«В ЭТОЙ ПА­РЕ ПРО­БЛЕ­МЫ НЕ У МОСК­ВЫ»

По­ка ули­ца и про­аме­ри­кан­ские НКО опре­де­ля­ют по­ли­ти­ку Гру­зии, рас­счи­ты­вать на праг­ма­тич­ный ди­а­лог с Тби­ли­си не при­хо­дит­ся. Ру­со­фо­бия ста­но­вит­ся ри­ту­аль­ным дис­кур­сом, и это сто­ит учи­ты­вать, в том чис­ле рос­сий­ским ту­ри­стам

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

По­ка ули­ца и про­аме­ри­кан­ские НКО опре­де­ля­ют по­ли­ти­ку Гру­зии, рас­счи­ты­вать на праг­ма­тич­ный ди­а­лог с Тби­ли­си не при­хо­дит­ся. Ру­со­фо­бия ста­но­вит­ся ри­ту­аль­ным дис­кур­сом, и это сто­ит учи­ты­вать, в том чис­ле рос­сий­ским ту­ри­стам

При­гла­си­ли, уса­ди­ли на по­чет­ное ме­сто, за­тем вы­тол­ка­ли вза­шей и ед­ва не по­би­ли — неве­ро­ят­но слы­шать та­кую ис­то­рию о го­сте­при­им­ном гру­зин­ском на­ро­де. Но та­ко­вы со­вре­мен­ные ре­а­лии стра­ны, ко­то­рая по­сле «ре­во­лю­ции роз» по­шла по пу­ти раз­ло­же­ния элит и от­вет­ствен­но­го по­ли­ти­че­ско­го клас­са, по­те­ря­ла эко­но­ми­че­ский и по­ли­ти­че­ский су­ве­ре­ни­тет и попала в про­кру­сто­во ло­же по­ли­ти­че­ских ма­ни­пу­ля­ций «улич­ной» оп­по­зи­ции и на­ци­о­на­ли­стов. Рос­сия не мог­ла про­мол­чать в от­вет на ата­ку рос­сий­ской де­ле­га­ции Меж­пар­ла­мент­ской ас­сам­блеи пра­во­сла­вия. По­ка вве­де­ны санк­ции про­тив ту­ри­сти­че­ской от­рас­ли и авиа­ком­па­ний. В за­па­се — огра­ни­чи­тель­ные ме­ры про­тив гру­зин­ской про­дук­ции. Па­ра­докс в том, что по­ли­ти­че­ская си­сте­ма Гру­зии ото­рва­на от за­про­сов на­се­ле­ния. По­ка лю­ди стра­да­ют, про­фес­си­о­наль­ные ак­ти­ви­сты от­ра­ба­ты­ва­ют за­пад­ные гран­ты и стро­ят ка­рье­ры, уста­но­вив мо­но­по­лию ули­цы на про­ве­де­ние на­ци­о­наль­ной по­ли­ти­ки.

О том, что сто­ит за оче­ред­ным вит­ком эс­ка­ла­ции рос­сий­ско­гру­зин­ских от­но­ше­ния, мы по­го­во­ри­ли с Ни­ко­ла­ем Си­ла­е­вым, стар­шим на­уч­ным со­труд­ни­ком Цен­тра про­блем Кав­ка­за и ре­ги­о­наль­ной без­опас­но­сти МГИМО.

— По­ли­ти­че­ский кри­зис в Тби­ли­си объ­яс­ня­ют так: как толь­ко от­но­ше­ния меж­ду Рос­си­ей и Гру­зи­ей на­ча­ли улуч­шать­ся, их тут же ре­ши­ли ис­пор­тить. Так что, от­но­ше­ния дей­стви­тель­но по­теп­ле­ли?

— И да и нет. Дей­стви­тель­но, с 2012 го­да от­но­ше­ния улуч­ши­лись во всем, что ка­са­ет­ся тор­гов­ли, эко­но­ми­че­ских свя­зей, гу­ма­ни­тар­ных кон­так­тов. Об­лег­че­ние ви­зо­во­го ре­жи­ма для гру­зин­ских граж­дан, гру­зин­ские то­ва­ры на рос­сий­ском рын­ке, рос­сий­ские ту­ри­сты в Гру­зии. Рос­сия — вто­рой тор­го­вый парт­нер Гру­зии по­сле Тур­ции. Но в по­ли­ти­че­ской сфе­ре ди­а­лог по­чти не раз­ви­вал­ся.

Пра­ви­тель­ство «Гру­зин­ской меч­ты» при­шло к вла­сти на волне де­идео­ло­ги­за­ции. Эта до­воль­но раз­но­шерст­ная ко­а­ли­ция, ко­то­рая в 2012 го­ду победила, по­то­му что лю­дям очень силь­но на­до­ел преж­ний пре­зи­дент Ми­ха­ил Са­а­ка­шви­ли. По­сле всех бес­ко­неч­ных ис­те­рик, гром­ких за­яв­ле­ний, со­сто­я­ния по­сто­ян­ной по­ли­ти­че­ской мо­би­ли­за­ции, ко­то­рую пы­тал­ся под­дер­жи­вать Са­а­ка­шви­ли, лю­ди про­го­ло­со­ва­ли за тех, кто го­во­рил: «Да­вай­те мы бу­дем про­сто спо­кой­но жить, в том чис­ле с Рос­си­ей».

— Это по­ли­ти­че­ская плат­фор­ма «Гру­зин­ской меч­ты»? — Они при­шли к вла­сти под ло­зун­гом уме­рен­но­сти: пре­кра­ще­ния по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий и вы­зы­ва­ю­щих внеш­не­по­ли­ти­че­ских ак­ций. И ти­хо про­дол­жи­ли внеш­не­по­ли­ти­че­ский курс Са­а­ка­шви­ли. Но че­рез два го­да меж­ду­на­род­ный кон­текст стал го­раз­до бо­лее кон­фликт­ным, воз­ник укра­ин­ский кри­зис, США и ЕС на­ча­ли дав­ле­ние на Рос­сию. Быть «уме­рен­ным по умол­ча­нию» ста­ло труд­но. И как по­сту­пи­ла «Гру­зин­ская меч­та»? Поль­зу­ясь пре­иму­ще­ства­ми биз­не­са с Рос­си­ей — а гру­зин­ский эко­но­ми­че­ский рост в по­след­ние го­ды был воз­мо­жен в ос­нов­ном бла­го­да­ря на­ше­му рын­ку, — она в то же вре­мя изо всех сил пы

та­лась по­нра­вить­ся и соб­ствен­ной ра­ди­каль­ной оп­по­зи­ции, и сво­им аме­ри­кан­ским парт­не­рам. Сво­ей по­вест­ки на рос­сий­ском на­прав­ле­нии у них и не бы­ло. А в по­вест­ке «Еди­но­го на­ци­о­наль­но­го дви­же­ния», ко­то­рую «Меч­та» по­про­сту за­им­ство­ва­ла, уме­рен­ным быть нель­зя, обя­за­тель­но про­иг­ра­ешь тем, кто кри­чит гром­че. Что мы сей­час и на­блю­да­ем.

— У гру­зин был за­прос на бо­лее ра­ди­каль­ную по­вест­ку? — А кто их спра­ши­ва­ет? Вла­де­лец го­сти­ни­цы или вин­но­го за­во­да не за­ни­ма­ет­ся по­ли­ти­кой. Тон в по­ли­ти­ке за­да­вал, за­да­ет и бу­дет за­да­вать по­ли­ти­че­ский класс Гру­зии. Это лю­ди, ко­то­рые в си­лу осо­бен­но­стей сво­ей ка­рье­ры и со­ци­аль­ных свя­зей срав­ни­тель­но мень­ше ори­ен­ти­ро­ва­ны на сво­их из­би­ра­те­лей или на­ци­о­наль­ный биз­нес и боль­ше — на брюс­сель­скую бю­ро­кра­тию и клер­ков Го­сде­пар­та­мен­та. Гру­зин­ский по­ли­тик ве­дет две из­би­ра­тель­ные кам­па­нии: од­ну в Гру­зии, а дру­гую — в Ва­шинг­тоне: че­рез лоб­би­стов, жур­на­ли­стов, по­ли­ти­че­ских ана­ли­ти­ков. Это пер­вое.

Кста­ти, это со­вер­шен­но не зна­чит, что всё ре­ша­ют США. На са­мом де­ле боль­шая за­гад­ка, кто и как сей­час опре­де­ля­ет по­ли­ти­че­ский курс Со­еди­нен­ных Шта­тов в от­но­ше­нии Гру­зии, да и все­го пост­со­вет­ско­го про­стран­ства. На­при­мер, в Гру­зии с мар­та про­шло­го го­да не на­зна­чен по­сол. Но да­же ес­ли са­ми США бу­дут пас­сив­ны, гру­зин­ские по­ли­ти­ки все рав­но ис­хо­дят из то­го, что долж­ны со­от­вет­ство­вать опре­де­лен­ным аме­ри­кан­ским ожи­да­ни­ям. А кто для них оли­це­тво­ря­ет эти ожи­да­ния — в боль­шой ме­ре слу­чай­но.

Вто­рое: в Гру­зии, как и во мно­гих дру­гих пост­со­вет­ских стра­нах, пуб­лич­ная политика де­ла­ет­ся в осо­бой об­ще­ствен­ной сре­де. Несколь­ко лет на­зад бы­ла опуб­ли­ко­ва­на на рус­ском пре­крас­ная ста­тья Ан­ны Красте­вой о судь­бе граж­дан­ских об­ществ в пост­ком­му­ни­сти­че­ских стра­нах (см. «Оте­че­ствен­ные за­пис­ки, 2013, № 6 (57). — «Экс­перт»). В ней го­во­ри­лось, что ес­ли в ста­рых де­мо­кра­ти­ях ос­но­ва граж­дан­ско­го об­ще­ства — это ас­со­ци­а­ции с мас­со­вым доб­ро­воль­ным уча­сти­ем, то в пост­ком­му­ни­сти­че­ских стра­нах это неболь­шие по чис­лен­но­сти непра­ви­тель­ствен­ные ор­га­ни­за­ции со шта­том про­фес­си­о­наль­ных со­труд­ни­ков. У те­бя есть офис, три ком­пью­те­ра и опыт ра­бо­ты с аме­ри­кан­ски­ми или ев­ро­пей­ски­ми по­ли­ти­че­ски­ми фон­да­ми? По­здрав­ляю, ты пред­став­ля­ешь «граж­дан­ское об­ще­ство стра­ны N». Это как раз то, что мы ви­дим в Гру­зии. Сре­да про­фес­си­о­наль­ных со­труд­ни­ков непра­ви­тель­ствен­ных ор­га­ни­за­ций ото­рва­на и от из­би­ра­те­лей, и от на­ци­о­наль­ных групп ин­те­ре­сов. Точ­нее, она са­ма есть груп­па ин­те­ре­сов, по­ли­ти­че­ски наи­бо­лее вли­я­тель­ная.

Эмо­ции вме­сто по­ли­ти­ки

— Та­кой об­раз жиз­ни и ка­рьер­ная тра­ек­то­рия?

— До­пу­стим, вы — сту­дент. Хо­тя бы Уни­вер­си­те­та Илии. Это та­кой из­вест­ный центр гру­зин­ско­го ли­бе­ра­лиз­ма. По­дать­ся в ка­кую-ни­будь НПО для вас есте­ствен­ный вы­бор. Ско­рее все­го, кто-то из ва­ших про­фес­со­ров ра­бо­та­ет в та­кой. Сна­ча­ла вы доб­ро­во­лец, участ­ву­е­те в ак­ци­ях. По­том вы ста­но­ви­тесь про­фес­си­о­наль­ным со­труд­ни­ком. По­еха­ли по ка­кой-ни­будь об­ра­зо­ва­тель­ной про­грам­ме в сред­нень­кий аме­ри­кан­ский уни­вер­си­тет, вер­ну­лись и ока­за­лись по­ли­ти­че­ским экс­пер­том. На­пи­са­ли, на­при­мер, до­клад о рос­сий­ской про­па­ган­де и «ги­брид­ной войне». Вы­сту­пи­ли в па­ре те­ле­эфи­ров. Гля­дишь, вы уже кан­ди­дат в де­пу­та­ты ес­ли не пар­ла­мен­та, то му­ни­ци­паль­но­го со­ве­та. Или пе­ре­шли в ап­па­рат ка­кой-ни­будь пар­тии. Пол­ный цикл, в ко­то­ром мож­но пре­бы­вать всю жизнь, во­все не за­ме­чая, что про­ис­хо­дит по сто­ро­нам. Вам со­вер­шен­но все рав­но, по­те­ря­ет ли день­ги вла­де­лец го­сти­ни­цы или за­во­да. Вы с ним ни­ко­гда не встре­ти­тесь. Нет, воз­мож­но, встре­ти­тесь, ес­ли ока­же­тесь ми­ни­стром и долж­ны бу­де­те при­ни­мать ре­ше­ния, ка­са­ю­щи­е­ся на­ци­о­наль­ной эко­но­ми­ки. Но да­же в этой си­ту­а­ции раз­ве вы пре­да­ди­те слой, из ко­то­ро­го вы­шли? Ми­ни­стром вам быть не вечно, а по­том при­дет­ся все рав­но воз­вра­щать­ся в те же НПО.

По­ли­ти­че­ский класс Гру­зии, как и неко­то­рых дру­гих пост­со­вет­ских стран, — это за­мкну­тая сре­да, в ко­то­рую прак­ти­че­ски не при­хо­дят им­пуль­сы от об­ще­ства.

— У ме­ня сло­жи­лось ощу­ще­ние, что да­же на фоне иных пост­со­вет­ских го­су­дарств имен­но Гру­зия — это стра­на по­бе­див­шей «мяг­кой си­лы».

— Я со­мне­ва­юсь, что по­ня­тие «мяг­кая си­ла» при­год­но для опи­са­ния и объ­яс­не­ния дей­стви­тель­но­сти. Я лишь по­пы­тал­ся опи­сать ме­ха­низм ко­оп­та­ции гру­зин­ско­го по­ли­ти­че­ско­го клас­са и объ­яс­нить кажущиеся про­ти­во­ре­чия в его поведении: по­че­му эти лю­ди идут на обостре­ние от­но­ше­ний с Рос­си­ей при та­кой за­ви­си­мо­сти их стра­ны от рос­сий­ско­го рын­ка. По­ла­гаю, что этот же ме­ха­низм обо­ра­чи­ва­ет­ся дру­гой очень ин­те­рес­ной чер­той Гру­зии. У нее сла­ба про­фес­си­о­наль­ная бю­ро­кра­тия, ко­то­рая как раз и при­зва­на смяг­чать ко­ле­ба­ния конъ­юнк­ту­ры и про­во­дить стра­те­ги­че­ский курс.

— Гру­зин­ская бю­ро­кра­тия бы­ла раз­ру­ше­на в «ре­во­лю­цию роз»? Или рань­ше?

— Это очень ин­те­рес­ный во­прос, но я не го­тов на него от­ве­тить. Нуж­ны ис­сле­до­ва­ния с ши­ро­ки­ми срав­не­ни­я­ми пост­со­вет­ских стран.

— По край­ней ме­ре, в хо­де ны­неш­не­го скан­да­ла она се­бя ни­как не проявила. Как, впро­чем, и пра­вя­щая пар­тия. Ули­ца опре­де­ля­ет жизнь Гру­зии?

— Есть «Гру­зин­ская меч­та», ко­то­рая яв­ля­ет­ся по­ли­ти­че­ским бе­не­фи­ци­а­ром нор­ма­ли­за­ции эко­но­ми­че­ских от­но­ше­ний с Рос­си­ей, но у нее нет внят­ной по­ли­ти­че­ской по­зи­ции по от­но­ше­нию к Рос­сии, кро­ме той, что за­им­ство­ва­на у «Еди­но­го на­ци­о­наль­но­го дви­же­ния», то есть за­ве­до­мо непри­год­ной для ка­ких-ли­бо пе­ре­го­во­ров. Есть «Еди­ное на­ци­о­наль­ное дви­же­ние», для ко­то­ро­го Рос­сия — это удар­ная по­ли­ти­че­ская те­ма: «вла­сти во­ру­ют, а Рос­сия — агрес­сор». И есть вот этот та­бор, ко­то­рый на­зы­ва­ет­ся гру­зин­ским граж­дан­ским об­ще­ством, — мно­го­чис­лен­ные рас­корм­лен­ные на­ши­ми аме­ри­кан­ски­ми и ев­ро­пей­ски­ми парт­не­ра­ми НПО, у ко­то­рых, в об­щем, за ду­шой-то ни­че­го нет, кро­ме по­сто­ян­ной го­тов­но­сти к ма­тер­ной бра­ни по ад­ре­су Моск­вы.

К то­му же в по­след­ние го­ды пошло фи­нан­си­ро­ва­ние на борь­бу с рос­сий­ской про­па­ган­дой, силь­но уве­ли­чив­шее гра­дус безу­мия. Ты при­е­хал из Рос­сии и вы­сту­пил на гру­зин­ском те­ле­ви­де­нии? Все, ты ве­дешь «ги­брид­ную вой­ну про­тив Гру­зии». Пре­по­да­ешь рус­ский язык? Бес­плат­но? Да ты, мил че­ло­век, ди­вер­сант. И так да­лее. По су­ще­ству, это про­па­ган­да нена­ви­сти к Рос­сии и рус­ским, частично опла­чен­ная на­ши­ми аме­ри­кан­ски­ми дру­зья­ми. Мо­ло­дые низ­ко­ран­го­вые пред­ста­ви­те­ли гру­зин­ско­го по­ли­ти­че­ско­го клас­са бо­рют­ся за ме­сто в иерар­хии, изоб­ре­тая все но­вые ру­га­тель­ства в ад­рес Рос­сии и про­из­во­дя при этом как мож­но боль­ше шу­ма. В ито­ге их эмо­ции пол­но­стью за­ме­ня­ют со­бой по­ли­ти­ку.

Ес­ли дол­го про­па­ган­ди­ро­вать нена­висть, она од­на­жды воз­ник­нет. Сей­час тон гру­зин­ской пуб­лич­ной дис­кус­сии о Рос­сии ед­ва ли не ху­же, чем был по­сле вой­ны 2008 го­да. Нуж­но при­знать, что гру­зин­ское об­ще­ство со­про­тив­ля­ет­ся этой про­па­ган­де, не при­ни­ма­ет ее мас­со­во. Но ра­но или позд­но долж­но бы­ло рва­нуть. И рва­ну­ло. Де­лать вид, что все хо­ро­шо и ту­ри­стам ни­че­го не угро­жа­ет, невоз­мож­но. Угро­жа­ет. Ат­мо­сфе­ра нена­ви­сти, со­здан­ная по­ли­ти­че­ским клас­сом и ме­диа, угро­жа­ет рус­ским, ко­то­рые при­ез­жа­ют в Гру­зию.

В Гру­зии, есте­ствен­но, есть ра­ци­о­наль­ные по­ли­ти­ки. Ра­ци­о­наль­ные не зна­чит со­глас­ные с Моск­вой. Это зна­чит осо­зна­ю­щие, что от но­вой ссо­ры ни­кто не вы­иг­ра­ет, а ве­сти пе­ре­го­во­ры с круп­ней­шим со­се­дом необ­хо­ди­мо. Но они по­ка бес­силь­ны пе­ред по­ли­ти­че­ской ма­ши­ной, ра­бо­ту ко­то­рой мы ви­де­ли в по­след­ние дни. А це­ну от­вет­ствен­но­сти пра­ви­тель­ства то­же все ви­де­ли.

— То есть скан­дал с де­пу­та­том Гав­ри­ло­вым — это неза­про­грам­ми­ро­ван­ная ак­ция?

— Я ду­маю, что, ко­неч­но, эти две оп­по­зи­ци­он­ные пар­тии, ЕНД и «Ев­ро­пей­ская Гру­зия», пла­ни­ро­ва­ли устро­ить ка­кой-то скан­дал в свя­зи с за­се­да­ни­ем Меж­пар­ла­мент­ской ас­сам­блеи пра­во­сла­вия. А ат­мо­сфе­ра, в ко­то­рой это мог­ло вы­звать мас­штаб­ный по­ли­ти­че­ский кри­зис, со­зре­ва­ла несколь­ко лет.

— Воз­ник­нет ли мо­ти­ва­ция для от­дель­ных от­мо­роз­ков бить рус­ским ту­ри­стам мор­ды?

— А вот это очень ин­те­рес­ный во­прос. Рань­ше как-то об­хо­ди­лось, хо­тя бы­ло несколь­ко очень непри­ят­ных ис­то­рий, ко­гда пы­та­лись сры­вать ге­ор­ги­ев­ские лен­точ­ки или би­ли рос­сий­ских пред­при­ни­ма­те­лей, ко­то­рые вла­де­ли мел­ким биз­не­сом на неко­то­рых гру­зин­ских ку­рор­тах. На­сколь­ко я мо­гу су­дить, в Гру­зии на уровне по­все­днев­ной жиз­ни по­ли­цей­ский по­ря­док в це­лом со­хра­ня­ет­ся. С дру­гой сто­ро­ны, они со­би­ра­ют­ся и идут бить ни боль­ше ни мень­ше пар­ла­мент­скую де­ле­га­цию, это то­же о мно­гом го­во­рит. Ко­гда на про­тя­же­нии несколь­ких лет на­ра­щи­ва­ет­ся гра­дус нена­ви­сти в от­но­ше­нии Рос­сии, это обя­за­тель­но ко­гда-ни­будь вы­льет­ся в ин­ци­ден­ты на ули­цах с рос­сий­ски­ми ту­ри­ста­ми. В этом смыс­ле хо­ро­шо, что по­ток ту­ри­стов огра­ни­чи­ли до то­го, как эта ри­то­ри­че­ская нена­висть в от­но­ше­нии Рос­сии пе­ре­шла в прак­ти­че­скую агрес­сию по от­но­ше­нию к рос­сий­ским граж­да­нам.

Без Рос­сии ро­ста не бу­дет

— Ка­кую по­зи­цию за­ни­ма­ет гру­зин­ский ка­пи­тал? Он те­ря­ет день­ги из-за ши­зо­фре­нии по­ли­ти­че­ско­го клас­са. Мо­жет ли биз­нес по­вли­ять на по­ли­ти­ку?

— До недав­не­го вре­ме­ни у биз­не­са бы­ло все хо­ро­шо. Тор­гов­ля с Рос­си­ей есть, ту­ри­сты есть — о чем бес­по­ко­ить­ся? Да и не бы­ло у него вли­я­ния на по­ли­ти­ку. И лю­дей из биз­не­са в по­ли­ти­ке немно­го, не они за­да­ют тон. Как бу­дет сей­час — посмот­рим.

— По­лу­ча­ет­ся, что эко­но­ми­че­ские санк­ции Рос­сии в ад­рес Гру­зии бес­пер­спек­тив­ны, посколь­ку не вли­я­ют на по­зи­цию по­ли­ти­че­ско­го клас­са?

— Но остав­лять эту си­ту­а­цию без ре­ак­ции во­все бы­ло бы очень стран­но. На­сколь­ко я мо­гу су­дить, в Рос­сии есть по­ни­ма­ние, что в 2006–2013 го­дах ме­ры эко­но­ми­че­ско­го дав­ле­ния по­ли­ти­че­ски се­бя не оправ­да­ли. Сня­тие эко­но­ми­че­ских огра­ни­че­ний не мог­ло при­ве­сти к по­ли­ти­че­ско­му ре­зуль­та­ту немед­лен­но, но оно со­зда­ло кри­ти­че­ский объ­ем вос­ста­нов­лен­ных эко­но­ми­че­ских свя­зей, ко­то­рый уже тре­бо­вал бо­лее слож­ной по­ли­ти­че­ской на­строй­ки.

В Москве по­ни­ма­ют, что Гру­зия не го­то­ва к вос­ста­нов­ле­нию ди­пло­ма­ти­че­ских от­но­ше­ний. Но да­же при тех раз­но­гла­си­ях, что есть, мож­но со­хра­нять ува­жи­тель­ный тон и под­дер­жи­вать по­ли­ти­че­ские кон­так­ты. Тем, пред­став­ля­ю­щих вза­им­ный ин­те­рес, пол­но. Ска­жем, со­труд­ни­ча­ли спец­служ­бы Рос­сии и Гру­зии в обес­пе­че­нии без­опас­но­сти со­чин­ской Олим­пи­а­ды. Тер­ро­ризм — ак­ту­аль­ная те­ма для Гру­зии, у них мно­го граж­дан в Си­рии во­е­ва­ли. Со­труд­ни­че­ство по борь­бе с пре­ступ­но­стью. За­щи­та ин­ве­сти­ций. Да ма­ло ли че­го? Но Гру­зия в по­след­ние несколь­ко лет жи­вет в со­сто­я­нии по­сто­ян­ной ис­те­ри­ки по ад­ре­су Рос­сии. Исто­рия с Гав­ри­ло­вым толь­ко са­мая скан­даль­ная. С гру­зин­ской сто­ро­ны со­дер­жа­тель­ный ди­а­лог за­бло­ки­ро­ван.

Да, ме­ры эко­но­ми­че­ско­го дав­ле­ния не име­ли по­ли­ти­че­ско­го эф­фек­та. Но и от­ме­на этих мер, да­вай­те призна­ем, по­ли­ти­че­ско­го эф­фек­та не да­ла.

— Как эти рас­кла­ды вли­я­ют на по­ли­ти­че­скую си­сте­му стра­ны?

— Да­вай­те вспом­ним по­след­ние пре­зи­дент­ские вы­бо­ры. Бы­ло два клю­че­вых кан­ди­да­та: Гри­гол Ва­шад­зе от ко­а­ли­ции ЕНД и «Ев­ро­пей­ской Гру­зии» и Са­ло­ме Зу­ра­би­шви­ли, ко­то­рая шла как са­мо­вы­дви­же­нец, но при этом все зна­ли, что ее под­дер­жи­ва­ет «Гру­зин­ская меч­та». То­же ха­рак­тер­ная де­таль, ко­то­рая го­во­рит о том, что пра­вя­щая пар­тия ре­а­ли­стич­но оце­ни­ва­ет уро­вень сво­ей по­пу­ляр­но­сти. И вот по­сле пер­во­го ту­ра, в ко­то­ром Зу­ра­би­шви­ли не смог­ла по­бе­дить, а Ва­шад­зе за­нял вто­рое ме­сто с неболь­шим от­ры­вом, «на­ци­о­на­лы» (так в Гру­зии на­зы­ва­ют ЕНД) на­чи­на­ют празд­но­вать по­бе­ду, Са­а­ка­шви­ли за­пи­сы­ва­ет оче­ред­ные ви­део­об­ра­ще­ния. А по­том на­сту­па­ет вто­рой тур, и Са­ло­ме Зу­ра­би­шви­ли убе­ди­тель­но вы­иг­ры­ва­ет.

Ко­неч­но, пра­ви­тель­ство и пра­вя­щая пар­тия, ис­пу­гав­шись по­ра­же­ния во вто­ром ту­ре, вклю­чи­лись в кам­па­нию. На­при­мер, они на­ко­нец ска­за­ли что-то вра­зу­ми­тель­ное о про­бле­ме мик­ро­кре­ди­тов — это очень ост­рая со­ци­аль­ная про­бле­ма Гру­зии, на­се­ле­ние в дол­гах у ро­стов­щи­ков. Но глав­ной при­чи­ной по­бе­ды Зу­ра­би­шви­ли был ан­ти­рей­тинг «на­ци­о­на­лов». У них, ко­неч­но, есть яд­ро сто­рон­ни­ков, ко­то­рые при­ни­ма­ют ис­те­ри­ку и хам­ство в от­но­ше­нии Рос­сии за си­лу, гор­дость и ре­ши­тель­ность. Но

боль­шин­ство из­би­ра­те­лей ка­те­го­ри­че­ски не хо­тят воз­вра­ще­ния ЕНД к вла­сти. И го­то­вы го­ло­со­вать да­же за непо­пу­ляр­но­го кан­ди­да­та от непо­пу­ляр­ной пар­тии. На пре­зи­дент­ских вы­бо­рах это сра­бо­та­ло. Но на сле­ду­ю­щих пар­ла­мент­ских «Гру­зин­ской мечте» бу­дет очень труд­но по­бе­дить. Осо­бен­но ес­ли они прой­дут, как обе­ща­но, по пол­но­стью про­пор­ци­о­наль­ной си­сте­ме.

— По­то­му что ри­то­ри­ка на­ци­о­на­лиз­ма все­гда име­ет ста­биль­ное яд­ро по­чи­та­те­лей, а вот уме­рен­ным при­хо­дит­ся за­ни­мать­ся эко­но­ми­кой, а тут де­ла идут пло­хо.

— Уме­рен­ных, как мы уже вы­яс­ни­ли, нет, а ес­ли и есть, их по­зи­ции в гру­зин­ской по­ли­ти­ке сла­бы. «Гру­зин­ская меч­та» те­ря­ет по­пу­ляр­ность не толь­ко из-за эко­но­ми­ки. Да и с эко­но­ми­кой ни­че­го осо­бо не по­де­ла­ешь. Это та­кой глав­ный сек­рет, ко­то­рый, ви­ди­мо, гру­зин­ские по­ли­ти­ки ни­ко­гда ни­ко­му не рас­кро­ют, но это до­воль­но оче­вид­но. Кто бы ни при­шел к вла­сти в Гру­зии, не по­лу­чит­ся эко­но­ми­че­ско­го ро­ста без рас­ши­ре­ния свя­зей с Рос­си­ей.

При Са­а­ка­шви­ли Гру­зия до 2008 го­да рос­ла за счет при­то­ка ино­стран­ных ин­ве­сти­ций. В ми­ре бы­ло мно­го сво­бод­ных де­нег. При­чем, что ха­рак­тер­но, это не бы­ли за­пад­ные ин­ве­сти­ции. Это бы­ли ин­ве­сти­ции, на­при­мер, араб­ских су­ве­рен­ных фон­дов. Это был Ка­зах­стан, это был и оста­ет­ся Азер­бай­джан. По­сле 2008 го­да этот по­ток ис­сяк. Не столь­ко из-за вой­ны, сколь­ко из-за ми­ро­во­го кри­зи­са. Но по­мог­ла Брюс­сель­ская кон­фе­рен­ция до­но­ров, ко­то­рая да­ла Гру­зии че­ты­ре с по­ло­ви­ной мил­ли­ар­да дол­ла­ров по­сле вой­ны 2008 го­да. Бла­го­да­ря это­му бы­ли по­стро­е­ны все эти ту­ри­сти­че­ские пре­ле­сти Ба­ту­ми. К 2012 го­ду день­ги кон­чи­лись, и Са­а­ка­шви­ли по стран­но­му сов­па­де­нию про­иг­рал вы­бо­ры. Но вер­нул­ся рос­сий­ский ры­нок. Он обес­пе­чи­ва­ет рост, на ко­то­ром «Меч­та» дер­жит­ся уже по­чти семь лет. Те­перь, по­хо­же, все, что мож­но бы­ло взять на рос­сий­ском рын­ке при преж­них по­ли­ти­че­ских под­хо­дах, уже взя­то. Даль­ше нуж­но услож­нять со­труд­ни­че­ство. Не про­сто при­во­зить ви­но, зелень и об­слу­жи­вать ту­ри­стов, но до­го­ва­ри­вать­ся о тор­го­вых пре­фе­рен­ци­ях, при­вле­кать рос­сий­ские ин­ве­сти­ции в про­из­вод­ствен­ные сек­то­ра, до­би­вать­ся от­кры­тия рос­сий­ско­го рын­ка тру­да. Де­лать все то, что де­ла­ют со­се­ди Гру­зии: Азер­бай­джан, Ар­ме­ния (че­рез член­ство в ЕАЭС), Мол­да­вия. Но у них со­всем иной по­ли­ти­че­ский на­строй.

— Го­во­рят, что по­ли­ти­че­ская ши­зо­фре­ния при­сут­ству­ет и на бы­то­вом уровне. «Доб­ро по­жа­ло­вать, до­ро­гой рус­ский ту­рист-ок­ку­пант, трать свои день­ги и кай­ся за ре­ше­ния сво­их вла­стей».

— В стране с ту­ри­сти­че­ской эко­но­ми­кой в по­все­днев­ных раз­го­во­рах вам бу­дут го­во­рить то, что вы пред­по­ло­жи­тель­но хо­ти­те услы­шать, су­дя по об­лож­ке ва­ше­го пас­пор­та. Ес­ли вы при­е­ха­ли в Гру­зию из Рос­сии, вам ска­жут: «Да, мы не лю­бим ва­ше пра­ви­тель­ство, вы непра­виль­но по­сту­пи­ли с Аб­ха­зи­ей и Юж­ной Осе­ти­ей, нас оби­де­ли, но мы рус­ских лю­бим». Ес­ли вы при­е­ха­ли из Киева, вам рас­ска­жут, что укра­ин­цы бра­тья гру­зи­нам, что тех и дру­гих оби­жа­ет Рос­сия, что на­до эту Рос­сию во­об­ще сте­реть с ли­ца Зем­ли, по­то­му что она всем пор­тит жизнь.

От­ча­сти это от­но­сит­ся и к внеш­ней по­ли­ти­ке Гру­зии. Это стра­на, ко­то­рой суж­де­но ла­ви­ро­вать. И боль­шин­ство стран быв­ше­го СССР ве­дет и бу­дет ве­сти се­бя так же. Они бу­дут ис­кать кон­так­ты с дру­ги­ми цен­тра­ми си­лы, они бу­дут ста­рать­ся до­пол­нять кон­так­ты с Рос­си­ей ка­ки­ми-то дру­ги­ми кон­так­та­ми. Это нор­маль­но и неиз­беж­но. Не­нор­маль­но то, что у Гру­зии как раз ла­ви­ро­вать и не по­лу­ча­ет­ся. Она то­роп­ли­во пор­тит и без то­го сквер­ные от­но­ше­ния с Рос­си­ей, не по­лу­чая ни­ка­ких су­ще­ствен­ных га­ран­тий от США или ко­го бы то ни бы­ло еще. Ну, воль­но­му во­ля.

Во­об­ще, в на­ших рус­ских бур­ных дис­кус­си­ях о Гру­зии в по­след­ние неде­ли как-то от­хо­дит на зад­ний план од­но про­стое об­сто­я­тель­ство: в этой па­ре — Москва и Тби­ли­си — про­бле­мы не у Моск­вы.

— Ка­кое ме­сто в жиз­ни гру­зин се­го­дня за­ни­ма­ет во­прос Аб­ха­зии и Юж­ной Осе­тии?

— Ни один гру­зин­ский по­ли­тик в обо­зри­мом бу­ду­щем не от­ка­жет­ся от Аб­ха­зии и Юж­ной Осе­тии. Аб­со­лют­ное боль­шин­ство граж­дан Гру­зии счи­та­ет их гру­зин­ски­ми тер­ри­то­ри­я­ми. Это кон­стан­та. Дру­гое де­ло, что остро­та этой те­мы по­сте­пен­но сни­жа­ет­ся. Это нетруд­но про­сле­дить по опро­сам, в ко­то­рых ре­спон­ден­тов про­сят на­звать глав­ные про­бле­мы стра­ны. Тер­ри­то­ри­аль­ная не на пер­вом ме­сте.

В са­мой Гру­зии есть раз­ные под­хо­ды. Идей­но Рос­сии наи­бо­лее близ­ки сей­час гру­зин­ские кон­сер­ва­то­ры. Они про­де­ла­ли за по­след­ние три де­ся­ти­ле­тия лю­бо­пыт­ную эво­лю­цию. В кон­це со­вет­ской эпо­хи гру­зин­ский кон­сер­ва­тор — это тот, кто нена­ви­дит все рус­ское, по­то­му что рус­ские при­шли и по­до­рва­ли гру­зин­скую са­мо­быт­ность. Но че­рез чет­верть ве­ка по­сле рас­па­да Со­вет­ско­го Со­ю­за гру­зин­ский кон­сер­ва­тор — это че­ло­век, ко­то­рый по мень­шей ме­ре с ин­те­ре­сом при­смат­ри­ва­ет­ся к Рос­сии, по­то­му что Рос­сия ви­дит­ся аль­тер­на­ти­вой до­ми­ни­ро­ва­нию за­пад­но­го ли­бе­раль­но­го куль­тур­но­го стан­дар­та. Но для гру­зин­ско­го кон­сер­ва­то­ра Аб­ха­зия — как для пра­во­вер­но­го иудея Ие­ру­са­лим.

Гру­зин­ский ли­бе­рал од­но­вре­мен­но враж­де­бен и гру­зин­ско­му кон­сер­ва­то­ру, и Рос­сии, по­то­му что Рос­сия ему ка­жет­ся оли­це­тво­ре­ни­ем кон­сер­ва­тив­ной по­ли­ти­че­ской идео­ло­гии. Но гру­зин­ско­му ли­бе­ра­лу Аб­ха­зия и Юж­ная Осе­тия, в об­щем, не очень ин­те­рес­ны. Хо­тя да­ле­ко не вся­кий гру­зин­ский ли­бе­рал в этом при­зна­ет­ся, тем бо­лее пуб­лич­но. И у него есть свои ар­гу­мен­ты. Го­во­ря от­стра­нен­но, и вправ­ду труд­но се­бе пред­ста­вить прак­ти­че­скую поль­зу, ко­то­рую гру­зин­ское го­су­дар­ство сей­час мог­ло бы из­влечь из Юж­ной Осе­тии, ес­ли бы она на­хо­ди­лась под юрис­дик­ци­ей Тби­ли­си. Это был бы еще один де­прес­сив­ный ре­ги­он, где к то­му же на­до вы­ра­ба­ты­вать ка­кую-то по­ли­ти­ку в от­но­ше­нии нело­яль­но­го на­ци­о­наль­но­го мень­шин­ства. Прак­ти­че­ская поль­за Аб­ха­зии для гру­зин­ско­го го­су­дар­ства бо­лее по­нят­на. Но ее ин­те­гра­ция по­тре­бо­ва­ла бы от Гру­зии та­ких ко­лос­саль­ных уси­лий, на ко­то­рые она про­сто неспо­соб­на. Ес­ли да­же Бе­рия, опи­рав­ший­ся на пла­но­вую эко­но­ми­ку и неогра­ни­чен­ный ре­сурс при­нуж­де­ния со­вет­ско­го го­су­дар­ства, не смог ин­те­гри­ро­вать Аб­ха­зию, че­го ждать от Гру­зии в ее ны­неш­них об­сто­я­тель­ствах и с ны­неш­ни­ми пра­ви­те­ля­ми?

— По­лу­ча­ет­ся, Рос­сии слож­но до­го­во­рить­ся и с те­ми и с дру­ги­ми?

— Да­вай­те по­ста­вим во­прос ина­че. Тем обо­им, гру­зин­ско­му ли­бе­ра­лу и гру­зин­ско­му кон­сер­ва­то­ру, труд­но до­го­во­рить­ся с Рос­си­ей. По­нят­но, что ко­гда-то и са­мые бо­лез­нен­ные те­мы при­дет­ся об­суж­дать. Вла­ди­мир Пу­тин неод­но­крат­но пуб­лич­но пред­ла­гал гру­зин­ским вла­стям со­дей­ствие в пря­мом диа­ло­ге с Аб­ха­зи­ей и Юж­ной Осе­ти­ей. Ре­ак­ции из офи­ци­аль­но­го Тби­ли­си не бы­ло. ■

Ни­ко­лай Силаев, стар­ший на­уч­ный со­труд­ник Цен­тра про­блем Кав­ка­за и ре­ги­о­наль­ной без­опас­но­сти МГИМО

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.