Кон­сер­ва­ция па­ра­дигм, мне­ний, лю­дей, него­тов­ность к раз­ви­тию. Как го­су­дар­ство мы сей­час де­гра­ди­ру­ем. Нас спа­са­ют, как все­гда Рос­сию спа­са­ли, чрез­мер­ные при­род­ные бо­гат­ства.

Ekspert - - ПОЛИТИКА БЮРОКРАТИЯ -

Ес­ли брать сред­нее по боль­ни­це — где-то луч­ше ста­ло, где-то ху­же. Ес­ли так, в сред­нем, из­ме­рить, то мы сто­им на ме­сте во­об­ще и ни­ку­да не идем. На­се­ле­ние бед­не­ет. Я не мо­гу ска­зать, кто ви­но­ват. На­вер­ное, это об­щая какая-то уста­лость си­сте­мы.

риче­ски не встре­ти­ла по­ни­ма­ния, как и са­ма «ре­во­лю­ция до­сто­ин­ства».

По­ка­за­тель­ным мож­но счи­тать пред­ло­жен­ный вы­бор меж­ду наи­бо­лее успеш­ны­ми рус­ски­ми ре­фор­ма­то­ра­ми — Пет­ром I и Ека­те­ри­ной II. Ре­во­лю­ци­он­ный мо­дер­нист по­бе­дил с боль­шим от­ры­вом. Впро­чем, мо­ло­дые чи­нов­ни­ки хо­те­ли бы из­бе­жать ста­лин­ских ре­прес­сий и куль­та лич­но­сти. Фи­гу­ра со­вет­ско­го во­ждя для ре­спон­ден­тов вы­гля­дит очень неод­но­знач­ной, и да­же по­ло­жи­тель­ные от­зы­вы о нем, ко­их при­мер­но треть, со­дер­жат мно­же­ство ого­во­рок.

Где ис­кать век­тор раз­ви­тия стра­ны? На­ши ре­спон­ден­ты в боль­шин­стве сво­ем счи­та­ют, что Рос­сии не сто­ит дер­жать курс ис­клю­чи­тель­но на Во­сток или на За­пад, ждать от­ту­да под­держ­ки и кон­цеп­ту­аль­ных ори­ен­ти­ров. Два­дцать че­ты­ре на­ших со­бе­сед­ни­ка пред­ло­жи­ли ид­ти сво­им пу­тем или брать все луч­шее со всех на­прав­ле­ний. Сре­ди тех, кто вы­брал один путь, до­ми­ни­ру­ет За­пад. А в сто­ро­ну Во­сто­ка пред­ла­га­ют сле­до­вать че­ты­ре мо­ло­дых чи­нов­ни­ка, что, ес­ли по­ду­мать, очень нема­ло.

Дез­ори­ен­та­ция

Те­перь о том, кто бу­дет ис­кать век­тор раз­ви­тия. Мо­ло­дые чи­нов­ни­ки име­ют от­вет: это «они». «Они» ви­но­ва­ты, ес­ли ре­фор­ма по­шла не ту­да. «Они» при­ни­ма­ют ре­ше­ния о ком­му­ни­ка­ции с За­па­дом. «Они» в от­ве­те за то, что про­ис­хо­дит со стра­ной. На­ко­нец, имен­но «они» долж­ны пред­ло­жить план вы­хо­да из кри­зи­са. Это не твор­че­ская на­тяж­ка — в 40 ин­тер­вью счи­тан­ное ко­ли­че­ство раз во­об­ще упо­треб­ля­ют­ся фа­ми­лии Пу­тин или Мед­ве­дев. Пра­ви­тель­ство фи­гу­ри­ру­ет не как ак­тор, а как ме­сто ра­бо­ты. А на­ци­о­наль­ные эли­ты — си­ло­ви­ки, оли­гар­хи, госкор­по­ра­ции — во­об­ще как буд­то не участ­ву­ют в жизни стра­ны. Та­ким об­ра­зом, с од­ной сто­ро­ны, мо­ло­дые чи­нов­ни­ки не ви­дят от­вет­ствен­ных за те или иные при­ня­тые ре­ше­ния, с дру­гой — непо­нят­но, от ко­го они ждут на­прав­ле­ния ра­бо­ты. Идеи

раз­ви­тия долж­ны ро­дить­ся как бы са­ми со­бой. Ре­спон­ден­ты не чув­ству­ют, что от них что-то за­ви­сит, не счи­та­ют се­бя эли­той, спо­соб­ной на вы­ра­бот­ку стра­те­ги­че­ских пла­нов.

Наи­бо­лее по­ка­за­тель­ны­ми в этом плане вы­гля­дят от­ве­ты на во­прос «Кто ви­но­ват, что при на­ли­чии огром­ных за­па­сов уг­ле­во­до­ро­дов ги­гант­ские об­жи­тые тер­ри­то­рии Рос­сии до сих пор оста­ют­ся без га­за и элек­три­че­ства?». Ис­то­рия, экономика во­про­са, гео­гра­фия, без­ала­бер­ность — 19 че­ло­век так и не на­зва­ли кон­крет­ных от­вет­ствен­ных. Де­вять че­ло­век на­зы­ва­ли аб­стракт­ных чи­нов­ни­ков и биз­нес. Лишь один уви­дел пер­со­наль­ную ви­ну Пу­ти­на и один — «Газ­про­ма». «Ни­кто не ви­но­ват, я счи­таю. Тут опять охо­та на ведьм, кто ви­но­ват, кто не ви­но­ват. Что важ­нее, про­во­дить до­ро­го­сто­я­щий га­зо­про­вод ли­бо сде­лать так, что­бы лю­ди пе­ре­се­ли­лись в бо­лее бла­го­при­ят­ные усло­вия? Спе­ци­фи­ка на­шей тер­ри­то­рии то­же име­ет ги­гант­ское зна­че­ние. Вся на­ша по­ли­ти­че­ская гео­гра­фия устро­е­на так, что нам на­до, что­бы вдоль гра­ни­цы и на Даль­нем Во­сто­ке бы­ли лю­ди, а это все до­ро­го­сто­я­щее с точ­ки зре­ния обес­пе­че­ния га­зом или топ­ли­вом».

От­но­ше­ние к ре­фор­мам со­ци­аль­но­эко­но­ми­че­ско­го пла­на у ре­спон­ден­тов раз­нит­ся. Но есть общий зна­ме­на­тель: к ним под­хо­дят с управ­лен­че­ски­ми мер­ка­ми, оце­ни­ва­ют эф­фек­тив­ность внед­ре­ния или ошиб­ки ре­а­ли­за­ции, а не аб­стракт­ный за­прос на­се­ле­ния и ре­ак­цию. Ни­кто не го­во­рил о «шлей­фе ли­бе­раль­ных ре­форм, раз­ру­ша­ю­щих стра­ну». Или о «май­ских ука­зах» как опо­ре со­ци­аль­но­го раз­ви­тия. Ес­ли речь идет о ме­ди­цине, обсуждают ко­ли­че­ство фельд­шер­ских пунк­тов, него­тов­ность ре­ги­о­нов к внед­ре­нию но­вых ме­то­дик, про­бле­мы с вра­ча­ми. Об­ра­зо­ва­ние? За­гру­зи­ли учи­те­лей бу­маж­ной ра­бо­той, тут бы до­ба­вить школь­ных ав­то­бу­сов и лик­ви­ди­ро­вать вто­рую сме­ну. В це­лом по­зи­тив­ные и нега­тив­ные оцен­ки этих двух ре­форм раз­де­ли­лись по­ров­ну. А вот пен­си­он­ная ре­фор­ма вне­зап­но вы­зва­ла мощ­ную под­держ­ку мо­ло­дых бю­ро­кра­тов: 30 че­ло­век от­ве­ти­ли неод­но­знач­ной ини­ци­а­ти­ве вла­сти «да». С ого­вор­ка­ми: не так про­ве­ли, непо­нят­но для че­го, за­чем сей­час, но в це­лом — да, это бы­ло необ­хо­ди­мо! Че­ло­ве­че­ский фак­тор в этих рас­суж­де­ни­ях по­яв­ля­ет­ся в той си­ту­а­ции, ко­гда ре­спон­ден­ты на­чи­на­ют при­во­дить при­ме­ры из жизни — сво­ей, зна­ко­мых или род­ствен­ни­ков; как пра­ви­ло, при­ме­ры нега­тив­ные. И здесь мы еще раз фик­си­ру­ем зна­ко­мую «ши­зо­фре­нию», ко­гда со­бе­сед­ни­ки на­ста­и­ва­ют: мне или мо­ей се­мье, мо­жет быть, и пло­хо, но для го­су­дар­ства это хо­ро­шо и це­ле­со­об­раз­но.

Сто­рон­ни­ки кон­сер­ва­тив­но­го и ак­тив­но­го под­хо­да в эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ке стра­ны раз­де­ли­лись при­мер­но по­ров­ну, при этом на­блю­дал­ся де­фи­цит раз­вер­ну­тых от­ве­тов, под­креп­лен­ных по­ни­ма­ни­ем спе­ци­фи­ки мо­мен­та. Боль­шин­ство же чи­нов­ни­ков от­кро­вен­но при­зна­ва­лись, что не очень раз­би­ра­ют­ся в эко­но­ми­че­ских ню­ан­сах. Пробле­ма по­ня­тий­но­го ап­па­ра­та ре­спон­ден­тов при­сут­ство­ва­ла и в сле­ду­ю­щем во­про­се, ко­то­рый ка­сал­ся рыв­ка, обо­зна­чен­но­го в про­грамм­ных вы­ступ­ле­ни­ях Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на. Мы ин­те­ре­со­ва­лись у со­бе­сед­ни­ков, в чем, по их мне­нию, за­клю­ча­ет­ся этот ры­вок и что нам нуж­но сде­лать, что­бы его со­вер­шить.

Пре­зи­ден­ту уда­лось «за­ра­зить» ве­рой в на­ци­о­наль­ный про­рыв при­мер­но треть ре­спон­ден­тов, ко­то­рые уве­рен­но под­дер­жа­ли на­чи­на­ние. Из них, прав­да, лишь трое сде­ла­ли став­ку на на­ци­о­наль­ные про­ек­ты. Треть со­бе­сед­ни­ков вы­ска­за­лись в ду­хе «не бы­ло рыв­ка и не на­до на­чи­нать». А ес­ли опи­сы­вать ат­мо­сфе­ру от­ве­тов в це­лом, то это осто­рож­ное непо­ни­ма­ние су­ти во­про­са при ак­ку­рат­ном сиг­на­ле о го­тов­но­сти вы­пол­нить пред­на­чер­тан­ное. При этом на­ши мо­ло­дые чи­нов­ни­ки не от­си­жи­ва­ют­ся в ку­стах, а сме­ло пред­ла­га­ют свои ре­цеп­ты рыв­ка, их пест­рая па­лит­ра хо­ро­шо ха­рак­те­ри­зу­ет кол­лек­тив­ную дез­ори­ен­та­цию. Из трех-че­ты­рех де­сят­ков от­ве­тов мы на­бе­рем столь­ко же ва­ри­а­ций, ко­то­рые да­же слож­но груп­пи­ро­вать. В ли­де­рах бу­дут пред­ло­же­ния де­лать став­ки на от­рас­ли но­во­го тех­но­ло­ги­че­ско­го укла­да, то есть про­ры­вать­ся там, где еще есть шанс по­тя­гать­ся с осталь­ным ми­ром.

Из от­ве­тов со­вер­шен­но неяс­но, кто имен­но дол­жен спла­ни­ро­вать и осу­ще­ствить ры­вок. Ни на­цию, ни общество, ни биз­нес, ни си­ло­ви­ков, ни партии на­ши мо­ло­дые чи­нов­ни­ки не на­зы­ва­ют в ка­че­стве адеп­тов мо­дер­ни­за­ции. Су­дя по смыс­лу пред­ло­же­ний, они в це­лом ори­ен­ти­ро­ва­ны на го­су­дар­ство, но опять-та­ки аб­стракт­но — нет об­ра­ще­ний к пра­ви­тель­ству, ми­ни­стер­ствам, ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та. Не ста­вят мо­ло­дые чи­нов­ни­ки и се­бя в центр рыв­ка. За­да­ча про­ры­ва в ва­ку­у­ме: «они» долж­ны раз­ра­бо­тать, «они» долж­ны вы­пол­нить.

Сдер­жан­ный оп­ти­мизм

На ос­но­ве вы­ше­пе­ре­чис­лен­ных вы­во­дов, ка­за­лось бы, мож­но пред­по­ло­жить, что мо­ло­дые чи­нов­ни­ки на­хо­дят­ся в некой рас­те­рян­но­сти и, как след­ствие, склон­ны оце­ни­вать жизнь в стране пес­си­ми­сти­че­ски. Та­ко­ва бы­ла и на­ша ги­по­те­за, вы­ска­зан­ная на стар­те ис­сле­до­ва­ния. Но в ито­ге нас ждал сюр­приз. Оп­ти­ми­сты сре­ди ре­спон­ден­тов до­ми­ни­ру­ют, они ско­рее усмат­ри­ва­ют по­зи­тив­ное дви­же­ние стра­ны как се­го­дня, так и в бли­жай­шем бу­ду­щем.

Так, со­вре­мен­ное со­сто­я­ние рос­сий­ско­го го­су­дар­ства по­ло­ви­на ре­спон­ден­тов оце­ни­ва­ет как раз­ви­тие, вто­рая по­ло­ви­на — как стаг­на­цию и де­гра­да­цию. Од­на­ко де­таль­ный раз­бор от­ве­тов поз­во­ля­ет уви­деть неод­но­знач­ные по­ка­за­ния со­бе­сед­ни­ков: они мо­гут на­чать с од­ной точ­ки зре­ния, а за­кон­чить про­ти­во­по­лож­ной оцен­кой. На­при­мер, за­ме­тить, что «эко­но­ми­че­ские по­ка­за­те­ли од­но­знач­но го­во­рят о том, что мы в стаг­на­ции»,

но «по лич­ным ощу­ще­ни­ям и по рас­ска­зам дру­зей и кол­лег вы­хо­дит, что стра­на про­дол­жа­ет дви­гать­ся впе­ред».

В ар­гу­мен­тах оп­ти­ми­стов мно­го эмо­ций и на­деж­ды, же­ла­ния рас­смот­реть хоть что-то хо­ро­шее. Очень ва­жен срав­ни­тель­ный фак­тор: лю­ди ча­сто вспо­ми­на­ют си­ту­а­цию в 1990-е, по­сле кри­зи­са 2008-го, да­же по срав­не­нию с 2014 го­дом мож­но уви­деть по­зи­тив­ную ди­на­ми­ку. Пес­си­ми­сты упи­ра­ют на па­да­ю­щие до­хо­ды на­се­ле­ния и стагни­ру­ю­щую мно­го лет эко­но­ми­ку: «У всех то­же есть про­бле­мы, но, ре­бя­та, мир ме­ня­ет­ся очень быст­ро, а в по­след­нее вре­мя все быст­рее и быст­рее. Нам нуж­но бе­жать то­же ку­да-то».

Эти дан­ные пол­но­стью кор­ре­ли­ру­ют с пред­став­ле­ни­ем мо­ло­дых чи­нов­ни­ков о бли­жай­шем бу­ду­щем. «Ка­кой вы ви­ди­те Рос­сию в 2030 го­ду?» — этот во­прос вво­дил на­ших со­бе­сед­ни­ков в сту­пор. С од­ной сто­ро­ны, это еще це­лых де­сять лет впе­ред, с дру­гой — ру­кой по­дать. В от­ве­тах мож­но вы­де­лить от­сут­ствие уве­рен­но­сти в зав­траш­нем дне, нет по­ни­ма­ния век­то­ра раз­ви­тия. Лю­ди про­сто не зна­ют, как бу­дет жить стра­на да­же че­рез год, не го­во­ря уже про це­лое де­ся­ти­ле­тие. Но в це­лом на­ши со­бе­сед­ни­ки не ждут ка­та­стро­фы (лишь один пре­ду­пре­жда­ет о «се­ве­ро­ко­рей­ском сце­на­рии»). Пес­си­мизм — это ко­гда ни­че­го не из­ме­нит­ся. Оп­ти­ми­сты же (22 че­ло­ве­ка) го­во­рят о силь­ной и раз­ви­ва­ю­щей­ся Рос­сии как о це­ли или мечте. Симп­то­ма­тич­но, что в опи­са­ни­ях на­ше­го свет­ло­го бу­ду­ще­го от­сут­ству­ют пред­став­ле­ния о по­бе­дах на внеш­не­по­ли­ти­че­ском по­ле. Все фак­то­ры ка­са­ют­ся внут­рен­ней жизни. Лю­ди не ви­дят фан­та­сти­че­ско­го про­ры­ва в ми­ро­вые ли­де­ры, но ожи­да­ют по­сте­пен­но­го улуч­ше­ния жизни, тер­ри­то­рии, об­ще­ствен­ной сре­ды, эко­но­ми­ки. Спо­кой­ное и уме­рен­ное раз­ви­тие се­го­дня, мед­лен­ные из­ме­не­ния в по­зи­тив­ном клю­че в бли­жай­шей пер­спек­ти­ве. Дай­те Рос­сии де­сять лет по­коя, и мы про­дол­жим наш ак­ку­рат­ный рост!

Порт­рет мо­ло­до­го чи­нов­ни­ка

Со­вре­мен­ный мо­ло­дой чи­нов­ник дей­стви­тель­но чем-то на­по­ми­на­ет «иде­аль­ный» ва­ри­ант Мак­са Ве­бе­ра. В на­шем ис­сле­до­ва­нии он по­лу­чил­ся скуч­ным, уме­рен­ным, ис­пол­ни­тель­ным. Он апо­ли­ти­чен и бес­стра­стен. Он це­нит фор­ма­лизм, не об­суж­да­ет

при­ка­зы и ис­пол­ня­ет их ров­но в той сте­пе­ни, ко­то­рая по­ло­же­на по за­ко­ну. Инициатива не по­ощ­ря­ет­ся си­сте­мой и не тре­бу­ет­ся для ка­рьер­но­го ро­ста — до­ста­точ­но сле­до­вать ин­струк­ци­ям и гру­бо не оши­бать­ся. Все эти ха­рак­те­ри­сти­ки у нас в го­ло­ве ни­как не со­от­но­сят­ся с за­да­чей на­ци­о­наль­но­го про­ры­ва.

Мы вы­де­ли­ли несколь­ко глав­ных при­чин то­го, по­че­му рос­сий­ский чи­нов­ник не го­тов стать в центр мо­дер­ни­за­ции.

Он не хо­чет пе­ре­мен. Уме­рен­ность во всем, вклю­чая взгля­ды на внут­рен­нюю и внеш­нюю по­ли­ти­ку. Наш мо­ло­дой чи­нов­ник оп­ти­ми­сти­чен в оцен­ках раз­ви­тия стра­ны и се­го­дня, и в бли­жай­шем бу­ду­щем. Он це­нит спо­кой­ное раз­ви­тие, без про­ры­вов, за­то и без про­ва­лов. В этом со­ци­аль­ном слое мы не на­блю­да­ем ни энер­гии, при­су­щей мо­дер­ни­за­то­рам, ни драй­ва, с ко­то­рым, ска­жем, по­сле­во­ен­ное со­вет­ское общество кол­лек­тив­ны­ми уси­ли­я­ми вос­ста­нав­ли­ва­ло стра­ну. Про­сто по­то­му, что все уже и так хо­ро­шо.

Он не ам­би­ци­о­зен. Мы уви­де­ли пас­си­о­нар­ный слой чи­нов­ни­ков, ко­то­рый по­ка­зы­ва­ет тя­гу к зна­ни­ям и по­вы­ше­нию ква­ли­фи­ка­ции, це­нит «ме­не­джер­ские» но­ва­ции вро­де KPI и про­ект­но­го под­хо­да, го­тов к пуб­лич­ной оцен­ке сво­ей ра­бо­ты. Но ко­гда эти пас­си­о­на­рии до­сти­га­ют по­тол­ка на гос­служ­бе по опы­ту и зар­пла­те, они ухо­дят в кор­по­ра­тив­ный сек­тор, где пла­тят боль­ше де­нег, а ра­бо­тать на­до мень­ше, где лич­но­го вре­ме­ни боль­ше, а от­вет­ствен­но­сти мень­ше. Наш мо­ло­дой чи­нов­ник чужд жерт­вен­но­сти, и глав­ное — он не ви­дит для нее при­чин и це­ли.

Он име­ет огра­ни­чен­ный го­ри­зонт. Рос­сий­ский бю­ро­крат вы­ска­зы­ва­ет­ся за силь­ное го­су­дар­ство и под­дер­жи­ва­ет за­щи­ту су­ве­ре­ни­те­та жест­ки­ми ме­ра­ми. Он хо­чет ви­деть Рос­сию ве­ли­кой дер­жа­вой. Но при этом его дер­жав­ные ам­би­ции силь­но огра­ни­че­ны: ес­ли воз­вра­ще­ние Кры­ма он го­тов по­нять, то осо­знать гео­по­ли­ти­че­скую зна­чи­мость си­рий­ской кам­па­нии не в со­сто­я­нии. В це­лом же наш ге­рой не очень ин­те­ре­су­ет­ся меж­ду­на­род­ной по­ли­ти­кой и, ка­жет­ся, го­тов за­мкнуть­ся в на­ци­о­наль­ной кре­по­сти. Но это во­все не мах­ро­вое охра­ни­тель­ство — про­сто мо­ло­дой чи­нов­ник не раз­би­ра­ет­ся в гео­по­ли­ти­че­ских рас­кла­дах, от­тор­га­ет ци­ви­ли­за­ци­он­ную роль Рос­сии и, по су­ти, сво­дит весь меж­ду­на­род­ный дис­курс к большому рын­ку, от ко­то­ро­го хо­те­лось бы урвать свою то­ли­ку мар­жи.

Он дез­ори­ен­ти­ро­ван. Мо­ло­дая рос­сий­ская бю­ро­кра­тия и са­ма не счи­та­ет се­бя эли­той, ко­то­рая при­зва­на раз­ра­бо­тать и ре­а­ли­зо­вать мо­дер­ни­за­ци­он­ный про­рыв, и не по­ни­ма­ет, какая кон­крет­но груп­па эли­ты мог­ла бы стать его ини­ци­а­то­ром. Ведь там, на­вер­ху, есть кол­лек­тив­ные «они», ко­то­рые несут от­вет­ствен­ность и за про­шлое, и за бу­ду­щее. За­да­ча рыв­ка, по­став­лен­ная пре­зи­ден­том, по­ни­ма­ет­ся весь­ма аб­стракт­но, на­ци­о­наль­ные про­ек­ты не счи­та­ют­ся мо­дер­ни­за­ци­он­ным сце­на­ри­ем во­все, а са­ми бю­ро­кра­ты не ви­дят век­то­ра дви­же­ния в бу­ду­щее.

Он це­нит кор­по­ра­тив­ность. От­сут­ствие кол­лек­тив­ной идеи раз­ви­тия, со­при­част­но­сти об­ще­му де­лу ве­дет к раз­мы­ва­нию от­вет­ствен­но­сти, раз­ло­же­нию рос­сий­ской бю­ро­кра­тии в ло­каль­ных ру­тин­ных за­да­чах и за­мы­ка­нию на сво­их внут­ри­кор­по­ра­тив­ных ин­те­ре­сах. Ухо­дит мис­сия слу­же­ния граж­да­нам (она лишь де­кла­ри­ру­ет­ся как долж­ная). Ее за­ме­ня­ет идея слу­же­ния го­су­дар­ству и но­мен­кла­ту­ре как неотъ­ем­ле­мой его ча­сти. То есть са­мим се­бе. От­сю­да эти за­ме­ча­тель­ные ка­минг-ауты ря­да ре­ги­о­наль­ных чи­нов­ни­ков в ду­хе «го­су­дар­ство вам ни­че­го не долж­но».

Ка­за­лось бы, мож­но сде­лать вы­вод: мо­ло­дые бю­ро­кра­ты к мо­дер­ни­за­ции не го­то­вы. Но это смот­ря ка­кую роль в про­цес­се про­ры­ва им про­пи­сать. Ес­ли не функ­цию раз­ра­бот­чи­ков идеи раз­ви­тия стра­ны, то, мо­жет, ис­пол­ни­те­лей? Идео­ло­ги но­вой кад­ро­вой си­сте­мы и не ста­вят за­да­чу взрас­тить чи­нов­ни­ка­мо­дер­ни­за­то­ра. В кад­ро­вый со­став, по­явив­ший­ся за по­след­ние де­ся­ти­ле­тия, они стре­мят­ся до­ба­вить ком­пе­тент­ность, тех­но­кра­тизм и со­вре­мен­ные ме­не­джер­ские но­ва­ции. И мо­ло­дая бю­ро­кра­тия, су­дя по на­ше­му ис­сле­до­ва­нию, под­дер­жи­ва­ет та­кие ини­ци­а­ти­вы.

Ка­кие но­ва­ции мы се­го­дня на­блю­да­ем в ад­ми­ни­стра­тив­ном кор­пу­се Рос­сии? Во-пер­вых, это куль­ти­ва­ция ре­ше­ний, при­зван­ных вос­пи­тать управ­лен­ца­тех­но­кра­та: об­ра­зо­ва­тель­ные кур­сы для чи­нов­ни­ков, ак­се­ле­ра­то­ры, кад­ро­вые кон­кур­сы как по­пыт­ка сма­зать ме­ри­то­кра­ти­че­ские лиф­ты. Во-вто­рых, это вы­вод пуб­лич­ной по­ли­ти­ки из ад­ми­ни­стра­тив­но­го кон­ту­ра с це­лью при­дать си­сте­ме строй­ный иерар­хи­че­ский вид с дис­ци­пли­ной, сле­до­ва­ни­ем слу­жеб­ным

— Ка­кой вы ви­ди­те Рос­сию в 2030-м?

ин­струк­ци­ям, от­сут­стви­ем эмо­ций и де­ста­би­ли­зи­ру­ю­щих фак­то­ров пуб­лич­ной кон­ку­рен­ции. В-тре­тьих, это став­ка на жест­кий кон­троль ре­ше­ний, бюд­же­тов и пла­нов по всей вер­ти­ка­ли.

Итак, у нас есть силь­ное го­су­дар­ство — важ­ный за­лог успеш­ной мо­дер­ни­за­ции в со­вре­мен­ном мире. И стре­мя­ща­я­ся к ком­пе­тент­но­сти, ис­пол­ни­тель­но­сти и тех­но­кра­тиз­му бю­ро­кра­тия. Ми­ро­вой опыт го­во­рит о том, что, во-пер­вых, бю­ро­кра­тии ну­жен по­во­дырь для про­ве­де­ния мо­дер­ни­за­ции: ар­мия, на­ци­о­наль­ный ли­дер, про­мыш­лен­ные эли­ты, пар­тия или да­же ре­во­лю­ци­он­ные мас­сы. Во-вто­рых, мо­ти­ва­ция: страх ре­прес­сий, идео­ло­ги­че­ская мис­сия (на­при­мер, вос­ста­нов­ле­ние стра­ны по­сле вой­ны), вы­со­кая зар­пла­та, да­же кор­руп­ци­он­ные сверх­до­хо­ды. В-тре­тьих, мо­дер­ни­за­цию на­чи­на­ет и под­дер­жи­ва­ет лишь уз­кий пас­си­о­нар­ный слой но­мен­кла­ту­ры, как пра­ви­ло, выс­ше­го зве­на, а осталь­ная бю­ро­кра­тия бу­дет со­про­тив­лять­ся, по­ка мо­ти­ва­ция не по­ка­жет­ся ей убе­ди­тель­ной.

Ис­хо­дя из это­го оче­вид­но, что за­каз на мо­дер­ни­за­цию не мо­жет прий­ти из са­мой бю­ро­кра­тии, он дол­жен быть сфор­ми­ро­ван те­ми са­мы­ми «ими». По­явит­ся ли он?

В спец­вы­пус­ке «Экс­пер­та» 2010 го­да, по­свя­щен­ном ис­то­рии мо­дер­ни­за­ций в мире, мы опре­де­ли­ли пять групп элит, кон­со­ли­да­ция ко­то­рых спо­соб­на при­ве­сти на­цию к про­ры­ву. Это соб­ствен­но по­ли­ти­ки как но­си­те­ли идеи на­ции; пред­при­ни­ма­те­ли как но­си­те­ли идеи эф­фек­тив­но­го рас­пре­де­ле­ния ре­сур­сов; ин­тел­лек­ту­а­лы, от­ве­ча­ю­щие за ви­де­ние бу­ду­ще­го; чи­нов­ни­ки, за­ни­ма­ю­щи­е­ся ор­га­ни­за­ци­ей; и си­ло­вые ин­сти­ту­ты, га­ран­ти­ру­ю­щие без­опас­ность. Речь идет об ор­га­ни­че­ской мо­дер­ни­за­ции, то есть плав­ной, без над­ры­ва, кро­ви и жертв. Имен­но та­кая нам и нуж­на. А зна­чит, во­круг чи­нов­ни­ков-ис­пол­ни­те­лей долж­ны со­брать­ся раз­ные груп­пы элит — за­каз­чи­ков мо­дер­ни­за­ции, объ­еди­нен­ные об­щей иде­ей и свя­зан­ные ка­на­ла­ми пуб­лич­ной по­ли­ти­ки друг с дру­гом и с на­ци­ей, ко­то­рая все­гда охот­но от­зы­ва­лась на прорывные кон­цеп­ции. На од­ной лишь мо­ло­дой бю­ро­кра­тии в свет­лое бу­ду­щее уехать не по­лу­чит­ся. Но и клей­мят ее на­прас­но: это вполне се­бе ра­бо­чая ло­шад­ка.

В ор­га­ни­за­ции и про­ве­де­нии ис­сле­до­ва­ния при­ни­ма­ли уча­стие Центр ПРИСП, по­лит­кон­суль­тант, ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор Все­мир­ной ас­со­ци­а­ции вы­пуск­ни­ков Юрий Во­рот­ни­ков, за­ме­сти­тель ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра МХ «Экс­перт» по ис­сле­до­ва­ни­ям и управ­ле­нию про­ек­та­ми Ан­дрей Гра­дец­кий, обо­зре­ва­тель от­де­ла по­ли­ти­ки жур­на­ла «Экс­перт» Ти­хон Сы­со­ев. Ил­лю­стра­ции Иго­ря Ша­пош­ни­ко­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.