СТРОЧИЛЬЩИ­ЦЫ СНО­ВА СЕЛИ ЗА ПЯЛА

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Пред­при­ни­ма­тель Ан­тон Геор­ги­ев воз­рож­да­ет ста­рин­ный про­мы­сел — кре­стец­кую строч­ку, пре­вра­щая его из под­за­бы­то­го ре­ги­о­наль­но­го ре­мес­ла в на­ци­о­наль­ный бренд сто­ло­во­го бе­лья и одеж­ды

Пред­при­ни­ма­тель Ан­тон Геор­ги­ев воз­рож­да­ет ста­рин­ный про­мы­сел — кре­стец­кую строч­ку, пре­вра­щая его из под­за­бы­то­го ре­ги­о­наль­но­го ре­мес­ла в на­ци­о­наль­ный бренд сто­ло­во­го бе­лья и одеж­ды

Ко­гда в 2015 го­ду преж­ние хо­зя­е­ва «Кре­стец­кой строч­ки» для по­га­ше­ния дол­гов ста­ли рас­про­да­вать му­зей­ную кол­лек­цию пред­при­я­тия, лю­бов­но со­би­ра­е­мую с 1930 го­да несколь­ки­ми по­ко­ле­ни­я­ми со­труд­ни­ков фаб­ри­ки, на пред­при­я­тии ра­бо­та­ло во­семь че­ло­век, вклю­чая сто­ро­жей. Ка­за­лось, что ре­ме­с­лу стро­че­вой вы­шив­ки, за­ро­див­ше­му­ся в 1860-е го­ды в Нов­го­род­ской гу­бер­нии, при­шел ко­нец. А ведь ко­гда-то, в 1920–1930-е, чис­ло стро­чиль­щиц до­хо­ди­ло до 2500 че­ло­век, в 1960–1970-е — до 600. Из­де­лия фаб­ри­ки про­да­ва­лись в сот­нях ма­га­зи­нов стра­ны, а вы­со­ко­ху­до­же­ствен­ные пан­но за­во­е­вы­ва­ли на­гра­ды на вы­став­ках, от­прав­ля­лись в му­зеи или ста­но­ви­лись по­дар­ком для ста­тус­ных ино­стран­ных го­стей. И вот о банк­рот­стве пред­при­я­тия рас­ска­за­ли в ТВ-но­во­стях.

Этот сю­жет уви­дел пред­при­ни­ма­тель из Пе­тер­бур­га Ан­тон Геор­ги­ев, вла­де­лец ком­па­нии «Ме­до­вый дом». В жизни Ан­то­на все бы­ло на­ла­же­но: биз­нес с го­до­вым обо­ро­том в мил­ли­ард, се­мья — же­на и чет­ве­ро де­тей. К на­род­ным про­мыс­лам пред­при­ни­ма­тель не имел ни­ка­ко­го от­но­ше­ния. Но он вспом­нил, как в на­ча­ле 1990-х по­се­тил фаб­ри­ку вме­сте с го­стя­ми-шве­да­ми, ко­то­рые непре­мен­но хо­те­ли ку­пить там вы­ши­тые ска­тер­ти и сал­фет­ки. То­гда Ан­то­ну бы­ло мно­гое непо­нят­но: по­че­му ино­стран­цев ин­те­ре­су­ют ка­кие-то «ба­буш­ки­ны» ска­тер­ки и как це­лая фаб­ри­ка ра­бо­та­ет и вы­жи­ва­ет на руч­ном тру­де — слож­ном и за­трат­ном по вре­ме­ни. Те­перь он уви­дел дру­гое. Уны­лые, пу­стые це­ха вме­сто кар­тин­ки с де­сят­ка­ми жен­ских го­лов, скло­нен­ных над пя­ла­ми и швей­ны­ми ма­шин­ка­ми. Ста­ло тоск­ли­во. Ре­шил съез­дить и по­смот­реть, что там про­ис­хо­дит. «Дол­гов на пред­при­я­тии уже не бы­ло, по­то­му что преж­ние хо­зя­е­ва для их по­га­ше­ния

про­да­ли 130 ста­рин­ных из­де­лий Рус­ско­му му­зею, ка­жет­ся, за 14 мил­ли­о­нов, — вспо­ми­на­ет Геор­ги­ев. — Но, сла­ва бо­гу, еще око­ло ста из­де­лий оста­ва­лось, ко­гда я ре­шил при­об­ре­сти фаб­ри­ку».

С мыс­лью о ту­ри­стах

Геор­ги­ев ку­пил «Кре­стец­кую строч­ку» за 20 мил­ли­о­нов. Зда­ние фаб­ри­ки, на­спех по­стро­ен­ное в 1950-х, на­хо­ди­лось в пол­ном упад­ке. «Нам при­шлось все за­но­во де­лать: ме­нять кро­вель­ную и стро­пиль­ную си­сте­мы, за­ли­вать по­лы, ме­нять пе­ре­кры­тия, сте­ны ре­мон­ти­ро­вать, ок­на встав­лять, тер­ри­то­рию обла­го­ра­жи­вать, — вспо­ми­на­ет Ан­тон. — За че­ты­ре го­да мы 350 мил­ли­о­нов ту­да вло­жи­ли, и боль­шую часть из них — в ре­кон­струк­цию зда­ния».

И эти тру­ды нель­зя не за­ме­тить. Уже на подъ­ез­де к фаб­ри­ке, окру­жен­ной жи­во­пис­ной лу­жай­кой с бе­лым фи­гур­ным шта­кет­ни­ком, вид­но, что она хо­ро­шо от­ре­ста­ври­ро­ва­на, с ори­ги­наль­ной рос­пи­сью в ви­де узор­ной вы­шив­ки во всю тор­це­вую сте­ну. Внут­ри фаб­ри­ка и во­все по­хо­жа на об­раз­цо­во-по­ка­за­тель­ный Дво­рец на­род­но­го твор­че­ства: про­стор­ные и уют­ные це­ха, боль­шой зал для бу­ду­щей му­зей­ной экс­по­зи­ции, в фойе — вы­пол­нен­ное на за­каз мо­за­ич­ное пан­но с изоб­ра­же­ни­ем вы­ши­валь­щи­цы за ра­бо­той, ис­то­ри­че­ские фо­то­гра­фии ру­ко­дель­ниц. А в фаб­рич­ном ма­га­зине про­да­ют не толь­ко го­то­вые из­де­лия, но и би­ле­ты на экс­кур­сию. В этом от­ча­сти кро­ет­ся от­вет на во­прос, за­чем про­из­вод­ствен­ное зда­ние де­лать та­ким кра­си­вым: что­бы по­ка­зы­вать фаб­ри­ку ту­ри­стам и за счет это­го по­пу­ля­ри­зи­ро­вать ста­рин­ный про­мы­сел. «У нас нет за­да­чи за­по­лу­чить ту­ри­стов, ко­то­рые что-то ку­пят, де­ло не толь­ко в этом, — по­яс­ня­ет ди­рек­тор фаб­ри­ки Ири­на Ва­си­лье­ва. — Кре­стец­кая строч­ка очень дол­го на­хо­ди­лась в за­бве­нии, со­цио­ло­ги­че­ский опрос сре­ди жи­те­лей Моск­вы по­ка­зал, что на­шу строч­ку зна­ет од­на со­тая про­цен­та! И то это лю­ди, ко­то­рые ли­бо ро­ди­лись в Нов­го­ро­де, ли­бо по­се­ща­ли на­шу об­ласть».

Рас­чет Ан­то­на Геор­ги­е­ва со­гла­су­ет­ся с пла­на­ми пра­ви­тель­ства Нов­го­род­ской об­ла­сти, ра­бо­та­ю­ще­го над уве­ли­че­ни­ем ту­ри­сти­че­ско­го по­то­ка в ре­ги­он. Ожи­да­ет­ся, что в сле­ду­ю­щем го­ду чис­ло ту­ри­стов вы­рас­тет с 1,2 млн до 2 млн че­ло­век, а в те­че­ние пя­ти лет — до 5 млн. И по­нят­но, что кро­ме улуч­ше­ния го­сте­вой ин­фра­струк­ту­ры, уве­ли­че­ния чис­ла марш­ру­тов же­лез­но­до­рож­но­го транс­пор­та че­рез Нов­го­род ре­ги­о­ну нуж­ны но­вые ин­те­рес­ные экс­кур­сии. В этом смыс­ле зна­ком­ство с древним ху­до­же­ствен­ным ре­меслом края — иде­аль­ное пред­ло­же­ние. «“Кре­стец­кая строч­ка” — это при­мер от­вет­ствен­но­го биз­не­са, ко­то­рый фак­ти­че­ски вос­ста­но­вил нов­го­род­ский про­мы­сел, дал ему вто­рую жизнь, — счи­та­ет гу­бер­на­тор Ан­дрей Ни­ки­тин. — Это бренд на­шей об­ла­сти, из­вест­ный да­ле­ко за ее пре­де­ла­ми, а так­же по­сыл де­ло­вым лю­дям: у нас мож­но стро­ить биз­нес, в том чис­ле на ос­но­ве ре­ме­сел с бо­га­той ис­то­ри­ей. И мы все­гда бу­дем под­дер­жи­вать та­кие пред­при­я­тия».

Фаб­ри­ка «Кре­стец­кая строч­ка» ве­дет свою ис­то­рию с со­зда­ния в 1860-е го­ды в Кре­стец­ком уез­де Нов­го­род­ской гу­бер­нии осо­бо­го ви­да сквоз­ной вы­шив­ки. С но­яб­ря 2015 го­да при­над­ле­жит Ан­то­ну Геор­ги­е­ву. Вы­пус­ка­ет ши­ро­кий ас­сор­ти­мент тек­стиль­ных из­де­лий с вы­шив­кой, вы­пол­ня­ет ин­ди­ви­ду­аль­ные за­ка­зы че­рез он­лайн-ма­га­зин, при­ни­ма­ет экс­кур­си­он­ные груп­пы по пред­ва­ри­тель­ной до­го­во­рен­но­сти. Ак­ти­вы ком­па­нии: про­из­вод­ство пло­ща­дью 3500 кв. м в рай­он­ном цен­тре Крест­цы (87 км от Нов­го­ро­да, 445 км от Моск­вы), фир­мен­ный ма­га­зин в ТК «Гар­ден Си­ти» пло­ща­дью 101 кв. м (Санкт-Пе­тер­бург). Вы­руч­ка — 31 млн руб­лей.

Чис­ло со­труд­ни­ков — 70 че­ло­век.

В от­сут­ствие кад­ров и сы­рья

Кре­стец­кая строч­ка на­чи­на­ет­ся с та­ко­го нека­зи­сто­го на вид за­ня­тия, как держ­ка — это ко­гда из на­ту­раль­ной тка­ни с по­лот­ня­ным пле­те­ни­ем, ча­ще все­го это лен, вы­дер­ги­ва­ют ни­ти в нуж­ных на­прав­ле­ни­ях — в со­от­вет­ствии с эс­ки­зом. В ре­зуль­та­те кро­пот­ли­вой ра­бо­ты, а держ­ка од­ной ска­тер­ти мо­жет за­ни­мать несколь­ко дней, по­лу­ча­ет­ся за­го­тов­ка под ажур, то есть под­го­тов­лен­ное для вы­шив­ки по­лот­но. Ма­шин­ная вы­шив­ка ска­тер­ти за­ни­ма­ет око­ло по­лу­то­ра ме­ся­цев, а пол­но­стью руч­ная вы­шив­ка — в че­ты­ре ра­за боль­ше. Ис­поль­зо­вать в ра­бо­те швей­ную ма­шин­ку ста­ли в 1950-е го­ды, что уве­ли­чи­ло про­из­во­ди­тель­ность тру­да, так как ма­шин­ка по­мо­га­ет дви­гать­ся иг­ле быст­рее. Но при этом на­до иметь хо­ро­шее зре­ние и сно­ров­ку для бо­лее чет­ко­го вы­пол­не­ния дви­же­ний, пра­виль­но ста­вить иг­лу.

Од­на­ко мно­гие эле­мен­ты узо­ров на ма­шин­ке все рав­но не вы­пол­нить — это так на­зы­ва­е­мые сно­воч­ные ри­сун­ки, вы­рез­ные. Имен­но бла­го­да­ря ори­ги­наль­ным сно­воч­ным ри­сун­кам и осо­бой тех­ни­ке ис­пол­не­ния кре­стец­кая строч­ка боль­ше ста лет на­зад ста­ла ви­зит­ной кар­точ­кой Крест­цов и близ­ле­жа­щих де­ре­вень — Ста­рое Ра­хи­но, Кас­ко­во, Зай­це­во, Вар­ни­ца, Зи­мо­го­рье. «За­ни­ма­лись этим про­мыс­лом и в Вал­дай­ском уез­де, но та­кая тех­ни­ка, с та­кой плот­но­стью обив­ки ри­сун­ка, ха­рак­тер­на толь­ко для нас, в дру­гих об­ла­стях по­лу­ча­ют­ся бо­лее мяг­кие из­де­лия», — по­яс­ня­ет На­та­лья Афа­на­сье­ва, на­чаль­ник про­из­вод­ства. Ль­ня­ные из­де­лия с кре­стец­кой строч­кой мож­но ки­пя­тить, гла­дить, они проч­ные и на­деж­ные — не зря же при­да­ное нов­го­род­ских де­ву­шек слу­жи­ло им всю жизнь.

Но­р­веж­ский па­у­чок, мыль­ный пу­зырь, во­ло­год­ское стек­ло, ста­рин­ный ги­пюр — это лишь часть на­зва­ний эле­мен­тов вы­шив­ки, над вы­пол­не­ни­ем ко­то­рых кор­пят строчильщи­цы с опы­том и уче­ни­цы. Бу­ду­щих ра­бот­ниц го­то­вят пря­мо на фаб­ри­ке, про­грам­ма обу­че­ния рас­счи­та­на на три ме­ся­ца, на каж­дом эта­пе — про­ме­жу­точ­ные эк­за­ме­ны, что­бы опре­де­лить, есть ли смысл учить даль­ше это­го че­ло­ве­ка. Вы­шив­ка — за­ня­тие кро­пот­ли­вое, не каж­до­му да­ет­ся. «За три ме­ся­ца мож­но ос­нов­ные эле­мен­ты осво­ить, а вот на хо­ро­шую ма­сте­ри­цу на­до учить­ся всю жизнь, — го­во­рит ху­дож­ник-вы­ши­валь­щи­ца с два­дца­ти­лет­ним ста­жем На­та­лья Дмит­ри­е­ва. — Я со школь­ной ска­мьи сю­да при­шла, у ме­ня тут ма­ма ра­бо­та­ла, ба­буш­ка по от­цов­ской ли­нии, от­чим».

Каж­дый этап про­из­вод­ства жест­ко кон­тро­ли­ру­ет­ся. «В це­хе рас­кроя к из­де­лию при­кла­ды­ва­ет­ся яр­лык с ука­за­ни­ем раз­ме­ра, ар­ти­ку­ла, тка­ни, а в про­цес­се ра­бо­ты де­воч­ки ста­вят свой ра­бо­чий но­мер, что­бы на всех ста­ди­ях про­из­вод­ства мож­но бы­ло вы­явить брак, и ис­пра­вить его долж­на та ра­бот­ни­ца, ко­то­рая до­пу­сти­ла ошиб­ку, — про­дол­жа­ет На­та­лья Афа­на­сье­ва. — Вот смот­ри­те, как мож­но от­сле­дить ис­то­рию кон­крет­ной сал­фет­ки: но­мер три­на­дцать, держ­ка, — дер­га­ла Ма­ша, но­мер трид­цать один — ко­лы­шек про­хо­ди­ла у Еле­ны Ва­си­льев­ны, но­мер пять­де­сят шесть — вы­ши­ва­ла Юлия Его­ро­ва. Ко­гда из­де­лие упа­ко­вы­ва­ет­ся, на­кле­и­ва­ет­ся бир­ка с фа­ми­ли­ей вы­ши­валь­ши­цы. И каж­дый кли­ент мо­жет знать, кто ему сде­лал та­кую кра­со­ту».

На­ла­дить про­из­вод­ствен­ный про­цесс на вос­ста­нов­лен­ной фаб­ри­ке бы­ло непро­сто. Спу­стя че­ты­ре го­да ра­бо­ты пред­при­я­тие, на ко­то­ром уже тру­дит­ся око­ло 70 че­ло­век, а го­до­вая вы­руч­ка с трех мил­ли­о­нов руб­лей в 2015 го­ду вы­рос­ла до 31 млн руб­лей в 2018-м, по-преж­не­му ис­пы­ты­ва­ет му­ки ро­ста. «С пер­со­на­лом про­бле­ма, по­то­му что про­из­вод­ство на­хо­дит­ся в сель­ской мест­но­сти, а нам нуж­ны спе­ци­а­ли­сты — кон­струк­то­ры, тех­но­ло­ги, — рас­ска­зы­ва­ет Ан­тон Геор­ги­ев. — В де­ревне их нет, а ес­ли по­слать ко­го-то на обу­че­ние в Пе­тер­бург, то по­ла­гаю, что они по­том не вер­нут­ся… Вот так и му­ча­ем­ся, при­вле­ка­ем тех­но­ло­гов из го­ро­да на уда­лен­ную ра­бо­ту». Не ме­нее се­рьез­ная за­бо­та для фаб­ри­ки — под­бор тка­ней, ведь для кре­стец­кой строч­ки под­хо­дит толь­ко по­лот­ня­ное пле­те­ние. «Мы очень огра­ни­че­ны в вы­бо­ре тка­ни, и это боль­шая слож­ность, вдо­ба­вок ко все­му ка­че­ствен­ная ткань в на­шей стране не про­из­во­дит­ся, — про­дол­жа­ет он. — Для сто­ло­вой груп­пы тка­ни за­ку­па­ем в Бе­ло­рус­сии на Ор­шан­ском льно­ком­би­на­те, а для одеж­ды ве­зем тка­ни из Гол­лан­дии. Из то­го, что про­из­во­дят оте­че­ствен­ные тек­стиль­ные про­из­вод­ства, мож­но толь­ко меш­ки для кар­тош­ки шить».

Как по­пасть на по­ди­ум вы­со­кой мо­ды

Глав­ная за­бо­та для лю­бо­го биз­не­са — ре­а­ли­за­ция то­ва­ра. Сто лет на­зад на кре­стец­кую строч­ку был боль­шой спрос у ино­стран­цев, пар­тии вы­ши­тых из­де­лий от­прав­ля­ли в Ан­глию, Фран­цию, Шве­цию и вы­ру­ча­ли боль­шие день­ги. Имен­но на той волне по­пу­ляр­но­сти Петр Ар­хи­ре­ев ос­но­вал в 1929 го­ду пер­вое про­мыс­ло­вое то­ва­ри­ще­ство «Ар­тель», ко­то­рое в 1950-е бы­ло пре­об­ра­зо­ва­но в фаб­ри­ку. В со­вет­ские вре­ме­на во­прос сбы­та ре­ша­ли еще про­ще: пла­но­вое хо­зяй­ство, раз­на­ряд­ка, ста­биль­ные це­ны, — и в ито­ге прак­ти­че­ски лю­бая се­мья мог­ла се­бе поз­во­лить ком­плект льня­но­го по­стель­но­го бе­лья с ме­реж­ка­ми или кру­жев­ные сал­фет­ки, а фаб­ри­ка по­лу­ча­ла ста­биль­ный до­ход и за­ка­зы.

Но кто ста­нет по­ку­па­те­лем руч­ных кру­жев в XXI ве­ке? Над этим ло­ма­ла го­ло­ву вся ко­ман­да Ан­то­на Геор­ги­е­ва. В 2017 го­ду по­сле его встре­чи с пре­зи­ден­том Вла­ди­ми­ром Пу­ти­ным по­сту­пил за­каз на ряд из­де­лий для пре­зи­дент­ско­го по­да­роч­но­го фон­да. «Это бы­ли пять на­бо­ров сто­ло­во­го тек­сти­ля из кап­суль­ной кол­лек­ции — с боль­шим ко­ли­че­ством вы­шив­ки, слож­ны­ми и объ­ем­ны­ми эле­мен­та­ми — ска­тер­ти, сал­фет­ки сер­ви­ро­воч­ные и де­ко­ра­тив­ные», — вспо­ми­на­ет Ири­на Ва­си­лье­ва. С фаб­ри­кой рас­счи­та­лись, по­бла­го­да­ри­ли и ска­за­ли, что об­ра­тят­ся в слу­чае на­доб­но­сти. По­том был за­каз на по­да­роч­ные на­бо­ры от РЖД, про­яв­ля­ли ин­те­рес дру­гие кор­по­ра­ции. Вме­сте с тем бы­ло яс­но, что ра­зо­вы­ми за­ка­за­ми, да­же боль­ши­ми и ста­тус­ны­ми, за­гру­зить все про­из­вод­ство не удаст­ся. Тот пе­ри­од стал са­мым слож­ным для Ан­то­на Геор­ги­е­ва. «У ме­ня не бы­ло по­ни­ма­ния, ку­да дви­гать­ся, — вспо­ми­на­ет он. — Я ез­дил со­ве­то­вать­ся к Ва­лен­ти­ну Юдаш­ки­ну, и он мне ре­ко­мен­до­вал ухо­дить в шир­по­треб, ис­поль­зуя бренд. Но хо­ро­шо, что мы его не по­слу­ша­ли и ста­ли раз­ви­вать пре­ми­аль­ный сег­мент. Сей­час я чет­ко ви­жу, что это путь пра­виль­ный и по нему на­до ид­ти».

Так, сде­лав ис­то­ри­че­ский круг в де­вя­но­сто лет, фаб­ри­ка вер­ну­лась к то­му, с че­го на­чи­на­ла, — к из­го­тов­ле­нию вы­со­ко­ху­до­же­ствен­ных до­ро­гих из­де­лий, рас­счи­тан­ных на взыс­ка­тель­но­го по­ку­па­те­ля с хо­ро­шим вку­сом. Это не со­вет­ский эко­ном­ва­ри­ант с дву­мя ме­реж­ка­ми по ска­тер­ти, а пол­но­цен­ная ра­бо­та со все­ми кра­со­та­ми сно­воч­ной вы­шив­ки. Та­кая ска­терть мо­жет сто­ить 60 ты­сяч руб­лей и боль­ше. Но лю­ди, по­ку­пая ее, зна­ют: она бу­дет слу­жить им дол­го, еще и по на­след­ству пе­рей­дет, как это при­ня­то до сих пор в бур­жу­аз­ных се­мьях в Ев­ро­пе.

Кро­ме до­ро­гих на­бо­ров в сто­ло­вой груп­пе фаб­ри­ка на­ча­ла вы­пус­кать со­вер

шен­но но­вый для се­бя ас­сор­ти­мент — ди­зай­нер­скую одеж­ду с вы­шив­кой. Идею по­да­ла Алек­сандра Геор­ги­е­ва, же­на вла­дель­ца пред­при­я­тия, по об­ра­зо­ва­нию ди­зай­нер одеж­ды; она же ста­ла кре­а­тив­ным ди­рек­то­ром и ав­то­ром кол­лек­ций. «Мо­де­ли раз­ные, для от­ды­ха и ра­бо­ты, в ос­нов­ном сво­бод­но­го кроя, что­бы чув­ство­вать се­бя ком­форт­но. К то­му же спрос рож­да­ет пред­ло­же­ние, сей­час очень по­пу­ляр­ны длин­ные пла­тья в пол, вот их и шьем», — рас­ска­зы­ва­ет На­та­лья Афа­на­сье­ва.

Бла­го­да­ря по­ши­ву одеж­ды про­да­жи рва­ну­ли вверх: в 2018 го­ду они вы­рос­ли бо­лее чем втрое. В по­след­нее вре­мя кро­ме жен­ской одеж­ды и кре­стиль­ных ком­плек­тов для де­тей на фаб­ри­ке раз­ра­ба­ты­ва­ют мо­де­ли для муж­чин. Во­об­ще, здесь ста­ра­ют­ся вый­ти из сте­рео­тип­ных пред­став­ле­ний о том, ка­ки­ми и на ком долж­ны быть из­де­лия с вы­шив­кой. Это­му спо­соб­ству­ет и на­чав­ше­е­ся в 2019 го­ду со­труд­ни­че­ство с мод­ным до­мом Улья­ны Сер­ги­ен­ко, ко­то­рый по сво­им эс­ки­зам за­ка­зы­ва­ет на «Кре­стец­кой строч­ке» эле­мен­ты с вы­шив­кой, а за­тем ис­поль­зу­ет их в мо­де­лях одеж­ды, про­из­во­дя фу­рор на по­ди­у­мах вы­со­кой мо­ды. «Мы по­ня­ли, что по ду­ху нам близ­ки ис­ка­ния Улья­ны, ее об­ра­ще­ние к на­род­ным ху­до­же­ствен­ным про­мыс­лам при со­зда­нии мод­ных кол­лек­ций. И мы с ин­те­ре­сом на­блю­да­ем за каж­дым но­вым по­ка­зом», — го­во­рит Ири­на Ва­си­лье­ва.

Са­мые боль­шие про­да­жи у «Кре­стец­кой строч­ки» идут че­рез он­лай­н­ма­га­зин — 60–70% всех за­ка­зов. Сред­ний чек за­ка­за со­став­ля­ет 8–12 тыс. руб­лей. В ас­сор­ти­мен­те бо­лее 250 по­зи­ций, и он по­сто­ян­но рас­ши­ря­ет­ся. В от­ли­чие от со­вет­ско­го про­из­вод­ства ны­неш­нее прак­ти­че­ски не ра­бо­та­ет на склад, да и смыс­ла в этом нет, так как боль­шин­ство за­ка­зов — ин­ди­ви­ду­аль­ные. По­се­ти­те­ли вы­би­ра­ют мо­дель на сай­те, вы­ска­зы­ва­ют свои по­же­ла­ния по раз­ме­ру, цве­ту, ри­сун­ку. Срок вы­пол­не­ния за­ка­за за­ви­сит от слож­но­сти ра­бо­ты и от за­гру­жен­но­сти вы­ши­валь­щиц, к при­ме­ру, за­ка­зы на из­де­лия одеж­ной груп­пы при­ни­ма­ют­ся за два с по­ло­ви­ной ме­ся­ца.

В этом го­ду у фаб­ри­ки по­явил­ся но­вый ка­нал про­даж, ко­то­рый пре­взо­шел ожи­да­ния по вы­руч­ке, — это от­крыв­ший­ся в июне в Пе­тер­бур­ге фир­мен­ный ма­га­зин пло­ща­дью 101 кв. м. «Я на­де­ял­ся, что мы за пол­го­да вый­дем на са­мо­оку­па­е­мость, а мы с пер­во­го ме­ся­ца уже в при­быль вы­хо­дим, — от­ме­ча­ет Ан­тон Геор­ги­ев. Сле­ду­ю­щий ма­га­зин ком­па­ния пла­ни­ру­ет от­крыть к кон­цу го­да в Москве, а по­том и за пре­де­ла­ми Рос­сии, к при­ме­ру на ку­рор­тах юга Фран­ции, где от­ды­ха­ет мно­го русских. Ан­тон уве­рен, что тра­ди­ци­он­ная роз­ни­ца в ито­ге пе­ре­хва­тит паль­му пер­вен­ства про­даж у ин­тер­нет-ма­га­зи­на, по­сколь­ку до­ро­гую вещь удоб­нее по­ку­пать с воз­мож­но­стью при­мер­ки. Впро­чем, Ири­на Ва­си­лье­ва предо­сте­ре­га­ет от эй­фо­рии по это­му по­во­ду. «Мы го­то­ви­лись к от­кры­тию, по­до­гре­ва­ли пул кли­ен­тов, ко­то­рых ин­те­ре­су­ют на­ши из­де­лия и на­род­ные про­мыс­лы. Ведь вы­ши­тые ска­тер­ти, сал­фет­ки, одеж­да — весь­ма ни­ше­вый про­дукт, для це­ни­те­лей. Мно­гие уже по­бы­ва­ли в ма­га­зине, сде­ла­ли по­куп­ки. Мы пла­ни­ру­ем но­вые те­ма­ти­че­ские встре­чи. Но с про­гно­за­ми бу­дем осто­рож­ны, мы не на­ме­ре­ны про­сто ра­до­вать­ся успе­ху, на­до дви­гать­ся впе­ред».

ДНК для ди­зай­не­ров

Опы­том Ан­то­на Геор­ги­е­ва ин­те­ре­су­ют­ся дру­гие биз­не­сме­ны: к нему уже не раз об­ра­ща­лись за со­ве­том лю­ди, ко­то­рые хо­те­ли бы вло­жить си­лы и сред­ства в раз­ви­тие ка­ко­го-ли­бо про­мыс­ла. «Ду­маю, что лю­бой про­мы­сел мо­жет быть пер­спек­тив­ным, ес­ли его пра­виль­но рын­ку пре­по­дать, — го­во­рит Ан­тон. — Про­бле­ма в дру­гом. В ре­ги­о­нах лю­ди, ко­то­рые вла­де­ют про­мыс­лом, не спо­соб­ны его пра­виль­но по­зи­ци­о­ни­ро­вать, уз­ко смот­рят». По мне­нию экс­пер­тов, успех «Кре­стец­кой строч­ки» де­мон­стри­ру­ет пер­спек­тив­ность преж­де все­го ди­зай­нер­ско­го про­дук­та, с вы­со­кой до­бав­лен­ной сто­и­мо­стью, со­здан­но­го на ос­но­ве тра­ди­ци­он­но­го ре­мес­ла. «Ре­мес­ла — это сво­е­го ро­да ДНК, при­да­ю­щие боль­шую ху­до­же­ствен­ную цен­ность экс­клю­зив­ным ди­зай­нер­ским кол­лек­ци­ям, в ко­то­рых мод­но ис­поль­зо­вать ори­ги­наль­ные де­та­ли, фор­мы или сти­ли­за­цию ор­на­мен­таль­ных мо­ти­вов, — счи­та­ет Ана­ста­сия Кры­ло­ва, ди­рек­тор Ас­со­ци­а­ции спе­ци­а­ли­стов пред­мет­но­го ди­зай­на.

В Крест­цах меж­ду тем за­ня­ты оче­ред­ным про­ек­том по со­хра­не­нию сво­е­го ДНК — воз­рож­де­ни­ем фаб­рич­но­го му­зея. Уже со­бра­но и го­то­вит­ся к экс­по­зи­ции 170 из­де­лий. Про­бле­ма в том, что каж­дой ра­бо­те на­до дать опи­са­ние, а сде­лать это неко­му. Чуть ли не един­ствен­ным спе­ци­а­ли­стом ока­за­лась пе­тер­бур­жен­ка Свет­ла­на Куз­не­цо­ва, ко­то­рая ко­гда-то ра­бо­та­ла в Нов­го­род­ском го­су­дар­ствен­ном ис­то­ри­ко-ар­хи­тек­тур­ном и ху­до­же­ствен­ном му­зее-за­по­вед­ни­ке и со­вер­ши­ла боль­ше де­ся­ти экс­пе­ди­ций, со­би­рая ма­те­ри­ал для вы­ста­вок. Свет­ла­на Ива­нов­на и се­го­дня, по­смот­рев на вещь, мо­жет точ­но ска­зать, в ка­кой де­ревне ее де­ла­ли и в ка­кой пе­ри­од вре­ме­ни. Она с эн­ту­зи­аз­мом взя­лась за де­ло, тем бо­лее что ин­те­рес­ные на­ход­ки слу­ча­ют­ся и по сей день. Не­дав­но в ан­ти­квар­ном ма­га­зине в Пе­тер­бур­ге она на­щу­па­ла в стоп­ке ве­щей доб­рот­ную ткань, раз­вер­ну­ла — а это кра­си­вая узор­ча­тая ска­терть се­ла Ста­рое Ра­хи­но на­ча­ла про­шло­го ве­ка. И ни­чуть не об­вет­ша­ла, не по­тем­не­ла — вот что зна­чит кре­стец­кая строч­ка! ■

Ан­тон и Алек­сандра Геор­ги­е­вы при­ду­ма­ли, как сде­лать руч­ное кру­же­во ак­ту­аль­ным для лю­дей эпо­хи смарт­фо­нов

Ис­поль­зо­ва­ние для вы­ши­ва­ния швей­ной ма­шин­ки уве­ли­чи­ва­ет про­из­во­ди­тель­ность тру­да, но тре­бу­ет сно­ров­ки для бо­лее чет­ко­го вы­пол­не­ния дви­же­ний

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.