РОС­СИЯ — БЕЛОРУССИЯ: КРИ­ЗИС СОЮЗНОГО ГО­СУ­ДАР­СТВА

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ - *До­цент де­пар­та­мен­та меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний НИУ ВШЭ.

Москва пы­та­ет­ся вер­нуть Минск на праг­ма­тич­ные ин­те­гра­ци­он­ные рель­сы. Но бе­ло­рус­ское ру­ко­вод­ство хо­чет оста­вить ижди­вен­че­ский под­ход. К ле­ту 2019 го­да кри­зис Союзного го­су­дар­ства стал не толь­ко оче­вид­ным, но и по­тре­бо­вал по­ли­ти­че­ских ре­ше­ний

Москва пы­та­ет­ся вер­нуть Минск на праг­ма­тич­ные ин­те­гра­ци­он­ные рель­сы. Но бе­ло­рус­ское ру­ко­вод­ство хо­чет оста­вить ижди­вен­че­ский под­ход. К ле­ту 2019 го­да кри­зис Союзного го­су­дар­ства стал не толь­ко оче­вид­ным, но и по­тре­бо­вал по­ли­ти­че­ских ре­ше­ний

Судь­ба пер­во­го и по­ка по­след­не­го на пост­со­вет­ском про­стран­стве про­ек­та по­ли­ти­че­ской ин­те­гра­ции — Союзного го­су­дар­ства (СГ) Рос­сии и Бе­ло­рус­сии — в по­след­ние го­ды все ча­ще ока­зы­ва­ет­ся в цен­тре вни­ма­ния рос­сий­ской и меж­ду­на­род­ной об­ще­ствен­но­сти. Уси­ли­я­ми опре­де­лен­ных кру­гов на За­па­де и бе­ло­рус­ских вла­стей все по­пыт­ки рос­сий­ско­го ру­ко­вод­ства вы­ве­сти про­ект Союзного го­су­дар­ства из ста­дии стаг­на­ции ин­тер­пре­ти­ру­ют­ся как дав­ле­ние на неза­ви­си­мое го­су­дар­ство. Со­юз­ная те­ма ста­ла ос­но­вой для ши­ро­ко рас­про­стра­нен­ной в Во­сточ­ной Ев­ро­пе и Ев­ро­со­ю­зе вер­сии про­дле­ния пре­зи­дент­ских пол­но­мо­чий Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на по­сле 2024 го­да. Мож­но го­во­рить,

что от­но­ше­ния меж­ду Моск­вой и Мин­ском ста­но­вят­ся со­став­ной ча­стью по­ли­ти­че­ско­го про­ти­во­сто­я­ния меж­ду Рос­си­ей и За­па­дом.

В ито­ге к ле­ту 2019 го­да в рос­сий­ско­бе­ло­рус­ских от­но­ше­ни­ях сло­жи­лась крайне слож­ная и неод­но­знач­ная си­ту­а­ция, тре­бу­ю­щая неза­мед­ли­тель­ных ре­ше­ний. Про­бле­ма ослож­не­на тем, что за­да­ча пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ния Союзного го­су­дар­ства сов­па­ла с важ­ны­ми да­та­ми по­ли­ти­че­ско­го рас­пи­са­ния бе­ло­рус­ско­го ру­ко­вод­ства, ко­то­рое всту­пи­ло в пред­вы­бор­ную гон­ку: в но­яб­ре 2019 го­да в Бе­ло­рус­сии долж­ны прой­ти пар­ла­мент­ские вы­бо­ры, а ле­том 2020-го — пре­зи­дент­ские. Ис­хо­дя из это­го бе­ло­рус­ское ру­ко­вод­ство хо­чет га­ран­тий по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской под­держ­ки Моск­вой ше­сто­го пре­зи­дент­ско­го сро­ка Алек­сандра Лу­ка­шен­ко. В рам­ках глав­ной за­да­чи бе­ло­рус­ское ру­ко­вод­ство в бли­жай­шие ме­ся­цы бу­дет ис­кать лю­бые по­во­ды и при­чи­ны для то­го, что­бы Рос­сия вер­ну­лась в ста­тус без­услов­но­го до­но­ра и спон­со­ра ре­жи­ма Лу­ка­шен­ко.

По­зи­ция Рос­сии в от­но­ше­нии уре­гу­ли­ро­ва­ния от­но­ше­ний с Бе­ло­рус­си­ей вы­ска­за­на пре­мьер-ми­ни­стром Дмит­ри­ем Мед­ве­де­вым 13 де­каб­ря 2018 го­да в Бресте. Она вклю­ча­ет в се­бя ряд ме­ро­при­я­тий, ра­нее из­ло­жен­ные в Со­юз­ном до­го­во­ре: еди­ная та­риф­ная и на­ло­го­вая политика, сня­тие тор­го­вых ба­рье­ров.

В хо­де ра­бо­ты дву­сто­рон­ней ра­бо­чей груп­пы, воз­глав­ля­е­мой с рос­сий­ской сто­ро­ны гла­вой Минэко­но­мраз­ви­тия Мак­си­мом Ореш­ки­ным, к за­пла­ни­ро­ван­но­му на 21 июня те­ку­ще­го го­да за­се­да­нию Выс­ше­го го­су­дар­ствен­но­го со­ве­та (ВГС) Союзного го­су­дар­ства бы­ла под­го­тов­ле­на и да­же частично со­гла­со­ва­на с бе­ло­рус­ской сто­ро­ной до­рож­ная кар­та, на­прав­лен­ная на ре­а­ли­за­цию Союзного

до­го­во­ра. Но при этом при­хо­дит­ся учи­ты­вать, что за по­след­ние два­дцать лет та­ко­го ро­да пла­ны со­став­ля­лись неод­но­крат­но. В пер­вом плане, по­явив­шим­ся в 2001–2002 го­дах, все эта­пы раз­ви­тия ин­те­гра­ци­он­но­го про­ек­та име­ли чет­ко обо­зна­чен­ные да­ты. Од­на­ко все по­пыт­ки в те го­ды сдви­нуть Со­юз­ное го­су­дар­ство с мерт­вой точ­ки стал­ки­ва­лись с бе­ло­рус­ски­ми тре­бо­ва­ни­я­ми к Москве уве­ли­чить фи­нан­со­во-ре­сурс­ную под­держ­ку Бе­ло­рус­сии «аван­сом». В ито­ге Минск за два де­ся­ти­ле­тия по­лу­чил от Рос­сии огром­ную эко­но­ми­че­скую под­держ­ку, ко­то­рая, в свою оче­редь, пол­но­стью оста­но­ви­ла рос­сий­ско-бе­ло­рус­скую ин­те­гра­цию. Круг за­мкнул­ся.

Столь нега­тив­ный опыт про­дви­же­ния рос­сий­ско-бе­ло­рус­ской ин­те­гра­ции был учтен рос­сий­ским ру­ко­вод­ством. С мая 2018 го­да Москва пы­та­ет­ся из­ме­нить прин­цип ока­за­ния фи­нан­со­во-ре­сурс­ной под­держ­ки Бе­ло­рус­сии, ос­но­вы­ва­ясь на вы­пол­не­нии Мин­ском за­ра­нее со­гла­со­ван­ных ша­гов, ве­ду­щих к сбли­же­нию двух стран. Ви­ди­мо, имен­но та­кой ва­ри­ант и пла­ни­ро­ва­лось об­суж­дать на Выс­шем го­су­дар­ствен­ном со­ве­те Союзного го­су­дар­ства 21 июня. Од­на­ко от­кры­тие в Мин­ске II Ев­ро­пей­ских игр ис­клю­чи­ли эф­фек­тив­ные пе­ре­го­во­ры, и ВГС ока­зал­ся со­рван, что, ви­ди­мо, вхо­ди­ло в рас­че­ты бе­ло­рус­ско­го ру­ко­вод­ства.

Нетруд­но пред­ви­деть, что Минск, фор­маль­но со­гла­сив­шись с пред­ла­га­е­мой до­рож­ной кар­той, по тра­ди­ции пред­при­мет мак­си­мум уси­лий, что­бы за­пу­стить бес­ко­неч­ный пе­ре­го­вор­ный про­цесс и по­лу­чить под него опе­ре­жа­ю­щее фи­нан­си­ро­ва­ние.

Союзного го­су­дар­ства не су­ще­ству­ет

Со­юз­ное го­су­дар­ство Бе­ло­рус­сии и Рос­сии оста­ет­ся са­мым непро­зрач­ным ин­те­гра­ци­он­ным про­ек­том на пост­со­вет­ском про­стран­стве. Воз­ник­нув в фор­ма­те по­ли­ти­че­ской ин­те­гра­ции за три неде­ли до за­вер­ше­ния XX ве­ка, СГ яв­ля­ет­ся свое­об­раз­ным меж­го­су­дар­ствен­ным «недо­стро­ем» без ка­ких-ли­бо пер­спек­тив до­ве­де­ния его со­сто­я­ния «под ключ». К со­жа­ле­нию, мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что в год два­дца­ти­ле­тия рос­сий­ско­бе­ло­рус­ский ин­те­гра­ци­он­ный про­ект на­хо­дит­ся в кри­зи­се.

Дол­гие го­ды с на­ча­ла 2000-х рос­сий­ско-бе­ло­рус­ская ин­те­гра­ция на­хо­ди­лась в ста­дии стаг­на­ции, что вполне устра­и­ва­ло Минск. В свою оче­редь Москве, за­ня­той про­ти­во­сто­я­ни­ем с За­па­дом, бы­ло не до изощ­рен­ной по­ли­ти­ки Лу­ка­шен­ко. С мая 2018 го­да от­но­ше­ния меж­ду дву­мя стра­на­ми — ос­но­ва­те­ля­ми Союзного го­су­дар­ства пре­бы­ва­ют в кри­зи­се. В его ос­но­ве ле­жит раз­ное по­ни­ма­ние Моск­вой и Мин­ском це­лей рос­сий­ско-бе­ло­рус­ской ин­те­гра­ции. Рос­сия ви­дит в со­юз­ных от­но­ше­ни­ях с Бе­ло­рус­си­ей воз­мож­ность под­дер­жать во­ен­но-стра­те­ги­че­скую ста­биль­ность на гра­ни­це со стра­на­ми НАТО, обес­пе­чить тран­зит че­рез Бе­ло­рус­сию на ев­ро­пей­ские рын­ки рос­сий­ских энер­го­но­си­те­лей и оста­но­вить дез­ин­те­гра­цию пост­со­вет­ско­го про­стран­ства.

Белоруссия ви­дит в со­юз­ных от­но­ше­ни­ях с РФ воз­мож­ность по­лу­че­ния неогра­ни­чен­но­го до­сту­па к рос­сий­ским энер­го­но­си­те­лям и рос­сий­ско­му рын­ку, что долж­но обес­пе­чить эко­но­ми­ку ав­то­ри­тар­но­го по­ли­ти­че­ско­го ре­жи­ма в Мин­ске, при этом со­хра­няя ему сво­бо­ду рук на ми­ро­вой арене.

При этом Союзного го­су­дар­ства Бе­ло­рус­сии и Рос­сии как субъ­ек­та меж­ду­на­род­но­го пра­ва не су­ще­ству­ет. У СГ нет еди­ной сто­ли­цы, ис­пол­ни­тель­ной, за­ко­но­да­тель­ной и су­деб­ной вла­стей, еди­но­го граж­дан­ства, си­ло­вых ве­домств, при­знан­ных гра­ниц, фла­га, гер­ба. Су­ще­ству­ю­щие ин­сти­ту­ты СГ ра­бо­та­ют с огра­ни­чен­ным на­бо­ром функ­ций. К при­ме­ру, Выс­ший го­су­дар­ствен­ный со­вет состоит из двух пре­зи­ден­тов и двух пре­мьер-ми­ни­стров. В мо­мент его со­зда­ния пла­ни­ро­ва­лась ро­та­ция гла­вы со­ве­та, но с мо­мен­та со­зда­ния со­вет воз­глав­ля­ет Алек­сандр Лу­ка­шен­ко, и от­нять этот пост у него не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным. До на­сто­я­ще­го вре­ме­ни ВГС был за­нят в ос­нов­ном со­гла­со­ва­ни­ем оче­ред­ных до­та­ций, пре­фе­рен­ций и суб­си­дий бе­ло­рус­ской эко­но­ми­ке.

Нель­зя не от­ме­тить и та­кое очень эк­зо­ти­че­ское для со­вре­мен­но­го пар­ла­мен­та­риз­ма об­ра­зо­ва­ние в рам­ках СГ, как Пар­ла­мент­ское со­бра­ние из де­ле­ги­ро­ван­ных де­пу­та­тов пар­ла­мен­тов Рос­сии и Бе­ло­рус­сии. За­нят дан­ный ор­ган об­суж­де­ни­ем в па­фос­ном ре­жи­ме от­но­ше­ний меж­ду РФ и РБ, а так­же от­ме­ча­ни­ем мно­го­чис­лен­ных празд­ни­ков. Ка­ко­го-ли­бо по­ли­ти­че­ско­го вли­я­ния Пар­ла­мент­ское со­бра­ние не име­ет. Ор­га­ни­за­ци­он­ную ра­бо­ту ве­дет По­сто­ян­ный комитет СГ, на­хо­дя­щий­ся в Москве. Комитет в ос­нов­ном за­нят осво­е­ни­ем вы­де­лен­но­го на его де­я­тель­ность союзного бюд­же­та и яв­ля­ет­ся учре­ди­те­лем ря­да СМИ, ре­кла­ми­ру­ю­щих в рос­сий­ском ин­фор­ма­ци­он­ном про­стран­стве ре­жим Лу­ка­шен­ко. Сто­ит от­ме­тить, что в струк­ту­рах СГ на­шли свое ме­сто мно­го­чис­лен­ные чи­нов­ни­ки двух стран, ком­пе­тен­ции ко­то­рых уже непри­ме­ни­мы в иных ор­га­нах вла­сти. Для бе­ло­рус­ских чи­нов­ни­ков ра­бо­та в со­юз­ных ор­га­нах яв­ля­ет­ся воз­мож­но­стью пе­ре­ехать на по­сто­ян­ное жи­тель­ство в Моск­ву. Соз­дан­ную си­сте­му очень труд­но на­звать ин­те­гра­ци­он­ной.

Не со­шлись

В ос­но­ве оче­ред­но­го, но не име­ю­ще­го ана­ло­га по глу­бине кри­зи­са ле­жит не толь­ко раз­лич­ное по­ни­ма­ние це­лей и пер­спек­тив Союзного го­су­дар­ства, но и на­ру­ше­ние по­ли­ти­ко-эко­но­ми­че­ско­го ба­лан­са в рос­сий­ско-бе­ло­рус­ской ин­те­гра­ции.

Два де­ся­ти­ле­тия СГ оста­ва­лось неким фор­маль­но по­зи­тив­ным фо­ном для мно­го­чис­лен­ных рос­сий­ско-бе­ло­рус­ских

сам­ми­тов, па­фос­ных ме­ро­при­я­тий, про­па­ган­ди­ру­ю­щих друж­бу меж­ду на­ро­да­ми Рос­сии и Бе­ло­рус­сии, а так­же бес­ко­неч­ных скан­да­лов меж­ду Моск­вой и Мин­ском, за­ча­стую вы­ли­ва­ю­щих­ся со сто­ро­ны пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь Алек­сандра Лу­ка­шен­ко в оскорб­ле­ния Рос­сии, рос­сий­ско­го ру­ко­вод­ства и рус­ско­го на­ро­да. Рос­сий­ским вла­стям мно­гие го­ды при­хо­ди­лось ми­рить­ся с тем, что Лу­ка­шен­ко, до­би­ва­ясь от Рос­сии эко­но­ми­че­ских усту­пок, по­сто­ян­но дис­кре­ди­ти­ру­ет ру­ко­вод­ство Рос­сии и ста­вит под со­мне­ние пер­спек­ти­вы ин­те­гра­ции на пост­со­вет­ском про­стран­стве. Од­на­ко, пре­сле­дуя стра­те­ги­че­ские за­да­чи, Москва все го­ды су­ще­ство­ва­ния СГ бы­ла вы­нуж­де­на ид­ти на уступ­ки бе­ло­рус­ско­му ру­ко­вод­ству. В ито­ге, в по­ни­ма­нии бе­ло­рус­ско­го ис­теб­лиш­мен­та, Рос­сия ока­за­лась в ста­ту­се «сы­рье­во­го при­дат­ка» Бе­ло­рус­сии.

По­сте­пен­но «со­юз­ный ко­рабль», дав­но за­стряв­ший во льдах бес­ко­неч­ных со­гла­со­ва­ния, пла­нов-гра­фи­ков и обе­ща­ний, ока­зал­ся пе­ре­гру­жен очень раз­ви­той си­сте­мой фи­нан­со­во-ре­сурс­ной под­держ­ки бе­ло­рус­ской эко­но­ми­ки за счет рос­сий­ско­го бюд­же­та (от ше­сти до вось­ми мил­ли­ар­дов дол­ла­ров в год). На 1 ян­ва­ря 2019 го­да об­щая сум­ма фи­нан­со­во-ре­сурс­ной под­держ­ки бе­ло­рус­ской эко­но­ми­ке за по­след­ние два­дцать лет со­ста­ви­ла 126 млрд дол­ла­ров (вклю­чая по­лу­че­ние энер­го­но­си­те­лей по сни­жен­ным пре­фе­рен­ци­аль­ным це­нам, до­ступ к рос­сий­ско­му рын­ку, из го­да в год от­кла­ды­ва­е­мые пла­те­жи за ра­нее по­лу­чен­ные кре­ди­ты и т. д.).

Мож­но ска­зать, что суб­си­дии и до­та­ции за­ме­ни­ли эко­но­ми­че­скую ин­те­гра­цию. За два­дцать лет су­ще­ство­ва­ния СГ сто­ро­ны так и не за­кон­чи­ли ни один из ее этапов, как эко­но­ми­че­ских, так и по­ли­ти­че­ских. Со­здан­ная в 1995 го­ду рос­сий­ско-бе­ло­рус­ская зо­на в кон­це XX ве­ка ока­за­лась за­бло­ки­ро­ван­ной, как и даль­ней­шие эта­пы эко­но­ми­че­ской ин­те­гра­ции. С 2010 го­да про­ект по­ли­ти­че­ской ин­те­гра­ции ли­шил­ся сво­ей эко­но­ми­че­ской со­став­ля­ю­щей, ко­то­рая ушла в Евразий­ский эко­но­ми­че­ский со­юз.

С го­да­ми меж­ду Моск­вой и Мин­ском сло­жи­лась па­ра­док­саль­ная си­ту­а­ция, ко­гда со­здан­ный ижди­вен­че­ский фор­мат СГ стал до­ми­ни­ро­вать в рос­сий­ско-бе­ло­рус­ских от­но­ше­ни­ях. Бла­го­да­ря со­здан­ной си­сте­ме до­та­ций Белоруссия оста­ет­ся в боль­шей сте­пе­ни недо­ступ­ной для рос­сий­ских ин­ве­сти­ций, не су­ще­ству­ет ни од­ной за­мет­ной на ми­ро­вых рын­ках сов­мест­ной рос­сий­ско-бе­ло­рус­ской кор­по­ра­ции, бе­ло­рус­ский ры­нок во­сем­на­дца­тью нета­риф­ны­ми огра­ни­че­ни­я­ми частично за­крыт от про­ник­но­ве­ния рос­сий­ских то­ва­ров.

По­пут­но в Бе­ло­рус­сии был со­здан бе­ло­рус­ский неф­тя­ной оф­шор, кон­тра­банд­ный тер­ми­нал с це­лой се­тью пунк­тов под­го­тов­ки санк­ци­он­ных то­ва­ров для по­став­ки на рос­сий­ский ры­нок, до недав­не­го вре­ме­ни су­ще­ство­вал тран­зит че­рез Бе­ло­рус­сию граж­дан тре­тьих стран, же­ла­ю­щих по­пасть на тер­ри­то­рию Рос­сии без виз.

В свою оче­редь со­здан­ная си­сте­ма фи­нан­со­во-ре­сурс­ной под­держ­ки Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь ста­ла непре­одо­ли­мой пре­гра­дой не толь­ко для еди­не­ния двух стран в эко­но­ми­ке, но и для по­ли­ти­че­ской ин­те­гра­ции меж­ду Рос­си­ей и Бе­ло­рус­си­ей. До­та­ции на­равне с ав­то­ри­тар­ным по­ли­ти­че­ским ре­жи­мом в РБ с несме­ня­е­мым ру­ко­вод­ством рес­пуб­ли­ки де­ла­ют невоз­мож­ным со­зда­ние пол­но­цен­но­го Союзного го­су­дар­ства. Эко­но­ми­че­ские си­сте­мы двух стран за по­след­ние два­дцать лет ока­за­лись даль­ше друг от дру­га, чем в 1990-е го­ды.

Со­юз­ник-жерт­ва

Тем не ме­нее Рос­сия мог­ла бы в опре­де­лен­ной сте­пе­ни ми­рить­ся с огром­ны­ми эко­но­ми­че­ски­ми из­держ­ка­ми в поль­зу Бе­ло­рус­сии, ес­ли бы она чувствовал­а пле­чо со­юз­ни­ка в ре­ше­нии во­ен­но­стра­те­ги­че­ских за­дач РФ на за­пад­ном на­прав­ле­нии и на меж­ду­на­род­ной арене. Од­на­ко во­ен­но-стра­те­ги­че­ское со­труд­ни­че­ство меж­ду дву­мя стра­на­ми но­сит частично ми­фо­ло­ги­зи­ро­ван­ный и очень огра­ни­чен­ный ха­рак­тер. Во­ору­жен­ные си­лы Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь в со­ста­ве сов­мест­ной груп­пи­ров­ки СГ толь­ко частично бое­спо­соб­ны, не име­ют со­вре­мен­но­го во­ору­же­ния и опы­та и не осо­бо мо­гут по­мочь рос­сий­ским Во­ору­жен­ным си­лам в про­ти­во­сто­я­нии с НАТО. А в 2015 го­ду бе­ло­рус­ское ру­ко­вод­ство от­ка­за­лось раз­ме­стить рос­сий­скую авиа­ба­зу. Кро­ме то­го, необ­хо­ди­мо учи­ты­вать, что глав­ный фор­пост РФ на за­пад­ном на­прав­ле­нии не РБ, а Ка­ли­нин­град. Со­труд­ни­че­ство ВПК двух стран оста­ет­ся весь­ма тес­ным, но политика со­сре­до­то­че­ния во­ен­но­го про­из­вод­ства на тер­ри­то­рии Рос­сии ста­вит пе­ред бе­ло­рус­ским во­ен­ным про­из­вод­ством про­бле­му вы­жи­ва­ния.

Но боль­ше все­го во­про­сов к от­сут­ствию ре­аль­ной под­держ­ки Рос­сии со сто­ро­ны Бе­ло­рус­сии на меж­ду­на­род­ной арене. Со­юз­ной внеш­ней по­ли­ти­ки не су­ще­ству­ет. Минск в свое вре­мя на­шел це­лый ряд оправ­да­ний, преж­де все­го фи­нан­со­вых, что­бы не при­знать не­за­ви­си­мость Аб­ха­зии и Юж­ной Осе­тии, воз­вра­ще­ние Кры­ма в со­став Рос­сии бе­ло­рус­ским ру­ко­вод­ством при­зна­но лишь де-фа­кто, что поз­во­ля­ет Мин­ску в об­ще­нии с Киевом под­чер­ки­вать укра­ин­ский ста­тус по­лу­ост­ро­ва. Белоруссия де­кла­ри­ру­ет ней­траль­ность в рам­ках мин­ско­го про­цес­са, что не ме­ша­ет бе­ло­рус­ско­му ру­ко­вод­ству за­ра­ба­ты­вать на войне в Дон­бас­се. Де­вя­то­го июля 2017 го­да пар­ла­мент­ская де­ле­га­ция РБ про­го­ло­со­ва­ла на Пар­ла­мент­ской ас­сам­блее ОБСЕ за так на­зы­ва­е­мую Мин­скую де­кла­ра­цию, в ко­то­рой Рос­сия объ­яв­ля­ет­ся «агрес­со­ром», «ан­нек­си­ро­вав­шей Крым» и «спон­со­ром тер­ро­риз­ма». Минск не пер­вый год на­вя­зы­ва­ет Ев­ро­со­ю­зу и Рос­сии ини­ци­а­ти­ву «Хель­син­ки-2», ко­то­рая в слу­чае ее ре­а­ли­за­ции мо­жет вы­лить­ся в свое­об­раз­ный меж­ду­на­род­ный три­бу­нал над Рос­си­ей за из­ме­не­ние гра­ниц Укра­и­ны. В кон­це мар­та 2018 го­да Минск со­ли­да­ри­зи­ро­вал­ся с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей в во­про­се отрав­ле­ния Скри­па­лей.

Рес­пуб­ли­ка Бе­ла­русь ак­тив­на в ев­ро­пей­ской про­грам­ме «Во­сточ­ное парт­нер­ство», ко­то­рая, как из­вест­но, за­вер­ши­лась для Укра­и­ны, Мол­да­вии и Гру­зии в 2014 го­ду ас­со­ци­и­ро­ва­ни­ем с Ев­ро­со­ю­зом. Ины­ми сло­ва­ми, по­лу­ча­ет­ся, что Белоруссия ак­тив­но участ­ву­ет в двух гео­по­ли­ти­че­ски раз­но­век­тор­ных ин­те­гра­ци­он­ных про­ек­тах, ко­то­рые аб­со­лют­но несов­ме­сти­мы.

Нель­зя ска­зать, что эта в це­лом ан­ти­рос­сий­ская внеш­няя политика офи­ци

Минск в бли­жай­шие ме­ся­цы бу­дет ис­кать лю­бые при­чи­ны,

что­бы Рос­сия вер­ну­лась в ста­тус без­услов­но­го

до­но­ра и спон­со­ра ре­жи­ма Лу­ка­шен­ко

аль­но­го «со­юз­ни­ка» Моск­ву не бес­по­ко­и­ла и не бес­по­ко­ит. Но лю­бые, да­же очень осто­рож­ные по­пыт­ки по­вли­ять на де­я­тель­ность Мин­ска на меж­ду­на­род­ной арене мгно­вен­но ин­тер­пре­ти­ро­ва­лись в ка­че­стве при­ме­ра «им­пер­ско­го дав­ле­ния» на су­ве­рен­ную рес­пуб­ли­ку.

Пе­ре­осмыс­ле­ние друж­бы

К 2018 го­ду в сре­де рос­сий­ско­го по­ли­ти­че­ско­го клас­са и экс­перт­но­го со­об­ще­ства ста­ло со­зре­вать по­ни­ма­ние про­ва­ла рос­сий­ско-бе­ло­рус­ской ин­те­гра­ции. На при­ме­ре от­но­ше­ний с Бе­ло­рус­си­ей воз­ник­ла по­треб­ность пе­ре­осмыс­лить са­мо по­ня­тие со­юз­ни­че­ства в со­вре­мен­ных меж­ду­на­род­ных усло­ви­ях, в ко­то­рых ока­за­лась в по­след­нее де­ся­ти­ле­тие Рос­сия. Нет со­мне­ний, что в Москве пре­ис­пол­не­ны же­ла­ни­ем со­хра­нить и раз­вить (углу­бить) со­юз­ные от­но­ше­ния с Бе­ло­рус­си­ей, из­ме­нив при этом сло­жив­ший­ся по ря­ду субъ­ек­тив­ных и объ­ек­тив­ных при­чин ижди­вен­че­ский фор­мат рос­сий­ско-бе­ло­рус­ской ин­те­гра­ции.

Ведь кри­зис усу­губ­лен и быст­ро на­ко­пив­ши­ми­ся эко­но­ми­че­ски­ми про­бле­ма­ми меж­ду стра­на­ми, от­ра­жа­ю­щи­ми при­выч­ки бе­ло­рус­ско­го ис­теб­лиш­мен­та ре­шать бес­ко­неч­ные со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ские про­бле­мы рес­пуб­ли­ки за счет Рос­сии. В част­но­сти, про­бле­ма до­сту­па бе­ло­рус­ских пред­при­я­тий неф­те­хи­мии к рос­сий­ской неф­ти и га­зу, по­став­ля­е­мых в РБ по пре­фе­рен­ци­аль­ным це­нам, оста­ет­ся глав­ной во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях Мин­ска с Моск­вой. Про­да­жа бе­ло­рус­ских неф­те­про­дук­тов, по­лу­чен­ных из рос­сий­ской неф­ти, обес­пе­чи­ва­ет свы­ше 40% бе­ло­рус­ско­го экс­пор­та.

Рос­сий­ское ру­ко­вод­ство в 2019 го­ду при­сту­пи­ло к по­сте­пен­ной лик­ви­да­ции бе­ло­рус­ско­го неф­тя­но­го оф­шо­ра: в рам­ках но­вой на­ло­го­вой си­сте­мы в неф­те­до­бы­ва­ю­щей от­рас­ли за бли­жай­шие че­ты­ре го­да це­на рос­сий­ской неф­ти для бе­ло­рус­ских пред­при­я­тий неф­те­хи­мии вы­рас­тет до уров­ня ми­ро­вых ры­ноч­ных цен. Ожи­да­е­мые по­те­ри бе­ло­рус­ско­го бюд­же­та за пе­ри­од с 2019 до 2024 год — до 10 млрд дол­ла­ров.

Учи­ты­вая, что неф­те­хи­ми­че­ская от­расль оста­ет­ся ос­но­вой бе­ло­рус­ской эко­но­ми­ки, из­ме­не­ние це­ны на по­став­ля­е­мую из Рос­сии нефть в ито­ге мо­жет при­ве­сти рес­пуб­ли­ку к де­фол­ту. Лу­ка­шен­ко не спо­со­бен на струк­тур­ные эко­но­ми­че­ские ре­фор­мы и не име­ет ре­сур­сов для ре­ше­ния этой про­бле­мы. Бе­ло­рус­ское ру­ко­вод­ство с 2018 го­да пы­та­ет­ся на­вя­зать рос­сий­ской сто­роне пе­ре­го­во­ры о ком­пен­са­ци­ях Мин­ску за на­ло­го­вую ре­фор­му в Рос­сии, что озна­ча­ет по­пыт­ку от­ре­гу­ли­ро­вать рос­сий­скую эко­но­ми­ку извне. А ра­нее Минск тре­бо­вал сни­зить сто­и­мость по­став­ки га­за в РБ до уров­ня цен Смо­лен­ской об­ла­сти, при­том что бе­ло­рус­ско­му на­се­ле­нию и бе­ло­рус­ским пред­при­я­ти­ям он по­сту­па­ет по цене вы­ше рос­сий­ской бо­лее чем на 100%.

С 1 июня 2019 го­да рос­сий­ское ру­ко­вод­ство вве­ло за­прет на по­став­ку на укра­ин­ский ры­нок неф­ти, ди­зель­но­го топ­ли­ва и бен­зи­на (по­став­ки мо­гут осу­ществ­лять­ся толь­ко по спец­раз­ре­ше­ни­ям). До недав­не­го вре­ме­ни Рос­сия и Белоруссия обес­пе­чи­ва­ли до 80% укра­ин­ско­го рын­ка неф­ти и неф­те­про­дук­тов (40% на 40%). При этом Минск по­став­ля­ет на Укра­и­ну неф­те­про­дук­ты, вы­ра­бо­тан­ные из рос­сий­ской неф­ти, по ми­ро­вым це­нам и то­же непло­хо за­ра­ба­ты­ва­ет. Та­ким об­ра­зом ВСУ, ве­ду­щие бо­е­вые дей­ствия на Дон­бас­се, по­лу­ча­ют топ­ли­во. Не под­дер­жи­ва­ет бе­ло­рус­ская сто­ро­на и вве­ден­ный Рос­си­ей за­прет на по­став­ки энер­го­но­си­те­лей в Укра­и­ну.

Еще бе­ло­рус­скую сто­ро­ну бес­по­ко­ят за­держ­ки тра­ди­ци­он­но­го кре­ди­то­ва­ния со сто­ро­ны Рос­сии. Минск про­сил у Моск­вы в 2018 го­ду кре­дит на 1,3 млрд дол­ла­ров для ре­ше­ния про­бле­мы об­слу­жи­ва­ния внеш­них дол­гов, но рос­сий­ское ру­ко­вод­ство обе­ща­ло толь­ко 650 млн дол­ла­ров. До сих пор кре­дит не вы­дан. За­дер­жи­ва­ет­ся и по­след­ний транш (200 млн дол­ла­ров США) от Евразий­ско­го бан­ка ре­кон­струк­ции и раз­ви­тия.

Нель­зя не от­ме­тить и то, что рос­сий­ско-бе­ло­рус­ские тор­го­вые от­но­ше­ния с 2015 го­да на­хо­дят­ся в ста­дии «тор­го­вой вой­ны». Со­здан­ная Лу­ка­шен­ко по­сле вво­да меж­ду­на­род­ных санк­ций про­тив Рос­сии (2014 год) си­сте­ма кон­тра­банд­ных по­ста­вок на рос­сий­ский ры­нок ев­ро­пей­ских санк­ци­он­ных то­ва­ров, обеспеченн­ых бе­ло­рус­ски­ми го­су­дар­ствен­ны­ми фи­то­са­ни­тар­ны­ми до­ку­мен­та­ми, по­тре­бо­ва­ла ре­ак­ции рос­сий­ских та­мо­жен­ных и са­ни­тар­ных ор­га­нов. Па­рал­лель­но с пре­се­че­ни­ем вво­за на тер­ри­то­рию Рос­сии кон­тра­банд­ных про­до­воль­ствен­ных то­ва­ров из Ев­ро­пы под ча­стич­ный за­прет под­па­ло и бе­ло­рус­ское про­до­воль­ствие. Тем не ме­нее от­вет­ные санк­ции Рос­сии в от­но­ше­нии ЕС, вве­ден­ные рос­сий­ским ру­ко­вод­ством в ав­гу­сте 2014 го­да, уси­ли­я­ми Мин­ска ан­ну­ли­ро­ва­ны. Пе­ре­го­вор­ный про­цесс по этой про­бле­ме не име­ет пер­спек­ти­вы.

А но­вой про­бле­мой во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях меж­ду Моск­вой и Мин­ском мо­жет стать судь­ба по­стро­ен­ной Рос­си­ей Бе­ло­рус­ской АЭС. В де­каб­ре 2019 го­да ожи­да­ет­ся за­пуск пер­во­го энер­го­бло­ка стан­ции. Минск, стре­мясь уй­ти от вы­пла­ты рос­сий­ско­го кре­ди­та, вы­дан­но­го на стро­и­тель­ство АЭС, пы­та­ет­ся втя­нуть Моск­ву в пе­ре­го­во­ры о пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­нии кон­трак­та на сооружение столь важ­но­го для рес­пуб­ли­ки и все­го ре­ги­о­на энер­ге­ти­че­ско­го объ­ек­та.

Учи­ты­вая важ­ность евразий­ско­го про­ек­та для по­ли­ти­ки Рос­сии на пост­со­вет­ском про­стран­стве, нель­зя иг­но­ри­ро­вать тот факт, что с го­да­ми на­рас­та­ет про­бле­ма уча­стия Бе­ло­рус­сии в евразий­ской ин­те­гра­ции. Раз­ви­тая си­сте­ма до­ти­ро­ва­ния и суб­си­ди­ро­ва­ния бе­ло­рус­ской эко­но­ми­ки Рос­си­ей не впи­сы­ва­ет­ся в фор­мат эко­но­ми­че­ской ин­те­гра­ции ЕАЭС.

В ито­ге сей­час две стра­ны — учре­ди­те­ли Союзного го­су­дар­ства ока­за­лись бо­лее да­ле­ки­ми друг от дру­га, чем бы­ли до на­ча­ла ин­те­гра­ци­он­но­го про­ек­та. Эко­но­ми­че­ская за­ви­си­мость Бе­ло­рус­сии от Рос­сии оста­ет­ся мо­но­поль­ной. Од­на­ко воз­мож­но­сти Моск­вы ис­поль­зо­вать эту за­ви­си­мость для сти­му­ли­ро­ва­ния ин­те­гра­ции и со­кра­ще­ния до­та­ций огра­ни­че­ны. Ижди­вен­че­ский под­ход бе­ло­рус­ских пра­вя­щих кру­гов, по­ли­ти­че­ско­го клас­са и на­се­ле­ния к Рос­сии ле­жит в ос­но­ве го­су­дар­ствен­ной идео­ло­гии Бе­ло­рус­сии. В то же вре­мя про­бле­мы рос­сий­ско­бе­ло­рус­ских от­но­ше­ний по­сте­пен­но вы­хо­дят на рос­сий­ское по­ли­ти­че­ское по­ле, рас­ка­лы­ва­ют рос­сий­ские по­ли­ти­че­ский класс и экспертное со­об­ще­ство. Стра­на по­сте­пен­но, но неуклон­но ухо­дит от Рос­сии по «укра­ин­ской ко­лее». ■

Пре­зи­дент Бе­ло­рус­сии Алек­сандр Лу­ка­шен­ко и пре­зи­дент РФ Вла­ди­мир Пу­тин по­сле заседания Со­ве­та глав го­су­дарств Шан­хай­ской ор­га­ни­за­ции со­труд­ни­че­ства

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.