По­тре­би­тель­ское кре­ди­то­ва­ние: как Мак­сим Ореш­кин уви­дел несу­ще­ству­ю­щий пу­зырь

Жон­гли­руя сло­ва­ми «пу­зырь» и «дол­го­вая яма», об­суж­дая роль по­тре­би­тель­ско­го кре­ди­то­ва­ния, Минэко­но­мраз­ви­тия и ЦБ уво­дят вни­ма­ние от са­мо­го глав­но­го во­про­са: кто ви­но­ват в от­сут­ствии эко­но­ми­че­ско­го ро­ста?

Ekspert - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Ми­нистр эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Мак­сим Ореш­кин раз­вер­нул в прес­се дис­кус­сию с Цен­тро­бан­ком о по­тре­би­тель­ском кре­ди­то­ва­нии и эко­но­ми­че­ском ро­сте. Толч­ком к ней по­слу­жил до­клад Бан­ка Рос­сии «Уско­рен­ный рост по­тре­би­тель­ских кре­ди­тов в струк­ту­ре бан­ков­ско­го кре­ди­то­ва­ния: при­чи­ны, рис­ки и ме­ры Бан­ка Рос­сии». Гос­по­ди­ну Ореш­ки­ну не по­нра­ви­лось, что в до­кла­де ЦБ го­во­рит­ся: «Рост необес­пе­чен­но­го по­тре­би­тель­ско­го кре­ди­то­ва­ния ока­зы­ва­ет су­ще­ствен­ное по­ло­жи­тель­ное вли­я­ние на ди­на­ми­ку по­треб­ле­ния и ВВП. По на­шим оцен­кам, в I квар­та­ле 2019 го­да рост ВВП мог бы сни­зить­ся до ну­ля при от­сут­ствии та­кой под­держ­ки». Ми­нистр при­звал ЦБ «при­знать про­бле­му» и не за­го­нять на­се­ле­ние в дол­го­вую яму.

Спор двух со­лид­ных ве­домств вы­зы­ва­ет се­рьез­ное недо­уме­ние: во-пер­вых, кре­дит­ный пу­зырь на рын­ке по­треб­кре­ди­тов ес­ли и есть, то к кон­цу го­да он дол­жен «под­сдуть­ся» бла­го­да­ря ме­рам ЦБ, и не толь­ко; во-вто­рых, ЦБ и МЭР фак­ти­че­ски сто­ят на од­них и тех же по­зи­ци­ях, раз­ли­чия лишь в ма­ло­зна­чи­мых ню­ан­сах. Но са­мое глав­ное, спор этот вы­гля­дит ли­бо как всплеск ап­па­рат­ной борь­бы, ли­бо как по­пыт­ка пе­ре­ло­жить друг на дру­га от­вет­ствен­ность за око­ло­ну­ле­вой эко­но­ми­че­ский рост.

Спор об од­ном и том же

Как объ­яс­нил свою по­зи­цию Мак­сим Ореш­кин, уве­ли­че­ние до­ли по­тре­би­тель­ско­го кре­ди­та в струк­ту­ре об­ще­го кре­дит­но­го порт­фе­ля вы­тес­ня­ет дру­гие ви­ды кре­ди­то­ва­ния. К то­му же, по его ло­ги­ке, ко­гда ЦБ по­вы­ша­ет клю­че­вую став­ку для сдер­жи­ва­ния ин­фля­ции и по­тре­би­тель­ско­го кре­ди­то­ва­ния, он од­но­вре­мен­но «за­жи­ма­ет» ин­ве­сти­ци­он­ное и ипо­теч­ное кре­ди­то­ва­ние. Пред­ло­же­ние ми­ни­стра за­клю­ча­ет­ся в том, что на­до не по­вы­шать став­ки, а огра­ни­чи­вать кре­ди­то­ва­ние на­се­ле­ния в со­от­вет­ствии с дол­го­вой на­груз­кой се­мьи. Чем боль­ше дол­го­вая на­груз­ка (от­но­ше­ние еже­ме­сяч­ных пла­те­жей к до­хо­дам) — тем слож­нее долж­но быть по­лу­че­ние но­во­го кре­ди­та. Впро­чем, он при­зна­ет, что ЦБ ра­бо­та­ет в этом на­прав­ле­нии, но на­чи­нать на­до бы­ло еще год на­зад. ЦБ и в са­мом де­ле с ок­тяб­ря вве­дет по­вы­шен­ные ко­эф­фи­ци­ен­ты рис­ка по кре­ди­там за­ем­щи­кам с вы­со­ким по­ка­за­те­лем дол­го­вой на­груз­ки, да и в це­лом бан­ки уже долж­ны ори­ен­ти­ро­вать­ся на по­ка­за­тель ПДН — пре­дель­ной дол­го­вой на­груз­ки за­ем­щи­ка.

Со всем вы­ше­из­ло­жен­ным мож­но лег­ко со­гла­сить­ся, и со­всем уж непо­нят­но, по­че­му тут раз­го­рел­ся спор: вро­де бы по­зи­ции ЦБ и МЭРа сов­па­да­ют. Рас­хо­дят­ся они лишь в од­ном. Минэко­но­мраз­ви­тия при­дер­жи­ва­ет­ся тео­рии, что рост эко­но­ми­ки в первую оче­редь за­ви­сит от ин­ве­сти­ций, то есть от раз­ви­тия пред­ло­же­ния то­ва­ров и услуг, и толь­ко во вто­рую оче­редь от уве­ли­че­ния пла­те­же­спо­соб­но­го спро­са. Ана­ли­ти­ки ЦБ же счи­та­ют, что для эко­но­ми­че­ско­го ро­ста пер­ви­чен спрос. В эко­но­ми­че­ской тео­рии при­сут­ству­ют оба взгля­да, и в ис­то­рии за­пад­ных стран в раз­ные пе­ри­о­ды и тот и дру­гой при­ме­ня­лись с пе­ре­мен­ным успе­хом. «Все за­ви­сит от то­го, ка­кую мо­дель вы при­ме­ня­е­те. Но в це­лом, при про­чих рав­ных, кре­ди­то­ва­ние уве­ли­чи­ва­ет в те­ку­щем мо­мен­те тем­пы ро­ста ВВП, од­на­ко мо­жет при­ве­сти к за­мед­ле­нию в бу­ду­щем, ес­ли это бу­дет из­бы­точ­ным кре­ди­то­ва­ни­ем. По­ка та­ких при­зна­ков нет», — по­яс­ня­ет за­ве­ду­ю­щий ка­фед­рой фон­до­вых рын­ков и фи­нан­со­во­го ин­жи­ни­рин­га фа­куль­те­та фи­нан­сов и бан­ков­ско­го де­ла РАНХиГС Кон­стан­тин Ко­ри­щен­ко.

Ес­ли вер­нуть­ся к до­кла­ду ЦБ, то в ос­нов­ных вы­во­дах там пря­мо на­пи­са­но, что «по­тре­би­тель­ское кре­ди­то­ва­ние до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни спо­соб­ство­ва­ло ро­сту по­треб­ле­ния и ВВП, а за­мед­ле­ние ро­ста необес­пе­чен­но­го по­тре­би­тель­ско­го кре­ди­то­ва­ния при­ве­дет к сни­же­нию его вкла­да в рост эко­но­ми­ки в крат­ко­сроч­ном пе­ри­о­де, но бу­дет спо­соб­ство­вать бо­лее устой­чи­вым тем­пам ро­ста в дол­го­сроч­ном пе­ри­о­де, а так­же рас­ту­щая дол­го­вая на­груз­ка по­ка не ока­зы­ва­ет су­ще­ствен­но­го нега­тив­но­го вли­я­ния на до­хо­ды на­се­ле­ния, но ее даль­ней­ший рост мо­жет нести рис­ки для бла­го­со­сто­я­ния граж­дан». Из этих слов оче­вид­но, что ЦБ не счи­та­ет по­треб­кре­ди­то­ва­ние ис­точ­ни­ком дол­го­вре­мен­но­го ро­ста ВВП. И не счи­та­ет те­ку­щий уро­вень дол­го­вой на­груз­ки на­се­ле­ния угро­жа­ю­щим, хо­тя и опа­са­ет­ся даль­ней­ше­го его ро­ста.

Есть ли пу­зырь?

Си­ту­а­ция, сло­жив­ша­я­ся в сфе­ре кре­ди­то­ва­ния фи­зи­че­ских лиц, не вы­гля­дит опас­ной. Граж­дане долж­ны бан­кам по необес­пе­чен­ным кре­ди­там око­ло 8 трлн руб­лей (из по­чти 16 трлн со­во­куп­ной за­дол­жен­но­сти физ­лиц пе­ред бан­ка­ми, вклю­чая ипо­те­ку). От­но­си­тель­но ВВП объ­ем кре­ди­тов физ­ли­цам (опять-та­ки вклю­чая ипо­те­ку) не так уж ве­лик. Рос­сия от­но­сит­ся к груп­пе стран с низ­ким уров­нем дол­га (14,3% на 1 ян­ва­ря 2019 го­да). Это, впро­чем, объ­яс­ня­ет­ся низ­ким уров­нем про­ник­но­ве­ния ипо­те­ки, а вот по необес­пе­чен­но­му кре­ди­то­ва­нию си­ту­а­ция в Рос­сии да­ле­ка от иде­аль­ной. Мож­но спо­рить, что имен­но вкла­ды­вать в по­ня­тие «пу­зырь», но твер­до из­вест­но, что пла­тить по кре­ди­там граж­да­нам ста­но­вит­ся все тя­же­лее. По дан­ным ФОМ, до­ля до­мо­хо­зяйств, в ко­то­рых есть непо­га­шен­ные кре­ди­ты, в мае 2019 го­да до­стиг­ла 44% (про­тив 38% в мае 2018 го­да и 34% в мае 2017-го). Из 44% до­мо­хо­зяйств 32% осу­ществ­ля­ют вы­пла­ты по по­тре­би­тель­ским кре­ди­там, а 10% — по ипо­те­ке. В 2016–2017 го­дах дол­го­вая на­груз­ка на­се­ле­ния Рос­сии оста­ва­лась ста­биль­ной, так как рост за­дол­жен­но­сти ком­пен­си­ро­вал­ся со­кра­ще­ни­ем ста­вок по по­тре­би­тель­ским кре­ди­там. В сле­ду­ю­щем го­ду си­ту­а­ция из­ме­ни­лась, и с ап­ре­ля 2018-го по ап­рель 2019-го до­ля обя­за­тель­ных пла­те­жей до­мо­хо­зяйств по необес­пе­чен­ным по­тре­би­тель­ским кре­ди­там вы­рос­ла с 7,5 до 8,4% до­хо­дов.

По мне­нию ру­ко­во­ди­те­ля на­прав­ле­ния ана­ли­за де­неж­но-кре­дит­ной по­ли­ти­ки и бан­ков­ско­го сек­то­ра ЦМАКП Оле­га Солн­це­ва, си­ту­а­цию в ипо­теч­ном кре­ди­то­ва­нии нель­зя на­звать пузырем, а вот в по­тре­би­тель­ском — вполне мож­но. «По по­треб­кре­ди­то­ва­нию в про­шлом го­ду мы еще не до­стиг­ли ис­то­ри­че­ско­го мак­си­му­ма по от­но­ше­нию еже­ме­сяч­ных пла­те­жей к до­хо­дам на­се­ле­ния, ко­то­рый был в 2014 го­ду, но вплот­ную к нему при­бли­зи­лись. Это один из при­зна­ков пе­ре­гре­ва. Ос­нов­ную мас­су это­го по­то­ка пла­те­жей со­став­ля­ют крат­ко­сроч­ные по­тре­би­тель­ские кре­ди­ты. В ипо­те­ке объ­ем пла­те­жей

мень­ше, да и са­ма она по объ­е­му мень­ше, — го­во­рит г-н Солн­цев. — Дру­гой при­знак пу­зы­ря — ко­гда кре­ди­ты бе­рут­ся для по­га­ше­ния ра­нее взя­тых кре­ди­тов. Из-за них мы не мо­жем точ­но узнать си­ту­а­цию с про­сроч­кой, по­то­му что фор­маль­но до­ля про­сроч­ки да­же сни­жа­ет­ся, но при этом рас­тет чис­ло за­ем­щи­ков, ко­то­рые име­ют боль­ше двух кре­ди­тов. Это озна­ча­ет, что у нас уве­ли­чи­ва­ет­ся ко­ли­че­ство ин­ди­ви­ду­аль­ных дол­го­вых пи­ра­мид». Олег Солн­цев до­бав­ля­ет, что в ипо­те­ке та­ко­го не на­блю­да­ет­ся: до­ля тех, кто бе­рет по­треб­кре­ди­ты, что­бы по­га­сить ипо­те­ку, мень­ше пя­ти про­цен­тов. «По уров­ню за­кре­ди­то­ван­но­сти мы по ипо­те­ке еще не до­рос­ли до на­шей стра­но­вой нор­мы (в срав­не­нии со стра­на­ми Во­сточ­ной Ев­ро­пы), а вот по по­треб­кре­ди­то­ва­нию ее уже пре­вы­си­ли», — от­ме­ча­ет эко­но­мист.

С ним со­гла­сен эко­но­мист бан­ка «От­кры­тие» Ан­дрей Ни­кан­дров — он счи­та­ет, что необес­пе­чен­ное кре­ди­то­ва­ние рас­тет слиш­ком быст­ро для рос­сий­ской си­ту­а­ции. «Те­ку­щие тем­пы ро­ста по­треб­кре­ди­то­ва­ния (плюс 25,2 про­цен­та год к го­ду на на­ча­ло мая 2019-го) неустой­чи­вы — они зна­чи­тель­но опе­ре­жа­ют как ди­на­ми­ку но­ми­наль­ных до­хо­дов (3,2 про­цен­та год к го­ду за пер­вый квар­тал), так и ди­на­ми­ку но­ми­наль­ных за­ра­бот­ных плат (8,1 про­цен­та год к го­ду в мае). Это уве­ли­чи­ва­ет рис­ки для фи­нан­со­вой ста­биль­но­сти с уче­том вы­со­кой дол­го­вой на­груз­ки: от­но­ше­ние вы­плат по кре­ди­там к до­хо­дам на­се­ле­ния на­хо­дит­ся вбли­зи ис­то­ри­че­ских мак­си­му­мов и со­став­ля­ет око­ло 11 про­цен­тов», — го­во­рит ана­ли­тик.

Впро­чем, Кон­стан­тин Ко­ри­щен­ко по­ла­га­ет, что те­ку­щую си­ту­а­цию все же нель­зя на­звать пузырем, посколь­ку по­ка толь­ко про­изо­шло вос­ста­нов­ле­ние до уров­ней, ко­то­рые бы­ли в 2014 го­ду, и объ­ем про­сроч­ки не рас­тет, а, на­обо­рот, па­да­ет. С ним со­глас­на глав­ный эко­но­мист Аль­фа-бан­ка На­та­лия Ор­ло­ва. «Да, ры­нок рас­тет быст­ро, но он так рас­тет все­го толь­ко один год, еще в 2017 го­ду темп ро­ста это­го рын­ка со­став­лял 13 про­цен­тов год к го­ду, и уско­ре­ние ро­ста кре­ди­тов на фоне элек­то­раль­но­го цик­ла мне не ка­жет­ся про­бле­мой», — го­во­рит г-жа Ор­ло­ва. Она так­же на­по­ми­на­ет, что на­коп­лен­ный с 2015 го­да рост ко­неч­но­го по­треб­ле­ния по со­сто­я­нию на этот год бу­дет толь­ко 5%, что эк­ви­ва­лент­но на­коп­лен­но­му ро­сту ВВП, то есть спрос рас­тет не быст­рее, чем экономика в це­лом, то­гда как в 2013 го­ду, в мо­мент преды­ду­ще­го кре­дит­но­го цик­ла, при ро­сте ВВП на 15% с 2009 по 2013 год по­треб­ле­ние вы­рос­ло на 28% (!). «Вот то­гда мы го­во­ри­ли о пе­ре­гре­ве», — за­клю­ча­ет г-жа Ор­ло­ва.

По ее оцен­кам, про­цент­ные пла­те­жи тре­бу­ют ро­ста рын­ка роз­нич­ных кре­ди­тов на уровне 13%, то есть по­ка ры­нок рас­тет быст­рее это­го уров­ня: люди бе­рут кре­ди­ты в том чис­ле на по­треб­ле­ние, а не толь­ко на ре­фи­нан­си­ро­ва­ние. С дру­гой сто­ро­ны, в от­че­те по сред­не­му клас­су Аль­фа-бан­ка го­во­рит­ся, что есть груп­пы на­се­ле­ния, ко­то­рые дей­стви­тель­но на­кап­ли­ва­ют рис­ки — в част­но­сти, это груп­пы с до­хо­да­ми око­ло 17 тыс. руб­лей в ме­сяц. Имен­но эта часть на­се­ле­ния с 2016 го­да ак­тив­но за­ни­ма­ла, что­бы под­дер­жи­вать свое по­треб­ле­ние, о чем ЦБ уже го­во­рил Мак­си­му Ореш­ки­ну.

По­треб­кре­ди­то­ва­ние за­ту­ха­ет

Банк Рос­сии не остав­ля­ет эту си­ту­а­цию без вни­ма­ния и при­нял ряд мер, что­бы по­га­сить необес­пе­чен­ное кре­ди­то­ва­ние. С на­ча­ла 2018 го­да он че­ты­ре ра­за по­вы­шал над­бав­ки к ко­эф­фи­ци­ен­там рис­ка в за­ви­си­мо­сти от уров­ня пол­ной сто­и­мо­сти кре­ди­та.

Кста­ти, ин­те­рес­но, что силь­нее все­го из круп­ней­ших бан­ков порт­фель кре­ди­тов на­се­ле­нию на­ра­щи­ва­ет при­над­ле­жа­щий ЦБ через ФКБС банк «От­кры­тие» (см. таб­ли­цу). Прав­да, неяс­но, ка­кие имен­но кре­ди­ты так быст­ро вы­да­ет «От­кры­тие» и как ве­ли­ка в них до­ля необес­пе­чен­ных.

Боль­шая часть ана­ли­ти­ков счи­та­ет, что при­ня­тые ЦБ ме­ры за­мед­лят рост необес­пе­чен­но­го кре­ди­то­ва­ния — прав­да, неяс­но насколько. По мне­нию Оле­га Солн­це­ва, за­мед­ле­ние бу­дет неболь­шим, так как ме­ры ЦБ да­ют до­воль­но сла­бый эф­фект. «По ипо­те­ке в про­шлом го­ду бы­ло 24 про­цен­та при­ро­ста дол­га, в этом го­ду мы ожи­да­ем за­мед­ле­ния тем­пов его при­ро­ста при­мер­но до 17%. Тем­пы при­ро­ста дол­га на­се­ле­ния по по­треб­кре­ди­там мо­гут сни­зить­ся с 24–25 про­цен­тов в про­шлом го­ду до 20 про­цен­тов в го­ду ны­неш­нем, но вряд ли мень­ше, слиш­ком уж силь­но они разо­гна­лись в пер­вой по­ло­вине го­да», — от­ме­ча­ет г-н Солн­цев.

В свою оче­редь, ди­рек­тор по бан­ков­ским рей­тин­гам «Экс­перт РА» Люд­ми­ла Ко­же­ки­на счи­та­ет, что по ито­гам 2019 го­да темп при­ро­ста порт­фе­ля необес­пе­чен­ных ссуд сни­зит­ся до 15% про­тив 23% в 2018 го­ду — свою роль сыг­ра­ют не толь­ко ме­ры ЦБ, но и про­бле­мы с пла­те­же­спо­соб­но­стью на­се­ле­ния.

Бо­лее то­го, по мне­нию На­та­лии Ор­ло­вой, что да­же ес­ли ЦБ не бу­дет при­ла­гать уси­лий, то к кон­цу го­да при­рост роз­нич­ных кре­ди­тов все рав­но за­мед­лит­ся и вый­дет где-то на 18% год к го­ду — просто по­то­му, что при­мер­но с вес­ны 2018 го­да ры­нок в по­ме­сяч­ном вы­ра­же­нии и так уже пе­ре­стал уско­рять­ся. «Но­ми­наль­но он рас­тет в сред­нем на 250 мил­ли­ар­дов руб­лей в ме­сяц, но с ок­тяб­ря ЦБ пла­ни­ру­ет уже­сто­чать пру­ден­ци­аль­ные нор­мы, и я по­ла­гаю, что за­мед­ле­ние бу­дет до 15–16 про­цен­тов», — го­во­рит эко­но­мист.

Не­се­рьез­ные день­ги

Итак, с уче­том при­ни­ма­е­мых ЦБ мер или да­же, по мне­нию неко­то­рых эко­но­ми­стов, без них по­тре­би­тель­ское кре­ди­то­ва­ние бу­дет за­мед­лять­ся. Но ес­ли ве­рить ЦБ, ко­то­рый счи­та­ет, что вклад по­треб­кре­ди­то­ва­ния в рост ВВП со­став­ля­ет 0,7 п. п., то по­вли­я­ет ли это за­мед­ле­ние на рост ВВП?

По дан­ным Рос­ста­та, за пер­вый квар­тал это­го го­да при ро­сте ВВП 0,54% год к го­ду ва­ло­вое на­коп­ле­ние ос­нов­но­го ка­пи­та­ла (ос­нов­ной по­ка­за­тель ин­ве­сти­ци­он­ной ак­тив­но­сти) за этот пе­ри­од сни­зи­лось на 2,6% год к го­ду (в по­сто­ян­ных це­нах) и его до­ля в ВВП по срав­не­нию с ана­ло­гич­ным пе­ри­о­дом про­шло­го го­да со­кра­ти­лась на 0,5 п. п. Те­перь по­нят­но, по­че­му Мак­сим Ореш­кин так рез­ко от­ре­а­ги­ро­вал на до­клад ЦБ. Вклад ко­неч­но­го по­треб­ле­ния до­мо­хо­зяйств со­ста­вил 0,89 п. п. (вот в этом-то по­треб­ле­нии и за­ло­жен эф­фект от кре­ди­то­ва­ния), а ин­ве­сти­ции «вло­жи­лись» на −0,43 п. п. До­воль­но пе­чаль­ная кар­ти­на, ведь при низ­кой ин­ве­сти­ци­он­ной ак­тив­но­сти рас­счи­ты­вать на хо­ро­шие тем­пы эко­но­ми­че­ско­го ро­ста в бу­ду­щем не при­хо­дит­ся.

Ан­дрей Ни­кан­дров оце­ни­ва­ет вклад в ВВП ро­ста кре­ди­то­ва­ния физ­лиц, вклю­чая ипо­те­ку, в раз­ме­ре око­ло 0,7 п. п. «Та­ким об­ра­зом, рас­ши­ре­ние кре­ди­то­ва­ния ока­зы­ва­ет по­ло­жи­тель­ное вли­я­ние на эко­но­ми­че­ский рост бла­го­да­ря под­держ­ке по­тре­би­тель­ско­го спро­са. Од­на­ко часть по­тре­би­тель­ско­го спро­са бу­дет на­прав­ле­на на им­порт­ные то­ва­ры и прак­ти­че­ски не ока­жет вли­я­ния на внут­рен­нее про­из­вод­ство и ВВП (за ис­клю­че­ни­ем по­ступ­ле­ния на­ло­гов в бюд­жет, транс­порт­ной

и тор­го­вой на­цен­ки)», — до­бав­ля­ет он. По дан­ным Рос­ста­та, око­ло 36% то­ва­ров в об­щем то­ва­ро­обо­ро­те — им­порт­ные.

Впро­чем, вклад необес­пе­чен­но­го кре­ди­то­ва­ния на­се­ле­ния в ВВП мо­жет быть несколь­ко пе­ре­оце­нен.

Во-пер­вых, ес­ли по­смот­реть на гра­фик с из­ме­не­ни­ем за­дол­жен­но­сти по кре­ди­там на­се­ле­нию за вы­че­том упла­чен­ных про­цен­тов, то есть на те день­ги, ко­то­рые оста­ют­ся на ру­ках у на­се­ле­ния по­сле всех вы­плат, то в 2014–2017 го­дах этот по­ка­за­тель был от­ри­ца­тель­ным. В 2018 же го­ду он вы­шел в плюс, но со­ста­вил все­го 1,29% всех до­хо­дов на­се­ле­ния. Го­во­рить о вли­я­нии цифр та­ко­го по­ряд­ка не очень се­рьез­но. Од­на­ко эта циф­ра фак­ти­че­ски по­ка­зы­ва­ет, что бы­ло бы с до­хо­да­ми на­се­ле­ния, ес­ли бы кре­ди­ты ни­кто во­об­ще не брал. Впро­чем, смысл кре­ди­то­ва­ния не в том, что­бы де­нег бы­ло боль­ше, а в том, что­бы по­тра­тить сей­час те день­ги, ко­то­рые мы за­ра­бо­та­ем в бу­ду­щем, то есть фак­ти­че­ски пе­ре­не­сти наш пла­те­же­спо­соб­ный спрос из бу­ду­ще­го в на­сто­я­щее. На­при­мер, мы по­ку­па­ем квар­ти­ру сей­час, а не через пять, де­сять, а то и двадцать лет, ко­гда на­ко­пим де­нег. Со­от­вет­ствен­но, мы по­лу­ча­ем пла­те­же­спо­соб­ный спрос для стро­и­тель­ной от­рас­ли сей­час, что для эко­но­ми­ки важ­но. По­это­му, кста­ти, вы­зы­ва­ет опа­се­ния на­ме­тив­ше­е­ся в мае со­кра­ще­ние ипо­те­ки. «За­мед­ле­ние ипо­те­ки, ко­неч­но, ска­жет­ся на эко­но­ми­че­ском ро­сте. Оно бу­дет ве­сти к за­мед­ле­нию объ­е­мов стро­и­тель­ства, а у нас до­воль­но зна­чи­мая часть по­ку­пок жи­лья на пер­вич­ном рын­ке осу­ществ­ля­ет­ся с при­вле­че­ни­ем ипо­те­ки, — рас­ска­зы­ва­ет Олег Солн­цев. — Жи­лищ­ное стро­и­тель­ство за­ни­ма­ет не очень боль­шую до­лю в эко­но­ми­ке, но име­ет вы­со­кие муль­ти­пли­ка­то­ры по воз­дей­ствию на дру­гие от­рас­ли и та­ким об­ра­зом сти­му­ли­ру­ет эко­но­ми­че­ский рост. Мы про­во­ди­ли ис­сле­до­ва­ния: за­мед­ле­ние ипо­те­ки дей­стви­тель­но от­ри­ца­тель­но ска­жет­ся на эко­но­ми­че­ском ро­сте».

Во-вто­рых, в Рос­сии по­тре­би­тель­ское кре­ди­то­ва­ние не ока­зы­ва­ет су­ще­ствен­но­го вли­я­ния на про­из­вод­ство и да­же на им­порт то­ва­ров дли­тель­но­го поль­зо­ва­ния. «Ес­ли в пер­вой по­ло­вине 2018 го­да еще на­блю­дал­ся ка­кой-то вос­ста­но­ви­тель­ный рост про­из­вод­ства то­ва­ров дли­тель­но­го поль­зо­ва­ния, то к тре­тье­му квар­та­лу 2018 го­да он прак­ти­че­ски пре­кра­тил­ся. С тех пор на­блю­да­ет­ся что-то сред­нее меж­ду стаг­на­ци­ей и неболь­шим сни­же­ни­ем про­из­вод­ства. Им­порт ес­ли и уве­ли­чи­ва­ет­ся, то не по всем по­зи­ци­ям и весь­ма сла­бо. Ка­ко­го-то зна­чи­мо­го вли­я­ния на рын­ки то­ва­ров, ко­то­рые долж­ны быть чув­стви­тель­ны к рас­ши­ре­нию кре­ди­то­ва­ния, мы не ви­дим», — рас­ска­зы­ва­ет ру­ко­во­ди­тель на­прав­ле­ния, за­ме­сти­тель ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра ЦМАКП Вла­ди­мир Саль­ни­ков.

Объ­яс­нить это яв­ле­ние мож­но раз­ны­ми при­чи­на­ми. «Во-пер­вых, воз­ни­ка­ет ги­по­те­за, что в непро­стой си­ту­а­ции с ди­на­ми­кой до­хо­дов на­се­ле­ния кре­ди­ты идут не столь­ко на рас­ши­ре­ние по­треб­ле­ния, сколь­ко на под­дер­жа­ние те­ку­ще­го уров­ня бла­го­со­сто­я­ния. Вто­рая ги­по­те­за — си­ту­а­цию мо­жет ис­ка­жать уве­ли­че­ние пло­хо ре­ги­стри­ру­е­мой он­лайн-тор­гов­ли, ко­то­рая не це­ли­ком от­ра­жа­ет­ся Рос­ста­том и дру­ги­ми ис­точ­ни­ка­ми дан­ных, — рас­суж­да­ет Вла­ди­мир Саль­ни­ков. — Ско­рее все­го, дей­ству­ют оба фак­то­ра, но оце­нить вклад каж­до­го из них не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным».

Не с ко­го спро­сить

На этом ме­сте воз­ни­ка­ет ин­те­рес­ный во­прос: по­че­му на­ши эко­но­ми­че­ские ру­ко­во­ди­те­ли об­суж­да­ют в ка­че­стве ос­нов­ной про­бле­мы сам рост кре­ди­то­ва­ния на­се­ле­ния? Пред­ла­га­ют огра­ни­чить кре­ди­то­ва­ние на ос­но­ве мак­си­маль­ной кре­дит­ной на­груз­ки, но при этом ни­кто не пред­ла­га­ет эту на­груз­ку сни­зить. Хо­тя на са­мом де­ле ос­нов­ные про­бле­мы с от­сут­стви­ем внут­рен­не­го пла­те­же­спо­соб­но­го спро­са за­клю­ча­ют­ся в сни­же­нии рас­по­ла­га­е­мых до­хо­дов на­се­ле­ния. До­хо­дит до то­го, что лю­дям при­хо­дит­ся брать кре­ди­ты при рож­де­нии де­тей. А вы­пла­ты по кре­ди­там, есте­ствен­но, сни­жа­ют ре­аль­ные рас­по­ла­га­е­мые до­хо­ды еще боль­ше.

Ко­гда г-н Ореш­кин жа­лу­ет­ся на недо­ста­ток ин­ве­сти­ций в Рос­сии и пред­ла­га­ет «за­ме­стить» по­тре­би­тель­ское кре­ди­то­ва­ние кре­ди­то­ва­ни­ем пред­при­я­тий, он не учи­ты­ва­ет сле­ду­ю­ще­го: как по­ка­зы­ва­ют опро­сы пред­при­ни­ма­те­лей, про­бле­ма не в ко­ли­че­стве де­нег в бан­ках — про­бле­ма, опять-та­ки, в от­сут­ствии пла­те­же­спо­соб­но­го спро­са у на­се­ле­ния, в став­ках по кре­ди­там, пре­вы­ша­ю­щих сред­нюю рен­та­бель­ность, в вы­со­ком уровне на­ло­го­об­ло­же­ния, в от­сут­ствии ре­гу­ляр­ной и дол­го­сроч­ной гос­под­держ­ки, в от­сут­ствии ста­биль­но­сти (за­ко­ны и на­ло­ги ме­ня­ют­ся по­сто­ян­но). По­че­му так по­лу­ча­ет­ся? Кто во­об­ще от­ве­ча­ет в Рос­сии за эко­но­ми­че­ский рост и уве­ли­че­ние бла­го­со­сто­я­ния, не фор­маль­но, а фак­ти­че­ски?

Ес­ли по­смот­реть на эко­но­ми­че­ский блок пра­ви­тель­ства, мы уви­дим сле­ду­ю­щий ре­аль­ный функ­ци­о­нал: Мин­фин от­ве­ча­ет за от­сут­ствие де­фи­ци­та бюд­же­та и ре­а­ли­зу­ет это с по­мо­щью по­вы­ше­ния на­ло­гов; ФНС — за мак­си­ми­за­цию сбо­ра на­ло­гов; Банк Рос­сии — за ин­фля­цию в че­ты­ре про­цен­та и фи­нан­со­вую ста­биль­ность с по­мо­щью вы­со­ких ста­вок и по­вы­ше­ния норм ре­зер­ви­ро­ва­ния; Минэко­но­мраз­ви­тия — за оп­ти­ми­сти­че­ские эко­но­ми­че­ские прогнозы, ме­то­дов воз­дей­ствия на рост у него нет. Ни­кто не от­ве­ча­ет за эко­но­ми­че­ский рост. И ни­кто не от­ве­ча­ет за от­ри­ца­тель­ные по­след­ствия для эко­но­ми­ки от при­ме­ня­е­мых ме­то­дов. Это на­по­ми­на­ет слив ток­сич­ных от­хо­дов на тер­ри­то­рию со­се­да. Вот эта си­ту­а­ция и яв­ля­ет­ся ре­аль­ной про­бле­мой, а не рост по­тре­би­тель­ско­го кре­ди­то­ва­ния на­се­ле­ния. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.