«ГАРАЖ» КАК ХРАМ НО­ВО­ГО ЭКОАКТИВИЗ­МА

Вы­став­ка в му­зее «Гараж» «Гря­ду­щий мир: эко­ло­гия как но­вая по­ли­ти­ка. 2030–2100» ищет пу­ти спа­се­ния че­ло­ве­че­ства

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Вы­став­ка в му­зее «Гараж» «Гря­ду­щий мир: эко­ло­гия как но­вая по­ли­ти­ка. 2030–2100» ищет пу­ти спа­се­ния че­ло­ве­че­ства

Всте­нах «Га­ра­жа» в его но­вом про­ек­те мож­но встре­тить и тра­ди­ци­он­ное изоб­ра­зи­тель­ное ис­кус­ство: «Реч­ной пей­заж с ры­ба­ка­ми» (XVII век) Са­ло­мо­на ван Рей­сда­ла, и кар­ти­ну его со­вре­мен­ни­ка Ка­ре­ла Дю­жар­де­на «Пей­заж с до­маш­ним ско­том», в ко­то­ром «че­ло­ве­ку от­во­дит­ся скром­ное ме­сто ря­дом с кра­си­вы­ми, силь­ны­ми и доб­ры­ми до­маш­ни­ми жи­вот­ны­ми, ко­то­рые яв­ля­ют­ся под­лин­ны­ми ге­ро­я­ми кар­ти­ны». Вме­сте с го­бе­ле­ном (ку­ра­то­ры вы­став­ки пред­по­чи­та­ют име­но­вать его шпа­ле­рой), со­ткан­ным неиз­вест­ным ма­сте­ром в XVI ве­ке, они со­став­ля­ют три­а­ду клас­си­че­ско­го ис­кус­ства, в ко­то­ром ху­дож­ни­ки про­шло­го ма­ни­фе­сти­ро­ва­ли об «эман­си­па­ции при­ро­ды». Ря­дом с ни­ми вы­ло­же­на се­рия из 34 кол­ло­ти­пий Мак­са Эрн­ста, в два­дца­тых го­дах про­шло­го ве­ка упраж­няв­ше­го­ся в при­ду­ман­ной им тех­ни­ке фрот­та­жа, ко­гда ка­ран­да­шом ри­су­ют на бу­ма­ге на­ти­ра­ю­щи­ми дви­же­ни­я­ми. Их по­яв­ле­ние в рам­ках вы­став­ки с на­зва­ни­ем «Гря­ду­щий

мир» то­же не слу­чай­но. Как мы узна­ем из ку­ра­тор­ско­го тек­ста, фрот­таж — это ху­до­же­ствен­ная фор­ма, «наи­луч­шим об­ра­зом при­спо­соб­лен­ная для вы­ра­же­ния ак­тив­ных от­но­ше­ний меж­ду че­ло­ве­ком и внеш­ним ми­ром».

Но ос­нов­ная со­дер­жа­тель­ная часть вы­став­ки зи­ждет­ся на ин­стал­ля­ци­ях. И са­мый близ­кий ана­лог — ал­ле­го­ри­че­ская жи­во­пись, столь рас­про­стра­нен­ная как раз в XVI и XVII ве­ках (еще один ра­курс, ко­то­рый за­да­ют кар­ти­ны гол­ланд­цев ван Рей­сда­ла и Дю­жар­де­на), ко­гда ху­дож­ник со­зда­ют ви­зу­аль­ный об­раз, нуж­да­ю­щий­ся в рас­шиф­ров­ке. Каж­дый объ­ект снаб­жен по­дроб­ным опи­са­ни­ем — при­чем про­честь его и, при же­ла­нии, по­слу­шать (на сай­те «Га­ра­жа» есть и аудио­вер­сия ку­ра­тор­ских тек­стов) мож­но еще до ви­зи­та на вы­став­ку. У зри­те­ля есть шанс уви­деть «Гря­ду­щий мир» под­го­тов­лен­ным: он мо­жет сра­зу при­ме­нить про­чтен­ные или услы­шан­ные им трак­тов­ки к уви­ден­но­му на вы­став­ке. Или ин­тер­пре­ти­ро­вать их са­мо­сто­я­тель­но, что и де­ла­ют боль­шин­ство лю­дей при со­зер­ца­нии ста­рин­ной ал­ле­го­ри­че­ской жи­во­пи­си: тот смысл, ко­то­рый за­кла­ды­вал в свое про­из­ве­де­ние ху­дож­ник, уже недо­сту­пен. Мы мо­жем толь­ко от­да­лен­но до­га­ды­вать­ся, что он имел в ви­ду, и пре­да­вать­ся бес­ко­неч­ным ин­тел­лек­ту­аль­ным упраж­не­ни­ям в вос­ста­нов­ле­нии язы­ка ал­ле­го­рий, ко­то­рым вла­де­ли лю­ди, жив­шие по­чти пол­ты­ся­чи лет на­зад.

Объ­ек­ты со­вре­мен­но­го ис­кус­ства срод­ни иеро­гли­фам — не обя­за­тель­но кон­цен­три­ро­вать­ся на их внеш­ней фор­ме, она мо­жет и не пре­тен­до­вать на эс­те­ти­че­скую цен­ность. Ин­стал­ля­ции — это осо­бым об­ра­зом упа­ко­ван­ная ин­фор­ма­ция. Ку­ра­тор рас­па­ко­вы­ва­ет ее в сво­их текстах, ко­то­рые нам до­ступ­ны как на са­мой вы­став­ке, так и на сай­те. Он тол­ку­ет зна­че­ние каж­до­го иеро­гли­фа и со­став­ля­ет из них как бы от­дель­ные фра­зы, ко­то­рые в свою оче­редь скла­ды­ва­ют­ся в раз­вер­ну­тый мес­седж. Та­ко­вым, по су­ти, яв­ля­ет­ся лю­бая вы­став­ка и в осо­бен­но­сти вы­став­ка со­вре­мен­но­го ис­кус­ства. Кри­те­рии оцен­ки, ко­то­рые мы при­ме­ня

ем в от­но­ше­нии то­го или ино­го тек­ста, су­ще­ству­ю­ще­го в ви­де со­че­та­ния букв, при­ме­ни­мы к тек­сту, ко­то­рый на­пи­сан в ви­де ин­стал­ля­ций. Мы оце­ни­ва­ем, на­сколь­ко он вня­тен, на­сколь­ко он сти­ли­сти­че­ски вы­дер­жан, и глав­ное — ка­ко­ва его ин­фор­ма­ци­он­ная цен­ность. Узна­ем ли мы из него что-то но­вое, о чем мы не зна­ли преж­де?

«Гря­ду­щий мир» жест­ко очер­чи­ва­ет сро­ки, ко­то­рые че­ло­ве­че­ство бу­дет вы­нуж­де­но су­ще­ство­вать на пла­не­те Зем­ля: 2030–2100 год. Пер­вая — пред­по­ла­га­е­мая да­та ис­чер­па­ния ми­ро­вых за­па­сов неф­ти, вто­рая — на­ча­ло за­се­ле­ния че­ло­ве­че­ством Все­лен­ной и од­но­вре­мен­но до­сти­же­ния бес­смер­тия. Во­прос, на ко­то­рый пы­та­ют­ся от­ве­тить ху­дож­ни­ки: а что, соб­ствен­но, де­лать тем по­ко­ле­ни­ям, ко­то­рым при­дет­ся жить имен­но в этом вре­мен­ном про­ме­жут­ке, ко­гда ста­рая эпо­ха за­кон­чи­лась, а но­вая еще не на­ста­ла? От­вет оче­ви­ден: по­пы­тать­ся сбе­речь ту пла­не­ту, на ко­то­рой мы сей­час на­хо­дим­ся, не толь­ко для се­бя, но для сле­ду­ю­щих по­ко­ле­ний, у ко­то­рых так же, как и у нас в слу­чае невоз­мож­но­сти жить на этой, не бу­дет воз­мож­но­сти пе­ре­се­лить­ся на дру­гие пла­не­ты. Для это­го нуж­но на­чать с то­го, что­бы ду­мать о са­мих се­бе не как о цен­тре и выс­шей це­ли ми­ро­зда­ния, а как о ча­сти гло­баль­ной си­сте­мы, ко­то­рую че­ло­век дол­жен не под­чи­нить се­бе, а толь­ко вза­и­мо­дей­ство­вать с ней, не на­ру­шая не им при­ня­тый по­ря­док ве­щей.

Объ­ект, со­здан­ный Сю­зан Шуп­пли, — это два­дцать пе­ре­до­виц га­зе­ты «Прав­да», с 26 ап­ре­ля по 15 мая 1986 го­да, — от то­го дня, ко­гда про­изо­шла ава­рия на Чер­но­быль­ской АЭС, до то­го дня, ко­гда в га­зе­те сде­ла­ли по это­му по­во­ду первую пуб­ли­ка­цию. И это до­слов­ный текст вы­ступ­ле­ния Ми­ха­и­ла Гор­ба­че­ва по те­ле­ви­де­нию, вклю­чая всту­пи­тель­ные сло­ва: «Доб­рый ве­чер, то­ва­ри­щи!» Над пер­вы­ми по­ло­са­ми со­вет­ской га­зе­ты, с за­го­лов­ка­ми «По сор­там и уро­жай», «Вер­нуть бы­лую сла­ву», «Улуч­шая управ­ле­ние от­рас­лью», «Тя­же­ле­ют со­ста­вы», «Ре­ши­мость тру­дя­щих­ся» с тек­ста­ми, опи­сы­ва­ю­щи­ми тру­до­вые буд­ни со­вет­ских лю­дей, сгу­ща­ет­ся тем­ное об­ла­ко — мы ви­дим его на ви­део­за­пи­си. И это не толь­ко ис­то­рия за­мал­чи­ва­ния фак­тов, это еще и ис­то­рия шо­ка, ко­то­рый пе­ре­жи­ва­ет тех­но­кра­ти­че­ская ци­ви­ли­за­ция в тот мо­мент, ко­гда тех­ни­ка вы­хо­дит из-под кон­тро­ля. Шок ока­зы­ва­ет­ся на­столь­ко силь­ным, что ка­кое-то вре­мя ци­ви­ли­за­ция пред­по­чи­та­ет де­лать вид, что ни­че­го не про­ис­хо­дит, ни­ка­кой опас­но­сти нет, что жизнь идет сво­им че­ре­дом.

«План Обюс» Ле Кор­бю­зье (мы ви­дим на вы­став­ке 12 ори­ги­наль­ных пла­нов это­го про­ек­та) пред­по­ла­га­ет стро­и­тель­ство зда­ний, впи­сан­ных в при­род­ных ланд­шафт. Ар­хи­тек­ту­ра по­вто­ря­ет при­род­ные фор­мы, ста­ра­ясь не на­ру­шать то, что уже бы­ло со­зда­но до нее, и та­ким об­ра­зом со­хра­нить пер­во­на­чаль­ную гар­мо­нию. От че­ло­ве­ка тре­бу­ет­ся по­стичь ее и по­вто­рить ее ритм. Скульп­ту­ры Ми­ха­и­ла Ма­тю­ши­на, ко все­му про­че­му еще и со­зда­те­ля фу­ту­ри­сти­че­ской опе­ры «По­бе­да над солн­цем» (1913), из дре­вес­ных кор­ней трак­ту­ют­ся как «при­мер со­зна­тель­но­го воз­вра­та к При­ро­де в эпо­ху ис­то­ри­че­ско­го аван­гар­да, бо­лее из­вест­ную неудер­жи­мым вос­тор­гом пе­ред Ма­ши­ной». Фо­то­гра­фия ак­ции груп­пы «Гнез­до», за­пе­чат­лев­шая трех че­ло­век, за­дер­жав­ших ды­ха­ние на од­ну ми­ну­ту в 1977 го­ду в при­сут­ствии при­мер­но де­ся­ти зри­те­лей. В те­че­ние это­го вре­ме­ни они эко­но­мят око­ло од­но­го лит­ра вы­ды­ха­е­мо­го уг­ле­кис­ло­го га­за, из­бы­ток ко­то­ро­го гро­зит кли­ма­ти­че­ски­ми из­ме­не­ни­я­ми. Об их по­след­стви­ях сиг­на­ли­зи­ру­ют тро­пи­че­ские цве­ты, ле­жа­щие под де­ре­вом, рас­ту­щим пе­ред вхо­дом в му­зей (этот объ­ект — де­ло рук ар­ти­сти­че­ско­го ду­э­та Allora & Calzadilla из Пу­эр­то-Ри­ко). Но имен­но это вы­зы­ва­ет эф­фект, об­рат­ный то­му, ко­то­рый про­грам­ми­ро­ва­ли ху­дож­ни­ки: вме­сто ужа­са пе­ред бу­ду­щим мест­ные жи­те­ли ско­рее жаж­дут его ско­рей­ше­го на­ступ­ле­ния.

Про­ект «Гря­ду­щий мир» сви­де­тель­ству­ет о том, что эко­ло­гия — это не толь­ко «но­вая по­ли­ти­ка», но и но­вая ре­ли­гия, ко­то­рая, пусть про­ти­во­ре­чи­во, ис­по­ве­ду­ет фи­нит­ность су­ще­ство­ва­ния пла­не­ты Зем­ля и тем са­мым мо­би­ли­зу­ет че­ло­ве­че­ство. Эко­ак­ти­визм — из раз­ря­да по­лу­мар­ги­наль­ных ви­дов де­я­тель­но­сти, на на­ших гла­зах он пре­об­ра­жа­ет­ся в мейн­стрим. У это­го дви­же­ния есть оче­вид­ный враг — пла­стик, ко­то­рый в до­се­ле неви­дан­ных мас­шта­бах за­со­ря­ет пла­не­ту и на­ру­ша­ет есте­ствен­ный ход жиз­ни ее оби­та­те­лей. Свя­щен­ная мет­ка эко­ак­ти­ви­стов recyclable («при­год­ный к пе­ре­ра­бот­ке) сто­ит на од­ной из сто­рон «Га­ра­жа», но на дру­гой сто­роне к ней при­мы­ка­ет при­став­ка «un» — и то­гда сло­во ме­ня­ет свое зна­че­ние на про­ти­во­по­лож­ное. Не­смот­ря на то что, по сло­вам ди­рек­то­ра му­зея Ан­то­на Бе­ло­ва, «Гараж» пре­тен­ду­ет на то, что­бы быть са­мым эко­ло­гич­ным му­зе­ем в ми­ре, го­тов при­знать, что в гла­зах ху­дож­ни­ков он не вы­гля­дит та­ко­вым — ему есть в чем усо­вер­шен­ство­вать­ся.

Но путь вы­бран и мис­сия яс­на. «Гараж» в бли­жай­шие пять ме­ся­цев на­ме­рен стать цен­тром/хра­мом экоактивиз­ма. Ес­ли ты при­хо­дишь на вы­став­ку и со­зер­ца­ешь пред­став­лен­ные на ней объ­ек­ты, ты ста­но­вишь­ся при­част­ным к со­зи­да­нию но­во­го ми­ра, в ко­то­ром че­ло­век — это толь­ко «часть эко­си­сте­мы». Из за­клю­чен­ной в объ­ек­ты ин­фор­ма­ции ты из­вле­ка­ешь зна­ние, ко­то­рое поз­во­лит те­бе ме­нять и свое бу­ду­щее, и бу­ду­щее пла­не­ты в це­лом уже сей­час. Ес­ли в тра­ди­ци­он­ном му­зее изоб­ра­зи­тель­ных ис­кусств мы со­зер­ца­ем ис­кус­ство, ко­то­рое ин­тер­пре­ти­ру­ет про­шлое, то в «Га­ра­же» мы ви­дим объ­ек­ты, ко­то­рые ин­тер­пре­ти­ру­ют бу­ду­щее. Для этой ин­тер­пре­та­ции ху­дож­ни­ки со­зда­ют но­вый язык. От­ча­сти в ущерб се­бе. В от­ли­чие от со­зда­те­лей по­ло­тен в жан­ре ал­ле­го­ри­че­ской жи­во­пи­си XVI–XVII ве­ков, цен­ность про­из­ве­де­ний ко­то­рых со вре­ме­нем толь­ко воз­рас­та­ет, про­из­ве­де­ния со­вре­мен­ных ху­дож­ни­ков су­ще­ству­ют толь­ко в пре­де­лах вы­став­ки и толь­ко в за­дан­ном кон­тек­сте. Сто­ит им по­ки­нуть пре­де­лы му­зея или по­пасть в но­вый кон­текст, с ко­то­рым они не ре­зо­ни­ру­ют, как они утра­чи­ва­ют и смысл, и цен­ность. Со­вре­мен­ное ис­кус­ство то­же тре­бу­ет жертв. ■

Но­вый вы­ста­воч­ный про­ект в му­зее «Гараж» ин­тер­пре­ти­ру­ет непро­дол­жи­тель­ный пе­ри­од в бу­ду­щем, ко­гда лю­дям при­дет­ся сми­рить­ся с тем, что «у нас нет дру­гой пла­не­ты»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.