Со­юз­ни­ки без обязательс­тв

От­но­ше­ни­ям Рос­сии и Ки­тая не хва­та­ет стра­те­ги­че­ской глу­би­ны

Ekspert - - ПОЛИТИКА -

Вки­тай­ском язы­ке есть та­кое по­ня­тие, как «гу­ан­си сюэ», или «ис­кус­ство со­ци­аль­ных свя­зей». Оно вклю­ча­ет в се­бя ши­ро­кий ком­плекс со­ци­аль­ных прак­тик, на­прав­лен­ных на уста­нов­ле­ние лич­но­го кон­так­та в це­лях вза­и­мо­вы­год­но­го со­труд­ни­че­ства. Так вот, меж­ду рос­сий­ским и ки­тай­ским об­ще­ством ни­ка­ко­го «гу­ан­си» по­ка не со­сто­я­лось.

Се­го­дня вза­и­мо­дей­ствие Рос­сии и Ки­тая в ос­нов­ном про­ис­хо­дит на выс­шем уровне меж­ду гла­ва­ми го­су­дарств и пар­ла­мен­та­ри­я­ми, а та­к­же на уровне экс­перт­ных со­об­ществ и ана­ли­ти­че­ских цен­тров. В мень­шей сте­пе­ни — на уровне биз­нес-объ­еди­не­ний и пред­при­ни­ма­те­лей. Но для до­сти­же­ния ре­аль­ной стра­те­ги­че­ской глу­би­ны рос­сий­ско-ки­тай­ских от­но­ше­ний необ­хо­ди­мы тес­ные кон­так­ты

на уровне на­ро­дов. До­сти­жи­мо ли это?

Два­дцать де­вя­то­го мая 2019 го­да Рос­сия и Ки­тай от­ме­ти­ли семь­де­сят лет с мо­мен­та уста­нов­ле­ния ди­пло­ма­ти­че­ских от­но­ше­ний. По это­му слу­чаю Рос­сий­ский со­вет по меж­ду­на­род­ным де­лам (РСМД) сов­мест­но с Ки­тай­ской ака­де­ми­ей об­ще­ствен­ных на­ук (КАОН) ор­га­ни­зо­ва­ли меж­ду­на­род­ную кон­фе­рен­цию «Рос­сия и Ки­тай: со­труд­ни­че­ство в но­вую эпо­ху». При­гла­шен­ные по­ли­ти­ки и эксперты об­су­ди­ли рос­сий­ско-ки­тай­ское со­труд­ни­че­ство и пер­спек­ти­вы его раз­ви­тия в усло­ви­ях со­вре­мен­но­го ми­ро­во­го по­ряд­ка.

От неф­ти к ро­бо­там

«Ма­те­ри­аль­ной га­ран­ти­ей укреп­ле­ния дву­сто­рон­них от­но­ше­ний» меж­ду Рос­си­ей и Ки­та­ем, по сло­вам быв­ше­го чле­на Гос­со­ве­та КНР Дай Бин­го, слу­жит эко­но­ми­че­ское со­труд­ни­че­ство. Се­го­дня КНР яв­ля­ет­ся ос­нов­ным тор­го­вым парт­не­ром Рос­сии. На Пе­кин при­хо­дит­ся по­ряд­ка 16% внеш­не­тор­го­во­го обо­ро­та Моск­вы. В свою оче­редь Рос­сия сре­ди тор­го­вых парт­не­ров КНР за­ни­ма­ет один­на­дца­тое ме­сто по объ­е­му тор­гов­ли и пер­вое ме­сто по ро­сту то­ва­ро­обо­ро­та. Так, в про­шлом го­ду то­ва­ро­обо­рот меж­ду Рос­си­ей и Ки­та­ем вы­рос на 27,1% по срав­не­нию с 2017 го­дом.

«В 2018 го­ду нам уда­лось до­стичь но­вых пи­ко­вых по­ка­за­те­лей, то­ва­ро­обо­рот (меж­ду Рос­си­ей и Ки­та­ем. —“Экс­перт”) до­стиг зна­че­ния 108 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, — за­явил за­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля пра­ви­тель­ства РФ, пред­се­да­тель Рос­сий­ско-ки­тай­ской ко­мис­сии по под­го­тов­ке ре­гу­ляр­ных встреч глав

пра­ви­тельств Мак­сим Аки­мов. — Ли­де­ра­ми Рос­сии и КНР по­став­ле­на за­да­ча за бли­жай­шие пять лет на­рас­тить дву­сто­рон­нюю тор­гов­лю до 200 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, прак­ти­че­ски ее удво­ить».

Об­щий экс­порт из Рос­сии в Ки­тай по ито­гам про­шло­го го­да со­ста­вил 56 млрд дол­ла­ров, в го­до­вом вы­ра­же­нии он уве­ли­чил­ся на 44%. В струк­ту­ре рос­сий­ско­го экс­пор­та в КНР в 2018 го­ду на­блю­дал­ся при­рост в ос­нов­ном по глав­ным то­вар­ным груп­пам. Так, экс­порт из Рос­сии в Ки­тай ми­не­раль­но­го топ­ли­ва, неф­ти и неф­те­про­дук­тов уве­ли­чил­ся на 55,1%, дре­ве­си­ны и из­де­лий из нее — на 4,9%, сель­хоз­про­дук­ции и про­дук­тов пи­та­ния — на 51,4%, а цвет­ных ме­тал­лов и во­все на 62,9% по срав­не­нию с 2017 го­дом. Как вид­но из со­ста­ва рос­сий­ско­го экс­пор­та, в ос­нов­ном Москва по­став­ля­ет Пе­ки­ну при­ми­тив­ные сы­рье­вые то­ва­ры.

В ки­тай­ском экс­пор­те в Рос­сию, на­о­бо­рот, пре­об­ла­да­ет слож­ная про­дук­ция с вы­со­кой до­бав­лен­ной сто­и­мо­стью. При этом в струк­ту­ре экс­пор­та из Пе­ки­на в Моск­ву в 2018 го­ду та­к­же на­блю­дал­ся рост по ос­нов­ным его на­прав­ле­ни­ям. На­при­мер, экс­порт из Ки­тая в Рос­сию ма­шин и обо­ру­до­ва­ния уве­ли­чил­ся на 16,2%, хи­ми­че­ских то­ва­ров — на 18,7%, а пуш­ни­ны, ме­хо­во­го сы­рья и ме­ха — на 15,5% по срав­не­нию с ана­ло­гич­ны­ми по­ка­за­те­ля­ми 2017 го­да. Все­го им­порт в Рос­сию из Ки­тая в 2018 го­ду со­ста­вил 52 млрд дол­ла­ров, уве­ли­чив­шись в го­до­вом вы­ра­же­нии на 8,69%.

Ки­тай­ские эксперты объ­яс­ня­ют та­кую струк­ту­ру то­ва­ро­обо­ро­та вза­и­мо­до­пол­ня­е­мо­стью эко­но­мик двух стран. Так счи­та­ют пре­зи­дент КАОН Се Фучжань и ди­рек­тор Ин­сти­ту­та по изу­че­нию при­гра­нич­ных рай­о­нов Ки­тая КАОН Син Гу­ан­ч­эн. Но есть и дру­гая при­чи­на: ве­ду­щую роль в дву­сто­рон­ней торговле про­дол­жа­ют иг­рать пра­ви­тель­ства и близ­кие к ним кор­по­ра­ции, а не част­ный биз­нес. Меж­ду тем на фоне тор­го­вой вой­ны Ва­шинг­то­на про­тив Пе­ки­на и раз­вер­нув­шей­ся в от­но­ше­нии него «тех­но­ло­ги­че­ской трав­ли» ки­тай­ская сто­ро­на не прочь ин­тен­си­фи­ци­ро­вать со­труд­ни­че­ство с Рос­си­ей и в на­у­ко­ем­ких от­рас­лях.

«По­че­му Рос­сия экс­пор­ти­ру­ет в Ки­тай толь­ко энер­го­сы­рье? Мы хо­тим им­пор­ти­ро­вать из Рос­сии чи­пы», — го­во­рит за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра Ин­сти­ту­та меж­ду­на­род­ных ис­сле­до­ва­ний Фу­дань­ско­го уни­вер­си­те­та Фэн Юйц­зюнь.

Ощу­ще­ние об­щей угро­зы со сто­ро­ны США мо­жет под­толк­нуть Рос­сию и Ки­тай к бо­лее тес­но­му со­труд­ни­че­ству.

«Тре­вож­ные и бо­лез­нен­ные симп­то­мы рас­па­да гло­баль­но­го ли­бе­раль­но­го по­ряд­ка при­об­ре­та­ют на на­ших гла­зах все чер­ты воз­мож­ной вой­ны за гло­баль­ное тех­но­ло­ги­че­ское до­ми­ни­ро­ва­ние. По­это­му, ко­неч­но, в на­ших дву­сто­рон­них от­но­ше­ни­ях с Ки­та­ем осо­бое вни­ма­ние мы уде­ля­ем по­сту­па­тель­но­му раз­ви­тию вы­со­ких тех­но­ло­гий и про­мыш­лен­ной ко­опе­ра­ции, сдви­гу фо­ку­са в торговле с энер­ге­ти­че­ской по­вест­ки к боль­шей ди­вер­си­фи­ка­ции», — го­во­рит Мак­сим Аки­мов.

У тех­но­ло­ги­че­ско­го со­труд­ни­че­ства Моск­вы и Пе­ки­на есть зна­чи­тель­ные пер­спек­ти­вы в сфе­ре ра­дио­элек­тро­ни­ки, вклю­чая об­мен тех­но­ло­ги­я­ми хранения дан­ных, вы­со­ко­точ­но­го раз­ви­тия и со­зда­ния циф­ро­вых плат­форм для мо­ни­то­рин­га до­став­ки гру­зов. Меж­ду Рос­си­ей и Ки­та­ем в по­след­нее вре­мя рас­тет и вза­им­ный ин­те­рес к со­труд­ни­че­ству в об­ла­сти ро­бо­то­тех­ни­ки. На­при­мер, уже на­ла­же­ны парт­нер­ские от­но­ше­ния меж­ду рос­сий­ской На­ци­о­наль­ной ас­со­ци­а­ци­ей участ­ни­ков рын­ка ро­бо­то­тех­ни­ки (НАУРР) и ки­тай­ским Со­ю­зом ро­бо­то­стро­и­те­лей. Стра­ны сов­мест­но осва­и­ва­ют кос­мос, вклю­чая при­ме­не­ние кос­ми­че­ских тех­но­ло­гий свя­зи и спут­ни­ко­вой на­ви­га­ции. Рос­сий­ские опе­ра­то­ры про­дол­жа­ют со­труд­ни­че­ство с ки­тай­ской ком­па­ни­ей Huawei для раз­ви­тия тех­но­ло­гий 5G.

«Рос­сий­ско-ки­тай­ские про­ек­ты ста­но­вят­ся все бо­лее на­у­ко­ем­ки­ми. В на­ше со­труд­ни­че­ство при­хо­дит ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект, раз­лич­ные со­став­ля­ю­щие циф­ро­вой эко­но­ми­ки, но­вые стра­те­ги­че­ские технологии, воз­об­нов­ля­е­мые источники энер­гии, эко­ло­ги­че­ски чи­стое сель­ско­хо­зяй­ствен­ное про­из­вод­ство, ин­тел­лек­ту­аль­ная транс­порт­ная си­сте­ма», — го­во­рит пред­се­да­тель ко­ми­те­та Го­с­ду­мы по меж­ду­на­род­ным де­лам Лео­нид Слуц­кий.

Но преж­де чем стро­ить рос­сий­ско­ки­тай­ских ро­бо­тов, Москве и Пе­ки­ну не ме­ша­ло бы за­ду­мать­ся об уровне вза­и­мо­дей­ствия на­ро­дов обо­их го­су­дарств.

Связь об­ще­ствен­но­стей

«Гу­ма­ни­тар­ные свя­зи — это в первую оче­редь не меж­го­су­дар­ствен­ные свя­зи, а свя­зи меж­ду об­ще­ства­ми, меж­ду людь­ми, — го­во­рит ру­ко­во­ди­тель Рос­со­труд­ни­че­ства Элео­но­ра Мит­ро­фа­но­ва. — Еже­год­но мы про­во­дим в Ки­тае по­ряд­ка трех­сот ме­ро­при­я­тий раз­лич­ной на­прав­лен­но­сти, как на пло­щад­ке куль­тур­но­го цен­тра в Пе­кине, так и в раз­лич­ных го­ро­дах и ре­ги­о­нах Ки­тая».

Но од­них ме­ро­при­я­тий для по­стро­е­ния проч­ных меж­ду­на­род­ных свя­зей недо­ста­точ­но. Рос­сий­ские и ки­тай­ские граж­дане долж­ны ак­тив­но вза­и­мо­дей­ство­вать друг с дру­гом не толь­ко по осо­бым слу­ча­ям, но и в по­все­днев­ной жиз­ни. К со­жа­ле­нию, се­го­дня в от­но­ше­ни­ях на­ро­дов Рос­сии и Ки­тая со­хра­ня­ет­ся «огромный гэп». Его пре­одо­ле­нию ме­ша­ют сте­рео­ти­пы вос­при­я­тия и оши­боч­ные пред­став­ле­ния друг о дру­ге, ко­то­рые сфор­ми­ро­ва­лись в свя­зи со слож­ной ис­то­ри­ей дву­сто­рон­них от­но­ше­ний и зна­чи­тель­ны­ми раз­ли­чи­я­ми в куль­ту­ре и мен­та­ли­те­те. Что­бы пре­одо­леть недо­ста­точ­ный уро­вень вза­и­мо­по­ни­ма­ния, необ­хо­ди­мо ак­тив­но раз­ви­вать куль­тур­ную бли­зость, ко­то­рая в первую оче­редь до­сти­га­ет­ся че­рез изу­че­ние язы­ка парт­не­ра.

В 2018 го­ду в Рос­сии дей­ство­ва­ли 22 ин­сти­ту­та и клас­са Кон­фу­ция, а в Ки­тае — 22 цен­тра рус­ско­го язы­ка. Меж­ду тем об­щее ко­ли­че­ство изу­ча­ю­щих рус­ский язык в Ки­тае в про­шлом го­ду со­ста­ви­ло все­го 70 тыс. че­ло­век (0,05% на­се­ле­ния КНР). Изу­ча­ю­щих ки­тай­ский язык в Рос­сии и то­го мень­ше. Со­глас­но ки­тай­ским ис­точ­ни­кам, в 2018 го­ду их бы­ло не бо­лее 38 тыс. че­ло­век. Кро­ме то­го, уро­вень вла­де­ния язы­ком у ки­та­и­стов из Рос­сии оста­ет­ся до­ста­точ­но низ­ким. На­блю­да­ет­ся ост­рый де­фи­цит спе­ци­а­ли­стов, что ока­зы­ва­ет нега­тив­ное вли­я­ние на углуб­ле­ние как на­уч­но­го, так и де­ло­во­го со­труд­ни­че­ства меж­ду Моск­вой и Пе­ки­ном.

Со­труд­ни­че­ство в сфе­ре об­ра­зо­ва­ния то­же по­ка раз­ви­ва­ет­ся сла­бо. В про­шлом го­ду об­мен меж­ду Рос­си­ей и Ки­та­ем в рам­ках ака­де­ми­че­ской мо­биль­но­сти по об­ра­зо­ва­тель­ным про­грам­мам в це­лом со­ста­вил 90 тыс. че­ло­век. Се­го­дня в Рос­сии обу­ча­ют­ся 35 тыс. ки­тай­ских сту­ден­тов, по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство ко­то­рых про­хо­дят обу­че­ние на ком­мер­че­ской ос­но­ве. Об­щее ко­ли­че­ство рос­сий­ских сту­ден­тов в ки­тай­ских ву­зах со­став­ля­ет 20 тыс. че­ло­век. В ос­нов­ном они про­хо­дят обу­че­ние по го­су­дар­ствен­ной ли­нии на плат­ной ос­но­ве.

К 2020 го­ду Москва и Пе­кин пла­ни­ру­ют рас­ши­рить об­мен уча­щи­ми­ся и до­стичь по­ка­за­те­ля 100 тыс. че­ло­век. Но для та­ких круп­ных стран с мно­го­мил­ли­он­ным на­се­ле­ни­ем (1,4 млрд граж­дан в Ки­тае и 146 млн в Рос­сии) этот по­ка­за­тель все рав­но оста­ет­ся бес­пре­це­дент­но низ­ким. Для срав­не­ния: в 2018 го­ду в уни­вер­си­те­тах США обу­ча­лись око­ло 360 тыс. ки­тай­ских сту­ден­тов. В це­лом ки­тай­цы пред­по­чи­та­ют учить­ся в ан­гло­языч­ных стра­нах: сту­ден­ты из КНР со­став­ля­ют 30% об­ще­го ко­ли­че­ства сту­ден­тов в США, Ка­на­де, Ав­стра­лии и Но­вой Зе­лан­дии.

Что­бы ин­тен­си­фи­ци­ро­вать рос­сий­ско­ки­тай­ское вза­и­мо­дей­ствие на уровне граж­дан, необ­хо­ди­мо обес­пе­чить на­се­ле­ние двух стран, в первую оче­редь мо­ло­дежь, воз­мож­но­стя­ми для дол­го­сроч­но­го со­труд­ни­че­ства. А для это­го необ­хо­ди­мо раз­ви­вать сов­мест­ную про­ект­ную де­я­тель­ность.

«Нам нуж­но как мож­но боль­ше круп­ных сов­мест­ных про­ек­тов, эко­но­ми­че­ских про­ек­тов, в ко­то­рые втя­нет­ся мно­го лю­дей. То­гда на­ши на­ро­ды пой­мут, что

есть ра­бо­та, есть кон­крет­ные пред­ло­же­ния, воз­мож­но­сти сво­бод­ной ми­гра­ции. Как толь­ко по­явят­ся круп­ные про­ек­ты, то­гда и нач­нет­ся друж­ба», — го­во­рит спе­ци­аль­ный пред­се­да­тель пре­зи­ден­та РФ по меж­ду­на­род­но­му куль­тур­но­му со­труд­ни­че­ству, по­сол по осо­бым по­ру­че­ни­ям Ми­ха­ил Швыд­кой.

При этом не сто­ит за­бы­вать о сред­нем и ма­лом биз­не­се. К при­ме­ру, для раз­ви­тия пред­при­ни­ма­тель­ской ак­тив­но­сти мож­но ис­поль­зо­вать воз­мож­но­сти «но­во­го Шел­ко­во­го пу­ти», ин­кор­по­ри­ро­вав в про­ект неболь­шие ком­па­нии. Но для успе­ха по­доб­ной ини­ци­а­ти­вы необ­хо­ди­ма фи­нан­со­вая под­держ­ка пра­ви­тельств обо­их го­су­дарств. Для ин­тен­си­фи­ка­ции свя­зей необ­хо­ди­мо та­к­же сти­му­ли­ро­вать ко­опе­ра­цию меж­ду рос­сий­ски­ми и ки­тай­ски­ми пред­при­ни­ма­те­ля­ми, ко­то­рая се­го­дня да­ле­ко не все­гда успеш­на.

«Мы долж­ны со­вер­шен­но се­рьез­но го­во­рить о том, что ме­ша­ет мас­штаб­но­му вза­и­мо­дей­ствию в фор­ма­тах биз­не­с­объ­еди­не­ний, ко­то­рые вклю­ча­ют в се­бя пред­ста­ви­те­лей ма­ло­го и сред­не­го пред­при­ни­ма­тель­ско­го клас­са. Мы зна­ем, что не все­гда уда­ют­ся пе­ре­го­во­ры, осо­бен­но на пер­вом эта­пе, пред­ста­ви­те­лей ма­ло­го пред­при­ни­ма­тель­ства. И по­мочь в этом плане мо­гут и пар­ла­мен­та­рии, и ад­ми­ни­стра­ции ре­ги­о­нов на­ших стран, и об­ще­ства рос­сий­ско-ки­тай­ской и ки­тай­ско­рос­сий­ской друж­бы», — счи­та­ет но­вый по­сол Рос­сии в Бе­ло­рус­сии, пред­се­да­тель Об­ще­ства рос­сий­ско-ки­тай­ской друж­бы Дмит­рий Ме­зен­цев.

Меж­ду тем в неко­то­рых ас­пек­тах вза­и­мо­дей­ствия сво­их на­ро­дов Рос­сия и Ки­тай до­би­лись зна­чи­тель­ных успе­хов. На­при­мер, в сфе­ре ту­риз­ма. Со­глас­но дан­ным Рос­ста­та, чис­ло ту­ри­сти­че­ских по­ез­док из Ки­тая в Рос­сию ста­биль­но рас­тет с 2014 го­да, а чис­ло ту­ри­стов к 2018 го­ду уве­ли­чи­лось прак­ти­че­ски вдвое. Так, тур­по­ток из КНР в Рос­сию в про­шлом го­ду со­ста­вил по­ряд­ка 1,6 млн че­ло­век, а в 2019 го­ду и во­все мо­жет до­стичь двух мил­ли­о­нов.

Кро­ме то­го, ес­ли рань­ше ту­ри­сты из КНР, при­ез­жая в Рос­сию, поль­зо­ва­лись ком­па­ни­я­ми-пе­ре­воз­чи­ка­ми, ре­сто­ра­на­ми, го­сти­ни­ца­ми и су­ве­нир­ны­ми лав­ка­ми, при­над­ле­жа­щи­ми ис­клю­чи­тель­но ки­тай­ско­му биз­не­су, что ли­ша­ло рос­сий­ский бюд­жет и ком­па­нии при­бы­ли, то се­го­дня си­ту­а­ция ча­стич­но из­ме­ни­лась. Ки­тай­цы ста­ли ча­ще оста­нав­ли­вать­ся в рос­сий­ских оте­лях, хо­дить в рос­сий­ские му­зеи и обе­дать в ки­тай­ских ре­сто­ра­нах, при­над­ле­жа­щих рос­сий­ским юри­ди­че­ским ли­цам.

Тем не ме­нее ос­но­ву тур­по­то­ка из Ки­тая в Рос­сию про­дол­жа­ет со­став­лять не мо­ло­дежь, а ки­тай­цы стар­ше пя­ти­де­ся­ти лет. Сре­ди ту­ри­стов из КНР наи­бо­лее по­пу­ляр­ным оста­ет­ся «крас­ный» туризм, свя­зан­ный с ис­то­ри­ей ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, ко­то­рый в ос­нов­ном ори­ен­ти­ро­ван на граж­дан сред­не­го и по­жи­ло­го возраста. Пре­пят­ству­ет раз­ви­тию ту­риз­ма и слож­ный по­ря­док въез­да в Рос­сию для част­ных лиц, до­воль­но вы­со­кая сто­и­мость ви­зы и не­боль­шое ко­ли­че­ство ви­зо­вых цен­тров в Ки­тае (ви­зы мож­но по­лу­чить толь­ко в Пе­кине, Гон­кон­ге, Шан­хае, Шэ­ньяне и Гу­ан­чжоу).

Сво­бод­ные от­но­ше­ния

По сло­вам ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра РСМД Ан­дрея Кор­ту­но­ва, в це­лом «рос­сий­ско-ки­тай­ским от­но­ше­ни­ям не хва­та­ет стра­те­ги­че­ской глу­би­ны», ко­то­рая под­ра­зу­ме­ва­ет под со­бой нечто боль­шее, чем схо­жие по­зи­ции при го­ло­со­ва­нии в Со­ве­те Без­опас­но­сти ООН и по­пыт­ки сов­ме­ще­ния про­ек­та «Один по­яс — один путь» и рос­сий­ских уси­лий по фор­ми­ро­ва­нию Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го со­ю­за (ЕАЭС).

Се­го­дня от­но­ше­ния на­ших стран раз­ви­ва­ют­ся в рам­ках «Рос­сий­ско­ки­тай­ско­го до­го­во­ра о доб­ро­со­сед­стве, друж­бе и со­труд­ни­че­стве» от 2001 го­да, ко­то­рый, в от­ли­чие от со­вет­ско­ки­тай­ско­го «До­го­во­ра о друж­бе, со­ю­зе и вза­им­ной по­мо­щи» от 1950 го­да, не яв­ля­ет­ся со­юз­ни­че­ским до­го­во­ром. Со­глас­но это­му до­ку­мен­ту сто­ро­ны по­зи­ци­о­ни­ру­ют се­бя в ка­че­стве са­мо­сто­я­тель­ной гео­по­ли­ти­че­ской си­лы и об­ла­да­ют сво­бо­дой в от­но­ше­ни­ях с тре­тьи­ми стра­на­ми, при этом со­хра­няя быст­рую адап­та­цию парт­нер­ства под ре­ше­ние той или иной за­да­чи в от­дель­ном ре­ги­оне, будь то Ближ­ний Во­сток или Ко­рей­ский по­лу­ост­ров.

Несмот­ря на ак­тив­ное раз­ви­тие вза­и­мо­дей­ствия на ми­ро­вой арене и ди­вер­си­фи­ка­цию дву­сто­рон­ней по­вест­ки, по­ли­ти­че­ское со­труд­ни­че­ство Рос­сии и Ки­тая име­ет се­го­дня чет­кие гра­ни­цы. Так, Пе­кин не при­знал Крым в со­ста­ве Рос­сии, а Москва — при­тя­за­ний Ки­тая на ак­ва­то­рию Юж­но-Ки­тай­ско­го мо­ря. Рос­сия не во­шла в ки­тай­скую ини­ци­а­ти­ву «Один по­яс — один путь», огра­ни­чив­шись в 2015 го­ду фор­ма­том уча­стия в рам­ках со­гла­ше­ния о тор­го­во-эко­но­ми­че­ском со­труд­ни­че­стве «пу­ти» и ЕАЭС. Ки­тай­ские бан­ки и ком­па­нии, опа­са­ясь под­пасть под аме­ри­кан­ские санк­ции, не спешат ин­ве­сти­ро­вать в рос­сий­ские про­ек­ты.

Хо­тя Москва и Пе­кин яв­ля­ют­ся участ­ни­ка­ми мно­гих меж­ду­на­род­ных и ре­ги­о­наль­ных ор­га­ни­за­ций, в том чис­ле Шан­хай­ской ор­га­ни­за­ции со­труд­ни­че­ства, БРИКС и Ази­ат­ско-Ти­хо­оке­ан­ско­го эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства, ны­неш­няя па­ра­диг­ма их от­но­ше­ний ис­клю­ча­ет друж­бу про­тив тре­тьей сто­ро­ны, что ме­ша­ет фор­ми­ро­ва­нию меж­ду стра­на­ми во­ен­но-по­ли­ти­че­ско­го со­ю­за.

Тем не ме­нее Рос­сия и Ки­тай оста­ют­ся дру­же­ствен­ны­ми го­су­дар­ства­ми и стра­те­ги­че­ски­ми парт­не­ра­ми, «свя­зан­ны­ми уза­ми рек и гор», как от­ме­тил по­сол КНР в Рос­сии Ли Ху­эй. ■

Пя­тая меж­ду­на­род­ная кон­фе­рен­ция «Рос­сия и Ки­тай: со­труд­ни­че­ство в но­вую эпо­ху»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.