АЛЕК­СЕЙ РО­МАН­ЧУК

Гла­ва Copernicus Gold Алек­сей Ро­ман­чук — об отрезв­ле­нии в блок­чейн-ин­ду­стрии, о том, что на са­мом де­ле мо­жет блок­чейн, и о бу­ду­щем циф­ро­вых бан­ков

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

«Сам по се­бе “го­лый” блок­чейн, по на­ше­му убеж­де­нию, ко­неч­но­му рын­ку не ну­жен. Рын­ку нуж­на си­сте­ма, ре­ша­ю­щая биз­нес-за­да­чи. Ес­ли услы­ши­те, что есть некая вол­шеб­ная тех­но­ло­гия: три се­кун­ды ра­бо­ты, и вы непо­сред­ствен­но толь­ко с по­мо­щью “го­ло­го” блок­чей­на ре­ша­е­те за­да­чу кон­вер­та­ции ва­лют или про­да­жи зо­ло­та, — не верь­те это­му. Во­об­ще, ино­гда ка­жет­ся, что блок­чейн — это ре­ше­ние, ко­то­рое пы­та­ет­ся ис­кать се­бе за­да­чи. Долж­но быть на­обо­рот».

По­сле крип­то­хай­па 2017 го­да ин­те­рес к блок­чей­ну как к про­рыв­ной тех­но­ло­гии стал за­ту­хать, и сей­час го­во­рить о блок­чейне вслух ста­ло ед­ва ли не дур­ным то­ном. Мно­же­ство про­ек­тов, ко­то­рые ис­поль­зо­ва­ли блок­чейн в ос­нов­ном для при­вле­че­ния вни­ма­ния, а не для ре­аль­ной ра­бо­ты, уми­ра­ют. А па­де­ние кур­са бит­кой­на при­ве­ло и к сни­же­нию ин­те­ре­са к блок­чей­ну: вне­зап­но все осо­зна­ли, что это лишь тех­но­ло­гия, ко­то­рая мо­жет быть по­лез­на бла­го­да­ря опре­де­лен­ным свой­ствам, но во­все не уни­вер­саль­ный ре­цепт все­об­ще­го сча­стья.

Ко­неч­но, су­ще­ству­ют и ра­бо­та­ю­щие про­ек­ты на блок­чейне — в ос­нов­ном это уни­вер­саль­ные плат­фор­мы, поз­во­ля­ю­щие вы­стра­и­вать на них са­мые раз­ные ви­ды биз­не­са. Уже сфор­ми­ро­ва­лись че­ты­ре гло­баль­ные блок­чейн-плат­фор­мы: Ethereum — от­кры­тая де­цен­тра­ли­зо­ван­ная уни­вер­саль­ная блок­чейн-сре­да, Hyperledge­r Fabric (про­ект IBM и Linux Foundation), Corda (про­ект кон­сор­ци­у­ма R3) и Quorum (про­ект хол­дин­га JPMorgan Chase и Microsoft). По­след­ние три — при­ват­ные (кор­по­ра­тив­ные) ре­ест­ры, в ко­то­рых нет внут­рен­ней ва­лю­ты и май­нин­га. Все эти плат­фор­мы уже со­труд­ни­ча­ют и сов­ме­сти­мы друг с дру­гом.

О том, как по­стро­ить блок­чейн-плат­фор­му и впи­сать ее в са­мые раз­ные от­рас­ли, мо­жет рас­ска­зать блок­чейн-про­ект с рос­сий­ски­ми кор­ня­ми Copernicus Gold. Не­дав­но в Син­га­пу­ре он за­пу­стил сер­вис, ко­то­рый пред­ла­га­ет роз­нич­ным кли­ен­там про­стой спо­соб по­куп­ки зо­ло­та, кон­вер­та­ции его в дру­гие ва­лю­ты, а так­же «оциф­ров­ку» уже куп­лен­ных кли­ен­та­ми зо­ло­тых слит­ков. Кро­ме то­го, плат­фор­ма Copernicus Gold поз­во­ля­ет в США ор­га­ни­зо­вать тор­гов­лю элек­тро­энер­ги­ей, а в Аф­ри­ке — вы­да­чу кре­ди­тов. С тех­ни­че­ским ди­рек­то­ром Copernicus Gold Алек­се­ем Ро­ман­чу­ком «Экс­перт» по­го­во­рил о про­ек­тах ком­па­нии, о бу­ду­щем блок­чей­на и о том, за­чем ну­жен циф­ро­вой банк.

— В чем суть ва­ше­го «зо­ло­то­го» про­ек­та?

— Мы пред­ло­жи­ли рын­ку но­вое ре­ше­ние в ви­де циф­ро­во­го бан­ка, ко­то­рый поз­во­ля­ет де­лать про­стые ин­ве­сти­ции в дра­го­цен­ные ме­тал­лы, в ва­лю­ты, де­лать кон­вер­та­ции и пе­ре­во­ды. Мы быст­ро по­ня­ли, что наи­бо­лее про­дук­тив­но для нас парт­нер­ство с мест­ным син­га­пур­ским иг­ро­ком — там раз­ви­ты ком­па­нии, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся по­куп­кой и про­да­жей слит­ков, юве­лир­ных из­де­лий. Это не толь­ко бан­ки, но и так на­зы­ва­е­мые зо­ло­тые бро­ке­ры. Они во­зят слит­ки зо­ло­та, мо­не­ты из мо­нет­ных дво­ров Ав­стра­лии, Ка­на­ды и дру­гих стран, про­да­ют их, за­ни­ма­ют­ся ну­миз­ма­ти­кой, да­ют зай­мы под за­лог зо­ло­тых из­де­лий. Та­ких ком­па­ний мно­го в Син­га­пу­ре, Та­и­лан­де, Ин­до­не­зии, Ма­лай­зии, Ин­дии. Там при­ня­то по­ку­пать зо­ло­то в ка­че­стве ин­ве­сти­ций или по­дар­ка на сва­дьбу до­че­ри. В Ин­дии, на­при­мер, это се­рьез­ная про­бле­ма: вы­да­вая де­вуш­ку за­муж, нуж­но при­да­ное в ви­де зо­ло­та и дра­го­цен­но­стей.

В этом го­ду мы за­пу­сти­ли но­вый сов­мест­ный про­ект GoldPlus Assets с син­га­пур­ским зо­ло­тым бро­ке­ром GoldSilver Central. — Что пред­став­ля­ет со­бой GoldPlus Assets?

— Наш про­ект по­мо­га­ет сте­реть гра­ни­цу меж­ду зо­ло­том, ко­то­рое ле­жит до­ма, и зо­ло­том, ко­то­рым че­ло­век вла­де­ет в элек­трон­ном ви­де. Зо­ло­то в элек­трон­ном ви­де да­же бо­лее удоб­но: мож­но не вста­вая с ди­ва­на, че­рез те­ле­фон, по­лу­чать на него до­ход, мгно­вен­но про­да­вать, по­ку­пать, по­лу­чить кре­дит под за­лог это­го зо­ло­та. Этот про­ект сти­му­ли­ру­ет лю­дей, име­ю­щих до­ма зо­ло­тые слит­ки и мо­не­ты, кон­вер­ти­ро­вать их в элек­трон­ный вид. Не­дав­но Вла­ди­мир По­та­нин пуб­лич­но за­явил, что пы­та­ет­ся най­ти про­ект по то­ке­ни­за­ции дра­го­цен­ных ме­тал­лов — так вот, на­ша плат­фор­ма как раз ре­ша­ет эту за­да­чу. Мы на­пи­са­ли об этом По­та­ни­ну пись­мо, но от­ве­та по­ка не по­лу­чи­ли.

На те­ку­щий мо­мент плат­фор­ма ра­бо­та­ет в упро­щен­ном ре­жи­ме. Кли­ент мо­жет ска­чать при­ло­же­ние, сфо­то­гра­фи­ро­вать свои слит­ки до­ма, по­лу­чить тут же мгно­вен­ную оцен­ку их сто­и­мо­сти. По­смот­реть, как у него мо­жет быть устро­ен порт­фель из его пла­ти­но­вых, се­реб­ря­ных, зо­ло­тых мо­нет, слит­ков. За этим при­ло­же­ни­ем сто­ит на­ша плат­фор­ма, ко­то­рая его об­слу­жи­ва­ет, ве­дет элек­трон­ные ко­шель­ки, учет — все крип­то­гра­фи­че­ские опе­ра­ции, по­сколь­ку мы ра­бо­та­ем на блок­чейне.

— По­че­му имен­но блок­чейн был ну­жен в этой си­сте­ме? — До Copernicus Gold мы бо­лее пят­на­дца­ти лет за­ни­ма­лись про­ек­та­ми в об­ла­сти со­зда­ния бан­ков и тех­но­ло­ги­я­ми ди­стан­ци­он­но­го об­слу­жи­ва­ния кли­ен­тов. Мы уви­де­ли, что с по­мо­щью блок­чей­на мо­жем по­стро­ить си­сте­му, ко­то­рая га­ран­ти­ру­ет бо­лее мощ­ную за­щи­ту тран­сак­ций и остат­ков на сче­тах кли­ен

тов за счет то­го, что там есть крип­то­гра­фия: каж­дая опе­ра­ция, ко­то­рая про­из­во­дит­ся в си­сте­ме, обя­за­тель­но со­про­вож­да­ет­ся элек­трон­ной под­пи­сью кли­ен­та. Там есть внут­рен­ние про­вер­ки, по­это­му ни­кто не мо­жет фаль­си­фи­ци­ро­вать эти тран­сак­ции. В блок­чейне мы уви­де­ли ин­те­рес­ный ин­стру­мент, ко­то­рый мо­жем ис­поль­зо­вать в ка­че­стве на­ше­го яд­ра, как го­во­рят бан­ки­ры, в ка­че­стве глав­ной кни­ги AБC — ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­ной бан­ков­ской си­сте­мы. Сто­и­мость АБС в бан­ках мо­жет до­сти­гать мил­ли­о­нов дол­ла­ров. АБС вклю­ча­ет в се­бя боль­шое ко­ли­че­ство раз­ных мо­ду­лей, для под­держ­ки ко­то­рых тре­бу­ют­ся до­воль­но боль­шие ко­ман­ды спе­ци­а­ли­стов. В тра­ди­ци­он­ной бан­ков­ской си­сте­ме тран­сак­ция сто­ит до­ро­го, так как там очень мно­го руч­но­го тру­да. Мы су­ме­ли сде­лать си­сте­му, в ко­то­рой че­ло­ве­ка нет во­об­ще. За­ло­жен­ный в управ­ле­ние лик­вид­но­стью ал­го­ритм обес­пе­чи­ва­ет вы­бор оп­ти­маль­но­го ва­ри­ан­та. При этом нет из­бы­точ­ных рас­хо­дов, нет зло­упо­треб­ле­ний со сто­ро­ны пер­со­на­ла — на­ша си­сте­ма и на­деж­нее, и су­ще­ствен­но де­шев­ле.

Мы из­на­чаль­но сори­ен­ти­ро­ва­лись на дви­жок бит­кой­на, раз­ра­бо­та­ли соб­ствен­ное ре­ше­ние, ко­то­рое устра­ня­ет его недо­стат­ки: в сот­ни раз уско­ри­ли об­ра­бот­ку тран­сак­ций, ре­ши­ли за­да­чу вы­пус­ка элек­трон­ной ва­лю­ты в связ­ке с ее ма­те­ри­аль­ным обес­пе­че­ни­ем (на­при­мер, зо­ло­том) — и по­лу­чи­ли па­тент в США.

— Сей­час уже ка­жет­ся, что вре­мя блок­чей­на про­шло…

— Сам по се­бе в чи­стом ви­де блок­чейн обыч­но­му че­ло­ве­ку не ну­жен. Он мо­жет ре­шать ка­кую-то за­да­чу, но, что­бы ра­бо­тать с ним, по­тре­би­те­лю нуж­но знать мно­гие тех­ни­че­ские по­дроб­но­сти. Боль­шое ко­ли­че­ство раз­ра­бо­тан­ных на­ми до­пол­ни­тель­ных сло­ев во­круг блок­чейн-яд­ра поз­во­ля­ет на­шей плат­фор­ме раз­го­ва­ри­вать с внеш­ни­ми раз­ра­бот­чи­ка­ми, с кли­ен­та­ми на бо­лее по­нят­ном и при­выч­ном для них язы­ке. Для нас блок­чейн — это некий ин­стру­мент, го­то­вый ал­го­ритм, ко­то­рый мы ис­поль­зу­ем у се­бя в про­ек­тах.

— Блок­чейн как тех­но­ло­гия за­нял ка­кое-то ме­сто в ми­ре?

— Се­го­дня блок­чейн-тех­но­ло­гия пре­бы­ва­ет в ми­ре в са­мом за­ча­точ­ном со­сто­я­нии. Все на­деж­ды на легкий штурм и успех за­кон­чи­лись про­ва­лом. Да­же блок­чейн бит­кой­на, ко­то­рый был вы­ве­ден на ры­нок боль­ше де­ся­ти лет на­зад, во-пер­вых, очень мед­лен­ный — пять-семь тран­сак­ций в се­кун­ду. Это ско­рость де­ре­вен­ско­го бан­ка. Вто­рое: блок­чейн бит­кой­на — это мо­но­ва­лют­ная си­сте­ма. Но сей­час став­ка де­ла­ет­ся на муль­ти­ва­лют­ные си­сте­мы.

— В по­след­нее вре­мя по­яви­лось мно­го анон­сов все­воз­мож­ных блок­чейн-плат­форм — ту­да по­тя­ну­лись круп­ные иг­ро­ки: бан­ки, со­ци­аль­ные се­ти и да­же мес­сен­дже­ры. Не ути­ха­ют бес­ко­неч­ные спо­ры о том, что луч­ше — при­ват­ный или пуб­лич­ный блок­чейн.

— В пуб­лич­ном блок­чейне тран­сак­ция до­ро­гая (нуж­но мно­го до­ве­рен­ных участ­ни­ков или до­ро­гих ре­сур­сов), в при­ват­ном блок­чейне тран­сак­ция де­ше­вая. Мы по­шли по пу­ти при­ват­но­го блок­чей­на, по­сколь­ку как бан­ки­ры по­ни­ма­ем, что лю­бой пуб­лич­ный блок­чейн чре­ват по­те­рей при­ват­но­сти пер­со­наль­ных дан­ных о кли­ен­те, что, ко­неч­но же, недо­пу­сти­мо. Оп­по­нен­ты го­во­рят, что в пуб­лич­ных рас­пре­де­лен­ных ре­ест­рах став­ка де­ла­лась на де­цен­тра­ли­за­цию, при этом каж­дый участ­ник дол­жен был до­ве­рять ал­го­рит­мам, ко­то­рые там за­ло­же­ны. Ка­за­лось бы, я от­ка­зы­ва­юсь от неко­го цен­траль­но­го ор­га­на, но в то же вре­мя я дол­жен до­ве­рять неиз­вест­ной мне ко­ман­де раз­ра­бот­чи­ков.

Сам по се­бе «го­лый» блок­чейн, по на­ше­му убеж­де­нию, ко­неч­но­му рын­ку не ну­жен. Рын­ку нуж­на си­сте­ма, ре­ша­ю­щая биз­нес-за­да­чи. Ес­ли услы­ши­те, что есть некая вол­шеб­ная тех­но­ло­гия: три се­кун­ды ра­бо­ты, и вы непо­сред­ствен­но толь­ко с по­мо­щью «го­ло­го» блок­чей­на ре­ша­е­те за­да­чу кон­вер­та­ции ва­лют или про­да­жи зо­ло­та, — не верь­те это­му. Во­об­ще, ино­гда ка­жет­ся, что блок­чейн — это ре­ше­ние, ко­то­рое пы­та­ет­ся ис­кать се­бе за­да­чи. Долж­но быть на­обо­рот.

Элек­тро­энер­гия: точ­ки ро­ста

— Как устро­ен биз­нес Copernicus Gold?

— GoldPlus Assets — сов­мест­ное пред­при­я­тие. У нас есть весь­ма су­ще­ствен­ная до­ля в этой ком­па­нии, и мы по­лу­ча­ем до­ход от это­го биз­не­са, от ро­ста его ка­пи­та­ли­за­ции. Но у нас есть и дру­гие про­ек­ты, ко­то­рые ра­бо­та­ют по дру­гой мо­де­ли. Мы про­да­ем свою плат­фор­му в об­ла­ке — кли­ент мо­жет под­клю­чить­ся к этой плат­фор­ме че­рез API (Applicatio­n Programmin­g Interface — опи­са­ние спо­со­бов ра­бо­ты од­ной ком­пью­тер­ной про­грам­мы с дру­гой), на­стро­ить с на­шей по­мо­щью под се­бя необ­хо­ди­мую ему сре­ду. Мы предо­став­ля­ем ком­па­нии воз­мож­ность за­пу­стить соб­ствен­ный ИТ-биз­нес, ра­бо­та­ю­щий под ее брен­дом. Ес­ли у ком­па­нии есть некий ре­сурс, ак­тив — это мо­жет быть зо­ло­то или ка­кие-то дру­гие ак­ти­вы, то че­рез на­шу плат­фор­му они мо­гут про­да­вать свои услу­ги ши­ро­ко­му кру­гу кли­ен­тов че­рез мо­биль­ные при­ло­же­ния, web-при­ло­же­ния и дру­гие сер­ви­сы.

— Рас­ска­жи­те, по­жа­луй­ста, о дру­гом ва­шем про­ек­те — про­да­же и уче­те элек­тро­энер­гии.

— В Аме­ри­ке круп­ная энер­ге­ти­че­ская ком­па­ния про­во­ди­ла кон­курс на луч­шее тех­но­ло­ги­че­ское ре­ше­ние. Бы­ло во­семь ком­па­ний, ко­то­рые пре­тен­до­ва­ли на по­бе­ду, из них семь аме­ри­кан­ских и од­на рус­ская. Мы по­бе­ди­ли.

Суть в том, что на­ша плат­фор­ма мо­жет со­би­рать дан­ные с то­чек, где про­из­во­дит­ся элек­три­че­ская энер­гия от сол­неч­ных ба­та­рей, и под­клю­чать­ся к счет­чи­кам, ко­то­рые счи­та­ют ко­ли­че­ство ки­ло­ватт-ча­сов, ко­то­рое бы­ло вы­ра­бо­та­но и от­прав­ле­но в об­щий ко­тел. Мы за­чис­ля­ем вы­ра­бо­тан­ное ко­ли­че­ство в ки­ло­ватт-ча­сах на некий элек­трон­ный ко­ше­лек кли­ен­ту — вла­дель­цу этой сол­неч­ной элек­тро­стан­ции. И в даль­ней­шем со­зда­ем некую си­сте­му, ко­то­рая эти ки­ло­ватт-ча­сы мо­жет не про­сто учи­ты­вать, но еще и про­да­вать ко­неч­ным по­тре­би­те­лям. По­лу­ча­ет­ся, что мы со­зда­ем в этом про­ек­те не толь­ко си­сте­му уче­та, но еще и сво­е­го ро­да эко­си­сте­му для про­да­жи воз­об­нов­ля­е­мой элек­три­че­ской энер­гии.

— Это как-то свя­за­но с тем, что пра­ви­тель­ство США сти­му­ли­ру­ет про­из­вод­ство «зе­ле­ной» энер­гии?

— Да, в США есть про­грам­ма так на­зы­ва­е­мых Renewable Energy Certificat­es — это сер­ти­фи­ка­ты воз­об­нов­ля­е­мой энер­гии. Ко­гда я про­из­во­жу, на­при­мер, один ме­га­ватт-час «зе­ле­ной» элек­тро­энер­гии, я мо­гу по­лу­чить этот сер­ти­фи­кат. А тра­ди­ци­он­ные про­из­во­ди­те­ли элек­тро­энер­гии — на­при­мер уголь­ные элек­тро­стан­ции, ко­то­рые за­гряз­ня­ют ат­мо­сфе­ру, — обя­за­ны по­ку­пать опре­де­лен­ное ко­ли­че­ство сер­ти­фи­ка­тов воз­об­нов­ля­е­мой энер­гии на каж­дую вы­бро­шен­ную тон­ну уг­ле­кис­ло­го га­за. Мы же ре­а­ли­зу­ем обе эти воз­мож­но­сти — про­да­жа ки­ло­ватт-ча­сов на­пря­мую по­тре­би­те­лю и про­да­жа сер­ти­фи­ка­тов, ко­то­рые мы же и вы­пус­ка­ем. Ес­ли про­из­ве­ден один ме­га­ватт-час — по­жа­луй­ста, вот сер­ти­фи­кат, «за­па­ян­ный» в блок­чейн, ко­то­рый мож­но уже про­да­вать на рын­ке. Сей­час про­ект на­хо­дит­ся в ста­дии рас­ши­ре­ния кли­ент­ской ба­зы, под­клю­че­ния но­вых то­чек ге­не­ра­ции элек­тро­энер­гии и но­вых пло­ща­док, где мож­но про­да­вать сер­ти­фи­ка­ты и ки­ло­ватт-ча­сы. Уже под­клю­че­ны несколь­ко круп­ных кли­ен­тов с боль­шим ко­ли­че­ством то­чек ге­не­ра­ции.

— На чем вы за­ра­ба­ты­ва­е­те в дан­ном слу­чае?

— Мы по­став­ля­ем про­грамм­ный про­дукт и по­лу­ча­ем до­ход от ли­цен­зий. А на­ши парт­не­ры за­ра­ба­ты­ва­ют на ко­мис­сии — при тор­гов­ле ки­ло­ватт-ча­са­ми и сер­ти­фи­ка­та­ми воз­ни­ка­ет ко­мис­сия.

— А по­че­му нель­зя сра­зу про­во­дить рас­че­ты за фи­ат в том же блок­чейне?

— В этом слу­чае ры­нок ста­но­вит­ся бо­лее спе­ку­ля­тив­ным. Это де­ла­ет его неста­биль­ным, а ки­ло­ватт-час — фун­да­мен­таль­ная фи­зи­че­ская еди­ни­ца.

— В дан­ном слу­чае блок­чейн поз­во­ля­ет, ско­рее, по­стро­ить схе­му уче­та, а не сде­лать еще од­ну ва­лю­ту в ви­де ка­кой-то внут­рен­ней мо­не­ты, еди­ни­цы об­ме­на?

— Эта си­ту­а­ция дво­я­кая. С точ­ки зре­ния блок­чей­на упо­мя­ну­тые сер­ти­фи­ка­ты — это дей­стви­тель­но еди­ни­цы но­вой ва­лю­ты. Блок­чейн здесь поз­во­ля­ет по­ми­мо на­чис­ле­ния этой ва­лю­ты в спе­ци­аль­ном ко­шель­ке еще и за­фик­си­ро­вать, где она бы­ла вы­ра­бо­та­на. Ведь сто­и­мость сер­ти­фи­ка­та от­ли­ча­ет­ся в за­ви­си­мо­сти от гео­гра­фии. На­при­мер, в Ка­ли­фор­нии очень мно­го сол­неч­ных элек­тро­стан­ций — там пе­ре­из­бы­ток чи­стой энер­гии. Со­от­вет­ствен­но, ры­ноч­ная сто­и­мость этих сер­ти­фи­ка­тов там ни­же, а в бо­лее се­вер­ных шта­тах сто­и­мость чи­стой энер­гии вы­ше.

По каж­дой точ­ке про­из­вод­ства энер­гии про­ис­хо­дят по­сто­ян­ные вы­чис­ле­ния. И как толь­ко вы­ра­бо­тан но­вый ме­га­ватт-час, мы про­из­во­дим эмис­сию еще од­ной еди­ни­цы, как в ва­лю­тах, так и в сер­ти­фи­ка­тах. Кли­ент мо­жет от­крыть веб-ин­тер­фейс, в ко­то­ром он ви­дит свой объ­ект на кар­те, ви­дит, сколь­ко бы­ло вы­ра­бо­та­но элек­тро­энер­гии, сколь­ко у него сге­не­ри­ро­ва­лось сер­ти­фи­ка­тов. И он по­ни­ма­ет, как у него рас­тут энер­ге­ти­че­ские ак­ти­вы. Сле­ду­ю­щим ша­гом в этом про­ек­те бу­дет предо­став­ле­ние воз­мож­но­сти про­да­вать элек­тро­энер­гию, кон­вер­ти­ро­вать на свой дол­ла­ро­вый ко­ше­лек и уже по­сле это­го пе­ре­ве­сти за­ра­бо­тан­ные день­ги в свой лю­би­мый банк.

Циф­ро­вой банк на го­ри­зон­те

— Кро­ме фи­нан­сов и энер­ге­ти­ки в ка­кие еще сфе­ры вы так­же мог­ли бы зай­ти со сво­ей блок­чейн-плат­фор­мой?

— Эмис­сия бо­нус­ных бал­лов, лю­бые бо­нус­ные про­грам­мы. Мы для них предо­став­ля­ем ре­ше­ние по уче­ту бал­лов — сколь­ко ко­му на­чис­ле­но, кон­вер­та­ция бал­лов, пла­те­жи бал­ла­ми. Мо­жем предо­став­лять услу­ги по от­кры­тию, ве­де­нию и уче­ту ко­шель­ков и для дру­гих ком­па­ний — на­при­мер, мы на­шли для се­бя сег­мент ком­па­ний, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся кре­ди­то­ва­ни­ем. Это мо­жет быть b2b-кре­ди­то­ва­ние или иные фор­мы (то же p2p-кре­ди­то­ва­ние, ко­гда од­ни фи­зи­че­ские ли­ца вы­да­ют зай­мы дру­гим). Для них мы фак­ти­че­ски яв­ля­ем­ся внут­рен­ней си­сте­мой уче­та плюс да­ем при­ло­же­ние ко­неч­но­му за­ем­щи­ку. Как в бан­ков­ской АБС: вы­да­ли кре­дит, за­ве­ли кре­дит­ный до­го­вор, по нему по­шли ка­кие-то опе­ра­ции — воз­врат, по­га­ше­ния, за­дол­жен­но­сти, вы­да­ча кре­ди­та с уче­том кон­вер­та­ций. В на­шем аф­ри­кан­ском про­ек­те, на­при­мер, ис­поль­зу­ет­ся уган­дий­ский шил­линг, а из­на­чаль­но ва­лю­та вы­да­чи кре­ди­та — аме­ри­кан­ский дол­лар.

— По­лу­ча­ет­ся, во всех слу­ча­ях вы про­да­е­те плат­фор­му, на ко­то­рую на­кру­чи­ва­е­те ка­кие-то ко­неч­ные сер­ви­сы?

— Да, плат­фор­ма од­на и та же. Есть опре­де­лен­ное яд­ро, ко­то­рое бе­рет на се­бя учет, тран­сак­ции, элек­трон­ные под­пи­си, без­опас­ность и так да­лее. И в каж­дом из этих про­ек­тов мы про­из­во­дим на­строй­ку ко­неч­ных при­ло­же­ний. Это ли­бо пе­реб­рен­ди­ро­ван­ные при­ло­же­ния, ли­бо ка­кие-то спе­ци­аль­ные при­ло­же­ния, раз­ра­бо­тан­ные под кон­крет­ный про­ект.

— Циф­ро­вые ак­ти­вы, ва­лю­ты, ко­то­рые об­ра­ща­ют­ся в раз­ных ва­ших про­ек­тах, мо­гут вза­и­мо­дей­ство­вать друг с дру­гом?

— Да. Хо­тя по­ка та­ко­го нет, но у нас сей­час уже фор­ми­ру­ет­ся кла­стер по ра­бо­те с зо­ло­том и дра­го­цен­ны­ми ме­тал­ла­ми. По­это­му лю­бые про­ек­ты, ко­то­рые мы бу­дем за­пус­кать в даль­ней­шем — в Аф­ри­ке, Ев­ро­пе и, мо­жет быть, в Рос­сии, — мо­гут ис­поль­зо­вать на­ши воз­мож­но­сти в ча­сти дра­го­цен­ных ме­тал­лов. Мы так­же го­то­вы в Рос­сии сде­лать с парт­не­ра­ми со­вре­мен­ный циф­ро­вой банк, ко­то­рый бу­дет ин­но­ва­ци­он­нее за­пад­ных циф­ро­вых ин­тел­лек­ту­аль­ных бан­ков. У нас есть все, что есть у них, и плюс еще есть ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­ное управ­ле­ние лик­вид­но­стью, че­го боль­ше нет ни у ко­го. К со­жа­ле­нию, в Рос­сии по­ка нет ни од­но­го циф­ро­во­го бан­ка, име­ю­ще­го пол­ный на­бор функ­ци­о­наль­ных воз­мож­но­стей со­вре­мен­но­го циф­ро­во­го бан­ка.

— Что та­кое циф­ро­вой банк в ва­шем по­ни­ма­нии?

— Циф­ро­вой банк — это банк, ко­то­рый по­стро­ен на плат­фор­мах но­во­го по­ко­ле­ния, име­ю­щий биз­нес-мо­дель, поз­во­ля­ю­щую за­ра­ба­ты­вать на тран­зак­ци­ях. Циф­ро­вые бан­ки долж­ны ос­но­вы­вать­ся на кон­цеп­ции по­сто­ян­но­го вза­и­мо­дей­ствия с кли­ен­том, да­вать луч­ший UX (User eXperience — опыт поль­зо­ва­те­ля). Та­кие бан­ки долж­ны уметь быст­ро адап­ти­ро­вать­ся к из­ме­не­ни­ям, ме­нять стра­те­гию, при­спо­саб­ли­вать ИТ­ин­фра­струк­ту­ру. Плат­фор­ма циф­ро­во­го бан­ка долж­на быть по­стро­е­на на опре­де­лен­ной циф­ро­вой ар­хи­тек­ту­ре, иметь ал­го­рит­мы, спо­соб­ные при­ни­мать ре­ше­ния, а так­же предо­став­лять от­кры­тый API.

— За­чем?

— Нор­маль­ный от­кры­тый API со­зда­ет воз­мож­ность для сто­рон­них раз­ра­бот­чи­ков, фин­тех-ком­па­ний вы­пол­нить лю­бую бан­ков­скую опе­ра­цию че­рез от­кры­тые про­грамм­ные ин­тер­фей­сы, не об­ра­ща­ясь с ка­кой-то руч­ной про­це­ду­рой в банк.

— А по­че­му нель­зя оста­вить все как есть? В чем пре­иму­ще­ство циф­ро­во­го бан­ка?

— Циф­ро­вой банк дол­жен ра­бо­тать для по­тре­би­те­ля в он­лайне все­гда. Это долж­но быть удоб­ное мо­биль­ное при­ло­же­ние, ли­бо оно да­же мо­жет быть встро­ен­ным в ка­кой-то сер­вис, до­пу­стим в чат или мес­сен­джер. Есть опре­де­лен­ный спор на эту те­му, что пред­став­ля­ет со­бой банк бу­ду­ще­го. По-мо­е­му, Билл Гейтс вы­ска­зы­вал­ся на эту те­му: «Я по­ни­маю, бан­кинг ну­жен, но нуж­ны ли при этом бан­ки?» Есть мне­ние, что бан­ков­ские опе­ра­ции в це­лом в ка­кие-то бли­жай­шие несколь­ко лет, мак­си­мум де­ся­ти­ле­тие, бу­дут встро­е­ны це­ли­ком в обыч­ные при­ло­же­ния поль­зо­ва­те­ля и там рас­тво­рят­ся. А те циф­ро­вые бан­ки, ко­то­рые оста­нут­ся на рын­ке, бу­дут да­же не вид­ны кли­ен­ту. ■

Тех­ни­че­ский ди­рек­тор блок­чейн-про­ек­та Copernicus Gold Алек­сей Ро­ман­чук

Еди­ная блок­чейн-плат­фор­ма поз­во­ля­ет со­зда­вать сер­ви­сы по тор­гов­ле элек­трон­ным зо­ло­том и си­сте­мы уче­та элек­тро­энер­гии

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.