ОТСТОЯЛИ БОЛОТО

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ - Фо­то­гра­фии Оле­га Ман­д­ры­ки­на и Ма­рии Гав­ри­ло­вой

«Ан­ти­му­сор­ный» бунт в Ши­е­се по­ка­зал слом тра­ди­ци­он­ной мо­де­ли га­ше­ния об­ще­ствен­ных кри­зи­сов. Хо­тя и с чу­до­вищ­ным за­поз­да­ни­ем, про­бле­му уда­лось ре­шить — бла­го­да­ря неве­ро­ят­но­му по си­ле воз­му­ще­нию об­ще­ства здра­вые си­лы по­бе­ди­ли и со­ци­аль­но-эко­ло­ги­че­ская спра­вед­ли­вость вос­тор­же­ство­ва­ла

«Ан­ти­му­сор­ный» бунт в Ши­е­се по­ка­зал слом тра­ди­ци­он­ной мо­де­ли га­ше­ния об­ще­ствен­ных кри­зи­сов. Хо­тя и с чу­до­вищ­ным за­поз­да­ни­ем, про­бле­му уда­лось ре­шить — бла­го­да­ря неве­ро­ят­но­му по си­ле воз­му­ще­нию об­ще­ства здра­вые си­лы по­бе­ди­ли и со­ци­аль­но-эко­ло­ги­че­ская спра­вед­ли­вость вос­тор­же­ство­ва­ла

По­пыт­ка по­стро­ить ги­гант­ский мо­гиль­ник для мос­ков­ско­го му­со­ра в Ши­е­се Ар­хан­гель­ской об­ла­сти спро­во­ци­ро­ва­ла на­сто­я­щий со­ци­аль­ный взрыв, при­чем не толь­ко в мест­ном об­ще­стве, но и по всей стране. Для му­сор­но­го мос­ков­ско­ар­хан­гель­ско­го чи­нов­ни­че­ства это бы­ло на­столь­ко неожи­дан­ным и обес­ку­ра­жи­ва­ю­щим, что по­ло­ви­на от­вет­ствен­ных лиц в Ар­хан­гель­ске по­спе­ши­ли смыть­ся в от­пус­ка-боль­нич­ные. На­род обо­зли­ла невероятна­я наг­лость «мос­ков­ских во­ро­тил». Ведь про­ект на­чал ре­а­ли­зо­вы­вать­ся

ти­хо, без об­ще­ствен­ных слу­ша­ний и ка­ких-ли­бо внят­ных эко­ло­ги­че­ских экс­пер­тиз, с по­тен­ци­аль­но вы­со­ким риском на­ру­ше­ния эко­ло­ги­че­ских норм. Ме­сто для мо­гиль­ни­ка бы­ло вы­бра­но как буд­то спе­ци­аль­но — в бо­ло­тах, ко­то­рые вхо­дят в бас­сей­но­вую си­сте­му ре­ки Вы­че­гда, впа­да­ю­щей в Се­вер­ную Дви­ну, ко­то­рая слу­жит ос­нов­ным ис­точ­ни­ком прес­ной во­ды для все­го жи­во­го на про­стран­стве в миллионы квад­рат­ных ки­ло­мет­ров рос­сий­ско­го Се­ве­ра. По мне­нию неко­то­рых эко­ло­ги­че­ских ор­га­ни­за­ций, это ме­сто очень рис­ко­ван­но с точ­ки зре­ния по­тен­ци­а­ла за­гряз­не­ния рек и озер.

Эко­свин­ство и мел­кие па­ко­сти

По­гру­же­ние в те­му Ши­е­са от­кры­ло об­ще­ствен­ную остро­ту про­бле­мы и об­ще­на­ци­о­наль­ный мас­штаб ее охва­та. Па­б­ли­ки в соц­се­тях, по­свя­щен­ные это­му про­ек­ту, на­би­ра­ют по сот­ни ты­сяч под­пис­чи­ков и де­сят­ки ты­сяч ком­мен­тов в по­стах. Ин­декс ци­ти­ро­ва­ния те­мы за­шка­ли­ва­ет — 22 ты­ся­чи пунк­тов в день. Да­же пен­си­он­ная ре­фор­ма не собрала та­кой со­лид­ный уро­жай об­ще­ствен­но­го ин­те­ре­са (18,3 ты­ся­чи пунк­тов). От­ку­да у ло­каль­ной се­вер­ной эко­ло­ги­че­ской про­бле­ма­ти­ки та­кой су­ма­сшед­ший об­ще­рос­сий­ский рей­тинг? Ис­хо­дя из за­ко­нов со­цио­ло­гии тут два ва

ри­ан­та: или те­ма ис­кус­ствен­но рас­кру­чи­ва­ет­ся бла­го­да­ря со­лид­но­му бюд­же­ту про­дви­же­ния, ли­бо это ре­аль­ный всплеск ак­тив­но­сти на­се­ле­ния. Мы ре­ши­ли са­ми съез­дить в эпи­центр со­бы­тий — Ши­ес.

Бли­жай­шие го­ро­да под­ле­та, от­ку­да мож­но до­брать­ся до стан­ции Ши­ес, — Кот­лас и Сык­тыв­кар. Од­на­ко до Кот­ла­са авиа­тра­фик со­всем скуд­ный, по­это­му мы ре­ши­ли от­пра­вить­ся в Сык­тыв­кар. Тем бо­лее что, ис­хо­дя из дан­ных си­сте­мы мо­ни­то­рин­га соц­ме­диа и СМИ «Ме­диа­ло­гия», жи­те­ли Рес­пуб­ли­ки Ко­ми про­яв­ля­ют са­мую боль­шую ак­тив­ность в этом про­те­сте. На­чи­ная с ле­та про­шло­го го­да, ко­гда и на­ча­лось на­род­ное бур­ле­ние из-за мос­ков­ско­го му­со­ра на Се­ве­ре, на­род от­сю­да дву­мя по­ез­да­ми с од­ной пе­ре­сад­кой за несколь­ко ча­сов до­би­рал­ся до же­лез­но­до­рож­ной стан­ции Ши­ес, ря­дом с ко­то­рой на­ча­лась строй­ка по­ли­го­на. Эту стан­цию РЖД вновь вве­ла в экс­плу­а­та­цию по­сле мно­го­лет­не­го за­бро­шен­но­го со­сто­я­ния как раз для стро­и­те­лей мо­гиль­ни­ка, по прось­бе ар­хан­гель­ских ре­ги­о­наль­ных вла­стей. Од­на­ко с 15 июня ее вновь за­кры­ли, и те­перь до­брать­ся до «му­сор­ки» ста­ло слож­но.

Пи­ке­ты и ми­тин­ги, ор­га­ни­зо­ван­ные про­шлым ле­том эко­ло­га­ми и об­ще­ствен­ни­ка­ми око­ло строй­ки, ко­неч­но, мо­зо­ли­ли гла­за, но им не при­да­ли зна­че­ния. Про­те­сту­ю­щих бы­ло все­го па­ра де­сят­ков — по несколь­ку че­ло­век от бли­жай­ше­го по­сел­ка Ур­до­ма (вклю­чая гла­ву по­се­ле­ния), из Кот­ла­са и Сык­тыв­ка­ра. А так­же па­ра-трой­ка эко­ло­гов. Ре­бя­та при­ез­жа­ли, пи­ке­ти­ро­ва­ли, за­да­ва­ли во­про­сы на­чаль­ни­кам строй­ки, зва­ли СМИ, пи­са­ли всем по­ли­ти­кам. Но их не слышали. Ак­ция бы­ла ха­о­тич­ной и мар­ги­наль­ной. Та­ких мно­го в стране.

Од­на­ко в ка­кой-то мо­мент к те­ме под­клю­чи­лись се­рьез­ные эко­ло­ги­че­ские ор­га­ни­за­ции — «Се­реб­ря­ная тай­га», Все­мир­ный фонд ди­кой при­ро­ды и др. Ак­ти­ви­сты Ко­ми и Лен­ско­го рай­о­на со­зда­ли комитет за­щи­ты Вы­че­гды. Все­го мы на­счи­та­ли 126 раз­лич­ных ор­га­ни­за­ций раз­но­го уров­ня и охва­та, ко­то­рые сей­час ак­тив­но за­ни­ма­ют­ся те­мой Ши­е­са, вклю­чая рас­крут­ку в соц­се­тях и СМИ. Про­тест­ная мас­са на­ча­ла на­рас­тать в гео­мет­ри­че­ской про­грес­сии, и за ме­сяц Ши­ес вы­рос в об­ще­рос­сий­скую про­бле­му но­мер один. И тут бы пра­ви­тель­ствен­ным по­лит­тех­но­ло­гам взять­ся за га­ше­ние вол­ны, убе­дить сво­их бос­сов при­нять сроч­ные пуб­лич­ные ме­ры. На­при­мер, по­ка­зав­шую мно­го­крат­но свою эф­фек­тив­ность схе­му руч­но­го управ­ле­ния (как бы­ло в Пи­ка­ле­во), или, что еще кру­че, гла­ва ре­ги­о­на вдруг бы про­зрел, уви­дев от­сут­ствие долж­ной эко­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы про­ек­та, и рас­по­ря­дил­ся оста­но­вить строй­ку, по­пут­но ор­га­ни­зо­вав боль­шую кон­фе­рен­цию с ши­ро­ким об­ще­ствен­ным об­суж­де­ни­ем. На этой волне мож­но бы­ло да­же рей­тинг се­бе по­вы­сить.

Но ли­бо пи­ар­щи­ки недо­мыс­ли­ли, ли­бо бос­сы ре­ши­ли всех «по­слать». В об­щем, власть не толь­ко не пред­при­ня­ла ни­ка­ких дей­ствий, но и су­ще­ствен­но усу­гу­би­ла свое по­ло­же­ние. Для на­ча­ла охране по­ли­го­на — ЧОП «Га­рант без­опас­но­сти» — да­ли при­каз «мо­чить» осо­бо ак­тив­ных оби­та­те­лей про­тестно­го па­ла­точ­но­го го­род­ка у по­ли­го­на. Их ста­ли из­би­вать, уни­жать — в от­кры­тую, в на­ру­ше­ние всех мыс­ли­мых за­ко­нов. Жа­ло­бы в по­ли­цию от­чет­ли­во по­ка­за­ли, что она по­лу­чи­ла та­кой же при­каз, уже от сво­их ге­не­ра­лов. Сна­ча­ла по­ли­цей­ские про­сто на­блю­да­ли, как из­би­ва­ют мир­ных лю­дей во­ору­жен­ные охран­ни­ки строй­ки, а c кон­ца ап­ре­ля са­ми под­клю­чи­лись к про­цес­су. Ак­ти­ви­стов про­сто вы­хва­ты­ва­ли из тол­пы, тас­ка­ли за шкир­ку и вся­че­ски пы­та­лись сло­мать пси­хо­ло­ги­че­ски. Тро­их аре­сто­ва­ли и за­ве­ли уго­лов­ные де­ла — увез­ли в КПЗ, по­том в суд, вле­пив­ший им в тот же день штраф и за­прет при­бли­жать­ся к по­ли­го­ну бли­же чем на де­сять ки­ло­мет­ров.

От­вет «ше­лу­по­ни»

Эти кад­ры аб­со­лют­но наг­ло­го от­но­ше­ния ар­хан­гель­ской и мос­ков­ской вла­сти

к на­ро­ду об­ле­те­ли все воз­мож­ные эфи­ры по­пу­ляр­ных па­б­ли­ков в се­ти и ютуб­ка­на­лов. Это был взрыв на­род­но­го гне­ва, по­ли­то­ло­га­ми на­зы­ва­е­мый «ме­дий­ная со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ская до­ми­нан­та». На тот мо­мент бы­ла еще воз­мож­ность от­ра­бо­тать пра­ви­тель­ствен­ным спе­цам, а при долж­ном про­фес­си­о­на­лиз­ме да­же обер­нуть си­ту­а­цию в свою поль­зу, по­то­му что весь этот ди­кий ан­ти­со­ци­аль­ный треш про­ис­хо­дил на ни­зо­вом уровне. У мир­но­го про­те­ста (как и у имиджа и рей­тин­га вла­сти в об­ще­стве), по законам рус­ско­го ре­во­лю­ци­он­но­го жан­ра, еще бы­ла на­деж­да на спра­вед­ли­вых на­чаль­ни­ков. Од­на­ко гу­бер­на­тор Ар­хан­гель­ской об­ла­сти Игорь Ор­лов опу­стил эти шан­сы ни­же плин­ту­са. Яв­но рас­те­ряв­шись, он ре­шил обо­зна­чить мо­не­тар­ные рам­ки Ши­е­са и за­явил про­те­сту­ю­щим: «…Вся­кая ше­лу­понь пы­та­ет­ся на­звать ме­ня как-то. Москва два мил­ли­ар­да да­ла и еще шесть даст. Я что, на ду­ра­ка по­хож, от де­нег от­ка­зы­вать­ся»? По­сле это­го во мно­гих го­ро­дах об­ла­сти по­яви­лись лю­ди с фут­бол­ка­ми, круж­ка­ми, на­клей­ка­ми на ма­ши­ны и всем что под ру­ку по­па­дет­ся с над­пи­сью «Сам ты ше­лу­понь!» «Ан­ти­му­сор­ный» огонь раз­го­рел­ся с еще боль­шей си­лой и при­нял бо­лее агрес­сив­ный от­те­нок.

Ат­мо­сфе­ра в об­ще­стве в Сык­тыв­ка­ре ме­ня по­ра­зи­ла. Во-пер­вых, ле­тя в са­мо­ле­те, я ока­зал­ся за­жат меж­ду дву­мя людь­ми, оде­ты­ми в яр­кие жел­тые фут­бол­ки с кри­ча­щи­ми над­пи­ся­ми: «Ру­ки прочь от Ши­е­са!» и «За­щи­тим Се­вер от мос­ков­ско­го му­со­ра!» Од­на со­сед­ка ока­за­лась учи­тель­ни­цей млад­ших клас­сов шко­лы, вто­рой со­сед — во­ди­те­лем трол­лей­бу­са. По­том, к сво­е­му удив­ле­нию, я об­на­ру­жил, что это не мне так по­вез­ло, а все­му са­мо­ле­ту — пол­са­ло­на бы­ли на­ря­же­ны в та­кие фут­бол­ки и ру­баш­ки. Раз­го­во­ры в на­ро­де, под­слу­шан­ные мной, то­же бы­ли об этом.

— Я уго­во­ри­ла зя­тя взять от­пуск и по­ехать всей се­мьей на Ши­ес, — во­оду­шев­лен­но ска­за­ла ба­буш­ка, си­дя­щая сза­ди ме­ня с вну­ком.

— На­до ехать ту­да сра­зу с ба­зу­кой и раз­не­сти этих… к чер­тям со­ба­чьим, — вста­вил свое вес­кое сло­во му­жик с бан­да­ной на го­ло­ве.

— Это та­ра­ка­ны, че­го на них па­тро­ны тра­тить. На­до глав­ных кры­са­ков — Ор­ло­ва и Ре­си­на — на эту свал­ку за­ста­вить при­то­пать, пеш­ком, — ска­за­ла моя со­сед­ка-учи­тель­ни­ца.

В са­мом го­ро­де в воз­ду­хе ви­та­ла ре­во­лю­ци­он­ная ро­ман­ти­ка. Прак­ти­че­ски каж­дая ма­ши­на укра­ше­на боль­шим яр­ким сти­ке­ром про­тив строй­ки по­ли­го­на, да­же так­си. На вхо­де в ка­фе, где я ре­шил пе­ре­ку­сить, ви­се­ла таб­лич­ка «Сто­лич­ным му­сор­ным го­бли­нам вход вос­пре­щен!»

Прак­ти­че­ски каж­дая ма­ши­на укра­ше­на боль­шим яр­ким

сти­ке­ром про­тив строй­ки по­ли­го­на, да­же так­си. На

На пло­ща­ди пе­ред пра­ви­тель­ством со­би­ра­ют­ся сот­ни лю­дей с фла­га­ми и по­ют под ги­та­ры и гар­мош­ки пес­ни про род­ную при­ро­ду Се­ве­ра. При­чем мож­но на­блю­дать пол­но­цен­ный срез об­ще­ства: там и ба­буш­ки с внуч­ка­ми, раз­да­ю­щие пи­рож­ки, и сту­ден­ты с пив­ком, и ра­бо­чий люд, и ин­тел­ли­ген­ция. Есте­ствен­но, есть и ал­ка­ши, ша­та­ю­щи­е­ся или пус­ка­ю­щи­е­ся в ди­кий пляс го­па­ка. Для Рос­сии, осо­бен­но для тра­ди­ци­он­но апо­ли­тич­но­го Се­ве­ра, это уни­каль­ная си­ту­а­ция, на­сто­я­щий со­ци­аль­ный фе­но­мен и пред­мет для при­сталь­но­го ис­сле­до­ва­ния уче­ны­ми.

Дру­гой фе­но­мен, уже стыд­ный для вла­сти, за­клю­ча­ет­ся в то­таль­ном за­мал­чи­ва­нии про­бле­мы и за­пу­ги­ва­нии участ­ни­ков ми­тин­гов вме­сто по­пы­ток ее хоть как-то ре­шить. Участ­ни­кам про­те­ста угро­жа­ют каж­до­му лич­но. И по те­ле­фо­ну, и под­лав­ли­ва­ют на пу­ти с ра­бо­ты или уче­бы. Я вы­бо­роч­но спро­сил два де­сят­ка лю­дей, при­сут­ству­ю­щих на пло­ща­ди в Сык­тыв­ка­ре, и у всех бы­ли угро­жа­ю­щие звон­ки или за­са­ды по­ли­ции. При этом, несмот­ря на со­всем уж об­ще­на­ци­о­наль­ный мас­штаб про­бле­мы,

вхо­де в ка­фе, где я ре­шил пе­ре­ку­сить, ви­се­ла таб­лич­ка

«Сто­лич­ным му­сор­ным го­бли­нам вход вос­пре­щен!»

те­ле­ка­на­лы мол­чат, как и про­филь­ные ве­дом­ства. Как бы­ло на­пи­са­но на май­ке од­но­го из ми­тин­гу­ю­щих: «Мы су­ще­ству­ем! Мы здесь!» И со­всем наг­лая по­зи­ция мос­ков­ской ком­па­нии, стро­я­щей му­сор­ный по­ли­гон. Пы­та­ясь со­хра­нить ви­ди­мость за­кон­но­сти про­ек­та, они про­ве­ли встре­чу с жи­те­ля­ми Лен­ско­го рай­о­на, что пред­пи­сы­ва­ет при­ро­до­охран­ное за­ко­но­да­тель­ство. Но жи­те­лей ту­да по­че­му-то не при­гла­си­ли. Вер­нее, при­гла­си­ли, но ку­лу­ар­но, до­го­во­рив­шись с несколь­ки­ми мест­ны­ми про­ве­сти встре­чу в за­кры­том ре­жи­ме. Чу­дом про­ню­хав­шие об этом жи­те­ли бли­жай­шей к Ши­е­су Ур­до­мы при­шли на ме­ро­при­я­тие, но их да­же не пу­сти­ли в зал. То­гда в Ур­до­ме ста­ли про­хо­дить свои, на­род­ные, встре­чи — мас­со­вые тысячные (это чет­верть все­го на­се­ле­ния по­сел­ка) ми­тин­ги про­тив стро­и­тель­ства по­ли­го­на. А сле­ду­ю­щий меж­ду­со­бой­чик ин­ве­сто­ра с под­став­ной груп­пой то­ва­ри­щей, про­шед­ший 29 ян­ва­ря, мест­ным жи­те­лям уже уда­лось со­рвать. При­шли к ме­сту про­ве­де­ния встре­чи це­лой тол­пой в по­ло­ви­ну на­се­ле­ния по­сел­ка и на­ча­ли кри­чать: «По­зор!»

Пу­те­ше­ствие в центр ан­ти­му­сор­ной все­лен­ной

На стан­цию Ши­ес ста­ли при­ез­жать вах­то­вым ме­то­дом ты­ся­чи лю­дей со всей стра­ны. Назой­ли­вая му­ха пре­вра­ти­лась в опас­но­го тиг­ра. Что­бы пре­кра­тить этот по­ток, авторы по­ли­го­на по­про­си­ли РЖД стан­цию за­крыть, что же­лез­но­до­рож­ни­ки и сде­ла­ли. Те­перь путь ту­да по си­лам лишь мо­ло­дым, здо­ро­вым и очень мо­ти­ви­ро­ван­ным лю­дям, ибо до­рож­ка не для сла­ба­ков. Сна­ча­ла от Сык­тыв­ка­ра нуж­но про­ехать на ма­шине 250 ки­ло­мет­ров по жут­ким до­ро­гам, по­том пе­ре­пра­вить­ся че­рез боль­шую ре­ку, а за­тем еще про­шле­пать две­на­дцать ки­ло­мет­ров по тай­ге и бо­ло­ту пеш­ком. Мне уда­лось ре­шить эту про­бле­му лег­ко. Бла­го по­ток доб­ро­воль­цев в сто­ро­ну Ши­е­са ве­лик — эко­ло­ги, ком­му­ни­сты, ак­ти­ви­сты и про­сто за­де­тые за жи­вое мест­ные жи­те­ли со­би­ра­ют ги­гант­ские рюк­за­ки про­ви­зии, топ­ли­ва, одеж­ды и вся­ких «ништя­ков», нуж­ных лю­дям, жи­ву­щим в тай­ге в па­лат­ках, и едут в сто­ли­цу «му­сор­но­го» про­те­ста.

Я сел на хвост од­ним сык­тыв­кар­ским ве­се­лым ре­бя­там, ока­зав­шим­ся про­грам­ми­ста­ми, ко­то­рые вез­ли це­лый ба­гаж­ник с тю­ка­ми вся­ких нуж­ных шту­ко­вин. Вы­ез­жать при­шлось с пе­ту­ха­ми, по­то­му что ре­бя­та ска­за­ли, что ехать при­дет­ся по­чти це­лый день. По­сле трех­ча­со­вой ез­ды по кри­вой до­ро­ге на ма­шине, в ко­то­рой про­грам­ми­сты рас­пе­ва­ли под ги­та­ру пош­лые по­ли­ти­че­ские ча­стуш­ки и гимн Со­вет­ско­го Со­ю­за, мы уткну­лись в боль­шую ре­ку Вы­че­гда, че­рез ко­то­рую пред­сто­я­ло пе­ре­брать­ся на дру­гой бе­рег. Но тут мест­ные вла­сти под­ло­жи­ли еще од­ну жирную сви­нью: пред­при­ни­ма­те­лям — вла­дель­цам па­ро­мов на­сто­я­тель­но ре­ко­мен­до­ва­ли ута­щить су­да на дру­гие марш­ру­ты или сроч­но сло­мать­ся. Из двух па­ро­мов в ито­ге один сва­лил в неиз­вест­ном на­прав­ле­нии, а дру­гой стал пе­ри­о­ди­че­ски ло­мать­ся и ре­мон­ти­ро­вать­ся. Нет, со­всем пе­ре­пра­ву не лик­ви­ди­ро­ва­ли — это бы­ло бы кон­сти­ту­ци­он­ное на­ру­ше­ние нор­ма­ти­вов о транс­порт­ной до­ступ­но­сти для на­се­ле­ния. Но ча­сто­та дви­же­ния рез­ко сни­зи­лась, а ре­гу­ляр­ность (что важ­нее) ста­ла ха­о­тич­ной. Так что на­род ча­стень­ко, при­ез­жая, уты­кал­ся в от­сут­ствие пе­ре­пра­вы. Неко­то­рые ока­зы­ва­лись не го­то­вы к та­ким при­клю­че­ни­ям и уез­жа­ли об­рат­но.

Мне же по­вез­ло с по­пут­чи­ка­ми — они бы­ли от­лич­но под­го­тов­лен­ны­ми пар­ти­за­на­ми (в ком­па­нии — опе­ра­то­ре па­ро­ма у них был свой «крот»). По­это­му мы по­до­жда­ли все­го па­ру ча­сов, за­гру­зи­лись на па­ром и вско­ре бы­ли уже на том бе­ре­гу. Опять се­ли в ма­ши­ну и по­еха­ли — уже со­всем по япон­ским до­ро­гам — «то яма, то ка­на­ва». В ито­ге уткну­лись в мен­тов­ско­га­з­про­мов­ский блок­пост, ко­то­рый даль­ше по до­ро­ге ни­ко­го не пус­кал. На до­ро­гу за­пре­ти­ли въез­жать по при­чине то­го, что она про­хо­дит че­рез ма­ги­страль­ный га­зо­про­вод, иду­щий к «Се­вер­но­му по­то­ку». По ре­ше­нию «Газ­про­ма» ее ре­ши­ли сде­лать осо­бым объектом и за­крыть для всех, вклю­чая жи­те­лей бли­жай­ших де­ре­вень и по­сел­ков.

Ре­бя­та бро­си­ли ма­ши­ну, на­де­ли бо­лот­ные са­по­ги и ре­зи­но­вые пла­щи (ина­че ко­ма­ры со­жрут в пер­вые де­сять ми­нут), вы­гру­зи­ли тю­ки с «ништя­ка­ми», взва­ли­ли их, как вьюч­ные ослы, на се­бя и по­бре­ли по ле­су в сто­ро­ну Ши­е­са. Ме­ня то­же осчаст­ли­ви­ли. «А это те­бе в ка­че­стве бес­плат­но­го фит­не­са», — ска­за­ли по­пут­чи­ки, ука­зав на уве­си­стый ме­шок раз­ме­ром с кар­то­фель­ный.

Нам пред­сто­я­ло прой­ти пеш­ком две­на­дцать ки­ло­мет­ров по тай­ге, бо­ло­ту и бу­ре­ло­мам. Са­ма эта мысль угне­та­ла во­лю и всю жур­на­лист­скую прыть. Но, как го­во­рит­ся, гла­за бо­ят­ся, а ру­ки де­ла­ют. В сухую по­го­ду, да еще с та­кой ве­се­лой ком­па­ни­ей, под пе­сен­ки и вкус­ную ту­шен­ку на при­ва­лах все ока­за­лось не так страш­но. Бы­ла толь­ко од­на бе­да — чу­до­вищ­но­го раз­ме­ра ко­ма­ры, ко­то­рые здесь, ви­ди­мо, не ме­нее озве­рев­шие, чем ак­ти­ви­сты.

Ла­герь фе­но­ме­нов

То, что я уви­дел в Ши­е­се, ин­те­рес­но не толь­ко с со­цио­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния, но и в раз­ре­зе тео­рии управ­ле­ния. У по­ли­го­на ор­га­ни­зо­ван не обыч­ный про­тестный па­ла­точ­ный го­ро­док — эта­кое бро­унов­ское дви­же­ние раз­но­шерст­ной тол­пы, вы­кри­ки­ва­ю­щей ло­зун­ги. Здесь по­стро­ен на­сто­я­щий го­род — со слож­ной струк­ту­рой, чет­ким раз­де­ле­ни­ем тру­да и обя­зан­но­стей, а так­же жест­ким ко­дек­сом по­ве­де­ния в ла­ге­ре, где за­пре­ща­ет­ся бу­хать, упо­треб­лять нар­ко­ти­ки, ру­гать­ся ма­том, иметь ору­жие (в том чис­ле хо­лод­ное), на­па­дать на по­ли­цей­ских и чи­нов­ни­ков; тре­бу­ет­ся быть веж­ли­вым, по­мо­гать дру­гим жи­те­лям ла­ге­ря и т. д. Все тут за­ни­ма­ют­ся сво­им де­лом. Ес­ли ты врач — ле­чи лю­дей, ес­ли по­вар или про­сто ис­кус­ная до­мо­хо­зяй­ка — го­товь еду, охот­ни­ки и ры­бо­ло­вы до­бы­ва­ют дичь. Есть своя по­ли­ция-дру­жи­на и охра­на пе­ри­мет­ра, со­сто­я­щие из креп­ких ре­бят-спортс­ме­нов. Го­род, как в древ­ние вре­ме­на, раз­де­лен на гиль­дии по ком­пе­тен­ци­ям, в ко­то­рых уста­нов­ле­ны де­жур­ство и гра­фи­ки ра­бот. Од­на­ко, несмот­ря на яв­ную вы­со­кую ор­га­ни­за­ци­он­ную струк­ту­ру ла­ге­ря, мне так и не уда­лось вы­явить здесь во­жа­ка, ко­то­рый управ­ля­ет про­цес­са­ми. И это про­сто уди­ви­тель­но. Есть несколь­ко лю­дей, ве­ду­щих се­бя как ли­де­ры, но вы­явить ка­кую-ли­бо ад­ми­ни­стра­тив­ную связь меж­ду ни­ми мне то­же не уда­лось.

Не лишне бу­дет от­ме­тить, что обес­пе­че­ние ма­те­ри­аль­ны­ми ре­сур­са­ми у ла­ге­ря очень неплохое. Здесь есть в до­стат­ке печ­ки, ге­не­ра­то­ры, спец­одеж­да, по­су­да, по­ле­вая кух­ня с обо­ру­до­ва­ни­ем, строй­ма­те­ри­а­лы, ин­стру­мен­ты и да­же обо­ру­до­ван­ный мед­пункт с ис­чер­пы­ва­ю­щим на­бо­ром со­вре­мен­ных до­ро­гих ле­карств. Все это, в том чис­ле тех­ни­ка, до­ста­точ­но вы­со­ко­го клас­са для сти­хий­но­го ми­тин­га про­стых лю­дей. То есть у это­го про­тестно­го ла­ге­ря яв­но есть спон­со­ры. Не обя­за­тель­но ка­кие-то внеш­ние — воз­мож­но, внут­ри ко­ман­ды на­шлись со­сто­я­тель­ные лю­ди, го­то­вые ввя­зать­ся в бла­го­тво­ри­тель­ность ра­ди за­щи­ты род­ной зем­ли и при­ро­ды.

В ла­ге­ре по­ми­мо па­ла­ток, при­е­хав­ших на вах­ту, — па­лат­ка-штаб с печ­кой и спут­ни­ко­вой та­рел­кой для ин­тер­не­та (тут по­сто­ян­но та­рах­тит ге­не­ра­тор) и кон­струк­ция в ви­де теп­ли­цы, где хра­нят­ся при­па­сы: кон­сер­вы, пе­че­нье, ма­ка

ро­ны, кру­пы, ко­фе, чай. Тут же ап­те­ка и прин­тер. Пи­тье­вая во­да — в пя­ти­лит­ро­вых бу­ты­лях, ко­то­рые сю­да при­во­зят.

В про­дук­то­вой па­лат­ке то­же ки­пит ор­га­ни­зо­ван­ная ра­бо­та. Жен­щи­ны рас­фа­со­вы­ва­ют про­дук­ты по ко­роб­кам, си­сте­ма­ти­зи­ру­ют и ве­дут учет при­па­сам. «Про­дук­ты все ве­зут и ве­зут, хоть и ска­за­но, что не на­до. Не от­ка­жешь же лю­дям, они по­мочь хо­тят», — го­во­рит Та­тья­на Брит­ки­на, осмат­ри­вая «по­сыл­ки».

На Ши­е­се кух­ня ра­бо­та­ет по­сто­ян­но, ко­стер не гас­нет ни днем, ни но­чью. Несколь­ко хо­зя­ек ва­рят суп и ка­ши, ре­жут са­ла­ты, ино­гда да­же де­ла­ют тор­ты. Обеденный стол из бре­вен и до­сок под на­ве­сом от до­ждя ни­ко­гда не пу­сту­ет.

Ря­дом с про­дук­то­вой «теп­ли­цей» — еще од­на, там — теп­лая одеж­да, спаль­ни­ки, па­лат­ки, ту­ри­сти­че­ские ков­ри­ки, дож­де­ви­ки, ре­зи­но­вые са­по­ги. Это для тех, кто при­е­хал в ла­герь непод­го­тов­лен­ным. В на­ча­ле июня спать в па­лат­ке еще хо­лод­но — но­чью бы­ва­ет ше­сть­во­семь гра­ду­сов.

До­жди ле­том в Ар­хан­гель­ской об­ла­сти ча­стые, по­это­му без ре­зи­но­вых са­пог на Ши­е­се не обой­тись, осо­бен­но ес­ли на­до хо­дить меж­ду стан­ци­я­ми. В крос­сов­ках прой­дешь толь­ко в па­ла­точ­ном ла­ге­ре, за его пре­де­ла­ми — бо­ло­та. Для за­щи­ты от до­ждя у ак­ти­ви­стов есть длин­ные тем­но-си­ние дож­де­ви­ки. Туа­лет мет­рах в де­ся­ти от ла­ге­ря, в двух­стах мет­рах — ба­ня, ко­то­рая при этом яв­ля­ет­ся од­ним из по­стов кон­тро­ля пе­ри­мет­ра и без­опас­но­сти. Здесь по­сто­ян­но де­жу­рят два-три че­ло­ве­ка. Ба­ню то­пят для всех же­ла­ю­щих и да­же вя­жут бе­ре­зо­вые ве­ни­ки. Тут же мож­но по­сти­рать ве­щи.

Сей­час у ак­ти­ви­стов че­ты­ре поста, у каж­до­го свое на­зва­ние: «Стан­ция», «Ле­нин­град», «Ба­ня» и «Ко­стер». Те­перь в па­ла­точ­ном ла­ге­ре в буд­ни не ме­нее двух­сот че­ло­век, а по вы­ход­ным и празд­ни­кам чис­ло ак­ти­ви­стов мо­жет до­хо­дить до вось­ми­сот.

— У нас го­сти! Слы­ши­те, на­род? Го­сти-и-и!

— Гос­по­ди, опять идет эта чер­ная ту­ча, — вздох­ну­ла жен­щи­на и по­спеш­но вклю­чи­ла ка­ме­ру на смарт­фоне.

Все за­мер­ли: со сто­ро­ны стан­ции в ла­герь идет боль­шая груп­па по­ли­цей­ских вме­сте с омо­нов­ца­ми. В пер­вый раз та­кой ви­зит пу­га­ет: мол­ча­ли­вые рос­лые бой­цы с ду­бин­ка­ми, ли­ца скры­ты ба­ла­кла­ва­ми, вид­ны толь­ко гла­за, один сни­ма­ет ак­ти­ви­стов на ви­део­ка­ме­ру. Го­во­рят с ак­ти­ви­ста­ми толь­ко по­ли­цей­ские. Стар­ший объ­яс­ня­ет: по­сту­пи­ла ин­фор­ма­ция, что в ла­герь с по­ез­дом мог­ли при­е­хать ра­ди­ка­лы из Моск­вы, что­бы устро­ить про­во­ка­цию.

ОМОН при­хо­дит внезапно и ча­сто — семь-во­семь раз в день. Над ла­ге­рем по­сто­ян­но кру­жит квад­ро­ко­птер. Из­ред­ка кто-то при­зы­вал сбить его кам­нем, но ини­ци­а­то­ра быст­ро одер­ги­ва­ли.

За­дер­жа­ния в ла­ге­ре то­же ста­ли вполне буд­нич­ным яв­ле­ни­ем. Обыч­но это про­ис­хо­дит так: по­ли­цей­ский в окру­же­нии ак­ти­ви­стов, сни­ма­ю­щих все на ви­део, под­хо­дит к ак­ти­ви­сту и, ти­хой ско­ро­го­вор­кой со­об­щая «вы по­до­зре­ва­е­тесь в том-то», уво­дит его в уча­сток под при­смот­ром ОМОНа. Ча­ще все­го «вах­то­ви­ков» об­ви­ня­ют в са­мо­управ­стве и непод­чи­не­нии тре­бо­ва­нию со­труд­ни­ка по­ли­ции. На­при­мер, за то, что не да­ва­ли по­са­дить вер­то­лет на строй­ке 10 мая, не про­пус­ка­ли тех­ни­ку 27 мая и не да­ва­ли по­ста­вить за­бор 4 июня. В участ­ке на ак­ти­ви­ста со­став­ля­ют про­то­кол, а по­том со­про­вож­да­ют с кон­во­ем на по­ез­де до бли­жай­ше­го сво­бод­но­го су­да. На сле­ду­ю­щий день неко­то­рые ак­ти­ви­сты воз­вра­ща­ют­ся в ла­герь с но­во­стя­ми о штра­фах.

Ино­гда лю­дей за­дер­жи­ва­ют пря­мо на строй­ке. Так бы­ло с Ни­ной Щер­ба­ко­вой 3 июня. Она по­шла из ла­ге­ря на ого­ро­жен­ную тер­ри­то­рию, вста­ла на пу­ти у КамАЗа, во­зив­ше­го по пло­щад­ке пе­сок, и спро­си­ла, есть ли у во­ди­те­ля марш­рут­ный лист и все необходимы­е ме­ди­цин­ские справ­ки. По­ли­цей­ские уве­ли ее в уча­сток, со­ста­ви­ли про­то­кол о са­мо­управ­стве.

Со­труд­ни­ков охра­ны ак­ти­ви­сты пре­зри­тель­но зо­вут «чо­пи­ка­ми». Они по­сто­ян­но про­сят у охран­ни­ков до­ку­мен­ты о том, что за объ­ект они охра­ня­ют. Их от­сы­ла­ют к ру­ко­вод­ству ком­па­нии, ко­то­ро­го на ме­сте нет. Де­жу­ря­щие на Ши­е­се пи­шут за­яв­ле­ния в по­ли­цию по лю­бо­му по­до­зри­тель­но­му по­во­ду. И так по кру­гу по­чти каж­дый день.

Ком­мен­та­рии ак­ти­ви­стам да­ют толь­ко гру­бо­ва­тый в об­ще­нии на­чаль­ник охра­ны Игорь По­пов и под­пол­ков­ник по­ли­ции, зам­на­чаль­ни­ка от­де­ла МВД по Лен­ско­му рай­о­ну Вла­ди­мир Оше­ров. Как толь­ко кто-то из них по­яв­ля­ет­ся в по­ле зре­ния ак­ти­ви­стов, на них тут же «на­па­да­ют» с пре­тен­зи­я­ми со всех сто­рон и с во­про­са­ми о том, ка­кие ме­ры при­ня­ты по фак­ту из­би­е­ния ак­ти­ви­стов. От­вет, как пра­ви­ло, об­те­ка­е­мый.

— Ко­неч­но, про­во­дят­ся ме­ро­при­я­тия. Есть опре­де­лен­ные про­цес­су­аль­ные сро­ки, в рам­ках ко­то­рых про­во­дит­ся про­вер­ка. Бу­дет да­на со­от­вет­ству­ю­щая пра­во­вая оцен­ка. На се­го­дня, ес­ли вам это ин­те­рес­но, вы мо­же­те об­ра­тить­ся с со­от­вет­ству­ю­щим за­про­сом, ес­ли вы его упол­но­мо­че­ны от­прав­лять, и вам бу­дет дан от­вет, — го­во­рит под­пол­ков­ник Оше­ров.

Ес­ли си­ту­а­ция на­ка­лит­ся, ОМОН на­го­то­ве: он мо­жет разо­гнать неор­га­ни­зо­ван­ных эко­ак­ти­ви­стов в те­че­ние пят­на­дца­ти ми­нут. На по­мощь ОМОНу быст­ро при­дет Рос­гвар­дия — несколь­ко ма­шин сто­ят в трех ки­ло­мет­рах от стан­ции, у даль­не­го поста ак­ти­ви­стов под на­зва­ни­ем «Ко­стер». Недав­но ак­ти­ви­сты за­ме­ти­ли в ши­ес­ских ле­сах муж­чин в зе­ле­ном ка­му­фля­же без зна­ков от­ли­чия. Кто они, неиз­вест­но. Ак­ти­ви­сты зо­вут их «зе­ле­ны­ми че­ло­веч­ка­ми».

Со­труд­ни­ков охра­ны

ак­ти­ви­сты пре­зри­тель­но

зо­вут «чо­пи­ка­ми»

В ла­ге­ре мно­го лю­дей, при­ез­жа­ю­щих сю­да как на тур­с­лет или в пи­о­нер­ский по­ход. «Ту­ри­сты» едут на од­ну но­чев­ку: по­си­деть у ко­ст­ра и по­го­во­рить за жизнь, по­есть по­ход­ной ка­ши, сде­лать сел­фи на фоне про­тестных фла­гов и выложить по­том в сеть ще­ко­чу­щие нервы ви­део с рей­да­ми ОМОНа в ла­герь. Да­же знач­ки раз­да­ют с над­пи­сью «Я был на Ши­е­се. Июнь 2019». Кста­ти, знач­ки сде­ла­ны доб­рот­но и со­всем не дешево, ин­те­рес­но, кто их за­ка­зы­ва­ет?

Сбой си­сте­мы ту­ше­ния

В Ар­хан­гель­ске, ку­да я на­пра­вил­ся по­сле Ши­е­са, об­на­ру­жи­лась по­хо­жая кар­ти­на об­ще­ствен­ных на­стро­е­ний, хо­тя го­род этот боль­ше и про­тест­ная ак­тив­ность здесь бо­лее раз­мы­та. Но и ма­ши­ны со сти­ке­ра­ми, и ту­сов­ки, и раз­го­во­ры го­ро­жан то­же при­сут­ству­ют. На цен­траль­ной пло­ща­ди Ле­ни­на пе­ред пра­ви­тель­ством ор­га­ни­зо­ва­на бес­сроч­ная ак­ция про­те­ста. По го­ро­ду хо­дят лю­ди в фут­бол­ках с над­пи­сью «Сам ты ше­лу­понь!» И опять ме­лоч­ная па­кость от пра­ви­тель­ства Ар­хан­гель­ской об­ла­сти. Они взя­ли и ута­щи­ли все ска­мей­ки из цен­тра го­ро­да, ти­па на ре­монт. Ни­ко­го не ин­те­ре­су­ет, что они бы­ли прак­ти­че­ски но­вень­кие.

За­пу­щен­ная вла­стью про­бле­ма сто­лич­но­го му­со­ра на Се­ве­ре не ре­ша­лась ни на ка­ком уровне. По­ка 16 мая на ме­диа­фо­ру­ме «Об­ще­рос­сий­ско­го на­род­но­го фрон­та» по те­ме не вы­ска­зал­ся Вла­ди­мир Пу­тин, по­тре­бо­вав от всех участ­ни­ков «му­сор­ных» стро­ек со­гла­со­вы­вать свои про­ек­ты с мест­ным на­се­ле­ни­ем и про­во­дить про­фес­си­о­наль­ные эко­ло­ги­че­ские экс­пер­ти­зы. Неожи­дан­но в тот же день опе­ра­тор по­ли­го­на объ­явил, что сво­ра­чи­ва­ет строй­ку до про­ве­де­ния эко­экс­пер­тиз и пол­но­цен­ных об­ще­ствен­ных слу­ша­ний. А ра­но утром с Ши­е­са на­ча­ли убирать Ка­мАЗы. И вро­де бы здесь по законам жан­ра оте­че­ствен­ной по­ли­ти­че­ской прак­ти­ки дол­жен на­сту­пить хеп­пи-энд. Но не тут-то бы­ло. На этот раз схе­ма по­че­му-то не сра­бо­та­ла. На­род на Ши­е­се не толь­ко не стал рас­хо­дить­ся, но и, на­обо­рот, при­рос де­сят­ком ту­ри­стов. И это еще один фе­но­мен, вы­яв­лен­ный в хо­де этой ис­то­рии.

«Мы ни­ко­му не ве­рим! Мы ждем пря­мую ли­нию с пре­зи­ден­том, посмот­рим, что он скажет», — кричат ак­ти­ви­сты.

Од­на­ко на пря­мой ли­нии те­ма Ши­е­са не про­зву­ча­ла. Бы­ло ска­за­но лишь, что про­бле­ма му­со­ра в стране ни­ко­гда не ре­ша­лась. Опять крем­лев­ские пи­ар­щи­ки недо­ра­бо­та­ли. Лю­бой про­фес­си­о­нал вста­вил бы в сце­на­рий во­прос про Ши­ес сре­ди пер­вых и от­ме­тил крас­ным для всех. А здесь мол­ча­ние. Это разо­зли­ло до­ве­ден­ный гу­бер­на­то­ром и дру­ги­ми чи­нов­ни­ка­ми на­род. В ито­ге сра­зу по­сле пря­мой ли­нии с пре­зи­ден­том комитет за­щи­ты Вы­че­гды рас­про­стра­нил очень ед­кое и гнев­ное об­ра­ще­ние жи­те­лей, где вы­ска­зы­ва­лась мысль, что «20 июня нам все ста­ло яс­но». Оно на­бра­ло бо­лее сот­ни ты­сяч про­смот­ров за пер­вые двое су­ток. Воз­ни­ка­ет во­прос: кто не усле­дил за си­ту­а­ци­ей или усле­дил, но умол­чал?

Чуть поз­же к про­бле­ме под­клю­чи­лась «тя­же­лая ар­тил­ле­рия» от го­су­дар­ства. Об­ще­ствен­ная па­ла­та РФ на ар­хан­гель­ском фо­ру­ме «Со­об­ще­ство», ко­то­рый про­хо­дил 21–22 июня, про­ве­ла ме­ро­при­я­тие с уча­сти­ем всех за­ин­те­ре­со­ван­ных в Ши­е­се сто­рон — и чи­нов­ни­ков, и жи­те­лей, и неза­ви­си­мых эко­ло­гов, и экс­пер­тов по му­со­ро­пе­ре­ра­бот­ке. Па­ла­та по­зва­ла на об­суж­де­ние са­мых ак­тив­ных про­те­стан­тов. Гу­бер­на­тор, его про­филь­ный за­ме­сти­тель, ди­рек­тор ком­па­нии — за­каз­чи­ка му­сор­но­го по­ли­го­на «Тех­но­парк», пред­ста­ви­тель Мин­при­ро­ды и осталь­ные рас­ска­зы­ва­ли, как все хо­ро­шо, про­ект со­от­вет­ству­ет всем ми­ро­вым эко­ло­ги­че­ским нормам, а ак­ти­ви­сты бед­ных чи­нов­ни­ков и ра­бот­ни­ков про­ек­та, де­скать, чуть ли не на­си­лу­ют. Од­на­ко на­род чи­нов­ни­кам воз­ра­зил, сделав ак­цент преж­де все­го на от­сут­ствие ре­аль­ной эко­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы про­ек­та, в то вре­мя как ис­сле­до­ва­ния от­дель­ных эко­ло­ги­че­ских ор­га­ни­за­ций по­ка­зы­ва­ют, что му­сор­ный по­ли­гон в рай­оне бо­лот строить опас­но.

Здесь сле­ду­ет ска­зать, что, ко­неч­но, во всех стра­нах отходы боль­ших го­ро­дов ку­да-то вы­во­зят­ся. И за­хо­ро­не­ние му­со­ра сто­лиц в от­да­лен­ных ре­ги­о­нах — обыч­ная прак­ти­ка в ми­ро­вой ком­му­наль­ной ин­ду­стрии. Од­на­ко, что­бы не на­вре­дить эко­си­сте­ме, за­хо­ро­не­ния де­ла­ют­ся по опре­де­лен­ным пра­ви­лам, глав­ное из ко­то­рых гла­сит: мо­гиль­ник дол­жен рас­по­ла­гать­ся в су­хом ме­сте, без бо­лот, без эро­зии почв, и что­бы под ним не про­хо­ди­ли рус­ла подземных рек, вы­тес­ня­ю­щие на­верх грун­то­вые во­ды. То есть для возведения за­кон­но­го и безопасног­о му­сор­но­го мо­гиль­ни­ка необ­хо­ди­мо про­ве­сти гео­эко­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния почв, че­го ор­га­ни­за­то­ры по­ли­го­на на Ши­е­се не сде­ла­ли.

Неко­то­рые эко­ло­ги утвер­жда­ют, что гид­ро­гео­ло­ги­че­ская об­ста­нов­ка в рай­оне по­ли­го­на Ши­ес не поз­во­ля­ет раз­ме­щать его здесь. Так, на­при­мер, счи­та­ет, ис­сле­до­ва­тель­ский центр фон­да «Се­реб­ря­ная тай­га». Они по­ка­за­ли на кос­ми­че­ских сним­ках раз­ных лет вы­со­кую ди­на­ми­ку за­бо­ло­чен­но­сти тер­ри­то­рии во­круг мо­гиль­ни­ка и тес­ную связь этих бо­лот с реч­ной си­сте­мой. Вот за­клю­че­ние это­го ис­сле­до­ва­ния: «“По­ли­гон” рас­по­ло­жен на за­бо­ло­чен­ном во­до­раз­де­ле ма­лых рек Во­жер (при­ток р. Ши­ес) и Ка­ма­шор (при­ток р. Пи­лес). Из за­бо­ло­чен­ных ель­ни­ков и от­кры­тых бо­лот вы­те­ка­ют мно­го­чис­лен­ные ру­чьи, пи­та­ю­щие ре­ки Пи­лес и Ши­ес, впа­да­ю­щие в р. Вы­че­гда. Раз­ме­ще­ние “По­ли­го­на” площадью 4000 га без на­ру­ше­ний Вод­но­го ко­дек­са на дан­ной тер­ри­то­рии невоз­мож­но. Све­де­ние ле­сов для “По­ли­го­на” вы­зо­вет вто­рич­ное за­бо­ла­чи­ва­ние тер­ри­то­рии, эро­зию поч­вы на скло­нах, за­гряз­не­ние во­до­то­ков. Дол­го­вре­мен­ные по­след­ствия “По­ли­го­на” непред­ска­зу­е­мы».

Впро­чем, од­но­го ис­сле­до­ва­ния точ­но недо­ста­точ­но. Есть раз­ра­бо­тан­ная в Рос­сии ме­то­ди­ка ана­ли­за при­год­но­сти мест для му­сор­ных по­ли­го­нов. Ни­че­го по­доб­но­го при вы­бо­ре ме­ста в Ши­е­се сде­ла­но не бы­ло. Но у вла­стей еще бу­дет шанс усо­вер­шен­ство­вать про­це­ду­ры вы­бо­ра мест и тех­но­ло­гий для ре­ше­ния «му­сор­ной» про­бле­мы. И мо­жет быть, да­же хо­ро­шо, что пер­вый опыт ока­зал­ся та­ким гром­ким.

«Протест жи­те­лей Ар­хан­гель­ской об­ла­сти и Рес­пуб­ли­ки Ко­ми по­ня­тен, — го­во­рит сек­ре­тарь Об­ще­ствен­ной па­ла­ты Ва­ле­рий Фа­де­ев. — Жи­те­ли чув­ству­ют се­бя об­ма­ну­ты­ми, по­то­му что с ни­ми ни­кто не со­ве­то­вал­ся. Но про­бле­му му­со­ра ре­шать при­дет­ся. Рос­сия про­из­во­дит 70 мил­ли­о­нов тонн толь­ко бы­то­во­го му­со­ра в год. А Москва — де­сять мил­ли­о­нов тонн му­со­ра, и этот му­сор на­до ку­да-то де­вать».

В бли­жай­шие го­ды по пла­ну «му­сор­ной» ре­фор­мы в стране долж­но быть по­стро­е­но две­сти объ­ек­тов: му­со­ро­сор­ти­ро­воч­ные за­во­ды, му­сор­ные по­ли­го­ны, воз­мож­но, му­со­ро­сжи­га­тель­ные за­во

ды. И в каж­дом слу­чае мно­го про­блем. На­при­мер, у од­но­го из глав­ных ак­ти­ви­стов про­тив по­ли­го­на в Ши­е­се Оле­га Ман­д­ры­ки­на (он вы­сту­пал на фо­ру­ме ОП в Ар­хан­гель­ске) есть своя кон­цеп­ция про­ве­де­ния «му­сор­ной» ре­фор­мы. Ос­нов­ной ее пункт — сжи­га­ние му­со­ра, как это де­ла­ет­ся в Ев­ро­пе, Япо­нии. Но здесь есть несколь­ко об­сто­я­тельств. Во­пер­вых, — про­тив му­со­ро­сжи­га­тель­ных за­во­дов то­же вы­сту­па­ют де­сят­ки ты­сяч ак­ти­ви­стов, на­при­мер в Под­мос­ко­вье. И по­лу­ча­ет­ся, что, не об­су­див про­бле­му по су­ще­ству, мы про­сто бу­дем страв­ли­вать од­них ак­ти­ви­стов и дру­гих.

Во-вто­рых, объ­ек­тив­но без­опас­ное сжи­га­ние му­со­ра обой­дет­ся в ра­зы до­ро­же, чем за­хо­ро­не­ние на по­ли­го­нах. Ес­ли се­го­дня «му­сор­ный» та­риф — сто руб­лей с че­ло­ве­ка, то в слу­чае сжи­га­ния при­дет­ся пла­тить 800 руб­лей. Кто­ни­будь ре­шит­ся ска­зать граж­да­нам, что им при­дет­ся пла­тить 800 руб­лей за вы­воз му­со­ра и его сжи­га­ние?

Следующая про­бле­ма — без­опас­ность. Ак­ти­ви­сты пра­виль­но го­во­рят, что без­опас­ность

му­со­ро­сжи­га­тель­ных за­во­дов не до­ка­за­на, воз­мож­ны вы­бро­сы ди­ок­си­нов (очень вред­ные ве­ще­ства). И ве­дет­ся очень се­рьез­ная дис­кус­сия, по­то­му что те, кто со­би­ра­ет­ся строить му­со­ро­сжи­га­тель­ные за­во­ды, не да­ют пол­ной ин­фор­ма­ции о тех­но­ло­ги­че­ских ха­рак­те­ри­сти­ках этих объ­ек­тов, что вы­зы­ва­ет до­пол­ни­тель­ное раз­дра­же­ние. Но ес­ли все и вез­де бу­дут про­те­сто­вать, то му­сор­ная про­бле­ма в Рос­сии ре­ше­на не бу­дет.

«В чем за­клю­ча­ет­ся па­фос на­ше­го фо­ру­ма в Ар­хан­гель­ске? Ко­гда пла­ни­ру­ют­ся ост­рые ре­зо­нанс­ные про­ек­ты, то еще до на­ча­ла тех­но­ло­ги­че­ской про­ра­бот­ки, до стар­та про­ек­ти­ро­ва­ния на­до со­зда­вать ра­бо­чие груп­пы, вклю­чая ту­да пред­ста­ви­те­лей об­ще­ствен­но­сти. Что­бы все эта­пы про­ек­ти­ро­ва­ния, на­чи­ная с экс­пер­ти­зы, бы­ли при уча­стии об­ще­ства. И еще: в тех ме­стах, где бу­дут со­зда­вать­ся объ­ек­ты му­сор­ной от­рас­ли, необ­хо­ди­мо преду­смат­ри­вать ка­кие-то пре­иму­ще­ства мест­ным жи­те­лям. Не как в Ар­хан­гель­ске, где речь идет о ше­сти мил­ли­ар­дах руб­лей, ко­то­рые об­ласть по­лу­чит, при­ни­мая на по­ли­гон мос­ков­ский му­сор. А кон­крет­но, что по­лу­чат жи­те­ли близ­ле­жа­щих на­се­лен­ных пунк­тов: дет­ские са­ды, бас­сейн, до­ро­га? И в эту дис­кус­сию (а что жи­те­лям на­до?) сле­ду­ет с са­мо­го на­ча­ла лю­дей во­вле­кать, до­ка­зы­вать без­опас­ность и эф­фек­тив­ность. Ес­ли бу­дет ува­же­ние, то есть шан­сы, что по­явит­ся до­ве­рие. По­явит­ся до­ве­рие — мож­но бу­дет ре­шить про­бле­му.

Неко­то­рые го­во­рят, что весь му­сор на­до сор­ти­ро­вать и пре­вра­щать его во втор­сы­рье. Это невоз­мож­но. Ни в од­ной стране не уда­ет­ся весь му­сор пре­вра­тить во втор­сы­рье. Мень­шая часть му­со­ра (пла­стик, стек­ло, бу­ма­га) дей­стви­тель­но сор­ти­ру­ет­ся и идет на вто­рич­ную пе­ре­ра­бот­ку. А боль­шую часть му­со­ра все рав­но при­дет­ся ку­да-то де­вать — ли­бо сжи­гать, ли­бо за­хо­ра­ни­вать. Ни­ка­ких дру­гих ре­ше­ний не при­ду­ма­но. Ес­ли мно­го зем­ли, как в США, то это по­ли­го­ны, ес­ли ма­ло зем­ли, как в Япо­нии, то му­со­ро­сжи­га­тель­ные за­во­ды», — го­во­рит Ва­ле­рий Фа­де­ев.

С по­яв­ле­ни­ем про­те­сту­ю­щих на за­бро­шен­ную стан­цию Ши­ес за­щи­щать му­сор­ный по­ли­гон от мест­ных жи­те­лей при­сла­ли це­лые ба­та­льо­ны по­ли­ции, ОМОНа и Рос­гвар­дии

Пи­та­ние и в це­лом ма­те­ри­аль­ное обес­пе­че­ние про­тестно­го ла­ге­ря ор­га­ни­зо­ва­но на вы­со­ком уровне

Груп­па охран­ни­ков в ба­ла­кла­вах и с ду­би­на­ми не под­пус­ка­ет лю­дей к по­ли­го­ну. С те­ми, кто про­ры­ва­ет­ся, не це­ре­мо­нят­ся

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.