ЧТО ОТ­КРО­ЕТ РОС­СИЯ В ЛА­ТИН­СКОЙ АМЕ­РИ­КЕ

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ - *Вре­мен­но ис­пол­ня­ю­щий обя­зан­но­сти ди­рек­то­ра Ин­сти­ту­та Ла­тин­ской Аме­ри­ки РАН, кан­ди­дат эко­но­ми­че­ских на­ук. **Ру­ко­во­ди­тель Цен­тра эко­но­ми­че­ских ис­сле­до­ва­ний, кан­ди­дат эко­но­ми­че­ских на­ук. ***Глав­ный на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та Ла­тин­ской Аме­ри­ки РАН, док­тор

Ла­тин­ская Аме­ри­ка со­вер­ша­ет пра­вый дрейф, а вли­я­ние Со­еди­нен­ных Шта­тов за­мет­но уси­ли­ва­ет­ся. Ле­вые дви­же­ния сни­жа­ют свою эф­фек­тив­ность в сфе­ре эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки, но все еще пом­нят ав­то­ри­тет Со­вет­ско­го Со­ю­за и ви­дят в со­вре­мен­ной Рос­сии про­ти­во­вес аме­ри­кан­ским ин­те­ре­сам

Ла­тин­ская Аме­ри­ка со­вер­ша­ет пра­вый дрейф, а вли­я­ние Со­еди­нен­ных Шта­тов за­мет­но уси­ли­ва­ет­ся. Ле­вые дви­же­ния сни­жа­ют свою эф­фек­тив­ность в сфе­ре эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки, но все еще пом­нят ав­то­ри­тет Со­вет­ско­го Со­ю­за и ви­дят в со­вре­мен­ной Рос­сии про­ти­во­вес аме­ри­кан­ским ин­те­ре­сам

Кри­зис в Ве­не­су­э­ле по­ка­зал, что у Рос­сии по­ми­мо но­сталь­ги­че­ских кон­так­тов с Ку­бой есть важ­ные эко­но­ми­че­ские и гео­по­ли­ти­че­ские ин­те­ре­сы в Ла­тин­ской Аме­ри­ке. Сы­рье­вые и ин­фра­струк­тур­ные кон­трак­ты на фоне остро­го по­ли­ти­че­ско­го про­ти­во­сто­я­ния с Со­еди­нен­ны­ми Шта­та­ми во­влек­ли на­шу стра­ну в ост­рый ла­ти­но­аме­ри­кан­ский кон­фликт. Пять по­пы­ток сме­ще­ния вы­дер­жал пре­зи­дент Ве­не­су­э­лы Ни­ко­лас Ма­ду­ро, но при по­мо­щи во­ен­ных и при со­ли­дар­но­сти Рос­сии и Ки­тая смог удер­жать­ся у вла­сти: из­бе­жал во­ен­ной ин­тер­вен­ции и эс­ка­ла­ции внут­рен­них про­те­стов и сел за стол пе­ре­го­во­ров с оп­по­зи­ци­ей. А ведь вес­ной не без вли­я­ния Бе­ло­го до­ма бо­лее 50 стран за­пад­но­го ми­ра при­зна­ли пре­зи­ден­том Ве­не­су­э­лы пред­се­да­те­ля пар­ла­мен­та Ху­а­на Гу­ай­до. В лю­бом слу­чае Ма­ду­ро до­ка­зал все­му ми­ру, что США да­ле­ко не все­гда все­силь­ны.

Увы, ес­ли де­ся­ти­ле­тие на­зад ла­ти­но­аме­ри­кан­ские стра­ны ра­до­ва­ли мир бес­пре­це­дент­ны­ми

тем­па­ми эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, пре­вра­тив­шись для осталь­но­го ми­ра в же­лан­ных тор­го­вых и эко­но­ми­че­ских парт­не­ров, то в по­след­ние го­ды на слу­ху у пуб­ли­ки в ос­нов­ном гром­кие по­ли­ти­че­ские кри­зи­сы. Че­ре­да кор­руп­ци­он­ных скан­да­лов и от­ста­вок в Бра­зи­лии, дра­ма­ти­че­ская судь­ба быв­ше­го пре­зи­ден­та Эк­ва­до­ра Ра­фа­э­ля Кор­реа по­сле при­хо­да к вла­сти его пре­ем­ни­ка Ле­ни­на Мо­ре­но, ост­рей­ший внут­ри­по­ли­ти­че­ский кри­зис в Ве­не­су­э­ле — все это во мно­гом от­ра­жа­ет кон­ти­нен­таль­ные ме­га­тен­ден­ции: си­стем­ный кри­зис ле­вых ре­жи­мов, ис­чер­па­ние преж­ней мо­де­ли эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, из­ме­не­ние под­хо­дов но­вой ад­ми­ни­стра­ции в США, уси­ле­ние вне­ре­ги­о­наль­ных иг­ро­ков, преж­де все­го Ки­тая и Рос­сии. Рас­смот­рев все эти про­бле­мы де­таль­но, бу­дет лег­че по­нять, в ка­кой иг­ре при­ни­ма­ет уча­стие Москва.

Сме­на по­ли­ти­че­ско­го век­то­ра

Ла­тин­ская Аме­ри­ка тра­ди­ци­он­но бы­ла ре­ги­о­ном с силь­ной ле­вой по­ли­ти­че­ской тра­ди­ци­ей и хо­тя бы по­это­му име­ла с да­ле­ким Со­вет­ским Со­ю­зом проч­ные идей­ные свя­зи. На но­сталь­ги­че­ских вос­по­ми­на­ни­ях и ря­де сов­мест­ных эко­но­ми­че­ских про­ек­тов Москва ак­тив­но во­шла в ла­ти­но­аме­ри­кан­скую по­ли­ти­ку в на­ча­ле но­во­го ты­ся­че­ле­тия, ко­гда кон­ти­нент со­вер­шил впе­чат­ля­ю­щий ле­вый по­во­рот. Во мно­гих странах в ре­зуль­та­те вполне про­зрач­ных вы­бо­ров к вла­сти при­шли пред­ста­ви­те­ли раз­ных спек­тров ле­вой идео­ло­гии: от ле­во­ра­ди­каль­ных (как Уго Ча­вес в Ве­не­су­э­ле) до уме­рен­ных ле­во­цен­три­стов (как в Чи­ли или Уруг­вае). Но этот пе­ри­од ока­зал­ся недол­гим. Транс­фор­ма­ция об­ще­ствен­ных на­стро­е­ний, элек­то­раль­ный успех оп­по­зи­ци­он­ных сил, мас­штаб­ные вы­ступ­ле­ния, про­тестное го­ло­со­ва­ние, а так­же эко­но­ми­че­ские труд­но­сти при­ве­ли к кри­зи­су ле­вых ре­жи­мов.

По ито­гам за­вер­шив­ше­го­ся в 2018 го­ду элек­то­раль­но­го цик­ла и на­чав­ше­го­ся но­во­го в Ла­тин­ской Аме­ри­ке со­хра­ня­ют­ся три груп­пы пра­ви­тельств — ле­вые ра­ди­ка­лы из «Бо­ли­ва­ри­ан­ско­го аль­ян­са для на­ро­дов на­шей Аме­ри­ки» (ALBA, аль­янс стран Ла­тин­ской Аме­ри­ки и Ка­риб­ско­го бас­сей­на, в ко­то­рый вхо­дят Бо­ли­вия, Ве­не­су­э­ла, Ку­ба, Ни­ка­ра­гуа, До­ми­ни­ка, Ан­ти­гуа и Бар­бу­да, Сен­тВин­сент и Гре­на­ди­ны, Сент-Лю­сия, Гре

на­да и Сент-Китс и Не­вис); бо­лее уме­рен­ные ле­во­цен­три­сты, идео­ло­гия ко­то­рых вклю­ча­ет в се­бя эле­мен­ты со­ци­аль­но­го ли­бе­ра­лиз­ма и со­ци­аль­ной де­мо­кра­тии, и пред­ста­ви­те­ли пра­вой ча­сти спек­тра, вы­сту­па­ю­щие за скор­рек­ти­ро­ван­ную нео­ли­бе­раль­ную мо­дель и учи­ты­ва­ю­щие необ­хо­ди­мость ре­ше­ния ост­рых со­ци­аль­ных про­блем, преж­де все­го сни­же­ния уров­ня бед­но­сти и умень­ше­ния со­ци­аль­ной по­ля­ри­за­ции.

В Ар­ген­тине и Бра­зи­лии ле­вые уже по­ки­ну­ли пре­зи­дент­ские крес­ла. Ве­не­су­э­ла пе­ре­жи­ва­ет мас­штаб­ные про­бле­мы в эко­но­ми­ке, по­влек­шие за со­бой рост об­ще­ствен­но­го недо­воль­ства и по­ли­ти­че­ский рас­кол. Весь­ма дра­ма­тич­ным со­бы­ти­ем для ле­вых ра­ди­ка­лов ста­ла сме­на мо­де­ли раз­ви­тия в Эк­ва­до­ре, ко­то­рый вы­шел из ALBA и при­со­еди­нил­ся к про­тив­ни­кам Ни­ко­ла­са Ма­ду­ро. Пра­во­цен­три­сты со­хра­ни­ли или укре­пи­ли свои по­зи­ции в Пан­аме, Гва­те­ма­ле, Ар­ген­тине, До­ми­ни­кан­ской Рес­пуб­ли­ке, Пе­ру и Гон­ду­ра­се, а в Ве­не­су­э­ле оп­по­зи­ци­он­ный «Круг­лый стол де­мо­кра­ти­че­ско­го един­ства» (MUD) по­лу­чил две тре­ти мест в На­ци­о­наль­ной ас­сам­блее. В Чи­ли по­бе­дил кан­ди­дат пра­во­цен­трист­ско­го бло­ка «Чи­ли, впе­ред!» мил­ли­ар­дер и экс-пре­зи­дент (2010–2014) Се­бастьян Пи­нье­ра, в Па­раг­вае — Ма­рио Аб­до Бе­ни­тес, ли­дер пра­вя­щей кон­сер­ва­тив­ной На­ци­о­наль­ной рес­пуб­ли­кан­ской ас­со­ци­а­ции — Пар­тии Ко­ло­ра­до, в Ко­лум­бии — вы­сту­пав­ший с рез­кой кри­ти­кой под­пи­сан­ных мир­ных со­гла­ше­ний с ле­во­ра­ди­каль­ны­ми пар­ти­за­на­ми пред­ста­ви­тель пра­вой оп­по­зи­ции Иван Ду­ке. По­сле по­бе­ды на пре­зи­дент­ских вы­бо­рах в фев­ра­ле 2019 го­да ан­ти­си­стем­но­го биз­не­сме­на, кан­ди­да­та от пра­во­цен­трист­ско­го «Ве­ли­ко­го аль­ян­са за на­ци­о­наль­ное един­ство» (GANA) На­джи­ба Бу­ке­ле, сдвиг впра­во ожи­да­ет­ся и в Саль­ва­до­ре.

Есть и ис­клю­че­ния: в ожи­да­нии пре­зи­дент­ских вы­бо­ров, на­ме­чен­ных на 20 ок­тяб­ря 2019 го­да, на ко­то­рых ве­ро­ят­на по­бе­да дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та Эво Мо­ра­ле­са, до­воль­но ста­биль­ная си­ту­а­ция со­хра­ня­ет­ся в Бо­ли­вии. Во мно­гом это за­слу­га взве­шен­ной по­ли­ти­ки ин­дей­ско­го ли­де­ра, ко­то­рый со­хра­нил до­ста­точ­но ли­бе­раль­ную мо­не­тар­ную по­ли­ти­ку и кон­струк­тив­ные от­но­ше­ния с ино­стран­ным ка­пи­та­лом. Убе­ди­тель­ную по­бе­ду ле­вые одер­жа­ли в Мек­си­ке. В груп­пу ле­во­цен­трист­ских ре­жи­мов вхо­дят так­же Ко­ста-Ри­ка по­сле по­бе­ды кан­ди­да­та пра­вя­щей пар­тии «Граж­дан­ское дей­ствие» (PAC) со­ци­ал-де­мо­кра­та Кар­ло­са Аль­ва­ра­до Ке­са­ды (ап­рель 2018 го­да) и Ла­у­рен­ти­но Кор­ти­со в Пан­аме (май 2019 го­да), пред­став­ля­ю­ще­го Ре­во­лю­ци­он­но-де­мо­кра­ти­че­скую пар­тию (PRD), так­же вхо­дя­щую в Со­ци­а­ли­сти­че­ский ин­тер­на­ци­о­нал. От­дель­ную ни­шу за­ни­ма­ет Ку­ба, где на­ча­тый при Ба­ра­ке Оба­ме про­цесс нор­ма­ли­за­ции от­но­ше­ний с США хоть и при­оста­но­вил­ся, но все же мо­жет при­ве­сти к транс­фор­ма­ции ку­бин­ской эко­но­ми­че­ской мо­де­ли.

В каж­дой стране бы­ли свои при­чи­ны для сме­ны мо­де­ли раз­ви­тия и уси­ле­ния по­ли­ти­че­ской по­ля­ри­за­ции, но мож­но вы­де­лить и ряд об­щих фак­то­ров. В усло­ви­ях эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са и па­де­ния цен на то­ва­ры тра­ди­ци­он­но­го экс­пор­та ле­вые пра­ви­тель­ства не смог­ли вы­пол­нять де­кла­ри­ро­ван­ные со­ци­аль­ные про­грам­мы, в ре­зуль­та­те про­цесс сни­же­ния уров­ня бед­но­сти и со­ци­аль­ной по­ля­ри­за­ции за­мед­лил­ся или по­шел вспять. Рас­пре­де­ли­тель­ная экономика при­ве­ла к чрез­мер­ной бю­ро­кра­ти­за­ции и непо­во­рот­ли­во­сти го­су­дар­ствен­но­го сек­то­ра, ро­сту чис­лен­но­сти гос­ап­па­ра­та. Не­ви­дан­ный раз­мах по­лу­чи­ли кор­руп­ци­он­ные скан­да­лы, за­тро­нув­шие ряд дей­ству­ю­щих или быв­ших глав го­су­дарств и за­вер­шив­ши­е­ся аре­стом из­вест­ных по­ли­ти­ков. Прав­да, не сто­ит ду­мать, что рань­ше мас­шта­бы кор­руп­ции бы­ли мень­ше, ско­рее бла­го­да­ря раз­ви­тию СМИ и от­кры­тых ис­точ­ни­ков ин­фор­ма­ции фак­ты нечи­сто­плот­но­сти по­ли­ти­ков ста­ло го­раз­до про­ще пре­да­вать оглас­ке. Кор­руп­ци­он­ные про­цес­сы, в той или иной ме­ре за­тро­нув­шие боль­шин­ство пра­ви­тельств ре­ги­о­на неза­ви­си­мо от их по­ли­ти­че­ской ори­ен­та­ции, ак­тив­но ис­поль­зо­ва­лись оп­по­зи­ци­ей во вре­мя из­би­ра­тель­ных кам­па­ний и спо­соб­ство­ва­ли ее при­хо­ду в вла­сти (в боль­шей сте­пе­ни по­стра­да­ли ле­во­цен­трист­ские гла­вы го­су­дарств). Сни­же­нию по­пу­ляр­но­сти дей­ству­ю­щих пра­ви­тельств спо­соб­ству­ют и кри­ми­на­ли­за­ция об­ще­ства, рост нар­ко­тра­фи­ка и на­си­лия, неспо­соб­ность си­ло­вых струк­тур обес­пе­чить лич­ную без­опас­ность граж­дан и их пра­во на жизнь.

Во вре­мя «зо­ло­то­го де­ся­ти­ле­тия» зна­чи­тель­но вы­рос­ла чис­лен­ность сред­них го­род­ских сло­ев, не го­то­вых к сни­же­нию

уров­ня жизни и ча­сто вы­дви­га­ю­щих за­вы­шен­ные тре­бо­ва­ния, ко­то­рые пра­ви­тель­ство не в со­сто­я­нии удо­вле­тво­рить. Имен­но сред­ние слои со­став­ля­ют зна­чи­тель­ную, а в ря­де слу­ча­ев и ос­нов­ную ба­зу мас­со­вых ан­ти­пра­ви­тель­ствен­ных ак­ций и про­тестно­го элек­то­ра­та. Не­га­тив­ную роль сыг­ра­ли уси­ле­ние ав­то­ри­тар­ных тен­ден­ций и стрем­ле­ние ле­во­ра­ди­каль­ных ли­де­ров про­длить свои пол­но­мо­чия на ос­но­ве ре­фор­ми­ро­ва­ния кон­сти­ту­ций или да­же иг­но­ри­руя дей­ству­ю­щее за­ко­но­да­тель­ство, уси­ле­ние кон­тро­ля и огра­ни­че­ние неза­ви­си­мых СМИ, на­ру­ше­ния в хо­де вы­бо­ров.

Уси­ле­нию по­ли­ти­че­ской тур­бу­лент­но­сти спо­соб­ство­ва­ли кри­зис го­су­дар­ствен­ных ин­сти­ту­тов, па­де­ние рей­тин­га по­ли­ти­че­ских пар­тий, фраг­мен­та­ция пар­тий­но-по­ли­ти­че­ских струк­тур, несо­от­вет­ствие пар­тий­ных и пар­ла­мент­ских фрак­ций. Быв­ший пре­зи­дент Бра­зи­лии, вид­ный со­цио­лог и эко­но­мист Фер­нан­ду Эн­ри­ки Кар­до­зу в сво­ей недав­ней ста­тье в жур­на­ле The Economist оха­рак­те­ри­зо­вал этот про­цесс так: тра­ди­ци­он­ные пар­тии пе­ре­ста­ли иг­рать роль при­вод­ных рем­ней меж­ду граж­дан­ским об­ще­ством и вла­стью. В этих усло­ви­ях про­ис­хо­дит чрез­мер­ная пер­со­на­ли­за­ция по­ли­ти­ки, элек­то­рат от­вер­га­ет про­фес­си­о­наль­ных по­ли­ти­ков и го­ло­су­ет за де­я­те­лей без по­ли­ти­че­ско­го опы­та (биз­не­сме­нов, шо­уме­нов, ар­ти­стов и т. д.). Пра­во­му дрей­фу спо­соб­ство­ва­ло и недо­воль­ство кон­сер­ва­тив­но­го сег­мен­та об­ще­ства ли­бе­ра­ли­за­ци­ей упо­треб­ле­ния нар­ко­ти­ков и от­ка­зом от тра­ди­ци­он­ных се­мей­ных цен­но­стей, что при­ве­ло к уси­ле­нию вли­я­ния еван­ге­ли­стов, в первую оче­редь пред­ста­ви­те­лей неопя­ти­де­сят­ни­че­ских сект, ко­то­рые за­ни­ма­ют ме­сто в ор­га­нах вла­сти или лоб­би­ру­ют пра­вые пар­тии.

По­ли­ти­че­ская и со­ци­аль­ная тур­бу­лент­ность вы­зва­на внут­рен­ни­ми при­чи­на­ми, од­на­ко ак­тив­но ис­поль­зу­ет­ся в ин­те­ре­сах внеш­них субъ­ек­тов по­ли­ти­ки, в первую оче­редь Со­еди­нен­ных Шта­тов, ко­то­рые ока­зы­ва­ют бес­пре­це­дент­ное дав­ле­ние на ле­вые ре­жи­мы.

Рав­не­ние на США

В об­ще­ствен­ном со­зна­нии жи­вет рас­хо­жее вы­ра­же­ние: Ла­тин­ская Аме­ри­ка — «зад­ний двор» США. Квинт­эс­сен­ци­ей это­го под­хо­да ста­ла зна­ме­ни­тая Док­три­на Мо­н­ро на­ча­ла XIX ве­ка. И вот не­дав­но Шта­ты в оче­ред­ной раз сня­ли эту идею с пол­ки, толь­ко вме­сто ев­ро­пей­ских дер­жав ос­нов­ны­ми угро­за­ми в ла­ти­но­аме­ри­кан­ской зоне ин­те­ре­сов для Ва­шинг­то­на на­зва­ны Ки­тай и Рос­сия.

По­на­ча­лу ка­за­лось, что у ко­ман­ды До­наль­да Трам­па во­об­ще от­сут­ство­ва­ла по­ли­ти­ка в от­но­ше­нии ла­ти­но­аме­ри­кан­ско­го ре­ги­о­на, ес­ли не счи­тать агрес­сив­ных по­пу­лист­ских вы­па­дов в сто­ро­ну от­дель­ных ре­жи­мов. То­гда как у его пред­ше­ствен­ни­ка бы­ли тор­го­вые ини­ци­а­ти­вы (Тран­сти­хо­оке­ан­ское парт­нер­ство) и нор­ма­ли­за­ция от­но­ше­ний с Ку­бой. Но спу­стя два го­да сво­е­го пре­зи­дент­ства Трамп был вы­нуж­ден бук­валь­но на 180 гра­ду­сов по­вер­нуть свою по­ли­ти­ку в от­но­ше­нии, ска­жем, Мек­си­ки, прак­ти­че­ски от­ка­зав­шись от ан­ти­мек­си­кан­ско­го дис­кур­са. Ва­шинг­тон осо­знал свою за­ви­си­мость от Ме­хи­ко в уре­гу­ли­ро­ва­нии ми­гра­ци­он­ной про­бле­мы. Гос­сек­ре­тарь Май­кл Пом­пео не столь­ко тре­бо­вал, сколь­ко на­сто­я­тель­но про­сил ру­ко­вод­ство стра­ны пе­ре­крыть юж­ную гра­ни­цу с Гва­те­ма­лой, че­рез ко­то­рую идут мас­сы бе­жен­цев из Гон­ду­ра­са и Саль­ва­до­ра. Уже в ав­гу­сте 2018 го­да неожи­дан­но для мно­гих экс­пер­тов США под­пи­са­ли с Мек­си­кой об­нов­лен­ный ва­ри­ант Се­ве­ро­аме­ри­кан­ско­го со­гла­ше­ния о сво­бод­ной тор­гов­ле (НАФТА).

В от­но­ше­ни­ях с Ку­бой то­же про­изо­шли из­ме­не­ния, но со зна­ком ми­нус, при­чем в ря­де ас­пек­тов кар­ди­наль­ные. Они по­нра­ви­лись ря­ду пра­вых ла­ти­но­аме­ри­кан­ских пра­ви­тельств. Аме­ри­кан­ский пре­зи­дент об­ви­нил ку­бин­ское ру­ко­вод­ство в том, что США сде­ла­ли це­лый ряд ша­гов для смяг­че­ния от­но­ше­ний меж­ду стра­на­ми, но вза­мен ни­че­го не по­лу­чи­ли. В ито­ге бы­ли от­ме­не­ны прак­ти­че­ски все ме­ры преды­ду­щей ад­ми­ни­стра­ции по нор­ма­ли­за­ции от­но­ше­ний с Ку­бой и, бо­лее то­го, уже­сто­че­на тор­го­во­эко­но­ми­че­ская бло­ка­да. Под санк­ции по­па­ли 60 ку­бин­ских пред­при­я­тий, яко­бы свя­зан­ных с во­ен­но-про­мыш­лен­ным ком­плек­сом этой стра­ны. А со 2 мая 2019 го­да ак­ти­ви­ро­ва­на ста­тья III За­ко­на Хелм­са—Бер­то­на от 1996 го­да, ко­то­рую сме­няв­шие друг дру­га аме­ри­кан­ские пре­зи­ден­ты кла­ли под сук­но в те­че­ние бо­лее два­дца­ти лет. Эта ста­тья, но­ся­щая экс­тер­ри­то­ри­аль­ный ха­рак­тер, преду­смат­ри­ва­ет на­прав­ле­ние в аме­ри­кан­ские су­ды ис­ков быв­ших ку­бин­ских граж­дан, чья зе­мель­ная соб­ствен­ность бы­ла экс­про­при­и­ро­ва­на в хо­де ку­бин­ской ре­во­лю­ции. Ре­ак­ция Ев­ро­со­ю­за, стра­ны ко­то­ро­го вы­стро­и­ли на Ку­бе це­лую цепь оте­лей, бы­ла, как и ожи­да­лось, весь­ма жест­кой и преду­смат­ри­ва­ла от­вет­ные ме­ры в от­но­ше­нии аме­ри­кан­ских ком­па­ний. Од­на­ко Трамп все рав­но по­шел на это.

Не­смот­ря на ряд санк­ций про­тив ру­ко­вод­ства Ве­не­су­э­лы, эм­бар­го на экс­порт ве­не­су­эль­ской неф­ти, ко­то­рое, прав­да, бы­ло несколь­ко смяг­че­но 22 мая это­го го­да, а так­же ак­тив­ную под­держ­ку про­воз­гла­сив­ше­го се­бя в ян­ва­ре 2019-го вре­мен­ным пре­зи­ден­том оп­по­зи­ци­о­не­ра Ху­а­на Гу­ай­до, окон­ча­тель­но де­ста­би­ли­зи­ро­вать си­ту­а­цию в этой стране Ва­шинг­то­ну все же не уда­лось. Ре­жим Ма­ду­ро под­дер­жа­ли Ки­тай, Рос­сия, Ку­ба, Ин­дия, Тур­ция и ЮАР. При­нять уча­стие в по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской бло­ка­де рес­пуб­ли­ки от­ка­за­лись та­кие вли­я­тель­ные ла­ти­но­аме­ри­кан­ские го­су­дар­ства, как Мек­си­ка и Уруг­вай. К се­ре­дине го­да по­сте­пен­но за­тих­ли и неод­но­крат­но вы­ска­зан­ные До­наль­дом Трам­пом угро­зы во­ен­ной ин­тер­вен­ции. В дан­ном слу­чае сра­бо­та­ли два фак­то­ра.

Во-пер­вых, да­же са­мые близ­кие со­юз­ни­ки США в Ла­тин­ской Аме­ри­ке в до­воль­но ка­те­го­рич­ной фор­ме вы­сту­пи­ли про­тив ка­кой-ли­бо во­ору­жен­ной ак­ции. Во-вто­рых, уже всту­пив в но­вую пред­вы­бор­ную пре­зи­дент­скую кам­па­нию, Трамп стре­мил­ся из­бе­жать сце­на­рия од­но­сто­рон­ней ин­тер­вен­ции.

И все же в це­лом к на­ча­лу 2019 го­да Ва­шинг­то­ну уда­лось обес­пе­чить се­бе кон­ту­ры стра­те­ги­че­ско­го парт­нер­ства с ве­ду­щи­ми го­су­дар­ства­ми Ла­тин­ской Аме­ри­ки: Ар­ген­ти­ной, Чи­ли, Ко­лум­би­ей и в ко­неч­ном сче­те с ре­жи­мом Жа­и­ра Бол­со­на­ру в Бра­зи­лии. При всех нема­лых уси­ли­ях ад­ми­ни­стра­ци­ям Джор­джа Бу­ша-млад­ше­го и Ба­ра­ка Оба­мы в ны­неш­нем ве­ке это­го до­бить­ся не уда­лось. Ка­за­лось бы, по­ле для ге­ге­мо­нии Со­еди­нен­ных Шта­тов в За­пад­ном по­лу­ша­рии бы­ло во мно­гом рас­чи­ще­но. Од­на­ко сра­зу же об­на­ру­жи­лись и нема­лые под­вод­ные кам­ни. От­нюдь не пол­но­стью ней­тра­ли­зо­ван мощ­ный за­ряд ан­ти­аме­ри­ка­низ­ма, за­ло­жен­ный в по­ли­ти­че­скую куль­ту­ру сме­няв­ших друг дру­га ре­ги­о­наль­ных элит вне за­ви­си­мо­сти от их по­ли­ти­че­ской ори­ен­та­ции. Про­явил­ся он и в усло­ви­ях пра­во­го дрей­фа. Так, Бол­со­на­ру, стре­мив­ший­ся ре­а­ли­зо­вать идею «неглас­но­го парт­нер­ства» меж­ду Бра­зи­ли­ей и США, вы­дви­ну­тую вид­ным бра­зиль­ским го­су­дар­ствен­ным де­я­те­лем ба­ро­ном Рио Бран­ко еще в на­ча­ле про­шло­го ве­ка, уже на на­чаль­ном эта­пе сво­е­го пре­зи­дент­ства столк­нул­ся с нема­лы­ми труд­но­стя­ми. По мне­нию ря­да экс­пер­тов, «ме­до­вый ме­сяц» в от­но­ше­ни­ях Бра­зи­лии и США фак­ти­че­ски за­кон­чил­ся. И де­ло не толь­ко в ре­ак­ции бра­зиль­ско­го ге­не­ра­ли­те­та на идею уча­стия в во­ен­ной кам­па­нии про­тив Ве­не­су­э­лы. Не­за­дол­го до это­го, в ян­ва­ре, сра­зу по­сле сво­ей ина­у­гу­ра­ции, бра­зиль­ский пре­зи­дент крайне за­ин­те­ре­со­вал­ся иде­ей вслед за Ар­ген­ти­ной предо­ста­вить Со­еди­нен­ным Шта­там тер­ри­то­рию сво­ей стра­ны для раз­ме­ще­ния на ней аме­ри­кан­ской во­ен­ной ба­зы. Од­на­ко его план ока­зал­ся нере­а­ли­зо­ван­ным, так как про­тив него в ка­те­го­рич­ной фор­ме вы­сту­пи­ло во­ен­ное ко­ман­до­ва­ние. Так же нега­тив­но от­нес­лись ар­ген­тин­ские во­ен­ные к при­ня­то­му пре­зи­ден­том Ма­у­ри­сио Ма­кри в июле 2018 го­да ре­ше­нию о раз­ме­ще­нии в трех про­вин­ци­ях аме­ри­кан­ских во­ен­ных баз. Ар­ген­тин­ское общество и си­ло­ви­ки уви­де­ли в этом ущем­ле­ние су­ве­рен­ных прав, тем бо­лее что предо­став­ле­ние во­ен­ным из США баз офи­ци­аль­но бы­ло мо­ти­ви­ро­ва­но не за­щи­той го­су­дар­ствен­ных гра­ниц, ко­то­рым, кста­ти, ни­кто не угро­жал, и не борь­бой с нар­ко­тра­фи­ком, а необ­хо­ди­мо­стью «обес­пе­че­ния внут­рен­ней ста­биль­но­сти в стране».

Ин­те­ре­сы Ки­тая

Есть и дру­гой источ­ник бес­по­кой­ства для Ва­шинг­то­на. «На­ше­ствие» Ки­тая на Ла­тин­скую Аме­ри­ку от­кро­вен­но раз­дра­жа­ет аме­ри­кан­ский ис­теб­лиш­мент, но ме­ха­низ­мов его сдер­жи­ва­ния ма­ло. Ки­тай­ское ру­ко­вод­ство пред­ви­де­ло нега­тив­ное вос­при­я­тие США сво­ей по­ли­ти­ки, по­это­му из­на­чаль­но ста­ра­тель­но под­чер­ки­ва­ло от­сут­ствие ка­ких-ли­бо экс­пан­си­о­нист­ских устрем­ле­ний, в осо­бен­но­сти пла­нов вы­тес­не­ния США из ре­ги­о­на. Од­на­ко под та­кие за­ве­ре­ния экс­пан­сия ки­тай­ских ком­па­ний про­те­ка­ла бес­пре­це­дент­ны­ми тем­па­ми.

До­ля во­сточ­но­го ги­ган­та в ла­ти­но­аме­ри­кан­ской тор­гов­ле вы­рос­ла с 2% в на­ча­ле 2000-х до 11% в 2018 го­ду. Экс­порт в Ки­тай по­мог ла­ти­но­аме­ри­кан­ским стра­нам в 2007–2008 го­дах от­но­си­тель­но без­бо­лез­нен­но прой­ти че­рез ми­ро­вой фи­нан­со­вый кри­зис. Пря­мые ино­стран­ные ин­ве­сти­ции Ки­тая в ре­ги­он в ре­корд­ные го­ды до­сти­га­ли 17,5 млрд дол­ла­ров, и это без уче­та оф­шор­ных по­то­ков. Ин­ве­сти­ции на­прав­ля­лись в первую оче­редь в неф­тя­ной, же­ле­зо­руд­ный сек­то­ра, до­бы­чу цвет­ных ме­тал­лов, сель­ское хо­зяй­ство. Ки­тай­ские кре­ди­ты поз­во­ли­ли удер­жать эко­но­ми­ку неко­то­рым стра­нам, не же­лав­шим при­вле­кать кре­ди­ты МВФ под жест­кие усло­вия. Для мно­гих стран КНР ста­ла ос­нов­ным тор­го­вым парт­не­ром.

Изна­чаль­ная схе­ма при­сут­ствия «сы­рье в об­мен на ин­ве­сти­ции» быст­ро услож­ня­ет­ся. КНР по­обе­ща­ла под­клю­чить парт­не­ров к сво­е­му ме­га­про­ек­ту «Но­вый Шел­ко­вый путь». Ки­тай­ские ком­па­нии го­то­вы при­но­сить вы­со­кие тех­но­ло­гии, спо­соб­ствуя тех­но­ло­ги­че­ско­му раз­ви­тию ла­ти­но­аме­ри­кан­ских стран. При­чем в от­ли­чие от США Ки­тай аб­со­лют­но праг­ма­ти­чен и ни­ко­гда не со­про­вож­да­ет свое рас­ту­щее при­сут­ствие по­ли­ти­че­ски­ми тре­бо­ва­ни­я­ми или по­пыт­ка­ми вме­ши­вать­ся во внут­ри­по­ли­ти­че­ские во­про­сы. Очень по­ка­за­тель­на по­зи­ция Ки­тая по Ве­не­су­э­ле. Отверг­нув ло­ги­ку дей­ствий США, при­знав­ших Гу­ай­до, Ки­тай все же стре­мит­ся за­ни­мать по­зи­цию над схват­кой, офи­ци­аль­но за­явив о сво­ем диа­ло­ге со все­ми сто­ро­на­ми кон­флик­та. Ма­ло со­мне­ний, что ки­тай­ские ди­пло­ма­ты су­ме­ют до­го­во­рить­ся с лю­бой по­бе­див­шей по­ли­ти­че­ской си­лой.

Ле­вый по­во­рот не ре­шил про­бле­му ни­ще­ты зна­чи­тель­ной ча­сти на­се­ле­ния Ла­тин­ской Аме­ри­ки

Эко­но­ми­че­ское бу­ду­щее ре­ги­о­на

Ки­тай­ские и аме­ри­кан­ские ин­ве­сти­ции, рав­но как и тор­го­вый об­мен с эти­ми круп­ней­ши­ми ми­ро­вы­ми дер­жа­ва­ми, сыг­ра­ли важ­ней­шую роль в раз­ви­тии эко­но­мик ла­ти­но­аме­ри­кан­ских стран. Бес­пре­це­дент­ный рост экс­порт­ных до­хо­дов для мно­гих стран ре­ги­о­на стал

важ­ней­шим эле­мен­том мо­де­ли хо­зяй­ства, од­на­ко од­ной «внеш­ней про­ек­ци­ей» эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка не огра­ни­чи­ва­лась. Боль­шин­ство круп­ных стран, преж­де все­го с ле­вой по­ли­ти­че­ской ори­ен­та­ци­ей, пред­при­ня­ли по­пыт­ки сде­лать до­пол­ни­тель­ную опо­ру сво­е­го ро­ста в ви­де раз­ви­тия внут­рен­не­го спро­са.

Во мно­гом до­сти­же­ния и по­ло­жи­тель­ные ре­зуль­та­ты эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки ба­зи­ро­ва­лись на фун­да­мен­те про­ве­ден­ных в 1990-е нео­ли­бе­раль­ных пре­об­ра­зо­ва­ний. И это ка­са­лось не толь­ко стран пра­во­го ла­ге­ря, но и в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни ле­во­го. Ли­бе­ра­ли­за­ция мо­не­тар­ной, ва­лют­ной, внеш­не­тор­го­вой по­ли­ти­ки, при­ва­ти­за­ция — все это хоть и име­ло вы­со­кую со­ци­аль­ную це­ну, но со­зда­ло эф­фек­тив­ные ме­ха­низ­мы и ин­стру­мен­ты для пе­ре­ва­ри­ва­ния рез­ко воз­рос­ших в 2000-е го­ды экс­порт­ных до­хо­дов. Хо­тя бы­ли и ис­клю­че­ния, на­при­мер в Ве­не­су­э­ле. Ле­вые эли­ты по­сле при­хо­да к вла­сти за­ча­стую под ло­зун­га­ми пол­но­го от­ка­за от ре­зуль­та­тов нео­ли­бе­раль­ных ре­форм на де­ле со­хра­ни­ли мно­гие эле­мен­ты преж­ней фи­нан­со­во­эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки.

Со­ци­аль­ный курс ле­вых элит ока­зал­ся неэф­фек­тив­ным. Рос­ли аб­со­лют­ные и от­но­си­тель­ные по­ка­за­те­ли со­ци­аль­ных рас­хо­дов го­су­дарств, стра­те­гия ле­вых пра­ви­тельств за­клю­ча­лась в фор­ми­ро­ва­нии внут­рен­не­го рын­ка и в ин­ве­сти­ци­ях в че­ло­ве­че­ский ка­пи­тал. Од­на­ко ис­кус­ствен­ное на­ка­чи­ва­ние на­се­ле­ния день­га­ми за счет раз­лич­ных форм суб­си­дий, ди­рек­тив­но­го по­вы­ше­ния опла­ты тру­да бюд­жет­ни­ков не со­про­вож­да­лось со­по­ста­ви­мым ро­стом эф­фек­тив­но­сти на­ци­о­наль­ных эко­но­мик. В ре­зуль­та­те воз­ник раз­рыв меж­ду сто­и­мо­стью тру­да и его про­из­во­ди­тель­но­стью. В Ар­ген­тине со­от­но­ше­ние этих по­ка­за­те­лей до­стиг­ло угро­жа­ю­щих зна­че­ний, что по­до­рва­ло кон­ку­рен­то­спо­соб­ность мест­ной про­мыш­лен­но­сти и хо­зяй­ства в це­лом.

Эко­но­ми­че­ская мо­дель неко­то­рых ле­вых стран, за­клю­ча­ю­ща­я­ся в ис­кус­ствен­ном рас­ши­ре­нии внут­рен­не­го рын­ка в на­деж­де, что он сни­зит за­ви­си­мость от внеш­не­тор­го­вой конъ­юнк­ту­ры и ста­нет ста­биль­ной ос­но­вой эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, про­де­мон­стри­ро­ва­ла свою неустой­чи­вость. В пе­ри­од ро­ста до­хо­дов от экс­пор­та внут­рен­ние рын­ки рас­ши­ря­лись, но из-за сла­бой кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти на­ци­о­наль­ной про­мыш­лен­но­сти про­ис­хо­дил рост до­ли им­пор­та. В ре­зуль­та­те при пер­вых при­зна­ках кри­зи­са и де­валь­ва­ции на­ци­о­наль­ных ва­лют про­изо­шло зна­чи­тель­ное удо­ро­жа­ние им­пор­та, внут­рен­ний ры­нок схлоп­нул­ся, не став спа­са­тель­ным кру­гом для эко­но­ми­че­ско­го ро­ста. Это и при­ве­ло к несколь­ким го­дам ре­цес­сии се­ре­ди­ны 2010-х во мно­гих ла­ти­но­аме­ри­кан­ских странах.

Од­на­ко по­сле двух лет спа­да, наи­бо­лее силь­но за­тро­нув­ше­го Бра­зи­лию, Ар­ген­ти­ну и Ве­не­су­э­лу, с 2017 го­да в Ла­ти­ноКа­риб­ской Аме­ри­ке на­чал­ся про­цесс цик­ли­че­ско­го вос­ста­нов­ле­ния, свя­зан­ный преж­де все­го с по­вы­ше­ни­ем ми­ро­вых цен на сы­рье­вые то­ва­ры. Хо­тя ряд фак­то­ров не да­ет ос­но­ва­ний для оп­ти­миз­ма. Глав­ные из них — со­хра­ня­ю­ща­я­ся уже упо­мя­ну­тая низ­кая про­из­во­ди­тель­ность тру­да, сла­бый рост до­хо­дов на­се­ле­ния и де­ло­вой ак­тив­но­сти, за­мед­лен­ная ди­вер­си­фи­ка­ция про­из­вод­ствен­ной струк­ту­ры, пре­ва­ли­ро­ва­ние сы­рья и то­ва­ров с низ­кой до­бав­лен­ной сто­и­мо­стью в экс­пор­те. По оцен­ке Меж­ду­на­род­но­го ва­лют­но­го фон­да, в пред­сто­я­щее пя­ти­ле­тие по­тен­ци­ал ро­ста в Ла­тин­ской Аме­ри­ке оста­нет­ся бо­лее чем скром­ным. Тем­пы эко­но­ми­че­ско­го ро­ста стран ре­ги­о­на в 2019–2024 го­дах вряд ли пре­вы­сят 2,7% (при сред­не­ми­ро­вом по­ка­за­те­ле 3,6%), что при­ве­дет к со­кра­ще­нию их со­во­куп­ной до­ли в ми­ро­вой эко­но­ми­ке с 7,5 до 7,0% (для срав­не­ния: в на­ча­ле 2000-х го­дов до­ля ЛКА в ми­ро­вом ВВП по ППС пре­вы­ша­ла 9%).

Ди­на­ми­ка ос­нов­ных мак­ро­эко­но­ми­че­ских по­ка­за­те­лей Ла­тин­ской Аме­ри­ки в про­гноз­ный пе­ри­од в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни бу­дет опре­де­лять­ся со­ци­аль­но­эко­но­ми­че­ской си­ту­а­ци­ей в трех ве­ду­щих странах ре­ги­о­на — Бра­зи­лии, Мек­си­ке и Ар­ген­тине, на до­лю ко­то­рых в 2018 го­ду при­хо­ди­лось 67,7% ре­ги­о­наль­но­го ВВП. Про­гно­зи­ру­ет­ся, что экономика Бра­зи­лии бу­дет рас­ти на 2,2% в год

при усло­вии быст­ро­го осу­ществ­ле­ния ре­форм в на­ло­го­во-бюд­жет­ной сфе­ре, а так­же вос­ста­нов­ле­ния по­треб­ле­ния и ин­ве­сти­ций до уров­ня, спо­соб­но­го ком­пен­си­ро­вать со­кра­ще­ние го­су­дар­ствен­ных рас­хо­дов. Тем­пы эко­но­ми­че­ско­го ро­ста в Мек­си­ке, как ожи­да­ет­ся, оста­нут­ся на уровне 2,3% вви­ду по­ли­ти­че­ской неста­биль­но­сти и пер­спек­тив со­хра­не­ния вя­лой ин­ве­сти­ци­он­ной ак­тив­но­сти, не­смот­ря на умень­ше­ние неопре­де­лен­но­сти в сфе­ре тор­гов­ли по­сле за­клю­че­ния но­во­го со­гла­ше­ния меж­ду США, Мек­си­кой и Ка­на­дой. В эко­но­ми­ке Ар­ген­ти­ны по­сле спа­да на 1,2% в 2019 го­ду (вслед­ствие бюд­жет­но-фи­нан­со­вой кон­со­ли­да­ции) в 2020–2024 го­дах сред­не­го­до­вые тем­пы ро­ста мо­гут по­вы­сить­ся до 3,2%.

Од­ной из важ­ней­ших за­дач для ре­ги­о­на ста­но­вит­ся рост про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да. По дан­ным Ме­жа­ме­ри­кан­ско­го бан­ка раз­ви­тия, раз­рыв в про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да меж­ду Ла­тин­ской Аме­ри­кой и цен­тра­ми ми­ро­вой эко­но­ми­ки про­дол­жа­ет на­рас­тать. Со­во­куп­ная фак­тор­ная про­из­во­ди­тель­ность (эф­фек­тив­ность сов­мест­но­го ис­поль­зо­ва­ния тру­да и ка­пи­та­ла) в ре­ги­оне в 2010 го­ду ед­ва пре­вы­ша­ла по­ло­ви­ну со­от­вет­ству­ю­ще­го по­ка­за­те­ля США, хо­тя в 1960-м со­став­ля­ла по­чти три чет­вер­ти. В те­ку­щем де­ся­ти­ле­тии от­ста­ва­ние уси­ли­лось. Так, по оцен­ке Ор­га­ни­за­ции эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства (OECD), в 2010–2017 го­дах сре­ди стран ре­ги­о­на лишь Чи­ли, Мек­си­ке и Ко­лум­бии уда­лось су­ще­ствен­но на­рас­тить про­из­во­ди­тель­ность тру­да и улуч­шить по­зи­ции в ми­ро­вом рей­тин­ге. В Бра­зи­лии этот по­ка­за­тель за семь лет вы­рос на все­го на 1% и со­ста­вил 28,9 тыс. дол­ла­ров США на од­но­го за­ня­то­го. По это­му по­ка­за­те­лю Бра­зи­лия от­ста­ет от Чи­ли в 1,6 ра­за, от сред­не­го уров­ня 19 стран ЕС — в 2,9 ра­за, от США — в 3,9 ра­за (см. таб­ли­цу 1).

По мне­нию боль­шин­ства ла­ти­но­аме­ри­кан­ских ли­де­ров, пер­спек­ти­вы вы­хо­да стран ре­ги­о­на на но­вый уро­вень эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия свя­за­ны с рас­ши­ре­ни­ем меж­ду­на­род­ной ко­опе­ра­ции по ли­нии Се­вер — Юг и преж­де все­го с США, с бо­лее глу­бо­ким вклю­че­ни­ем на­ци­о­наль­ных ком­па­ний в гло­баль­ные це­поч­ки со­зда­ния до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти. При этом мож­но пред­по­ло­жить, что стра­ны ре­ги­о­на бу­дут стре­мить­ся мак­си­маль­но ис­поль­зо­вать тех­но­ло­ги­че­ские и фи­нан­со­вые воз­мож­но­сти Ки­тая (в первую оче­редь в сфе­ре мо­дер­ни­за­ции ин­фра­струк­ту­ры) для со­хра­не­ния ба­лан­са ин­те­ре­сов и сни­же­ния нега­тив­ных по­след­ствий ро­ста тех­но­ло­ги­че­ской за­ви­си­мо­сти от США. Ла­тин­ская Аме­ри­ка дол­го не от­но­си­лась к гео­по­ли­ти­че­ским при­о­ри­те­там Рос­сии, но се­го­дня мы мо­жем на­блю­дать пе­ре­ме­ны. На­шей стране по эко­но­ми­че­ско­му при­сут­ствию слож­но тя­гать­ся с Ки­та­ем или США, но по мно­гим ост­рей­шим про­бле­мам, в том чис­ле ве­не­су­эль­ско­му кри­зи­су, мы ста­ли той си­лой, ко­то­рая спо­соб­на ис­кать и про­во­дить ре­ше­ния. В об­ста­нов­ке так на­зы­ва­е­мой но­вой нор­маль­но­сти ла­ти­но­аме­ри­кан­ские стра­ны ви­дят в Рос­сии пер­спек­тив­но­го, а в ря­де слу­ча­ев и стра­те­ги­че­ско­го парт­не­ра. Для быв­ших или дей­ству­ю­щих ле­вых пра­ви­тельств Рос­сия все­гда бы­ла клю­че­вым со­юз­ни­ком как про­ти­во­вес США. Имен­но этим мож­но объ­яс­нить то, что, не бу­дучи стра­ной с ле­вой по­ли­ти­че­ской ори­ен­та­ци­ей, Рос­сия по-преж­не­му име­ет тес­ные дру­же­ские от­но­ше­ния со все­ми стра­на­ми это­го ла­ге­ря.

При этом на­ша ди­п­ло­ма­тия де­мон­стри­ру­ет аб­со­лют­но праг­ма­тич­ный под­ход. Яр­кий при­мер — Ар­ген­ти­на, где пра­вый то­гда еще кан­ди­дат в пре­зи­ден­ты Ма­у­ри­сио Ма­кри во вре­мя из­би­ра­тель­ной кам­па­нии де­лал ряд не со­всем дру­же­ствен­ных за­яв­ле­ний в ад­рес на­шей стра­ны. Од­на­ко вме­сто ожи­дав­ше­го­ся по­хо­ло­да­ния от­но­ше­ний сто­ро­ны су­ме­ли быст­ро пе­ре­стро­ить их на праг­ма­тич­ной, де­идео­ло­ги­зи­ро­ван­ной ос­но­ве, со­хра­нив прак­ти­че­ски все преж­нее про­ект­ное на­пол­не­ние со­труд­ни­че­ства. Ана­ло­гич­ные под­хо­ды РФ де­мон­стри­ру­ет и в от­но­ше­ни­ях с но­вы­ми эли­та­ми в Бра­зи­лии: их про­аме­ри­кан­ская ори­ен­та­ция и рас­хож­де­ния по про­бле­ме Ве­не­су­э­лы не ста­но­вят­ся непре­одо­ли­мым пре­пят­стви­ем на пу­ти раз­ви­тия стра­те­ги­че­ско­го со­труд­ни­че­ства.

Да­же при уси­ли­ва­ю­щем­ся дав­ле­нии Ва­шинг­то­на, на­вя­зы­ва­ю­ще­го ла­ти­но­аме­ри­кан­ским парт­не­рам ан­ти­рос­сий­скую по­вест­ку, стра­нам ре­ги­о­на, как пра­ви­ло, уда­ет­ся укло­нять­ся от та­ко­го ро­да «со­ли­дар­но­сти» с Ва­шинг­то­ном или Лон­до­ном. Это не озна­чат, что ла­ти­но­аме­ри­кан­цы об­ла­да­ют «врож­ден­ным» им­му­ни­те­том про­тив раз­лич­ных форм ру­со­фо­бии. На­шим ла­ти­но­аме­ри­кан­ским парт­не­рам при­дет­ся дей­ство­вать с боль­шей огляд­кой на Ва­шинг­тон и со­от­вет­ству­ю­щим об­ра­зом ма­нев­ри­ро­вать, осо­бен­но под угро­зой так на­зы­ва­е­мых вто­рич­ных санк­ций мин­фи­на США. Рос­сий­ский биз­нес уже сей­час стал­ки­ва­ет­ся с опре­де­лен­ны­ми слож­но­стя­ми при ра­бо­те в ре­ги­оне. А это зна­чит, что пред­сто­ит бо­лее на­пря­жен­ная ра­бо­та по про­дви­же­нию, фи­нан­со­во­му, стра­хо­во­му и да­же ло­ги­сти­че­ско­му обес­пе­че­нию тор­го­вых и ин­ве­сти­ци­он­ных сде­лок. ■

Фраг­мент ац­тек­ско­го Ко­дек­са Мен­до­са

На ми­тин­гах в Ве­не­су­э­ле неред­ко мож­но уви­деть и рос­сий­ский три­ко­лор

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.