КТО В ЮЖ­НОЙ АЗИИ ХОЗЯИН

Ин­дия пы­та­ет­ся ре­а­ли­зо­вать­ся в ка­че­стве ан­ти­ки­тай­ско­го про­ек­та, за­ру­чив­шись под­держ­кой Япо­нии и США

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Ин­дия пы­та­ет­ся ре­а­ли­зо­вать­ся в ка­че­стве ан­ти­ки­тай­ско­го про­ек­та, за­ру­чив­шись под­держ­кой Япо­нии и США

Впо­след­нее де­ся­ти­ле­тие гло­баль­ный центр си­лы пе­ре­но­сит­ся с За­па­да на Во­сток, где раз­во­ра­чи­ва­ет­ся гео­по­ли­ти­че­ская борь­ба меж­ду дву­мя про­ти­во­ве­са­ми ази­ат­ско­го ми­ра — Ин­ди­ей и Ки­та­ем. Из­за слож­ной эко­но­ми­че­ской и де­мо­гра­фи­че­ской си­ту­а­ции в Нью-Де­ли дол­гое вре­мя сле­до­ва­ли по­ли­ти­ке «опо­ры на соб­ствен­ные си­лы». Ко­гда же на за­ре но­во­го ты­ся­че­ле­тия Ин­дия бы­ла го­то­ва к экс­пор­ту сво­е­го эко­но­ми­че­ско­го вли­я­ния, ока­за­лось, что Ки­тай уже про­ник по­чти ко всем ее со­се­дям и свя­зал их ини­ци­а­ти­вой «по­я­са и пу­ти» (ИПП). Де­ли пы­тал­ся из­ме­нить си­ту­а­цию при­зы­ва­ми не лезть в «дол­го­вую ло­вуш­ку» Пе­ки­на, но тот дей­ство­вал са­мым мощ­ным и убе­ди­тель­ным ин­стру­мен­том

— день­га­ми. Се­год­ня Ин­дии нуж­но по­ста­рать­ся, что­бы ре­а­ли­зо­вать се­бя как ан­ти­ки­тай­ский про­ект. И у нее для это­го есть неко­то­рые пред­по­сыл­ки: рас­ту­щая эко­но­ми­ка, по­ли­ти­че­ская во­ля и под­держ­ка внеш­них иг­ро­ков.

Стра­на-про­ти­во­вес

Се­год­ня Ин­дия ин­тен­сив­но при­бли­жа­ет­ся к клу­бу гло­баль­ных дер­жав. По дан­ным Все­мир­но­го бан­ка, за по­след­нее де­ся­ти­ле­тие стра­на фак­ти­че­ски удво­и­ла ВВП. В про­шлом го­ду его при­рост со­ста­вил 6,9%, это на 0,3% боль­ше ана­ло­гич­ных по­ка­за­те­лей Ки­тая. К сло­ву, ки­тай­ская эко­но­ми­ка в по­след­ние го­ды на­ча­ла про­бук­со­вы­вать, так что в бу­ду­щем Ин­дия име­ет все шан­сы до­гнать КНР. По про­гно­зам экс­пер­тов, при со­хра­не­нии ны­неш­не­го эко­но­ми­че­ско­го ро­ста к 2050 го­ду Ин­дия бу­дет пред­став­лять 7% ми­ро­во­го ва­ло­во­го про­дук­та (МВП). По­ка же — все­го 2,3%. На пер­вом ме­сте на­хо­дят­ся США (24%), на вто­ром — Ки­тай (15,2%).

Меж­ду тем Ин­дия все еще оста­ет­ся аг­рар­ной стра­ной с вы­со­ким уров­нем бед­но­сти, боль­шой до­лей сель­ско­го на­се­ле­ния и ка­сто­вой си­сте­мой де­ле­ния об­ще­ства. Не­смот­ря на то что ос­но­ву со­вре­мен­ной ин­дий­ской эко­но­ми­ки со­став­ля­ет сек­тор услуг (54% ВВП), ко­то­рый и сти­му­ли­ру­ет ее рост, на аг­рар­ный сек­тор Ин­дии все еще при­хо­дит­ся бо­лее 15% ВВП. Это очень вы­со­кий уро­вень да­же по мер­кам раз­ви­ва­ю­щих­ся стран. Для срав­не­ния: до­ля сель­ско­го хо­зяй­ства в Рос­сии — все­го 4% ВВП.

Да­же ес­ли к 2025 го­ду Ин­дия ста­нет тре­тьей эко­но­ми­кой ми­ра, как про­ро­чат ана­ли­ти­ки HSBC и экс­пер­ты бри­тан­ско­го Цен­тра эко­но­ми­че­ских и де­ло­вых ис­сле­до­ва­ний, вли­ять на ми­ро­вые про­цес­сы она смо­жет толь­ко в парт­нер­стве с дру­ги­ми го­су­дар­ства­ми. Ин­дия бу­дет иг­рать роль про­ти­во­ве­са, ко­то­рый сво­им уча­сти­ем в той или иной ко­а­ли­ции смо­жет скло­нить ча­шу гео­по­ли­ти­че­ских ве­сов на сто­ро­ну со­юз­ни­ков. На­при­мер, но­вые дру­зья мо­гут по­мочь Ин­дии уси­лить по­зи­ции в Юж­ной Азии в про­ти­во­вес ки­тай­ско-па­ки­стан­ско­му со­ю­зу, к ко­то­ро­му у Де­ли есть ряд тер­ри­то­ри­аль­ных и дру­гих пре­тен­зий.

Друг мо­е­го вра­га

В мае 2019 го­да в Ин­дии за­вер­ши­лись са­мые мас­штаб­ные вы­бо­ры в со­вре­мен­ной ис­то­рии: в из­би­ра­тель­ных спис­ках зна­чи­лись 900 млн че­ло­век при яв­ке 67%. Во­пре­ки про­гно­зам 37% го­ло­сов (303 из 542 мест в пар­ла­мен­те) по­лу­чи­ла Бха­ра­тия джа­на­та пар­ти (БДП) во гла­ве с На­ренд­рой Мо­ди, что обес­пе­чи­ло пар­тии пра­во фор­ми­ро­вать пра­ви­тель­ство.

Ед­ва ли не глав­ную роль в по­бе­де БДП сыг­ра­ла ре­ши­тель­ность Мо­ди во вре­мя фев­раль­ско­го кон­флик­та с Па­ки­ста­ном, ко­гда бо­е­ви­ки «Джа­иш-е-Му­хам­мад» («Ар­мии Му­хам­ме­да») ор­га­ни­зо­ва­ли тер­акт в Каш­ми­ре. Пре­мьер-ми­нистр при­ка­зал ата­ко­вать по­зи­ции тер­ро­ри­стов на па­ки­стан­ской тер­ри­то­рии с воз­ду­ха, а так­же вер­нул сби­то­го ин­дий­ско­го пилота Аб­хи­нан­да Вар­д­ха­ма­на, по­пав­ше­го в ру­ки па­ки­стан­ской ар­мии. Ин­дий­ский из­би­ра­тель вос­при­нял это как ма­лень­кую по­бе­ду в но­вом вит­ке ин­дий­ско­па­ки­стан­ской борь­бы и от­дал свои го­ло­са за БДП.

Мо­ди уда­лось пе­ре­вер­нуть внут­ри­по­ли­ти­че­ский рас­клад в Де­ли на­ка­нуне вы­бо­ров, сыг­рав на дав­них про­ти­во­ре­чи­ях двух стран.

Ин­до-па­ки­стан­ский кон­фликт про­дол­жа­ет­ся с мо­мен­та по­лу­че­ния стра­на­ми неза­ви­си­мо­сти в 1947 го­ду и свя­зан со спор­ным ста­ту­сом Каш­ми­ра, ко­то­рый Де­ли счи­та­ет сво­ей тер­ри­то­ри­ей. Про­ти­во­сто­я­ние Ин­дии и Па­ки­ста­на в ре­ги­оне ослож­не­но вме­ша­тель­ством тре­тьих стран, в первую оче­редь Ки­тая. В 1963 го­ду, по­сле под­пи­са­ния па­ки­ста­но-ки­тай­ско­го со­гла­ше­ния о гра­ни­це, тер­ри­то­рия быв­ше­го кня­же­ства Ла­дакх, на­хо­дя­ще­го­ся в ин­дий­ском сек­то­ре Каш­ми­ра, ото­шла КНР. А Па­ки­стан увя­зал ре­ше­ние каш­мир­ско­го во­про­са с уре­гу­ли­ро­ва­ни­ем ин­дий­ско-ки­тай­ско­го при­гра­нич­но­го спо­ра, сде­лав его фак­ти­че­ски нераз­ре­ши­мым.

Пе­кин же, до­бив­шись сво­их внеш­не­по­ли­ти­че­ских це­лей, са­мо­устра­нил­ся, не же­лая от­кры­то вме­ши­вать­ся в чу­жой кон­фликт. Но в 2000-е го­ды, ко­гда от­но­ше­ния меж­ду Па­ки­ста­ном и Ки­та­ем фак­ти­че­ски пе­ре­рос­ли в по­ли­ти­че­ский со­юз, Пе­кин под­дер­жал по­зи­цию Ис­ла­ма­ба­да. Офи­ци­аль­но КНР воз­дер­жи­ва­ет­ся от от­кры­той кри­ти­ки Ин­дии в каш­мир­ском во­про­се, неофи­ци­аль­но — уста­нав­ли­ва­ет дис­кри­ми­на­ци­он­ный ви­зо­вый ре­жим для граж­дан ин­дий­ско­го сек­то­ра, ин­ве­сти­ру­ет в па­ки­стан­ский Азад-Каш­мир и по­став­ля­ет во­ору­же­ния для па­ки­стан­ской ар­мии.

Се­год­ня имен­но Ки­тай яв­ля­ет­ся бли­жай­шим во­ен­но-по­ли­ти­че­ским со­юз­ни­ком глав­но­го ин­дий­ско­го про­тив­ни­ка. Так, по­сле фев­раль­ских со­бы­тий в Каш­ми­ре па­ки­стан­ская ар­мия по­лу­чи­ла от Ки­тая сто ра­кет «воз­дух — воз­дух» SD-10A.

Под­не­бес­ная под­дер­жи­ва­ет с Па­ки­ста­ном и тес­ные эко­но­ми­че­ские свя­зи, ре­а­ли­зуя ряд сов­мест­ных эко­но­ми­че­ских ини­ци­а­тив. При­чем неко­то­рые из них на­пря­мую за­тра­ги­ва­ют ин­те­ре­сы Ин­дии. На­при­мер, Ки­тай­ско­па­ки­стан­ский эко­но­ми­че­ский ко­ри­дор (КПЭК), со­еди­ня­ю­щий тер­ри­то­рию КНР с па­ки­стан­ским пор­том Гва­дар, про­хо­дит че­рез Ги­л­гит-Бал­ти­стан — спор­ную тер­ри­то­рию Ин­дии и Па­ки­ста­на в Каш­ми­ре.

Бо­лее то­го, в 2017 го­ду Па­ки­стан пе­ре­дал ком­па­нии China Overseas Port Holding в арен­ду уча­сток пло­ща­дью 152 гек­та­ра в тор­го­вом пор­ту Гва­дар, предо­ста­вив точ­ку опо­ры для ки­тай­ско­го фло­та в Ара­вий­ском мо­ре и раз­бив ин­дий­скую меч­ту стать до­ми­ни­ру­ю­щей мор­ской дер­жа­вой в Ин­дий­ском оке­ане. Вес­ной 2017 го­да Ин­дия бой­ко­ти­ро­ва­ла международ­ный фо­рум «Один по­яс — один путь», ко­то­рый Ки­тай ис­поль­зо­вал для про­дви­же­ния сво­ей транс­гра­нич­ной ини­ци­а­ти­вы, но в це­лом у Де­ли нет ни­ка­ких дей­ствен­ных ры­ча­гов вли­я­ния на КПЭК.

«Нит­ки жем­чу­га» и ки­тай­ские день­ги

Под­держ­ка глав­но­го про­тив­ни­ка Ин­дии в Юж­ной Азии не един­ствен­ное, что ме­ша­ет по­стро­е­нию ки­тай­ско-ин­дий­ско­го диа­ло­га. Ес­ли до­ба­вить к это­му про­ти­во­ре­чия с Ки­та­ем в во­про­сах обес­пе­че­ния без­опас­но­сти в Аф­га­ни­стане, вза­им­ное на­ра­щи­ва­ние ра­кет­но­го по­тен­ци­а­ла, спо­ры во­круг ядер­но­го ста­ту­са Ин­дии и дав­ние тер­ри­то­ри­аль­ные про­ти­во­ре­чия (Ак­сай Чин и Ару­на­чал Пра­деш), ста­нет по­нят­но, по­че­му меж­ду стра­на­ми боль­ше не ра­бо­та­ют неко­то­рые из прин­ци­пов «пан­ча ши­ла» (мирного со­су­ще­ство­ва­ния).

Ин­дия уве­ре­на, что Ки­тай сле­ду­ет в ее от­но­ше­нии стра­те­гии «нит­ки жем­чу­га», окру­жая стра­ну це­поч­кой баз и дру­гих объ­ек­тов во­ен­ной ин­фра­струк­ту­ры, сре­ди ко­то­рых пор­ты в Па­ки­стане и на ШриЛан­ке, во­ен­ные объ­ек­ты в Ги­ма­ла­ях, а так­же же­лез­ные до­ро­ги в про­ки­тай­ском Не­па­ле. Ак­тив­ное про­ник­но­ве­ние ки­тай­цев в Бан­гла­деш и Мьян­му то­же вы­зы­ва­ет у Ин­дии ощу­ще­ние по­сте­пен­ной бло­ка­ды.

Ле­том 2017 го­да на­пря­же­ние меж­ду стра­на­ми до­стиг­ло пре­де­ла. В июне

Ки­тай на­пра­вил во­ен­ных ин­же­не­ров стро­ить шос­сей­ную до­ро­гу на пла­то До­клам — пе­ре­крест­ке ин­дий­ско­ки­тай­ско-бу­тан­ских тер­ри­то­ри­аль­ных пре­тен­зий. Пла­то име­ет для Ин­дии стра­те­ги­че­ское зна­че­ние, по­сколь­ку от­кры­ва­ет до­ступ к ко­ри­до­ру Си­ли­гу­ри, со­еди­ня­ю­ще­му ос­нов­ную часть тер­ри­то­рии стра­ны с се­мью се­ве­ро­во­сточ­ны­ми шта­та­ми. Де­ли да­же ввел вой­ска на тер­ри­то­рию Бу­та­на, но в ито­ге «стран­ная вой­на» за­кон­чи­лась воз­вра­ще­ни­ем ста­тус-кво.

Се­год­ня в Ин­дии все ча­ще зву­чат при­зы­вы бой­ко­ти­ро­вать ки­тай­ские то­ва­ры. Меж­ду тем Пе­кин оста­ет­ся круп­ней­шим тор­го­вым парт­не­ром Де­ли с то­ва­ро­обо­ро­том 89,71 млрд дол­ла­ров в 2017–2018 го­дах. На вто­ром ме­сте — США (74,49 млрд дол­ла­ров), на тре­тьем — ОАЭ (49,89 млрд дол­ла­ров). При этом ин­дий­ский де­фи­цит в тор­гов­ле с КНР вы­рос в 2017 го­ду бо­лее чем на 8% по срав­не­нию с 2016 го­дом и про­дол­жа­ет рас­ти. Так, за про­шлый год ки­тай­ский экс­порт в Ин­дию со­ста­вил 76,38 млрд дол­ла­ров, а ин­дий­ский экс­порт в Ки­тай — 13,33 млрд дол­ла­ров. При этом Ки­тай экс­пор­ти­ро­вал в Ин­дию в ос­нов­ном элек­тро­ни­ку и то­ва­ры лег­кой про­мыш­лен­но­сти, а Ин­дия в Ки­тай — ми­не­раль­ное топ­ли­во и сы­рье.

Не­смот­ря на по­ли­ти­че­ские про­ти­во­ре­чия, ин­дий­ская эко­но­ми­ка за­ин­те­ре­со­ва­на в ки­тай­ских день­гах. В 2018 го­ду при­ток пря­мых ино­стран­ных ин­ве­сти­ций (ПИИ) Ки­тая в ин­дий­ские ком­па­нии со­ста­вил 5,6 млрд дол­ла­ров, по­чти втрое боль­ше, чем в 2017 го­ду, пре­вы­сив ин­ве­сти­ции в Ин­дию США и Япо­нии. И это не­смот­ря на то, что в 2017 го­ду Ки­тай при­нял ре­ше­ние об огра­ни­че­нии ис­хо­дя­ще­го ка­пи­та­ла. Де­ло в том, что КНР, пы­та­ясь све­сти к ми­ни­му­му по­след­ствия тор­го­вой вой­ны с США, пе­ре­но­сит про­из­вод­ствен­ные мощ­но­сти сво­их ком­па­ний за гра­ни­цу. Глав­ные кри­те­рии для «при­ни­ма­ю­щей сто­ро­ны» — де­ше­вая ра­бо­чая си­ла и низ­кая сто­и­мость зем­ли. И Де­ли иде­аль­но им со­от­вет­ству­ет.

Кро­ме то­го, пре­мьер-ми­нистр Мо­ди стре­мит­ся вся­че­ски упро­стить усло­вия для биз­не­са. Он смяг­чил пра­ви­ла ПИИ, ввел но­вый ко­декс о банк­рот­стве и за­ме­нил слож­ную сеть на­ло­гов об­ще­на­ци­о­наль­ным на­ло­гом на то­ва­ры и услу­ги. В ито­ге в про­шлом го­ду Ин­дия во­шла в де­сят­ку стран с наи­боль­ши­ми объ­е­ма­ми ПИИ.

Меж­ду тем за по­след­ние го­ды гло­баль­ные по­то­ки ПИИ за­мет­но со­кра­ти­лись. По дан­ным Кон­фе­рен­ции ООН по тор­гов­ле и раз­ви­тию (ЮНКТАД), в про­шлом го­ду ПИИ умень­ши­лись на 13% по срав­не­нию с 2017 го­дом и до­стиг­ли ми­ни­маль­но­го уров­ня со вре­мен фи­нан­со­во­го кри­зи­са. Эпо­ха ин­ве­сти­ций в раз­ви­ва­ю­щи­е­ся стра­ны про­шла вме­сте с вос­тор­гом от гло­ба­ли­за­ции. И Де­ли, в от­ли­чие от Пе­ки­на, успел за­хва­тить лишь са­мый ко­нец этой эпо­хи, что ска­за­лось на раз­ви­тии стра­ны.

Се­год­ня Ин­дия и Ки­тай в раз­ных ве­со­вых ка­те­го­ри­ях. Де­ли на­чал эко­но­ми­че­ские пре­об­ра­зо­ва­ния по­чти на де­ся­ти­ле­тие поз­же и по­ка не мо­жет кон­ку­ри­ро­вать с ки­тай­ски­ми то­ва­ра­ми по це­ло­му ря­ду на­прав­ле­ний. Кро­ме то­го, ин­дий­ские день­ги не в со­сто­я­нии со­ста­вить кон­ку­рен­цию ки­тай­ским, ко­то­рые КНР ак­тив­но рас­про­стра­ня­ет по­сред­ством ИПП.

Но у Ин­дии есть и свои ко­зы­ри. Ос­нов­ное пре­иму­ще­ство ин­дий­ской эко­но­ми­ки — мо­ло­дое на­се­ле­ние и де­ше­вая ра­бо­чая си­ла, ко­то­рую Де­ли экс­пор­ти­ру­ет в дру­гие стра­ны. Еще один плюс Ин­дии — уме­ние при­ме­нять мяг­кую си­лу. Йо­га, ин­дий­ская кух­ня и Бол­ли­вуд при­кры­ва­ют со­бой го­ры му­со­ра и ни­ще­ту ин­дий­ских граж­дан, со­зда­вая стране при­вле­ка­тель­ный об­лик. Де­ли так­же ста­ра­ет­ся уси­лить свое по­ли­ти­че­ское вли­я­ние в со­сед­них стра­нах, при­ме­няя так на­зы­ва­е­мую док­три­ну Ман­мо­ха­на Син­г­ха, ос­но­ван­ную на углуб­ле­нии тор­го­вых от­но­ше­ний и ин­те­гра­ции в ре­ги­оне.

Рас­ши­ре­ние со­сед­ства

Став пре­мьер-ми­ни­стром, Мо­ди про­дол­жит ак­тив­но про­дви­гать по­ли­ти­ку «со­се­ди в первую оче­редь», что­бы вос­ста­но­вить ин­дий­ский ста­тус ис­то­ри­че­ско­го ге­ге­мо­на в Юж­ной Азии. Но ес­ли до фев­раль­ских со­бы­тий в Каш­ми­ре Ин­дия бы­ла од­ним из глав­ных ини­ци­а­то­ров укреп­ле­ния свя­зей че­рез Юж­но­А­зи­ат­скую ас­со­ци­а­цию ре­ги­о­наль­но­го со­труд­ни­че­ства (СААРК), ку­да вхо­дил и Па­ки­стан, то те­перь Де­ли пе­ре­ори­ен­ти­ру­ет­ся на фор­ма­ты, ис­клю­ча­ю­щие Ис­ла­ма­бад.

Ин­дия так­же пла­ни­ру­ет за­нять­ся ре­ше­ни­ем ин­фра­струк­тур­ных про­блем ре­ги­о­на, мас­шта­бы ко­то­рых по­ра­жа­ют. На­при­мер, при на­ли­чии су­хо­пут­ной гра­ни­цы с Мьян­мой в пол­то­ры ты­ся­чи ки­ло­мет­ров Ин­дии при­хо­дит­ся тор­го­вать с ней в ос­нов­ном по мо­рю.

Се­год­ня на пре­одо­ле­ние этих про­блем на­прав­ле­ны два круп­ных про­ек­та: ко­ри­дор Бан­гла­деш—Ки­тай—Ин­дия— Мьян­ма (БКИМ) и Ини­ци­а­ти­ва стран Бен­галь­ско­го за­ли­ва (БИМСТЕК).

БКИМ за­ду­мы­вал­ся в 1990-х как про­ект воз­рож­де­ния Юж­но­го Шел­ко­во­го пу­ти, свя­зы­вав­ше­го Ин­дию и Ки­тай. До­ро­га со­еди­ни­ла все стра­ны, участ­ву­ю­щие в про­ек­те, с ин­дий­ским пор­том Каль­кут­та. Про­бле­ма в том, что БКИМ уже стал ча­стью ИПП, от ко­то­рой Ин­дия мак­си­маль­но ди­стан­ци­ру­ет­ся. Ведь, став участ­ни­ком ИПП, стра­на фак­ти­че­ски при­зна­ет ле­ги­тим­ность про­ек­та на тер­ри­то­рии Каш­ми­ра.

Так что ос­нов­ное вни­ма­ние Ин­дии пе­ре­хо­дит к про­ек­ту БИМСТЕК (Ин­дия, Бан­гла­деш, Шри-Лан­ка, Та­и­ланд, Мьян­ма, Не­пал и Бу­тан), глав­ное пре­иму­ще­ство ко­то­ро­го — от­сут­ствие в нем Ки­тая. Для Ин­дии ры­нок БИМСТЕК ин­те­ре­сен бо­га­ты­ми за­па­са­ми при­род­но­го га­за в Бен­галь­ском за­ли­ве. Ин­дия так­же пред­при­ня­ла по­пут­ку транс­фор­ми­ро­вать эко­но­ми­че­ское объ­еди­не­ние, до­ба­вив в него во­ен­ную со­став­ля­ю­щую. И весь­ма успеш­но: в 2018 го­ду стра­ны БИМСТЕК про­ве­ли пер­вые сов­мест­ные во­ен­ные уче­ния.

Де­ли пла­ни­ру­ет так­же раз­ви­вать со­труд­ни­че­ство по ли­нии Ини­ци­а­ти­вы Ме­конг — Ганг (Ин­дия, Та­и­ланд, Мьян­ма, Кам­бод­жа, Ла­ос и Вьет­нам). Ин­дия вкла­ды­ва­ет­ся в раз­ви­тие про­из­вод­ствен­ных цен­тров в этих стра­нах, что поз­во­ля­ет ей вый­ти на ры­нок АСЕАН с бо­лее низ­ки­ми по­шли­на­ми, так как про­из­вод­ство идет на тер­ри­то­рии са­мих стран.

Мо­ди пе­ре­вел стра­те­гию «Гля­ди на Во­сток», сфор­му­ли­ро­ван­ную еще в 1991 го­ду, в стра­те­гию «Дей­ствуй на Во­сто­ке». Юго-Во­сточ­ная Азия ин­те­рес­на Ин­дии как при­быль­ный ры­нок и гео­по­ли­ти­че­ский плац­дарм. Как еди­ная груп

па стра­ны АСЕАН яв­ля­ют­ся чет­вер­тым по объ­е­му сде­лок тор­го­вым парт­не­ром Ин­дии, на их до­лю при­хо­дит­ся 10,2% ее внеш­не­тор­го­во­го обо­ро­та. При этом Де­ли по­ка при­дет­ся ми­рить­ся с тем, что в оди­ноч­ку он не смо­жет со­рев­но­вать­ся с Пе­ки­ном — глав­ным парт­не­ром стран АСЕАН. Так, в 2018 го­ду тор­гов­ля с КНР со­став­ля­ла 17% об­щей внеш­ней тор­гов­ли АСЕАН, в то вре­мя как до­ля Ин­дии — все­го лишь 2,8%.

Что­бы по­вы­сить свой ав­то­ри­тет сре­ди мел­ких ази­ат­ских стран, Ин­дии нуж­но уси­лить свой вес на ми­ро­вой арене, а для это­го ин­тен­си­фи­ци­ро­вать вза­и­мо­дей­ствие с круп­ны­ми меж­ду­на­род­ны­ми иг­ро­ка­ми в рам­ках дву­сто­рон­них свя­зей и объ­еди­не­ний.

Враг мо­е­го вра­га

В свя­зи с по­ли­ти­кой «сдер­жи­ва­ния» Ки­тая но­вое зна­че­ние для Ин­дии при­об­ре­та­ет кон­цеп­ция Ин­до-Па­ци­фи­ки, впер­вые опи­сан­ная в 2007 го­ду ка­пи­та­ном ин­дий­ских ВМС Гур­при­том Кх­у­ра­ной. Кон­цеп­ция но­во­го про­стран­ства с креп­ки­ми эко­но­ми­че­ски­ми свя­зя­ми по оси Япо­ния—ЮВА—Ин­дия бы­ла под­хва­че­на пре­мьер-ми­ни­стром Япо­нии Син­дзо Абэ, а поз­же взя­та на во­ору­же­ние ад­ми­ни­стра­ци­ей До­наль­да Трам­па.

Се­год­ня идея со­зда­ния Ин­доПа­ци­фи­ки, пре­тер­пев зна­чи­тель­ные из­ме­не­ния, при­об­ре­ла вид аме­ри­кан­ской стра­те­гии. Фак­ти­че­ски речь идет об укреп­ле­нии со­труд­ни­че­ства пре­иму­ще­ствен­но мор­ских дер­жав для во­ен­но­по­ли­ти­че­ско­го сдер­жи­ва­ния Пе­ки­на. Од­ним из глав­ных фор­ма­тов мно­го­сто­рон­не­го со­труд­ни­че­ства в рам­ках стра­те­гии Ин­до-Па­ци­фи­ки счи­та­ет­ся так на­зы­ва­е­мый Квад­ро, при­зван­ный объ­еди­нить че­ты­ре «де­мо­кра­тии» Ин­до-Ти­хо­оке­ан­ско­го ре­ги­о­на — США, Япо­нию, Ин­дию и Ав­стра­лию. Для Ин­дии та­кой ин­те­рес к ее уча­стию в об­щих ини­ци­а­ти­вах со сто­ро­ны США толь­ко на ру­ку.

Но ес­ли са­ма Ин­до-Па­ци­фи­ка су­ще­ству­ет пре­иму­ще­ствен­но на идей­ном уровне из-за раз­ли­чий в ин­тер­пре­та­ци­ях (ин­дий­ская трак­тов­ка от­ли­ча­ет­ся от аме­ри­кан­ской по гео­гра­фии и со­дер­жа­нию), то дву­сто­рон­ние свя­зи Ин­дии с США и Япо­ни­ей уже се­год­ня да­ют Де­ли воз­мож­ность со­зда­вать кон­ку­рен­то­спо­соб­ные про­ек­ты в про­ти­во­вес КНР.

Ин­дия и Япо­ния уже на­ча­ли сов­мест­ный ин­фра­струк­тур­ный про­ект на ШриЛан­ке, взяв­шись раз­ви­вать в пор­те Ко­лом­бо кон­тей­нер­ный тер­ми­нал. Ра­нее ост­ров стал пе­чаль­ным при­ме­ром пе­ре­ги­бов ИПП, ко­гда Шри-Лан­ка не смог­ла рас­пла­тить­ся с ки­тай­ским кре­ди­том и бы­ла вы­нуж­де­на пе­ре­дать порт Хам­бан­то­та и 15 тыс. ак­ров зем­ли в арен­ду КНР по­чти на сто лет. Ин­дия с Япо­ни­ей не при­зна­ют, что их про­ект — это пря­мой вы­зов ки­тай­ской ИПП, и де­ла­ют ак­цент на раз­ли­чия в под­хо­дах, за­яв­ляя, что они стро­ят де­шев­ле, эко­ло­гич­нее и на ос­но­ве кон­суль­та­ций с мест­ны­ми вла­стя­ми.

Стра­ны так­же бу­дут сов­мест­но про­дви­гать Ази­ат­ско-аф­ри­кан­ский ко­ри­дор ро­ста (AAGC), что­бы раз­вить ин­фра­струк­ту­ру в Аф­ри­ке в об­ход ИПП.

Япо­ния за­ин­те­ре­со­ва­на в друж­бе с Ин­ди­ей «про­тив Ки­тая» по ря­ду при­чин. Во-пер­вых, То­кио про­дви­га­ет соб­ствен­ный «по­яс и путь», на­ра­щи­вая тем­пы ре­а­ли­за­ции «Парт­нер­ства по со­зда­нию ка­че­ствен­ной ин­фра­струк­ту­ры». Во-вто­рых, у Япо­нии с Ки­та­ем дав­ние тер­ри­то­ри­аль­ные раз­но­гла­сия из-за ост­ро­вов в Во­сточ­но-Ки­тай­ском мо­ре. Ин­дия, в свою оче­редь, со­труд­ни­ча­ет с Япо­ни­ей, так как в оди­ноч­ку ей слож­но ре­а­ли­зо­вы­вать круп­ные про­ек­ты в ЮВА.

Еще один со­юз­ник Де­ли в его по­пыт­ках стать ан­ти­ки­тай­ским про­ек­том — Ва­шинг­тон, ко­то­рый пе­ри­о­ди­че­ски раз­вя­зы­ва­ет про­тив Пе­ки­на тор­го­вую вой­ну. Шта­ты — круп­ный ра­бо­то­да­тель для ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной ра­бо­чей си­лы Ин­дии, важ­ней­ший источ­ник ка­пи­та­ла и тех­но­ло­гий, а так­же глав­ная опо­ра для ее гло­баль­ных ам­би­ций. Стра­ны еже­год­но на­ра­щи­ва­ют то­ва­ро­обо­рот, так что се­год­ня США яв­ля­ют­ся уже вто­рым круп­ней­шим тор­го­вым парт­не­ром Де­ли. В свою оче­редь, Ин­дия нуж­на Шта­там как один из глав­ных по­лю­сов Ин­до-Па­ци­фи­ки — без нее стра­те­гия США за­мкнет­ся на Ти­хом оке­ане.

Од­на­ко у стран про­се­да­ет со­труд­ни­че­ство в во­ен­но-тех­ни­че­ской сфе­ре из-за невоз­мож­но­сти по­лу­че­ния Ин­ди­ей аме­ри­кан­ских тех­но­ло­гий и экс­пор­та про­из­ве­ден­ной про­дук­ции во­ен­но­го на­зна­че­ния. По­это­му дол­гое вре­мя Де­ли от­да­вал пред­по­чте­ние во­ен­но-тех­ни­че­ско­му со­труд­ни­че­ству с Моск­вой. По дан­ным Сток­гольм­ско­го меж­ду­на­род­но­го ин­сти­ту­та ис­сле­до­ва­ния про­блем ми­ра (SIPRI), в 2000–2014 го­дах Рос­сия обес­пе­чи­ва­ла до 75% во­ору­же­ний Ин­дии. Но в бли­жай­шее вре­мя до­ля Моск­вы на ин­дий­ском рын­ке во­ору­же­ний мо­жет со­кра­тить­ся с 51,8 до 33,9% из-за стрем­ле­ния Де­ли ди­вер­си­фи­ци­ро­вать по­став­щи­ков.

При под­держ­ке США и Япо­нии Ин­дия бу­дет и даль­ше укреп­лять­ся в тра­ди­ци­он­ной зоне сво­е­го вли­я­ния, мед­лен­но, но уве­рен­но вы­тес­няя от­ту­да Ки­тай. По­ка дви­же­ние идет со скри­пом, но глав­ный ки­тай­ский урок Ин­дия уже усво­и­ла: со­хра­не­ние сфе­ры вли­я­ния — это не на­вя­зы­ва­ние сво­ей во­ли со­се­дям, а предо­став­ле­ние та­ких усло­вий, ко­то­рые не оста­вят шан­са кон­ку­рен­там. ■

Пре­мьер-ми­нистр Ин­дии На­ренд­ра Мо­ди про­дви­га­ет по­ли­ти­ку «со­се­ди в первую оче­редь», что­бы вос­ста­но­вить ин­дий­ский ста­тус ис­то­ри­че­ско­го ге­ге­мо­на в Юж­ной Азии

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.