ПАЛЛИАТИВН­АЯ МЕДИЦИНА

Ekspert - - КНИГИ - Вя­че­слав Су­ри­ков

Хос­пис внут­ри

Фе­дер­мес­сер Нюта. Пе­ре­пис­ка со все­ми. — СПб.: Пи­тер, 2020. — 368 с. Ти­раж 4000 экз.

Нюта Фе­дер­мес­сер — учре­ди­тель бла­го­тво­ри­тель­но­го фон­да «Ве­ра», спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­ще­го­ся на пал­ли­а­тив­ном ухо­де за неиз­ле­чи­мо боль­ны­ми. Смерть — это часть ее жиз­ни. Она хо­чет, что­бы как мож­но боль­шее чис­ло лю­дей, до при­хо­да смер­ти ко­то­рых оста­лись счи­тан­ные ме­ся­цы, неде­ли, дни, не оста­ва­лись на­едине со сво­им соб­ствен­ным те­лом и все­ми его немо­ща­ми. И ес­ли чи­та­тель ищет ее вос­при­я­тие смер­ти, то он его най­дет. Во­прос, ка­кая смерть каж­до­му суж­де­на. То, ка­кой она к нему ему при­хо­дит, это слу­чай­ность? «Ко­ло­сто­ма или неф­ро­сто­ма — это уни­зи­тель­но. Рак гор­ла, язы­ка, шеи — это ужас. Рак мат­ки, гру­ди, яич­ни­ков, вуль­вы — это пыт­ка. Рак же­луд­ка, под­же­лу­доч­ной, ме­та­ста­зы — это боль, одыш­ка, бес­по­мощ­ность, оди­но­че­ство, страх. Не хо­чу это­го для се­бя. Воз­мож­но, я сде­лаю дру­гой вы­бор. Но я хо­чу, что­бы это был мой вы­бор. И не хо­чу, что­бы по­доб­ное ре­ше­ние бы­ло за­про­грам­ми­ро­ван­ным за­ра­нее кем-то дру­гим за ме­ня». Кни­га Фе­дер­мес­сер на­пи­са­на в фор­ме ко­рот­ких за­ме­ток о том, что про­ис­хо­дит в ее по­все­днев­ной жиз­ни. Мы ока­зы­ва­ем­ся ря­дом с ней не толь­ко в боль­ни­цах, но и в ее лич­ном про­стран­стве. И здесь Нюта мак­си­маль­но от­кры­та. Она пред­ста­ет пе­ред на­ми от­нюдь не же­лез­ной жен­щи­ной, ко­то­рая не бо­ит­ся чу­жой смер­ти. Она бо­ит­ся ее так же, как все. Вот толь­ко в от­ли­чие от всех осталь­ных она пре­одо­ле­ва­ет страх смер­ти тем, что мак­си­маль­но при­бли­жа­ет­ся к ней. Она ви­дит че­ло­ве­че­скую боль, она ви­дит че­ло­ве­че­ский страх и при этом оста­ет­ся обыч­ной жен­щи­ной, у ко­то­рой есть се­мья, и она за­бо­тит­ся и о ней то­же. Свое уни­каль­ное зна­ние она фор­му­ли­ру­ет так: «Ко­гда есть та­кая бо­лезнь, как онкология — мно­го­лет­няя, мно­го­ме­сяч­ная, и все род­ствен­ни­ки боль­но­го об этом зна­ют, — жизнь че­ло­ве­ка сра­зу ме­ня­ет­ся. По­яв­ля­ют­ся воз­мож­но­сти: по­ви­нить­ся, по­про­щать­ся, до­це­ло­вать. В та­кой бо­лез­ни есть свое до­сто­ин­ство — вре­мя. А в мгно­вен­ной смер­ти вре­ме­ни нет, а зна­чит, и нет воз­мож­но­сти что-то ис­пра­вить».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.