­то­рым да­ва­ли до 123 про­цен­тов от це­ны мо­ей по­куп­ки.

Я об­ра­ти­ла вни­ма­ние на бир­жу РТС, она бы­ла ме­нее по­пу­ляр­на, чем ММВБ, и там ко­ти­ров­ки мно­гих эми­тен­тов еще не успе­ли так вы­рас­ти, как на ММВБ.

На­ча­ла ис­кать, где мне от­крыть бро­кер­ский счет, что­бы на РТС тор­го­вать. Сбер­банк не да­вал та­кой воз­мож­но­сти, и я от­кры­ла счет в Тран­скре­дит­бан­ке. И то­же по­лу­чи­лось за­ме­ча­тель­но. Я поз­же ста­ла ак­ци­о­не­ром са­мо­го Тран­скре­дит­бан­ка. В год, ко­гда Тран­скре­дит­банк был куп­лен ВТБ24, он вы­пла­тил от­лич­ные ди­ви­ден­ды, с до­ход­но­стью для мо­е­го па­ке­та 50 про­цен­тов. По­том ак­ции Тран­скре­дит­бан­ка кон­вер­ти­ро­ва­ли в ак­ции ВТБ24, а у него бы­ло немно­го ак­ци­о­не­ров, кро­ме ВТБ, и я в том чис­ле.

Позд­нее, по­сле при­со­еди­не­ния ВТБ24 к ВТБ, ак­ции ВТБ24 кон­вер­ти­ро­ва­ли в ак­ции ВТБ по кур­су 0,38 руб­ля. Я оста­ви­ла па­кет, и да­же сей­час, ко­гда ак­ции ВТБ сто­ят 0,35 руб­ля, мне не осо­бен­но страш­но за ко­ти­ров­ки из-за уже по­лу­чен­ных ди­ви­ден­дов. И кро­ме то­го, мне нра­вит­ся биз­нес ВТБ, и я на­де­юсь, что там даль­ше бу­дут хо­ро­шие при­бы­ли и ди­ви­ден­ды.

— Итак, вы ста­ли изу­чать все ком­па­нии, тор­гу­ю­щи­е­ся на бир­же, ско­пом. Как вы их ана­ли­зи­ро­ва­ли?

— По­сте­пен­но за­пол­ня­ла таб­ли­цу: ИНН, на­зва­ние ком­па­ний, ко­ли­че­ство ак­ций, но­ми­нал. За­тем у ме­ня ко­лон­ка «ма­жо­ри­тар­ный ак­ци­о­нер», кто ка­ки­ми до­ля­ми в ком­па­нии вла­де­ет. По­том ко­лон­ки «при­быль», «нерас­пре­де­лен­ная чи­стая при­быль», «ди­ви­ден­ды». И еще ряд по­ка­за­те­лей. Я еже­квар­таль­но от­сле­жи­ваю при­быль всех ком­па­ний, ко­то­рые тор­гу­ют­ся на ММВБ. А сна­ча­ла я от­сле­жи­ва­ла при­быль ком­па­ний, ко­то­рые тор­гу­ют­ся на РТС то­же. А по­том, ко­гда они объ­еди­ни­лись, мно­гие ком­па­нии про­ве­ли де­ли­стинг, таб­ли­ца про­сто ста­ла мень­ше.

Я склон­на сей­час смот­реть толь­ко тор­гу­ю­щи­е­ся ком­па­нии, хо­тя мож­но смот­реть и нетор­гу­е­мые. У ме­ня сей­час на ос­нов­ном мо­ем сче­ту 45 по­зи­ций. По­чти все они с ди­ви­ден­да­ми дву­знач­ны­ми и вы­ше.

— И это при том, что все­го на се­го­дняш­ний мо­мент по­ряд­ка 241 эми­тен­та на Мо­сбир­же. То есть вы­би­рать-то осо­бо нече­го.

— Да, по­это­му це­нен каж­дый эми­тент, ко­то­рый да­ет дву­знач­ную ди­ви­денд­ную до­ход­ность. Тем бо­лее ко­гда по­нят­но, по­че­му пла­тят­ся эти ди­ви­ден­ды. Же­ла­ние мажоритарн­ого ак­ци­о­не­ра по­лу­чать ди­ви­ден­ды все­гда чет­ко вид­но. На­при­мер, пра­ви­тель­ство на­ста­и­ва­ет на вы­пла­те ди­ви­ден­дов ком­па­ни­я­ми с госу­ча­сти­ем в раз­ме­ре 50 про­цен­тов чи­стой при­бы­ли,

ко­то­рая есть у ком­па­нии. Или на­при­мер: по­че­му «ВСМПОАвисм­а» пла­тит ди­ви­ден­ды? Для ме­ня бы­ло оче­вид­но, что ес­ли ме­недж­мент по­ку­па­ет пред­при­я­тие, то на свои деньги он не ку­пит. Это же не чай­ник и не хо­ло­диль­ник. Здесь бу­дут за­дей­ство­ва­ны кре­дит­ные деньги. Я об этом го­во­ри­ла с 2015 го­да на ве­би­на­рах, на кон­фе­рен­ци­ях, ку­да ме­ня при­гла­ша­ли вы­сту­пать. А в 2017 го­ду я про­чи­та­ла ин­тер­вью ген­ди­рек­то­ра ВСМПО Ми­ха­и­ла Во­е­во­ди­на, где жур­на­лист за­да­ет ему во­прос: «Мно­го ли у вас еще оста­лось кре­ди­тов?» — «Да, у нас кре­ди­ты еще зна­чи­тель­ные. Мы их неспеш­но по­га­ша­ем. Кре­дит у нас в Сбер­бан­ке». Вот чет­кое под­твер­жде­ние то­го, что я го­во­ри­ла всем: «Ре­бя­та, они га­сят кре­ди­ты. По-дру­го­му они взять деньги на по­га­ше­ние кре­ди­та не мо­гут. Толь­ко ди­ви­ден­да­ми».

Че­го хо­чет ма­жо­ри­та­рий

— То есть ва­ша кон­цеп­ция ра­бо­ты с рын­ком сло­жи­лась на та­ких вот про­стых ос­но­ва­ни­ях. С од­ной сто­ро­ны, вы ище­те бу­ма­ги, где, чем боль­ше ди­ви­денд­ная до­ход­ность, тем луч­ше, с дру­гой сто­ро­ны — ище­те под­твер­жде­ние, что эти ди­ви­ден­ды дей­стви­тель­но бу­дут вы­пла­че­ны, по­то­му что ма­жо­ри­та­рий в этом за­ин­те­ре­со­ван?

— Да.

— А ес­ли про­ис­хо­дит что-то? Ме­ня­ет­ся ма­жо­ри­та­рий, ком­па­ния про­да­ет­ся?

— Ко­неч­но, бы­ва­ет, что ме­ня­ет­ся ак­ци­о­нер. Но нуж­но по­смот­реть, на кого он ме­ня­ет­ся. То есть ка­ко­го ти­па ак­ци­о­нер вхо­дит. Вот при­мер то­го же ВСМПО: вхо­дят фи­зи­че­ские ли­ца, ко­то­рым про­сто неот­ку­да взять деньги на та­кую круп­ную по­куп­ку, толь­ко че­рез кре­дит, а кре­дит га­сит­ся ди­ви­ден­да­ми.

Или же, на­при­мер, вот ЧЦЗ, ко­то­рый сей­час не тор­гу­ет­ся. Там по­ряд­ка 28 про­цен­тов ку­пил фонд Ильи Щер­бо­ви­ча United Capital Partners. И нуж­но бы­ло по­нять, что же за­хо­чет де­лать Щер­бо­вич с этим па­ке­том. Ли­бо он нач­нет на­ста­и­вать на вы­пла­те ди­ви­ден­дов — а та­кую си­ту­а­цию мы с ва­ми ви­де­ли, это бы­ло в «Ир­кут­ск­энер­го». По­ка там «Ин­тер РАО ЕЭС» вла­де­ло со­ро­ка­про­цент­ным па­ке­том, они на­ста­и­ва­ли на вы­пла­те ди­ви­ден­дов. И ди­ви­ден­ды ка­кие-ни­ка­кие в «Ир­кут­ск­энер­го» пла­ти­лись. Как толь­ко «Ин­тер РАО ЕЭС» про­да­ло свой па­кет — а на тот мо­мент со­вет ди­рек­то­ров уже объ­явил ди­ви­ден­ды, — ак­ци­о­не­ры на го­до­вом со­бра­нии про­го­ло­со­ва­ли про­тив вы­пла­ты ди­ви­ден­дов. Все, неко­му боль­ше на­ста­и­вать на вы­пла­те.

Так вот, воз­вра­ща­ясь к ЧЦЗ: по­чти 28 про­цен­тов по­ку­па­ет фонд Щер­бо­ви­ча. Что в этот мо­мент про­изой­дет? Или он нач­нет го­во­рить: «Ре­бя­та, да­вай­те пла­тить ди­ви­ден­ды», — а ЧЦЗ ди­ви­ден­ды ни­ко­гда не пла­тил. На­коп­ле­на очень боль­шая при­быль, и нерас­пре­де­лен­ная, и те­ку­щая по го­ду. Или же Щер­бо­вич бу­дет свой па­кет про­да­вать, по­то­му что це­на ак­ций ЧЦЗ к это­му вре­ме­ни под­ня­лась где-то со 100 руб­лей, ко­гда фонд на­чи­нал по­ку­пать ак­ции, в рай­он 650 руб­лей.

— Но как это узнать?

— Это очень про­сто, эле­мен­тар­но. От­кры­ва­ем ком­па­нию, ко­то­рая по­ку­па­ет, и смот­рим, где она за­ре­ги­стри­ро­ва­на. Ка­кое там, в ме­сте ре­ги­стра­ции, льгот­ное на­ло­го­об­ло­же­ние? Льго­ты по ди­ви­ден­дам, как на Ки­п­ре? Но нет, фонд, ко­то­рый ску­пал ЧЦЗ, вы­брал ком­па­нию, ко­то­рая за­ре­ги­стри­ро­ва­на на Ба­га­мах. А там нет на­ло­га на уве­ли­че­ние ры­ноч­ной сто­и­мо­сти ка­пи­та­ла. И до­ста­точ­но лег­ко бы­ло опре­де­лить, что там ди­ви­ден­ды не слиш­ком ве­ро­ят­ны, там бо­лее ве­ро­ят­на про­да­жа ко­му-то это­го вы­рос­ше­го па­ке­та с вы­со­кой ка­пи­та­ли­за­ци­ей.

И да, они про­да­ли па­кет ма­жо­ри­тар­но­му ак­ци­о­не­ру, ма­жо­ри­тар­ный ак­ци­о­нер вы­ку­пил па­кет и ком­па­нию вы­вел в де­ли­стинг.

— Все же 2008–2009 го­ды — это от­дель­ная ис­то­рия. Бы­ло рез­кое па­де­ние, и за счет это­го бы­ли хо­ро­шие ди­ви­денд­ные до­ход­но­сти. По­том счи­та­лось, что ди­ви­ден­ды — это еще не на­ша ис­то­рия. Но вот в по­след­ние два го­да, ко­гда по­сле де­валь­ва­ции ком­па­нии про­дол­жа­ли хо­ро­шо за­ра­ба­ты­вать, осо­бен­но неф­тя­ные сы­рье­вые, сло­жи­лось мне­ние, что вот те­перь у нас ком­па­нии пла­тят хо­ро­шие ди­ви­ден­ды.

— Я по­ни­маю, по­че­му так про­изо­шло, но мы го­во­рить с ва­ми об этом не бу­дем. Да, сей­час си­ту­а­ция из­ме­ни­лась.

— Для нас как для мел­ких ин­ве­сто­ров эта си­ту­а­ция по­зи­тив­на?

— Од­но­знач­но. И меж­ду про­чим, ведь есть та­кие ком­па­нии, ко­то­рые со­всем не пла­ти­ли ди­ви­ден­ды, го­да­ми. Но бы­ло по­нят­но, что на­сту­пит вре­мя, и они бу­дут пла­тить. Ну вот возь­мем, до­пу­стим, «Фор­тум» или дру­гие ком­па­нии, где ма­те­рин­ские ком­па­нии — нере­зи­ден­ты: «Энел Рос­сия», «Юни­п­ро». Они при­об­ре­ли рос­сий­ские ак­ти­вы, вло­жи­лись в мо­дер­ни­за­цию, по­тра­ти­ли деньги. Те­перь им нуж­но оку­пать за­тра­ты. В со­ста­ве се­бе­сто­и­мо­сти они мно­гое мо­гут сде­лать по вы­во­ду средств к се­бе в ма­те­рин­скую ком­па­нию. И все же се­бе­сто­и­мость сфор­ми­ро­ва­на, на­лог на при­быль упла­чен, но чи­стая при­быль же оста­лась. По­че­му она долж­на ле­жать на сче­ту про­сто так? Ес­ли же ма­те­рин­ская ком­па­ния — нере­зи­дент, она эту чи­стую при­быль, оста­ю­щу­ю­ся в рас­по­ря­же­нии до­чер­ней ком­па­нии, мо­жет вы­ве­сти ди­ви­ден­да­ми. То есть вот эти три ком­па­нии, по мо­е­му мне­нию, долж­ны бы­ли пла­тить ди­ви­ден­ды. «Энел Рос­сия» и «Юни­п­ро» на­ча­ли пер­вы­ми пла­тить, а вот «Фор­тум» на­чал пла­тить толь­ко в 2018 го­ду. Я его в кон­це 2012-го ку­пи­ла имен­но с этой мыс­лью, что они долж­ны на­чать вы­во­дить чи­стую при­быль ди­ви­ден­да­ми. Они дер­жа­лись до про­шло­го лета. Вот зу­ба­ми вце­пи­лись в эту чи­стую при­быль.

— Не бы­ло у вас мыс­ли, что по­ра про­дать? Что их не пе­ре­упря­мишь?

— А я ре­ши­ла, что по­до­жду. И вот смот­ри­те: в про­шлом го­ду у ме­ня бы­ла 50-про­цент­ная ди­ви­денд­ная до­ход­ность к цене по­куп­ки по «Фор­ту­му». А в этом го­ду зна­е­те сколь­ко?

— Сколь­ко?

—Сто трид­цать один про­цент к той цене, по ко­то­рой я ку­пи­ла. На­до мной в про­шлом го­ду сме­я­лись: ты с 2012 го­да по­лу­чи­ла все­го пол­тин­ник ди­ви­ден­дов. А в этом го­ду уже ни­кто не сме­ет­ся: 50 про­цен­тов в про­шлом, да плюс 130 про­цен­тов в этом — по­чти 200 про­цен­тов. И я ду­маю, что вы­пла­ты ди­ви­ден­дов бу­дут про­дол­жать­ся.

Ес­ли я по­ни­маю, что за си­ту­а­ция в ком­па­нии, то я мо­гу спо­кой­но ку­пить и спо­кой­но ждать. Точ­но так же я ку­пи­ла «До­ро­го­буж» — ку­пи­ла, по­то­му что по­ни­ма­ла, что «Акрон» из «До­ро­го­бу­жа», из до­чер­не­го сво­е­го пред­при­я­тия, бу­дет ди­ви­ден­да­ми по­ти­хонь­ку за­би­рать чи­стую при­быль. И по­лу­чи­ла ди­ви­денд­ную до­ход­ность в пер­вый же год 18 про­цен­тов. Уже непло­хо, ни один банк мне столь­ко не даст, пра­виль­но? И они бу­дут про­дол­жать вы­пла­чи­вать ди­ви­ден­ды, а я бу­ду про­дол­жать по­лу­чать.

— Это толь­ко по ма­жо­ри­тар­но­му ак­ци­о­не­ру мож­но по­нять?

— Не обя­за­тель­но. Смот­ри­те, вот «Рос­нефть»: ко­гда BP по­ку­па­ла па­кет ак­ций «Рос­неф­ти», в от­кры­том до­сту­пе бы­ла ин­фор­ма­ция, что ак­ци­о­не­ры ВР не хо­те­ли по­ку­пать этот па­кет, по­то­му что ди­ви­денд­ная до­ход­ность по­ка­за­лась им низ­ко­ва­той. Им нуж­на бы­ла ди­ви­денд­ная до­ход­ность еже­год­ная не ни­же че­ты­рех с по­ло­ви­ной про­цен­тов. По­том ку­пи­ли — зна­чит, до­го­во­ри­лись. То есть мы те­перь по­ни­ма­ем, что «Рос­нефть» бу­дет ста­рать­ся пла­тить ди­ви­ден­ды с ди­ви­денд­ной до­ход­но­стью свы­ше че­ты­рех с по­ло­ви­ной про­цен­тов. Та­кие вот ню­ан­сы да­ют оце­ноч­ное по­ни­ма­ние, кто бу­дет пла­тить, сколь­ко бу­дет пла­тить, хо­тя бы ка­кие-то ори­ен­ти­ры.

К ак­ци­ям без нер­во­треп­ки

— Под при­ну­ди­тель­ный вы­куп вы по­па­да­ли?

— По­па­да­ла. Я сна­ча­ла по­па­ла с Бан­ком Моск­вы под при­ну­ди­тель­ный вы­куп. Там у ме­ня по­лу­чил­ся убы­ток. То есть це­ну

ак­ции по при­ну­ди­тель­но­му вы­ку­пу оцен­щик оце­нил де­шев­ле, чем я их по­ку­па­ла на рын­ке. Я по­те­ря­ла, как сей­час пом­ню, 12 500 руб­лей, очень жал­ко этих де­нег. И сей­час еще раз — прав­да, я те­перь вы­хо­жу с плю­сом, это ОМПК, Остан­кин­ский мя­со­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щий ком­би­нат. Я на­де­я­лась, что, ко­гда они уй­дут в де­ли­стинг, бу­дут пла­тить ди­ви­ден­ды, но нет.

— То есть для вас это, ско­рее, ка­кой-то неиз­беж­ный риск?

— Без оши­бок же не бы­ва­ет. Я по­ни­маю, что это пла­та за мою ошиб­ку, за то, что я непра­виль­но рас­счи­та­ла. Ни­че­го осо­бен­но­го я в этом не ви­жу.

— Вы на рын­ке уже один­на­дца­тый год. Уже и бир­жи сли­лись, до­воль­но мно­го бы­ло со­бы­тий. Вот, на ваш взгляд, ка­кие из­ме­не­ния бы­ли са­мы­ми важ­ны­ми за эти де­сять лет?

— Бро­ке­ры очень боль­шие мо­лод­цы. Они ста­ли бо­лее кли­ен­то­ори­ен­ти­ро­ван­ны­ми.

А груст­но то, что умень­ша­ет­ся ко­ли­че­ство эми­тен­тов. Ком­па­нии ухо­дят, ухо­дят и ухо­дят с бир­же­вых тор­гов.

— Пе­тер­бург­скую бир­жу вы бы не хо­те­ли по­про­бо­вать? Они да­ют пря­мой до­ступ на ино­стран­ные площадки, к эми­тен­там в S&P 500.

— Я же уже по­жи­лой че­ло­век, я ста­ра­юсь мак­си­маль­но сни­зить рис­ки. А ес­ли я рискую, то ста­ра­юсь сде­лать риск ра­зум­ным. Сей­час я ви­жу для се­бя хо­ро­ший ва­ри­ант — ВТБ на­чал предо­став­лять до­ступ к торговле ино­стран­ны­ми бу­ма­га­ми как бро­кер. Они бу­дут вы­пол­нять да­же по ино­стран­ным эми­тен­там та­кую же точ­но ра­бо­ту по на­ло­го­об­ло­же­нию всех опе­ра­ций, как по рос­сий­ским эми­тен­там. И то, что бу­ду де­лать я, бу­дет аб­со­лют­но ле­галь­но.

Аме­ри­кан­ский ры­нок ин­те­ре­сен для ди­вер­си­фи­ка­ции. Не про­сто ва­лю­ту по­ку­пать, а ку­пить та­кую ком­па­нию, ко­то­рая бу­дет пла­тить ди­ви­ден­ды год за го­дом в дол­ла­рах. Но я еще не за­ни­ма­лась этим во­про­сом. По­ка, в прин­ци­пе, мне до­ста­точ­но ра­бо­ты на на­шей Мо­сбир­же. По­яв­ля­ют­ся но­вые пла­тель­щи­ки ди­ви­ден­дов, из­ме­ня­ет­ся ди­ви­денд­ная до­ход­ность, и я ви­жу неко­то­рые мо­мен­ты, ко­то­рые да­ют на­деж­ду на уве­ли­че­ние ди­ви­ден­дов или на со­хра­не­ние их на том же уровне.

— Вы ве­де­те ве­би­на­ры на Мо­сбир­же, де­ли­тесь ин­фор­ма­ци­ей на Smart-lab, и на­вер­ня­ка ча­сто да­е­те со­ве­ты, с че­го на­чать на­чи­на­ю­ще­му ин­ве­сто­ру.

— Мож­но ид­ти на бир­жу, да­же и не имея ка­ких-то осо­бен­ных ком­пе­тен­ций, об­ра­зо­ва­ния и так да­лее. Са­мый про­стой вы­бор для на­ча­ла — ОФЗ. В ОФЗ мож­но най­ти до­ход­ность сей­час вы­ше, чем в бан­ке.

А ес­ли же ис­поль­зо­вать ОФЗ в связ­ке с ИИС (ин­ди­ви­ду­аль­ным ин­ве­сти­ци­он­ным сче­том, да­ю­щим льго­ту по НДФЛ. —

«Экс­перт»), то по­лу­ча­ет­ся во­об­ще непло­хо. Мож­но прий­ти на бир­жу и ку­пить ОФЗ, а по­том по­сте­пен­но, не спе­ша, по­лу­чать свои ку­по­ны. И, опять-та­ки не спе­ша, мож­но на­чать изу­чать воз­мож­но­сти фон­до­во­го рын­ка, по­чи­тать ли­те­ра­ту­ру, по­смот­реть ин­фор­ма­цию в ин­тер­не­те, при­вык­нуть к ко­ти­ров­кам, при­вык­нуть к ка­кой-то тор­го­вой про­грам­ме. И шаг за ша­гом стать част­ным ин­ве­сто­ром.

— Ча­сто у лю­дей, ищу­щих, ку­да вло­жить деньги, бир­жа сто­ит на по­след­нем ме­сте. Ду­ма­ют о де­по­зи­тах, об ИСЖ — о чем угод­но, но не о цен­ных бу­ма­гах.

— Да, это так. А зря. Кро­ме ОФЗ от­лич­ные бу­ма­ги — му­ни­ци­паль­ные и суб­фе­де­раль­ные об­ли­га­ции. По суб­фе­де­раль­ным один-един­ствен­ный раз на че­ты­ре дня был тех­ни­че­ский де­фолт. Все осталь­ное про­хо­ди­ло без­уко­риз­нен­но. Чем хо­ро­ши суб­фе­де­раль­ные и му­ни­ци­паль­ные? Тем, что у каж­до­го ре­ги­о­на раз­лич­ные источники до­хо­дов. По­сту­па­ют на­ло­ги от пред­при­я­тий, НДФЛ фи­зи­че­ских лиц, есть и дру­гие ста­тьи до­хо­дов. Труд­но се­бе пред­ста­вить, что це­лый ре­ги­он ка­кой-то оста­нет­ся во­об­ще без ис­точ­ни­ков до­хо­дов, ко­гда у него ди­вер­си­фи­ци­ро­ван­ная до­ход­ная часть бюд­же­та. От­сю­да низ­кий риск ре­ги­о­наль­ных об­ли­га­ций.

На­чать с та­ких об­ли­га­ций и по­том по­сте­пен­но пе­рей­ти к по­куп­ке ак­ций или же об­ли­га­ций ком­па­ний. У нас об­ли­га­ции вы­пус­ка­ют очень мно­гие ком­па­нии, где ма­жо­ри­тар­ный ак­ци­о­нер — го­су­дар­ство, РЖД, на­при­мер. Труд­но пред­ста­вить, что РЖД обанк­ро­тит­ся, пра­виль­но? По­лу­ча­ет­ся, что риск то­же неве­лик.

Ко все­му про­че­му это все ин­те­рес­но. Ты на­чи­на­ешь рас­смат­ри­вать раз­ные ас­пек­ты ин­ве­сти­ро­ва­ния, и кру­го­зор рас­ши­ря­ет­ся, и зна­ния уве­ли­чи­ва­ют­ся. Да и сам про­цесс мно­гих за­хва­ты­ва­ет.

— Из­ме­ни­ли ли вы за де­сять лет под­ход к ре­ин­ве­сти­ро­ва­нию?

— В этом го­ду — да, несколь­ко по-дру­го­му. Обыч­но я пол­но­стью все ди­ви­ден­ды по­лу­ча­ла на кар­точ­ку и уже по­том ре­ша­ла, что даль­ше с ни­ми де­лать. Ре­ин­ве­сти­ро­вать или ис­тра­тить. Я очень люб­лю пу­те­ше­ство­вать. Я уже в ше­сти­де­ся­ти пя­ти стра­нах по­бы­ва­ла и не хо­те­ла бы оста­нав­ли­вать­ся.

А в этом го­ду я сде­ла­ла по-дру­го­му. Ко­гда я уви­де­ла, сколь­ко у ме­ня ди­ви­ден­дов, то по­ня­ла, что не обя­за­тель­но мне по­лу­чать все ди­ви­ден­ды. Мож­но про­цесс ре­ин­ве­сти­ро­ва­ния уско­рить. По­сту­паю про­сто: ес­ли ак­ция вы­рос­ла на раз­мер ди­ви­ден­да, ее про­даю, а за­тем, на по­ст­ди­ви­денд­ном гэпе, опять от­ку­паю недо­ро­го. Но это уже, ско­рее, из­ме­не­ния в ме­то­де ра­бо­ты с порт­фе­лем. ■

«На­до мной в про­шлом го­ду сме­я­лись, а в этом го­ду уже ни­кто не сме­ет­ся: 50 про­цен­тов в про­шлом, да плюс 130 про­цен­тов в этом — по­чти 200 про­цен­тов»

Част­ный ин­ве­стор, адепт ди­ви­денд­но­го трей­дин­га Ла­ри­са Мо­ро­зо­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.