«От фин­гер­бор­дов до про­фес­си­о­наль­но­го спор­та. Про­из­вод­ство спорт­ин­вен­та­ря».

Фин­гер­бор­ды — раз­вле­че­ние сред­не­го клас­са. Как на этом за­ра­бо­тать?

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Пер­вая мо­дель ма­шин­ки Зин­ге­ра об­раз­ца 1851 го­да име­ла руч­ной при­вод. Па­тен­том бы­ла за­щи­ще­на клю­че­вая ин­но­ва­ция — «иг­ла с ко­сосме­щен­ным от­вер­сти­ем»

на Зин­ге­ра за пла­ги­ат. Тут же по­явил­ся оч­нув­ший­ся Хант, ко­то­рый по­дал в суд уже на Хау, утвер­ждая, что и тот ско­пи­ро­вал его об­ра­зец. Вско­ре к тяж­бам под­клю­чи­лись Гро­вер, Бей­кер, Уи­лер и Уил­сон, об­ви­няв­шие друг дру­га в кра­же идеи и Зин­ге­ра с «кол­ле­га­ми» в том же. За­вя­зал­ся та­кой клу­бок, что раз­ре­шить его пред­став­ля­лось со­вер­шен­но невоз­мож­ным аме­ри­кан­ско­му пра­во­су­дию.

Спас Зин­ге­ра из­вест­ный ад­во­кат Эд­вард Кларк, взяв­ший­ся ве­сти это де­ло. Хоу по­лу­чил от­ступ­ные в ви­де 15 ты­сяч дол­ла­ров, ко­то­рые быст­ро оку­пи­лись: Кларк устро­ил так, что все об­ви­ня­ю­щие друг дру­га в пла­ги­а­те ист­цы до­го­во­ри­лись об уча­стии в сов­мест­ной па­тент­ной ак­ции.

Прав­да, до это­го Зин­гер пре­спо­кой­но вы­да­вил из де­ла Фелп­са и Зи­бе­ра, ко­то­рые, вы­до­ен­ные до­су­ха, уже бы­ли ему не нуж­ны. Пер­вый спо­кой­но ушел в свою ма­стер­скую, про­дав ак­ции Jenny Lind, вто­рой в скло­ках с небла­го­дар­ным Зин­ге­ром за­ра­бо­тал ин­фаркт. А ко­гда тот с де­лан­ным ак­тер­ским со­чув­стви­ем при­шел к его по­сте­ли и за­явил: «Ви­дит Бог, Джордж, я по­за­бо­чусь о тво­ей се­мье по­сле тво­ей смер­ти!» — Зи­бер ре­шил от гре­ха по­даль­ше про­дать свою до­лю за шесть ты­сяч дол­ла­ров.

Те­перь уже фир­ма ста­ла на­зы­вать­ся I. M. Singer & Co., а един­ствен­ным ком­па­ньо­ном был даль­но­вид­ный ад­во­кат Кларк. Их пер­вый за­вод по про­из­вод­ству швей­ных ма­ши­нок от­крыл­ся в НьюД­жер­си. А в 1856 го­ду сов­мест­но с дру­ги­ми пре­тен­ден­та­ми в «от­цы-ос­но­ва­те­ли» ком­па­ньо­ны об­ра­зо­ва­ли так на­зы­ва­е­мый па­тент­ный пул — Кар­тель швей­ных ма­шин, ко­то­рый поз­во­лил про­да­вать их без су­деб­ных тяжб за счет от­чис­ле­ний по пять дол­ла­ров со всех про­дан­ных ма­ши­нок.

Раз­вя­зав се­бе ру­ки, ком­па­ньо­ны це­ли­ком от­да­лись мар­ке­тин­гу. Тут уже по­лу­гра­мот­ный Зин­гер про­явил се­бя на­сто­я­щим ге­ни­ем ре­кла­мы и про­дви­же­ния. На вся­кий слу­чай он обез­опа­сил соб­ствен­ную ма­шин­ку еще 22 па­тен­та­ми на са­мые незна­чи­тель­ные усо­вер­шен­ство­ва­ния, но что­бы уж точ­но в бу­ду­щем не по­явил­ся ни один пре­тен­дент. Ему же при­над­ле­жа­ла идея ока­зать дав­ле­ние не на по­ку­па­те­лей-муж­чин, а на их жен, ко­то­рые най­дут спо­со­бы за­ста­вить сво­их бла­го­вер­ных по­тря­сти мош­ной. При­мер ба­ла­га­на у цир­ка Бар­ну­ма убе­дил его в этом.

По­ни­мая, что са­мое боль­шое скоп­ле­ние по­чтен­ней­шей пуб­ли­ки мо­жет быть в те­ат­рах, цир­ках и церк­вях, он стал раз­ме­щать ре­кла­му на про­грамм­ках спек­так­лей, опи­са­ния швей­ных ма­ши­нок раз­да­ва­лись при­хо­жан­кам на про­по­ве­дях вме­сте с ре­ли­ги­оз­ной ли­те­ра­ту­рой. При этом ис­поль­зо­ва­лись со­вре­мен­ные до­сти­же­ния ци­ви­ли­за­ции — фо­то­гра­фии. Осо­бым успе­хом поль­зо­вал­ся пла­кат с фо­то­гра­фи­ей жен­щи­ны-ин­ди­ан­ки из пле­ме­ни се­ми­но­лов, шью­щей на зин­ге­ров­ской ма­шин­ке.

Зин­ге­ру нуж­ны бы­ли день­ги, но он знал, как их за­ра­бо­тать. По­ни­мая, что це­на в 100–125 дол­ла­ров недо­ступ­на ши­ро­ким мас­сам по­тен­ци­аль­ных по­ку­па­те­лей (это со­став­ля­ло чет­верть го­до­во­го бюд­же­та сред­ней аме­ри­кан­ской се­мьи), он по­шел на оче­ред­ной ре­во­лю­ци­он­ный шаг — пред­ло­жил про­да­вать ма­шин­ки в рас­сроч­ку по схе­ме hire-purchase (ли­зинг-по­куп­ка). Ру­ко­дель­ни­ца бра­ла но­вень­кий аг­ре­гат на­про­кат, вно­ся за него еже­ме­сяч­ную аренд­ную пла­ту, и бы­ла воль­на вер­нуть его про­дав­цу в лю­бой мо­мент, ко­гда по­же­ла­ет. А ко­гда

сум­ма аренд­ных пла­те­жей за ма­шин­ку до­сти­га­ла роз­нич­ной це­ны то­ва­ра, мож­но бы­ло оста­вить ее се­бе на­со­всем. Это бы­ло очень удоб­но и рез­ко по­вы­си­ло про­да­жи.

На­чав с ты­ся­чи ма­ши­нок в год, к 1875 го­ду ком­па­ния Зин­ге­ра уве­ли­чи­ла обо­рот в 200 раз, при­ме­няя в ка­че­стве смеж­ни­ков ком­па­нии из обо­рон­но­го ком­плек­са — пер­вый за­фик­си­ро­ван­ный в ис­то­рии удач­ный при­мер кон­вер­сии. За счет это­го уда­лось сни­зить це­ну до де­ся­ти дол­ла­ров (сред­няя зар­пла­та аме­ри­кан­ца со­став­ля­ла че­ты­ре дол­ла­ра в неде­лю), по­вы­сив обо­ро­ты до де­сят­ков мил­ли­о­нов в год при от­чис­ле­ни­ях на ре­кла­му в мил­ли­он. К то­му же Зин­гер на­чал вы­пуск и про­да­жу зап­ча­стей к ма­шин­кам, что поз­во­ли­ло по­ку­па­те­лям са­мим про­из­во­дить неслож­ный ре­монт. Пост­про­даж­ный сер­вис до это­го не ис­поль­зо­вал ни­кто, по­это­му ин­те­рес к ком­па­нии Зин­ге­ра воз­рос не толь­ко в США, но и в Ев­ро­пе. Это поз­во­ли­ло от­крыть за­во­ды в Глаз­го, По­доль­ске и дру­гих ме­стах Ста­ро­го Све­та.

Граж­дан­ская вой­на меж­ду Се­ве­ром и Югом да­ла на­сто­я­щий тол­чок биз­не­су. Зин­ге­ру уда­лось за из­ряд­ную мзду про­толк­нуть­ся к во­ен­ным за­ка­зам и по­ве­сить у се­бя на фаб­ри­ке пла­ка­ты «Мы оде­ва­ем ар­мию». А уж мно­го­лет­ние гос­под­ря­ды — это уже не про­сто соб­ствен­ные за­ка­зы, но и осна­ще­ние по­дав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства аме­ри­кан­ских ма­ну­фак­тур ма­шин­ка­ми Зин­ге­ра. Толь­ко в шта­те Нью-Йорк у него ра­бо­та­ли че­ты­ре соб­ствен­ных за­во­да, вы­пус­ка­ю­щие до трех ты­сяч ма­ши­нок в год. Кро­ме то­го, I. M. Singer & Co. — од­на из пер­вых в ми­ре ком­па­ний, на­чав­ших ис­поль­зо­вать фран­чай­зинг. Она за­клю­ча­ла с дис­три­бу­то­ра­ми до­го­во­ры на пе­ре­да­чу фран­ши­зы, ко­то­рым та­ким об­ра­зом пе­ре­да­ва­лось пол­ное пра­во на ре­а­ли­за­цию и ре­монт швей­ных ма­ши­нок на опре­де­лен­ной, стро­го ого­во­рен­ной в до­го­во­ре тер­ри­то­рии США. Имен­но на пред­при­я­ти­ях Зин­ге­ра на­ча­ли впер­вые при­ме­нять прак­ти­ку при­гла­ше­ния на­ем­ных топ-ме­не­дже­ров. В 1865 го­ду та­ко­вым стал Инс­ли Хоп­пер.

Ко­гда день­ги по­тек­ли ре­кой, Зин­гер вспом­нил о сво­ем не ме­нее лю­би­мом за­ня­тии — по­гоне за юб­ка­ми. Его мно­го­чис­лен­ные же­ны и лю­бов­ни­цы, во­див­шие за со­бой длин­ню­щий вы­во­док де­тей (25 толь­ко при­знан­ных), оса­жда­ли ре­дак­ции аме­ри­кан­ских га­зет и устра­и­ва­ли скан­дал за скан­да­лом. Ум­ный Кларк вос­поль­зо­вал­ся этим и пред­ло­жил Зин­ге­ру убрать­ся в Ев­ро­пу с со­хра­не­ни­ем 40про­цент­ной до­ли в ком­па­нии, что­бы не под­ры­вать ры­нок, где пра­вят бал пу­ри­тан­ские аме­ри­кан­ские до­мо­хо­зяй­ки. Тот

187-мет­ро­вый небо­скреб штаб­к­вар­ти­ры Singer в Нью-Йор­ке на мо­мент по­строй­ки в 1908 го­ду был са­мым вы­со­ким зда­ни­ем в ми­ре

пред­ло­же­ние оце­нил здра­во и от­был от скан­да­лов в Ан­глию, где по­се­лил­ся в куп­лен­ном за 500 ты­сяч дол­ла­ров по­ме­стье «Ви­г­вам» с оче­ред­ной же­ной Иза­бел­лой Бой­ер-Сам­мер­виль.

До са­мой смер­ти он оста­вал­ся чле­ном Со­ве­та по­пе­чи­те­лей сво­ей ком­па­нии, по­стро­ив­шей один из са­мых вы­со­ких небо­скре­бов на Ман­х­эт­тене, и ско­ло­тил со­сто­я­ние в 14 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, ко­то­рое оста­вил по­след­ней жене. Иза­бел­ла, по слу­хам, бы­ла лю­бов­ни­цей са­мо­го ве­ли­ко­го скуль­пто­ра Фре­де­ри­ка Ог­ю­ста Бар­толь­ди, ав­то­ра Ста­туи Сво­бо­ды в Нью-Йор­ке, ко­то­рый ле­пил ее имен­но с Иза­бел­лы — за­кон­ной вдо­вы ве­ли­ко­го недо­уч­ки.

«Лег­че вер­блю­ду прой­ти в иголь­ное ушко»

Мно­гие сто­ле­тия на Ру­си тка­ли по­лот­но с по­мо­щью ве­ре­те­на и прял­ки. На со­зда­ние од­но­го до­мо­тка­но­го из­де­лия ухо­ди­ли неде­ли, а то и ме­ся­цы. По необ­хо­ди­мо­сти порт­няж­ным ре­меслом вы­нуж­де­ны бы­ли овла­де­вать и муж­чи­ны­во­и­ны, дабы со­хра­нить бое­спо­соб­ность в аму­ни­ции, и про­стые муж­чи­ны­кре­стьяне, дабы за­ла­тать про­ре­хи и при­крыть на­го­ту. Кро­пот­ли­вый и из­ма­ты­ва­ю­щий про­цесс тка­че­ства и ши­тья при боль­ших се­мьях на­дол­го от­вле­кал от дру­гих тра­ди­ци­он­ных кре­стьян­ских за­ня­тий, что в эпо­ху кре­пост­но­го пра­ва и бар­щи­ны шло в ущерб под­дер­жа­нию то­вар­но­сти соб­ствен­но­го хо­зяй­ства. По­это­му ме­ха­ни­за­ция руч­но­го тру­да и ин­но­ва­ции в тек­стиль­ном ре­мес­ле ста­но­ви­лись во­про­сом вы­жи­ва­ния це­лой кре­стьян­ской об­щи­ны.

На бес­край­ний рос­сий­ский ры­нок осто­рож­ный по­то­мок пфальц­ских эми­гран­тов Иса­ак Мер­рит Зин­гер про­ни­кал по­этап­но. От­сут­ствие эле­мен­тар­ной ре­кла­мы, хо­тя бы ми­ни­маль­но­го сер­ви­са и си­сте­мы рас­про­стра­не­ния де­ла­ли огром­ную аг­рар­ную стра­ну прак­ти­че­ски недо­ступ­ной для но­ви­нок тех­ни­че­ско­го про­грес­са. В то же вре­мя Рос­сия бы­ла есте­ствен­ным «тро­ян­ским ко­нем» для про­ник­но­ве­ния и на да­ле­кие рын­ки Япо­нии, Ки­тая, Пер­сии, Сред­ней Азии. Здесь Зин­гер был не оди­нок: за рос­сий­ский ры­нок бо­ро­лись несколь­ко де­сят­ков ино­зем­ных про­из­во­ди­те­лей швей­ных ма­ши­нок (Pfaff, Veritas, Kaiser, Kohler, Naumann, Carolina, Goldsmith, Veras, Husquarna и др.), про­да­вав­ших из­де­лия че­рез 15 тор­го­вых до­мов, стре­мясь стать экс­клю­зив­ны­ми ди­ле­ра­ми. По­это­му осва­и­вать аг­рар­ную сверх­дер­жа­ву XIX ве­ка при­хо­ди­лось по­сте­пен­но, че­рез дли­тель­ное вы­стра­и­ва­ние ло­ги­сти­че­ских це­по­чек из уже су­ще­ству­ю­щих в Ев­ро­пе дис­три­бу­тор­ских цен­тров.

В 1865 го­ду зин­ге­ров­ским пи­о­не­ром в Рос­сии стал Макс Фид­лер, но из-за до­ро­го­виз­ны за­оке­ан­ских по­ста­вок он не вы­дер­жал кон­ку­рен­ции и утра­тил пра­во экс­клю­зив­но­го по­став­щи­ка.

От­ме­на кре­пост­но­го пра­ва, ис­ход обез­зе­ме­лен­ных ре­фор­мой кре­стьян в го­ро­да и по­сле­до­вав­ший за этим бур­ный про­мыш­лен­ный подъ­ем по­влек­ли за со­бой рост до­хо­дов на­се­ле­ния, боль­шую кон­цен­тра­цию ра­бо­чей си­лы в го­ро­дах и, как след­ствие, зна­чи­тель­ный спрос на тек­стиль­ные из­де­лия. Го­род не се­ло, где од­ной до­мо­тка­ной ру­ба­хой при над­ле­жа­щем ухо­де мож­но бы­ло бы обой­тись круг­лый год. Здесь по­да­вай на­ря­ды на все слу­чаи жиз­ни.

По­это­му и на­ча­ли вы­рас­тать це­лые тек­стиль­ные им­пе­рии, ко­то­рым швей­ные ма­шин­ки тре­бо­ва­лись уже в про­мыш­лен­ных мас­шта­бах: Мо­ро­зо­вы, Про­хо­ро­вы, Ба­ли­ны, Дум­но­вы, Сол­да­тен­ко­вы, Ти­то­вы и др.

Это по­бу­ди­ло сде­лать вто­рую по­пыт­ку вы­хо­да на рос­сий­ский ры­нок гла­ву гам­бург­ско­го фи­ли­а­ла ком­па­нии «И. М. Зин­гер и Ко» Геор­га Ней­длин­ге­ра. В 1877 го­ду он до­бил­ся раз­ре­ше­ния от пра­ви­тель­ства им­пе­рии от­крыть фи­ли­а­лы в Москве, Пе­тер­бур­ге и Вар­ша­ве, по­лу­чив да­же зва­ние «вре­мен­но­го санкт­пе­тер­бург­ско­го куп­ца пер­вой гиль­дии». Ган­зе­ец Ней­длин­гер на­чал фор­ми­ро­вать ди­лер­скую сеть из 65 пред­ста­ви­тельств по всей стране, вы­пи­сы­вая ин­струк­ции под­чи­нен­ным и по­со­бия по обо­ру­до­ва­нию на немец­ком язы­ке, от­че­го в Рос­сии уко­ре­ни­лось убеж­де­ние в немец­ком про­ис­хож­де­нии аме­ри­кан­ских ма­ши­нок. Впро­чем, ос­но­ва­ния для это­го бы­ли, ибо до на­ча­ла ХХ ве­ка боль­шая часть из­де­лий им­пор­ти­ро­ва­лась в Рос­сий­скую им­пе­рию из Гер­ма­нии (из фи­ли­а­ла в Вит­тен­бер­ге). Ма­шин­ки бы­ли до­ста­точ­но до­ро­ги­ми, при­об­ре­сти их мог­ли се­бе поз­во­лить за­жи­точ­ные се­мьи, а при­да­ное в ви­де «кру­тя­ще­го­ся нем­ца» де­ла­ло де­вуш­ку бо­га­той неве­стой в гла­зах же­ни­ха. Сде­лать из­де­лия бо­лее до­ступ­ны­ми для по­тре­би­те­ля не поз­во­ля­ла по­сред­ни­че­ская си­сте­ма, вы­стро­ен­ная Ней­длин­ге­ром, ко­то­ро­го вполне устра­и­ва­ли соб­ствен­ный ста­тус-кво и по­лу­че­ние ко­мис­си­он­ных за вы­да­чу сер­ти­фи­ка­тов за сво­ей под­пи­сью.

Тре­бо­ва­лась се­рьез­ная пе­ре­строй­ка струк­ту­ры про­даж в Рос­сии, что­бы от­крыть здесь но­вые ры­ноч­ные пер­спек­ти­вы. Но это­му ме­ша­ла вы­со­кая це­на на транс­пор­ти­ров­ку и об­слу­жи­ва­ние се­ти. К при­ме­ру, в 1895 го­ду в Рос­сии уда­лось про­дать 68 788 ма­ши­нок на бо­лее чем сто­мил­ли­он­ное толь­ко сель­ское на­се­ле­ние, ко­то­ро­му был за­труд­нен до­ступ к го­род­ским ма­ну­фак­тур­ным ма­га­зи­нам. Это кап­ля в мо­ре.

Для рас­ши­ре­ния про­даж необ­хо­ди­мы бы­ли но­вые ры­ноч­ные ин­стру­мен­ты, уже опро­бо­ван­ные в США: про­да­жи в кре­дит, рас­сыл­ка то­ва­ров че­рез поч­то­вые ка­на­лы. Но глав­ное, необ­хо­ди­мо бы­ло соб­ствен­ное пред­при­я­тие, ко­то­рое ни­ве­ли­ро­ва­ло бы все та­мо­жен­ные издержки, а так­же мог­ло бы со­би­рать ма­шин­ки уже для рын­ков Даль­не­го Во­сто­ка.

Ней­длин­ге­ру с его тор­га­ше­ски­ми на­клон­но­стя­ми вы­пла­ти­ли ска­зоч­ную неустой­ку (2,5 млн руб­лей) и ска­за­ли «ауф­ви­дер­зе­ен». В 1897 го­ду го­лов­ная «И. М. Зин­гер и Ко» об­ра­зо­ва­ла но­вое струк­тур­ное под­раз­де­ле­ние — АО «Ма­ну­фак­тур­ная ком­па­ния Зин­гер» во гла­ве с аме­ри­кан­цем Фре­де­ри­ком Гил­бер­том Бор­ном, ко­то­рый тут же на­чал об­суж­дать с ка­би­не­том ми­ни­стров пра­ви­тель­ства Рос­сии во­прос о по­ис­ке ме­ста под но­вый за­вод.

Но до это­го Борн по­шел на необыч­ный для рус­ско­го рын­ка ход: кли­ен­там предо­став­лял­ся по­тре­би­тель­ский кре­дит на три го­да, рас­сроч­ка пла­те­жей (три–пять руб­лей в ме­сяц), бы­ла вве­де­на воз­мож­ность об­ме­на по­дер­жан­ной ма­шин­ки на но­вую с до­пла­той, что хо­ро­шо ра­бо­та­ло в США. Ло­ги­ка в этом бы­ла и для «Зин­ге­ра»: ес­ли в Ев­ро­пе бы­ло при­ня­то от­прав­лять в пе­ре­плав­ку все не под­да­ю­щи­е­ся ре­мон­ту из­де­лия, то ра­чи­тель­ные аме­ри­кан­цы сни­ма­ли со сво­их ма­ши­нок все, что еще го­ди­лось для по­втор­но­го ис­поль­зо­ва­ния. Это поз­во­ли­ло к на­ча­лу ХХ ве­ка прак­ти­че­ски удво­ить еже­год­ные про­да­жи в Рос­сии с 68 до 110 ты­сяч из­де­лий.

В 1900 го­ду уча­сток под стро­и­тель­ство был вы­бран в под­мос­ков­ном По­доль­ске. Как зна­чи­лось в про­то­ко­ле за­се­да­ния ак­ци­о­не­ров АО от 7 но­яб­ря 1900 го­да, «об­ще­ством при­об­ре­тен у го­ро­да По­доль­ска уча­сток зем­ли для осу­ществ­ле­ния глав­ной це­ли об­ще­ства, вы­ра­жен­ной в па­ра­гра­фе 1 уста­ва, и на этом участ­ке уже при­ступ­ле­но к по­строй­ке за­во­да зна­чи­тель­ных раз­ме­ров для фаб­ри­ка­ции в Рос­сии швей­ных ма­шин как для про­да­жи внут­ри им­пе­рии, так­же и для вы­во­за за гра­ни­цу, имен­но: в Тур­цию и дру­гие го­су­дар­ства Бал­кан­ско­го по­лу­ост­ро­ва, а так­же в Пер­сию, Япо­нию и Ки­тай».

Спе­ци­аль­но для стро­и­тель­ства был куп­лен кир­пич­ный за­вод, ко­то­рый по­сле воз­ве­де­ния кор­пу­сов и за­пус­ка пред­при­я­тия был с вы­го­дой про­дан.

В 1902 го­ду на свет по­явил­ся пер­вый «русский Зин­гер», в Санкт-Пе­тер­бур­ге на уг­лу Нев­ско­го и Ека­те­ри­нин­ско­го ка­на­ла по­яви­лась ше­сти­этаж­ная штаб-квар­ти­ра ком­па­нии с за­тей­ли­вой скульп­ту­рой на ку­по­ле в ви­де дер­жа­щих гло­бус валь­ки­рий. Это зда­ние и по­ныне име­ну­ют До­мом Зин­ге­ра.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.