КАК ВСКАРАБКАТ­ЬСЯ НА ВЕР­ШИ­НУ ПИЩЕВОЙ ЦЕ­ПОЧ­КИ

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

На­ши про­из­во­ди­те­ли БПЛА по­ка не мо­гут на­чать экс­пан­сию на ми­ро­вой ры­нок раз­вле­ка­тель­ных дро­нов. Сна­ча­ла им нуж­но удер­жать ли­дер­ство в сег­мен­те про­мыш­лен­ных бес­пи­лот­ни­ков и при­ду­мать но­вые спо­со­бы их при­ме­не­ния. И толь­ко по­сле это­го они бу­дут го­то­вы всту­пить в борь­бу за по­тре­би­тель­ский сег­мент

На­ши про­из­во­ди­те­ли БПЛА по­ка не мо­гут на­чать экс­пан­сию на ми­ро­вой ры­нок раз­вле­ка­тель­ных дро­нов. Сна­ча­ла им нуж­но удер­жать ли­дер­ство в сег­мен­те про­мыш­лен­ных бес­пи­лот­ни­ков и при­ду­мать но­вые спо­со­бы их при­ме­не­ния. И толь­ко по­сле это­го они бу­дут го­то­вы всту­пить в борь­бу за по­тре­би­тель­ский сег­мент

Ед­ва ли не все ис­сле­до­ва­тель­ские ком­па­нии уве­рен­но про­гно­зи­ру­ют, что уже че­рез пять лет объ­е­мы ре­а­ли­за­ции граж­дан­ских бес­пи­лот­ных ле­та­тель­ных ап­па­ра­тов (БПЛА) во всем ми­ре вы­рас­тут по­чти вдвое и впер­вые пре­вы­сят про­да­жи во­ен­ных дро­нов. А ем­кость это­го рын­ка вплот­ную при­бли­зит­ся к 20 млрд дол­ла­ров. Но да­же се­рьез­ные экс­пер­ты не мо­гут внят­но объ­яс­нить, за счет че­го это про­изой­дет. Меж­ду тем уже сей­час яс­но, что до­став­ка пиц­цы на муль­ти­ко­пте­рах или по­сы­лок из книж­но­го ма­га­зи­на не спо­соб­на обес­пе­чить взрыв­ной рост этой ин­ду­стрии. Так, мо­жет быть, мир пе­ре­оце­ни­ва­ет пер­спек­ти­вы ис­поль­зо­ва­ния бес­пи­лот­ни­ков в на­род­ном хо­зяй­стве?

О том, как бу­дет раз­ви­вать­ся си­ту­а­ция на этом рын­ке, в ка­ких его сег­мен­тах Рос­сия уже ста­ла ли­де­ром и где нам еще толь­ко пред­сто­ит борь­ба за пер­вое ме­сто, в экс­клю­зив­ном интервью «Экс­пер­ту» рас­ска­зал пред­се­да­тель прав­ле­ния ГК «Гео­скан» Алек­сей Семенов.

— За счет че­го все-та­ки бу­дет рас­ти ры­нок граж­дан­ских бес­пи­лот­ни­ков?

— Бур­ный всплеск спро­са, ко­то­рый мы на­блю­да­ли по­след­ние го­ды, свя­зан преж­де все­го с ин­ду­стри­ей раз­вле­че­ний: у нас на пла­не­те при­мер­но мил­ли­ард че­ло­век, ко­то­рые мо­гут поз­во­лить се­бе та­кой ап­па­рат. Мно­гие меч­та­ли ис­пы­тать ощу­ще­ния по­ле­та. Ко­неч­но, за­пу­стить ле­та­ю­щую ви­део­ка­ме­ру не то, что са­мо­му под­нять­ся в воз­дух, но в дан­ном слу­чае это и не на­до — до­ста­точ­но уви­деть кар­тин­ку сво­и­ми гла­за­ми. То есть, гру­бо го­во­ря, ле­та­ешь не ты сам, а твой мозг. Но сей­час этот хайп уже про­хо­дит. Сег­мент эн­тер­тей­н­мен­та ни­ку­да не де­нет­ся, но он, ско­рее все­го, как-то транс­фор­ми­ру­ет­ся. Прав­да, по­ка не очень по­нят­но, что еще там мож­но при­ду­мать по­ми­мо внед­ре­ния ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та. На­при­мер, мо­гут по­явить­ся ка­кие-то но­вые иг­ры или лю­би­тель­ские бои с уча­сти­ем дро­нов: пар­ни вый­дут на ули­цу не в фут­бол го­нять, а сра­жать­ся на бес­пи­лот­ни­ках. Но в лю­бом слу­чае та­ко­го ро­ста, как преж­де, мы здесь уже не уви­дим: этот сег­мент еще мо­жет вы­рас­ти в два ра­за за де­сять лет, но ни­как не на по­ря­док. А вот при­ме­не­ние БПЛА в про­мыш­лен­но­сти, в гео­де­зии, кар­то­гра­фии, в сель­ском хо­зяй­стве, в стро­и­тель­стве все вре­мя бу­дет уве­ли­чи­вать­ся. Имен­но там наи­бо­лее ве­ро­я­тен взрыв­ной рост.

На­ко­нец, еще од­но пер­спек­тив­ное на­прав­ле­ние — об­ра­зо­ва­ние. Там мо­жет по­явить­ся прин­ци­пи­аль­но иная мо­дель обу­че­ния де­тей и про­грам­ми­ро­ва­нию, и «боль­шим» на­у­кам — ма­те­ма­ти­ке и фи­зи­ке. И преж­де все­го че­рез на­пи­са­ние ими про­грамм для БПЛА.

— Эти тен­ден­ции на­вер­ня­ка на­шли от­ра­же­ние в пла­нах раз­ви­тия «Гео­ска­на»…

— Мы по­ка не ви­дим воз­мож­но­стей на рав­ных сра­жать­ся с ми­ро­вы­ми ли­де­ра­ми на рын­ке бес­пи­лот­ни­ков для раз­вле­че­ний. Этот сег­мент уже по­де­лен, там гос­под­ству­ют ги­ган­ты вро­де ки­тай­ской DJI, ко­то­рая еже­год­но про­да­ет БПЛА при­мер­но на 1,4 мил­ли­ар­да дол­ла­ров. А мы чуть ли не на два по­ряд­ка мень­ше. И что­бы со­ста­вить ей кон­ку­рен­цию, нам на­до

пред­ло­жить при­мер­но та­кие же це­ны, вый­ти на со­по­ста­ви­мые объ­е­мы про­даж. И в этой си­ту­а­ции у нас есть толь­ко один путь. Мы долж­ны най­ти ка­кой-то дру­гой ры­нок, ко­то­рый еще не раз­вит, где кон­ку­рен­ции по­ка нет. Им вполне мо­жет стать ры­нок дро­нов для сфе­ры об­ра­зо­ва­ния. Про­сто по­то­му, что он толь­ко-толь­ко фор­ми­ру­ет­ся. А зна­чит, у нас есть ре­аль­ная воз­мож­ность стать здесь ми­ро­вы­ми ли­де­ра­ми. И толь­ко по­сле то­го, как это про­изой­дет, мож­но бу­дет го­во­рить и про сег­мент раз­вле­че­ний. Кста­ти, это со­от­вет­ству­ет ло­ги­ке НТИ, На­ци­о­наль­ной тех­но­ло­ги­че­ской ини­ци­а­ти­вы, — ид­ти на боль­шие рын­ки, ко­то­рые толь­ко фор­ми­ру­ют­ся.

— А как про­цесс об­ра­зо­ва­ния бу­дет вы­гля­деть на прак­ти­ке? Де­ти на уро­ках ин­фор­ма­ти­ки зай­мут­ся на­пи­са­ни­ем про­грамм для управ­ле­ния дро­на­ми?

— Не толь­ко о про­грам­ми­ро­ва­нии идет речь — там мож­но при­ду­мать все, что угод­но, вплоть до «тя­же­лой» ма­те­ма­ти­ки или фи­зи­ки. Ведь на дроне уста­нов­ле­но мно­же­ство дат­чи­ков — ги­ро­ско­пы, ак­се­ле­ро­мет­ры, маг­ни­то­мет­ры, ГНСС-при­ем­ни­ки, и их по­ка­за­ния на­до ком­плек­си­ро­вать, и дро­ном на­до управ­лять, и, ес­ли по­гру­жать­ся в по­ни­ма­ние, как все это ра­бо­та­ет, то школь­ник неза­мет­но для се­бя раз­бе­рет­ся со мно­ги­ми дис­ци­пли­на­ми, да­ле­ко не толь­ко с про­грам­ми­ро­ва­ни­ем. Это ин­те­рес­нее, чем фор­му­ла на дос­ке, это во­вле­че­ние — ос­но­ва обу­че­ния бу­ду­ще­го.

— Ко­му вы бу­де­те про­да­вать дро­ны для об­ра­зо­ва­ния? И ка­ко­ва ем­кость это­го рын­ка?

— По­тен­ци­аль­ные по­тре­би­те­ли — это преж­де все­го шко­лы. Но не толь­ко они. Есть кван­то­ри­умы, дви­же­ние WorldSkill­s, круж­ки ро­бо­то­тех­ни­ки. Го­су­дар­ство вкла­ды­ва­ет при­лич­ные день­ги в по­вы­ше­ние пре­сти­жа ин­же­нер­ных про­фес­сий, в раз­ви­тие про­фес­си­о­наль­но­го об­ра­зо­ва­ния, в ти­ра­жи­ро­ва­ние луч­ших прак­тик в этой об­ла­сти. Пред­при­ни­ма­ет­ся по­пыт­ка уй­ти от мо­де­ли «дос­ка—мел» и прий­ти к че­му-то прин­ци­пи­аль­но ино­му — то­му, че­го еще нет. Мне слож­но оце­нить по­тен­ци­аль­ную ем­кость рын­ка БПЛА для этой сфе­ры, но ду­маю, что шко­лам и круж­кам в бли­жай­шие че­ты­ре го­да по­на­до­бит­ся не ме­нее ста ты­сяч но­вых бес­пи­лот­ни­ков об­щей сто­и­мо­стью пять–де­сять мил­ли­ар­дов руб­лей.

— А в ми­ре?

— Кон­крет­но та­кой спе­ци­а­ли­за­ции в ми­ре нет. Я не слы­шал, что­бы пре­зи­дент ка­кой-ни­будь стра­ны лич­но под­дер­жи­вал дви­же­ние WorldSkill­s или что­бы в шко­лы в обя­за­тель­ном по­ряд­ке за­ку­па­лись дро­ны. И это да­ет Рос­сии шанс стать ли­де­ром в этой об­ла­сти.

— На За­па­де нет по­доб­ных го­су­дар­ствен­ных про­ек­тов?

— Там есть про­ект STEM (Science, Technology, Engineerin­g & Mathematic­s). Но все же ми­ро­вой мейн­стрим — это эн­тер­тей­н­мент. Имен­но на этом вы­рос­ла DJI. А у нас бес­пи­лот­ни­ки боль­ше при­ме­ня­ют­ся в эко­но­ми­ке. И здесь мы ви­дим нерас­кры­тый по­тен­ци­ал.

— По­че­му?

— По­то­му что Рос­сия — боль­шая стра­на. Нам боль­ше, чем дру­гим стра­нам, на­до со­би­рать ин­фор­ма­цию о се­бе, что­бы при­ни­мать пра­виль­ные управ­лен­че­ские ре­ше­ния. Наш ры­нок круп­но­мас­штаб­ной геопро­стран­ствен­ной ин­фор­ма­ции, ко­то­рый ре­во­лю­ци­о­ни­зи­ру­ют БПЛА, уже сей­час мож­но оце­нить в пол­мил­ли­ар­да дол­ла­ров. И он на­вер­ня­ка бу­дет ди­на­мич­но раз­ви­вать­ся, как, впро­чем, и на За­па­де, где все это де­ло по­ка на­хо­дит­ся в за­ча­точ­ном со­сто­я­нии. При­ве­ду кон­крет­ный при­мер. Недав­но в Но­р­ве­гии мест­ная энер­го­ком­па­ния объ­яви­ла тен­дер на об­сле­до­ва­ние ли­ний элек­тро­пе­ре­да­чи. Там на­до бы­ло про­ле­теть все­го-то по­ряд­ка ты­ся­чи ки­ло­мет­ров и со­ста­вить 3D-мо­дель ЛЭП. Но на этот тен­дер ни­кто не вы­шел. Про­сто по­то­му, что ты­ся­ча ки­ло­мет­ров для них — это очень мно­го, и ком­па­ний, ко­то­рые мог­ли бы это сде­лать, не на­шлось. А мы, на­при­мер, ле­та­ем де­сят­ки ты­сяч ки­ло­мет­ров в год — и это норма. То есть на За­па­де в ре­аль­ной эко­но­ми­ке бес­пи­лот­ни­ки при­ме­ня­ют­ся ма­ло, зна­чи­тель­но мень­ше, чем в Рос­сии.

— Ка­кую до­лю рос­сий­ско­го рын­ка за­ни­ма­ет «Гео­скан»?

— Наш ко­нек — гео­де­зи­че­ская аэро­фо­то­съем­ка. Мы де­ла­ем точ­ные циф­ро­вые ко­пии или 3D-мо­де­ли тер­ри­то­рий, ко­то­рые ис­поль­зу­ют­ся в ка­даст­ро­вом уче­те, при ин­вен­та­ри­за­ции зе­мель, со­зда­нии про­ек­тов зем­ле­устрой­ства, в стро­и­тель­стве. И здесь мы ли­де­ры, как и в гео­ло­го­раз­вед­ке с при­ме­не­ни­ем БПЛА. А на рын­ке ви­део­на­блю­де­ния, на­при­мер при мо­ни­то­рин­ге тру­бо­про­во­дов, мы прак­ти­че­ски не ра­бо­та­ем. То есть наш глав­ный про­дукт, на ко­то­ром, соб­ствен­но, и по­стро­е­на вся ком­па­ния, — это софт для со­зда­ния трех­мер­ных мо­де­лей. Мы пер­вы­ми в ми­ре ре­ши­ли эту за­да­чу — как из обыч­ных фо­то­гра­фий ав­то­ма­ти­че­ски ре­кон­стру­и­ро­вать трех­мер­ную мо­дель объ­ек­та.

— И как вы это сде­ла­ли?

— Смот­ри­те, на сто­ле сто­ит круж­ка. Вы ви­ди­те ее трех­мер­ной, но ре­аль­но эта трех­мер­ная кар­ти­на вос­со­зда­ет­ся в ва­шем моз­гу из двух изоб­ра­же­ний и со­хра­ня­ет­ся там до тех пор, по­ка вы на нее смот­ри­те. Ес­ли вы за­кры­ли гла­за — она про­па­ла. У нас про­ис­хо­дит все то же са­мое, толь­ко ин­фор­ма­ция ни­ку­да не про­па­да­ет — мы ав­то­ма­ти­че­ски по­лу­ча­ем до­ку­мент, со все­ми раз­ме­ра­ми и гео­де­зи­че­ской при­вяз­кой. То есть сна­ча­ла мы со­зда­ли необ­хо­ди­мое про­грамм­ное обес­пе­че­ние, а уже по­том на­ча­ли вы­пус­кать бес­пи­лот­ни­ки, что­бы по­лу­чать ис­ход­ные сним­ки.

— А как вам уда­лось со­здать это про­грамм­ное обес­пе­че­ние для ав­то­ма­ти­че­ско­го кон­стру­и­ро­ва­ния трех­мер­ных мо­де­лей? Эти ком­пе­тен­ции по­яви­лись же не на пу­стом ме­сте — долж­на быть силь­ная шко­ла про­грам­ми­стов…

— Ско­рее ма­те­ма­ти­ков. Первую за­да­чу, с ко­то­рой все и на­ча­лось, ре­ши­ли фи­зи­ки-тео­ре­ти­ки и хо­ро­шие про­грам­ми­сты с пре­крас­ной ма­те­ма­ти­че­ской под­го­тов­кой. Для них это был сво­е­го ро­да вы­зов — сде­лать то, что не мог сде­лать ни­кто в ми­ре. Они его при­ня­ли и вы­да­ли ре­ше­ние. Соб­ствен­но, эти лю­ди и со­зда­ли на­шу фир­му. То есть мы спе­ци­аль­но ни­ко­го не на­ни­ма­ли. И в этом, кста­ти, осо­бен­ность всех тех­но­ло­ги­че­ских фирм — их невоз­мож­но со­здать толь­ко день­га­ми. Ес­ли коп­нуть лю­бую та­кую ком­па­нию по­глуб­же, то го­тов по­спо­рить, что там все­гда есть ка­кое-то яд­ро, ко­то­рое со­зда­но не день­га­ми, а та­лан­том. Бе­з­услов­но, даль­ше все это нуж­но пра­виль­но упа­ко­вать, пред­ста­вить и так да­лее. По­это­му мы все­гда идем ту­да, где боль­ше ма­те­ма­ти­ки, — это имен­но тот свет, на ко­то­рый на­до ле­теть. Че­рез сто лет в на­шем де­ле толь­ко ма­те­ма­ти­ка и оста­нет­ся.

— Ка­ко­ва стра­те­гия раз­ви­тия ва­шей ком­па­нии?

— У нас в про­ра­бот­ке сей­час две клю­че­вые те­мы — гео­ло­го­раз­вед­ка и све­то­вые шоу на бес­пи­лот­ни­ках. Гео­ло­го­раз­вед­ка

ин­те­рес­на тем, что для бес­пи­лот­ни­ков на­до де­лать спе­ци­аль­ное из­ме­ри­тель­ное обо­ру­до­ва­ние. То есть за­да­ча ста­но­вит­ся слож­ной в квад­ра­те: нуж­но не толь­ко на­учить­ся пра­виль­но ле­тать, но и со­здать весь­ма непро­стой фи­зи­че­ский сен­сор. И мы его сде­ла­ли. Это оп­ти­че­ский кван­то­вый маг­ни­то­метр, ко­то­рый из­ме­ря­ет ве­ли­чи­ну маг­нит­но­го по­ля с очень вы­со­кой точ­но­стью. Ну а даль­ше по ано­ма­ли­ям это­го по­ля мож­но де­лать вы­во­ды о том, что на­хо­дит­ся под зем­лей.

— Ис­кать по­лез­ные ис­ко­па­е­мые?

— Не толь­ко их. Это мо­гут быть раз­лич­ные ар­хео­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния или ка­кие-то су­гу­бо тех­ни­че­ские за­да­чи — най­ти под зем­лей тру­бу, ко­то­рую оста­ви­ли в ше­сти­де­ся­тых го­дах при раз­ра­бот­ке неф­тя­но­го ме­сто­рож­де­ния. Или, ска­жем, ис­поль­зуя тот же маг­ни­то­метр, по­смот­реть, про­ху­дил­ся этот тру­бо­про­вод или нет. Но са­мое важ­ное, ко­неч­но, гео­ло­го­раз­вед­ка. На­при­мер, недав­но при по­мо­щи это­го при­бо­ра мы про­ве­ли до­раз­вед­ку Су­там­ской же­ле­зо­руд­ной пло­ща­ди в Яку­тии и на­шли там по­ряд­ка трех­сот мил­ли­о­нов тонн ру­ды об­щей сто­и­мо­стью под трил­ли­он руб­лей. Ни­ка­ких дру­гих ва­ри­ан­тов сде­лать это не бы­ло. Там та­кие усло­вия, что лю­ди про­сто не мог­ли прой­ти — сплош­ные бо­ло­та.

— А чем вас при­вле­ка­ют все эти шоу на БПЛА?

— Это несколь­ко иной вы­зов. Шоу ин­те­рес­ны тем, что здесь мы на прак­ти­ке мо­жем во­пло­тить на­ши раз­ра­бот­ки в об­ла­сти ав­то­ма­ти­че­ско­го пи­ло­ти­ро­ва­ния БПЛА. Глав­ный эле­мент бес­пи­лот­ни­ка, или, ес­ли угод­но, его мозг, — это ав­то­пи­лот. И мы очень мно­го по­тра­ти­ли вре­ме­ни и уси­лий для то­го, что­бы он по­лу­чил­ся на­деж­ным. А это кри­ти­че­ски важ­но имен­но в шоу, ко­гда од­но­вре­мен­но ле­та­ют сот­ни дро­нов: ес­ли хо­тя бы один от­ка­жет, кон­струк­ция нач­нет рас­сы­пать­ся. Недав­но мы это про­де­мон­стри­ро­ва­ли в Москве — под­ня­ли в воз­дух од­но­вре­мен­но пять­сот БПЛА, что ста­ло ре­кор­дом для Ев­ро­пы.

— Ка­кие це­ли вы ста­ви­те пе­ред ком­па­ни­ей по вы­руч­ке, по при­бы­ли?

— Здесь нет ка­ких-то чет­ких по­ка­за­те­лей. Вы­руч­ка и при­быль нам нуж­ны для то­го, что­бы за­ни­мать­ся тем, что мы де­ла­ем, раз­ви­вать но­вые про­ек­ты. Что­бы креп­ко сто­ять в Рос­сии на но­гах, ком­па­нии необ­хо­ди­мо иметь обо­рот хо­тя бы несколь­ко мил­ли­ар­дов руб­лей. У нас, мо­жет быть, несколь­ко на­ив­ная цель — мы хо­тим вой­ти в чис­ло ми­ро­вых ли­де­ров по каж­до­му на­прав­ле­нию, где мы ра­бо­та­ем. По несколь­ким на­прав­ле­ни­ям это уже уда­лось — в про­грамм­ном обес­пе­че­нии для аэро­фо­то­съем­ки, в гео­ло­го­раз­вед­ке, в услу­гах аэро­фо­то­съем­ки. Те­перь на­до удер­жи­вать эти по­зи­ции и под­тя­ги­вать осталь­ные.

— А ка­кая вы­руч­ка у «Гео­ска­на» сей­час?

— Ес­ли го­во­рить о груп­пе ком­па­ний в це­лом, то по­ряд­ка по­лу­то­ра мил­ли­ар­дов руб­лей. При этом мы еже­год­но рас­тем в сред­нем на два­дцать-трид­цать про­цен­тов. Это нор­маль­ный по­ка­за­тель для раз­ви­ва­ю­ще­го­ся рын­ка. Ес­ли он мень­ше, зна­чит, про­ис­хо­дит уже что-то не то.

— А ка­ко­ва у вас до­ля экс­пор­та?

— Непо­сред­ствен­но по бес­пи­лот­ни­кам про­цен­тов пят­на­дцать, а по соф­ту, на­вер­ное, де­вя­но­сто во­семь. В сред­нем по­лу­ча­ет­ся чуть боль­ше по­ло­ви­ны. При этом ес­ли БПЛА мы про­да­ем при­мер­но в пол­то­ра де­сят­ка стран, то про­грамм­ное обес­пе­че­ние — в сто со­рок го­су­дарств.

— Но го­раз­до вы­год­нее про­да­вать не сам про­дукт, а услу­гу…

— Да, вы­год­нее. У нас бы­ли хо­ро­шие кон­трак­ты на маг­ни­то­раз­вед­ку в Ла­осе, аэро­фо­то­съем­ку в Сер­бии. Но услу­ги слож­но про­да­вать из Рос­сии, по­то­му что БПЛА — то­вар двой­но­го на­зна­че­ния и пе­ре­ме­ще­ние их че­рез гра­ни­цу за­труд­не­но. Раз­ре­ши­тель­ные про­це­ду­ры за­ни­ма­ют по­ряд­ка со­ро­ка пя­ти дней. И, как пра­ви­ло, по­ку­па­тель услу­ги не го­тов так дол­го ждать. Ему на­до все сде­лать как мож­но ско­рее. По­это­му мы не мо­жем взять и сра­зу за­нять­ся ка­даст­ро­вы­ми ра­бо­та­ми где-ни­будь в Зим­баб­ве или Ма­лай­зии. На­до сна­ча­ла от­крыть там пред­ста­ви­тель­ство, до­ста­вить про­фес­си­о­наль­ное обо­ру­до­ва­ние, най­ти лю­дей, ко­то­рые го­то­вы ту­да по­ехать, и так да­лее.

Ес­ли же речь идет про­сто о про­да­же БПЛА, то в этом слу­чае по­ку­па­те­ли на­мно­го бо­лее охот­но про­яв­ля­ют тер­пе­ние.

— Как в этих усло­ви­ях мож­но уве­ли­чить экс­порт? Ка­кие но­вые про­дук­ты бу­де­те со­зда­вать?

— По­бе­дить мож­но толь­ко за счет ка­че­ства. Недав­но мы сде­ла­ли прин­ци­пи­аль­но но­вый про­дукт — ко­птер для гео­де­зи­че­ской аэро­фо­то­съем­ки, ко­то­рый сей­час за­пус­ка­ем в се­рий­ное про­из­вод­ство. Та­кие БПЛА, к со­жа­ле­нию, в ми­ре уже есть, по­это­му нам при­дет­ся по­бо­роть­ся. Но у нас есть для это­го все шан­сы. Наш ап­па­рат Gemini ве­сом все­го один ки­ло­грамм во­семь­сот грам­мов за один пя­ти­де­ся­ти­ми­нут­ный по­лет мо­жет от­снять до двух ты­сяч ка­даст­ро­вых участ­ков, то­гда как у за­пад­ных бес­пи­лот­ни­ков та­ко­го клас­са про­из­во­ди­тель­ность при­мер­но на со­рок про­цен­тов мень­ше, да и точ­ность, по на­шим дан­ным, за­мет­но ху­же.

— У всех на слу­ху про­ект «Гео­ска­на» по со­зда­нию гео­де­зи­че­ской 3D-мо­де­ли ти­по­во­го ре­ги­о­на, ко­то­рый был ре­а­ли­зо­ван в рам­ках НТИ. Из­вест­но, что ва­ши БПЛА про­ве­ли в небе чуть ли не де­вять­сот дней. Но ка­ко­ва прак­ти­че­ская поль­за от всех этих на­блю­де­ний?

— Это был са­мый крупный в ми­ре про­ект, вы­пол­нен­ный с по­мо­щью БПЛА. Мы об­сле­до­ва­ли по­чти мил­ли­он ка­даст­ро­вых участ­ков. В ос­нов­ном вы­яв­ля­ли са­мо­за­хва­ты. Точ­ные дан­ные на­зы­вать не ста­ну, но ес­ли экс­тра­по­ли­ро­вать их на всю стра­ну, то по­лу­чит­ся, что ка­даст­ро­вая сто­и­мость са­мо­за­хва­тов зе­мель в це­лом по Рос­сии пре­вы­ша­ет два трил­ли­о­на руб­лей, сто­и­мость неис­поль­зу­е­мых зе­мель сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го на­зна­че­ния — пол­т­рил­ли­о­на, при­мер­ный объ­ем недо­по­лу­чен­ных на­ло­гов — по­ряд­ка двух де­сят­ков мил­ли­ар­дов руб­лей.

— А как вся эта ин­фор­ма­ция мо­жет ис­поль­зо­вать­ся? Про­сто для на­чис­ле­ния на­ло­гов?

— Нач­нем с то­го, что в Рос­сии при­мер­но по­ло­ви­на из се­ми­де­ся­ти мил­ли­о­нов ка­даст­ро­вых участ­ков не име­ет гео­де­зи­че­ско­го опи­са­ния гра­ниц — из­вест­на толь­ко их пло­щадь. При та­ком рас­кла­де мы не мо­жем быст­ро спро­ек­ти­ро­вать, на­при­мер, но­вую ав­то­мо­биль­ную трас­су, так как в по­ло­вине слу­ча­ев не зна­ем, ко­му при­над­ле­жит зем­ля, не го­во­ря уже о ее сто­и­мо­сти. Без ин­вен­та­ри­за­ции зе­мель во­об­ще невоз­мож­но ре­шить ни од­ну се­рьез­ную ин­фра­струк­тур­ную за­да­чу. Ко­неч­но, ра­но или позд­но ее про­ве­дут — стра­на осо­зна­ет се­бя про­стран­ствен­но. Но со­про­тив­ле­ние ин­вен­та­ри­за­ции бу­дет неимо­вер­ное — этот про­цесс за­тра­ги­ва­ет ин­те­ре­сы слиш­ком мно­гих лю­дей, в по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве со­сто­я­тель­ных.

— Как во­об­ще бу­дет ти­ра­жи­ро­вать­ся эта мо­дель?

— Мне это неиз­вест­но. На­ша де­ло — про­де­мон­стри­ро­вать тех­но­ло­гию, что и бы­ло сде­ла­но. Но мы не мо­жем по­ста­вить са­ми се­бе за­да­чу ин­вен­та­ри­за­ции всей стра­ны. Во­об­ще, ка­даст­ро­вый учет — это очень ин­те­рес­ная за­да­ча, тех­ни­че­ски и ор­га­ни­за­ци­он­но. Там есть два мо­мен­та: фис­каль­ный и опре­де­ле­ние прав соб­ствен­но­сти. У нас пра­ва соб­ствен­но­сти опре­де­ля­ют­ся до­ку­мен­том, в ко­то­ром про­пи­са­ны ко­ор­ди­на­ты гра­ниц, а не фи­зи­че­ским ме­же­ва­ни­ем мест­но­сти, как на­при­мер, в За­пад­ной Ев­ро­пе, где еще при Ген­ри­хе Чет­вер­том в зем­лю вби­ли кол и все зна­ют, что он от­де­ля­ет один уча­сток от дру­го­го. И здесь у нас воз­ни­ка­ет мас­са раз­но­го ро­да про­блем, в том чис­ле свя­зан­ных с си­сте­ма­ми ко­ор­ди­нат, точ­но­стью опре­де­ле­ния ко­ор­ди­нат, с ис­поль­зу­е­мы­ми тех­ни­че­ски­ми сред­ства­ми и так да­лее.

— А в чем про­бле­ма?

— Ес­ли вы нач­не­те по­гру­жать­ся в гео­де­зию, ко­то­рая и яв­ля­ет нам ко­ор­ди­на­ты на мест­но­сти, то узна­е­те, что это весь­ма непро­стая на­у­ка. Для ка­даст­ро­во­го уче­та в на­се­лен­ных пунк­тах на­до опре­де­лять ко­ор­ди­на­ты с аб­со­лют­ной точ­но­стью до де­ся­ти сан­ти­мет­ров. И воз­ни­ка­ют во­про­сы. Как уста­но­вить си­сте­му ко­ор­ди­нат? Как из­ме­рить? И да­же — о бо­ги! — не ме­ня­ют­ся ли эти ко­ор­ди­на­ты со вре­ме­нем? На­при­мер, Крым дви­жет­ся к ма­те­ри­ко­вой Рос­сии со ско­ро­стью при­мер­но три мил­ли­мет­ра в год.

— И ка­кой же вы­ход из этой си­ту­а­ции?

— Уве­рен, что в бли­жай­шие несколь­ко лет про­изой­дет ре­во­лю­ция и в гео­де­зии, и в кар­то­гра­фии, и, воз­мож­но, в ка­даст­ре. В гео­де­зии по­явит­ся воз­мож­ность опре­де­лять ко­ор­ди­на­ты непо­сред­ствен­но с по­мо­щью спут­ни­ко­вой груп­пи­ров­ки с точ­но­стью при­мер­но три сан­ти­мет­ра, без ис­поль­зо­ва­ния ка­ких-то пунк­тов го­су­дар­ствен­ной гео­де­зи­че­ской се­ти. В кар­то­гра­фии с по­мо­щью бес­пи­лот­ни­ков бу­дут со­зда­вать­ся точ­ные «циф­ро­вые двой­ни­ки» мест­но­сти, в ко­то­рых ко­ор­ди­на­ты мож­но бу­дет опре­де­лить в ре­жи­ме он­лайн, на гео­пор­та­ле. Та­ким об­ра­зом, сто­и­мость опи­са­ния ко­ор­ди­нат ста­нет су­ще­ствен­но ни­же. Ес­ли в Мос­ков­ской об­ла­сти со­став­ле­ние ка­даст­ро­во­го пла­на сто­ит сей­час два­дцать ты­сяч руб­лей, то че­рез несколь­ко лет сто­и­мость сни­зит­ся в ра­зы, ес­ли не на по­ря­док.

— Но ес­ли ко­ор­ди­на­ты участ­ка мож­но точ­но уста­но­вить со спут­ни­ка, за­чем то­гда ис­поль­зо­вать БПЛА?

— Спут­ни­ко­вая груп­пи­ров­ка, на­при­мер ГЛОНАСС, поз­во­ля­ет точ­но опре­де­лить ко­ор­ди­на­ты фи­зи­че­ско­го объ­ек­та — гео­де­зи­че­ско­го при­ем­ни­ка. Но со­здать точ­ную циф­ро­вую ко­пию мест­но­сти спут­ник не мо­жет. Есть фи­зи­че­ские огра­ни­че­ния, так на­зы­ва­е­мый ди­фрак­ци­он­ный пре­дел. Посколь­ку спут­ник на­хо­дит­ся на рас­сто­я­нии че­ты­ре­ста ки­ло­мет­ров от Зем­ли, а мак­си­маль­ный диа­метр объ­ек­ти­ва — по­ряд­ка мет­ра, вы ни­ко­гда не смо­же­те по­лу­чить раз­ре­ше­ние луч­ше два­дца­ти пя­ти сан­ти­мет­ров. Для ка­даст­ра са­мых важ­ных объ­ек­тов, на­се­лен­ных пунк­тов и са­до­водств, это­го недо­ста­точ­но. Еще один важ­ный мо­мент не раз­ре­ше­ние, а гео­де­зи­че­ская точ­ность про­ек­ции сним­ка, ко­то­рая опре­де­ля­ет­ся ори­ен­та­ци­ей ка­ме­ры спут­ни­ка. На луч­ших кос­ми­че­ских ап­па­ра­тах она со­став­ля­ет по­ряд­ка пя­ти–де­ся­ти мет­ров. А БПЛА ле­та­ют на рас­сто­я­нии не че­ты­ре­ста ки­ло­мет­ров от Зем­ли, а че­ты­ре­ста мет­ров, и точ­ность съем­ки и раз­ре­ше­ние го­раз­до вы­ше.

Во­об­ще, бес­пи­лот­ни­ки соз­да­ют очень ин­те­рес­ную си­ту­а­цию. У нас есть си­сте­ма ГЛОНАСС, в ко­то­рую вло­же­но мно­го де­нег и ко­то­рая эф­фек­тив­но ра­бо­та­ет. Но, к со­жа­ле­нию, на­ша стра­на не смог­ла рас­крыть ее ком­мер­че­ский по­тен­ци­ал на по­тре­би­тель­ском рын­ке — мы не де­ла­ем мик­ро­схем для смарт­фо­нов и на­ви­га­то­ров, а са­ми из­ме­ре­ния ко­ор­ди­нат на по­тре­би­тель­ском рын­ке бес­плат­ны. Но у ГЛОНАСС есть еще один ком­по­нент. Эту си­сте­му мож­но ис­поль­зо­вать для опре­де­ле­ния ко­ор­ди­нат в про­фес­си­о­наль­ных за­да­чах, в эко­но­ми­ке, где тре­бу­ет­ся вы­со­кая точ­ность. Эти из­ме­ре­ния име­ют нема­лую цен­ность. И вот здесь рос­сий­ские бес­пи­лот­ни­ки ста­но­вят­ся тем недо­ста­ю­щим зве­ном, ко­то­рое поз­во­ля­ет со­здать ис­клю­чи­тель­но на оте­че­ствен­ных тех­но­ло­ги­ях ком­мер­че­ски цель­ный про­дукт.

— И что это бу­дет за про­дукт?

— Это ГЛОНАСС как сред­ство опре­де­ле­ния ко­ор­ди­нат, спут­ни­ко­вая груп­пи­ров­ка как сред­ство по­лу­че­ния по­кры­тий низ­ко­го раз­ре­ше­ния и бес­пи­лот­ни­ки как сред­ство по­лу­че­ния геопро­стран­ствен­ных дан­ных вы­со­ко­го раз­ре­ше­ния. Мы от­ста­ем в спут­ни­ко­вом ди­стан­ци­он­ном зон­ди­ро­ва­нии Зем­ли по раз­ре­ше­нию? Да и лад­но — бес­пи­лот­ни­ки да­ют зна­чи­тель­но бо­лее ка­че­ствен­ный ма­те­ри­ал, чем за­ру­беж­ные спут­ни­ки. И мы мо­жем де­лать это в лю­бых объ­е­мах и боль­ше всех в ми­ре. Ни­кто в ми­ре не сни­ма­ет бес­пи­лот­ни­ка­ми це­лые ре­ги­о­ны, не об­ра­ба­ты­ва­ет по де­сять мил­ли­о­нов фо­то­гра­фий в год. Это де­ла­ют толь­ко в Рос­сии. С этим па­ке­том тех­но­ло­гий мы мо­жем прий­ти в лю­бую стра­ну и ска­зать: «Ре­бя­та, у вас есть про­бле­мы в кар­то­гра­фии или ка­даст­ре? Мы ре­шим их луч­ше всех!»

— А на За­па­де эта про­бле­ма еще не ре­ше­на?

— Ко­неч­но, в та­ких стра­нах, как Гер­ма­ния или Ан­глия, всё уже дав­ным-дав­но пе­ре­ме­ря­но — они за­ни­ма­ют­ся этим ве­ка.

Но, на­при­мер, в Ла­тин­ской Аме­ри­ке и в Азии ни­че­го по­доб­но­го нет. И на­ши пе­ре­го­во­ры, ска­жем, с Ин­ди­ей по­ка­зы­ва­ют, что спрос на эти услу­ги есть, и до­воль­но боль­шой.

— Ка­кие про­ек­ты по­ми­мо ка­даст­ра пред­став­ля­ют для вас ин­те­рес? Что но­во­го вы бу­де­те де­лать?

— Очень ин­те­рес­на гео­ло­го­раз­вед­ка, по­то­му что бес­пи­лот­ни­ки предо­став­ля­ют нам но­вые воз­мож­но­сти, ко­то­рых рань­ше в прин­ци­пе не бы­ло. Речь идет о ком­плекс­ной гео­ло­го­раз­вед­ке объ­ек­тов раз­ны­ми фи­зи­че­ски­ми сен­со­ра­ми — маг­ни­то­мет­ри­че­ская, гам­ма-спек­траль­ная, бес­пи­лот­ная элек­тро­раз­вед­ка и так да­лее. Мы осво­и­ли по­ка толь­ко один из сен­со­ров и сей­час за­ни­ма­ем вто­рое ме­сто в ми­ре по ка­че­ству из­ме­ри­тель­но­го при­бо­ра по­сле ка­над­цев. На тре­тьем ме­сте аме­ри­кан­цы. А боль­ше ни­ко­го и нет. При этом мы ли­ди­ру­ем в ми­ре в аэро­маг­нит­ной съем­ке с по­мо­щью дро­нов. Сей­час бу­дем дви­гать­ся даль­ше, со­зда­вать специальны­й бес­пи­лот­ник.

— Ка­кой?

— Это бу­дет ком­плекс из бес­пи­лот­но­го са­мо­ле­та, сен­со­ра и про­грамм­но­го обес­пе­че­ния для об­ра­бот­ки по­лу­чен­ных дан­ных. На дан­ный мо­мент мы ле­та­ем с маг­ни­то­мет­ром на ко­пте­ре, по­ряд­ка два­дца­ти ки­ло­мет­ров за по­лет. А на са­мо­ле­те смо­жем ле­тать под ты­ся­чу ки­ло­мет­ров за по­лет. То есть мы хо­тим по­лу­чить зна­чи­тель­но боль­ший эко­но­ми­че­ский эф­фект, чем тот, ко­то­рый есть сей­час.

— А ка­ко­вы пер­спек­ти­вы ис­поль­зо­ва­ния БПЛА в сель­ском хо­зяй­стве, в стро­и­тель­стве? По­ка не вид­но, что­бы они там ак­тив­но при­ме­ня­лись…

— Это свя­за­но с нор­ма­тив­ны­ми огра­ни­че­ни­я­ми. Лю­бые ма­те­ри­а­лы съем­ки на­до про­во­дить че­рез про­це­ду­ру пред­ва­ри­тель­но­го про­смот­ра (в Ми­но­бо­ро­ны Рос­сии. — «Экс­перт»),

ко­то­рая за­ни­ма­ет несколь­ко недель. А в сель­ском хо­зяй­стве и стро­и­тель­стве это недо­пу­сти­мо. Ес­ли у вас на­ме­че­ны аг­ро­хи­ми­че­ские ра­бо­ты, вам нуж­ны све­жие дан­ные, а не те, ко­то­рые по­лу­че­ны несколь­ко недель на­зад. Так же и в стро­и­тель­стве. Меж­ду тем хо­ро­шо из­вест­но, что толь­ко диф­фе­рен­ци­аль­ное вне­се­ние удоб­ре­ний да­ет по­ряд­ка шест­на­дца­ти про­цен­тов при­ро­ста уро­жай­но­сти, без ка­ких-ли­бо дру­гих за­трат. Так что ко­гда бу­дет най­де­но ре­ше­ние нор­ма­тив­ных про­блем, и в сель­ском хо­зяй­стве, и в стро­и­тель­стве нач­нет­ся стре­ми­тель­ное внед­ре­ние дро­нов. А ре­ше­ние мо­жет быть очень про­стым: до­ста­точ­но раз­ре­шить вла­дель­цам ле­тать над сво­и­ми участ­ка­ми.

— Как тех­но­ло­гии ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та по­вли­я­ют на ры­нок граж­дан­ских бес­пи­лот­ни­ков?

— Уж по­вли­я­ли. На­при­мер, на­ша про­грам­ма со­зда­ния 3Dмо­де­лей из от­дель­ных фо­то­гра­фий — это то­же сво­е­го ро­да ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект, мы со­зда­ем 3D-мо­де­ли так же, как и мозг че­ло­ве­ка. До тех пор по­ка та­ко­го про­грамм­но­го сред­ства не по­яви­лось, бес­пи­лот­ни­ки в кар­то­гра­фии не при­ме­ня­лись, так как они ле­та­ют низ­ко, сни­ма­ют ча­сто, ка­ме­ры на них ста­вят­ся несо­вер­шен­ные, так что спе­ци­а­ли­сты-кар­то­гра­фы про­сто не в со­сто­я­нии бы­ли об­ра­бо­тать огром­ное ко­ли­че­ство непри­выч­но­го для них ма­те­ри­а­ла. А ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект мо­жет спра­вить­ся с лю­бым объ­е­мом лю­бо­го ма­те­ри­а­ла. И те­перь бес­пи­лот­ни­ки в кар­то­гра­фии и в марк­шей­де­рии ста­ли стан­дар­том.

Бо­лее то­го, сей­час ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект ну­жен уже и для ана­ли­за ин­фор­ма­ции. Толь­ко в Рос­сии в сель­ском и лес­ном хо­зяй­стве, в стро­и­тель­стве бу­дет ле­тать де­сят­ки ты­сяч дро­нов. Они бу­дут со­би­рать огром­ный объ­ем дан­ных, по ко­то­ро­му мож­но де­лать ка­кие-то кор­ре­ля­ции, со­зда­вать плат­фор­мен­ные ре­ше­ния и экс­перт­ные си­сте­мы.

— Все зна­ют, для че­го ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект при­ме­ня­ет­ся в во­ен­ных БПЛА. Бла­го­да­ря ему эти ап­па­ра­ты мо­гут уста­нав­ли­вать меж­ду со­бой связь, ав­то­ма­ти­че­ски рас­пре­де­лять це­ли и син­хрон­но их ата­ко­вать. А за­чем он ну­жен граж­дан­ским бес­пи­лот­ни­кам для раз­вле­че­ний?

— На­при­мер, по­след­ний ап­па­рат, ко­то­рый сде­ла­ла DJI, осна­ща­ет­ся уже несколь­ки­ми па­ра­ми сте­рео­ка­мер, ко­то­рые смот­рят в раз­ные сто­ро­ны, фик­си­ру­ют окру­жа­ю­щую об­ста­нов­ку, ис­поль­зу­ют­ся для укло­не­ния от пре­пят­ствий, удер­жа­ния ко­ор­ди­нат, точ­ной по­сад­ки и так да­лее. Да­лее ИИ бу­дет ис­поль­зо­вать­ся для на­ви­га­ции в незна­ко­мой об­ста­нов­ке, для ав­то­ма­ти­че­ско­го воз­вра­та.

— Но вы на этот ры­нок сей­час ид­ти не хо­ти­те…

— Хо­тим, но по­ка не мо­жем. По­пасть в верх­нюю точ­ку пищевой це­поч­ки мы мо­жем толь­ко по спи­ра­ли. Но не тем пу­тем, ко­то­рый про­шла DJI. По­то­му что там уже все съе­де­но. Мы долж­ны при­ду­мать но­вые рын­ки, вро­де то­го же об­ра­зо­ва­ния, за­кре­пить­ся там и толь­ко по­сле это­го всту­пить в кон­ку­рент­ную борь­бу за по­тре­би­тель­ский сег­мент. ■

«Пред­при­ни­ма­ет­ся по­пыт­ка уй­ти от мо­де­ли «дос­ка—мел» и прий­ти к че­му-то прин­ци­пи­аль­но ино­му. Ду­маю, что шко­лам и круж­кам в бли­жай­шие че­ты­ре го­да по­на­до­бит­ся не ме­нее ста ты­сяч но­вых бес­пи­лот­ни­ков об­щей сто­и­мо­стью пять–де­сять мил­ли­ар­дов руб­лей»

Пред­се­да­тель прав­ле­ния ГК «Гео­скан» Алек­сей Семенов уве­рен, что взрыв­но­го ро­ста на ми­ро­вом рын­ке бес­пи­лот­ни­ков для раз­вле­че­ний в бли­жай­шей пер­спек­ти­ве мы не уви­дим

Рос­сий­ский ры­нок круп­но­мас­штаб­ной геопро­стран­ствен­ной ин­фор­ма­ции, ко­то­рый ре­во­лю­ци­о­ни­зи­ру­ют БПЛА, уже сей­час мож­но оце­нить в пол­мил­ли­ар­да дол­ла­ров

Каж­дый седь­мой БПЛА, со­здан­ный на про­из­вод­стве ГК «Гео­скан» в Санкт-Пе­тер­бур­ге, от­прав­ля­ет­ся на экс­порт

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.