ИН­ВЕ­СТИ­ЦИ­ОН­НЫЙ КО­ДЕКС ДЛЯ ВСЕХ, ПО­МОЩЬ ДЛЯ ИЗБРАННЫХ

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Пра­ви­тель­ство под­го­то­ви­ло один из са­мых впе­чат­ля­ю­щих и мас­штаб­ных за­ко­нов о сти­му­ли­ро­ва­нии ин­ве­сти­ций в Рос­сии. Но его эф­фек­тив­ность бу­дет за­ви­сеть от ря­да де­та­лей

Пра­ви­тель­ство под­го­то­ви­ло один из са­мых впе­чат­ля­ю­щих и мас­штаб­ных за­ко­нов о сти­му­ли­ро­ва­нии ин­ве­сти­ций в Рос­сии. Но его эф­фек­тив­ность бу­дет за­ви­сеть от ря­да де­та­лей

Пра­ви­тель­ство со­би­ра­ет­ся по­ста­вить круп­ные част­ные инвестиции на по­ток: раз­ра­бо­тан­ный Мин­фи­ном за­кон «О за­щи­те и по­ощ­ре­нии ка­пи­та­ло­вло­же­ний и раз­ви­тии ин­ве­сти­ци­он­ной де­я­тель­но­сти» пред­по­ла­га­ет­ся при­нять в пер­вом чте­нии уже 3 де­каб­ря. Очень важ­но по­ни­мать, что это не но­вая изо­ли­ро­ван­ная инициатива по сти­му­ли­ро­ва­нию ин­ве­сти­ций, как раз­ные вер­сии спе­ци­аль­ных ин­ве­сти­ци­он­ных кон­трак­тов (СПИК), фаб­ри­ка про­ект­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния ВЭБа и бо­лее ран­ние ини­ци­а­ти­вы. Но­вый за­кон опре­де­ля­ет ос­но­вы вза­и­мо­дей­ствия всех ин­ве­сто­ров (за неболь­шим ис­клю­че­ни­ем) с го­су­дар­ством и уста­нав­ли­ва­ет для них пра­ви­ла иг­ры. В этом од­но­вре­мен­но и си­ла это­го за­ко­но­про­ек­та, и его опас­ность.

На­ших за­ко­но­да­те­лей не раз об­ви­ня­ли в том, что в тек­сте за­ко­нов чет­ко не ука­зы­ва­ют­ся цель их при­ня­тия и об­ласть при­ме­не­ния. Та­кое ука­за­ние по­мо­га­ло бы су­дам в спор­ных во­про­сах и при неод­но­знач­но­сти фор­му­ли­ро­вок при­ни­мать ре­ше­ния со­глас­но ду­ху за­ко­на. Но в но­вом за­коне о за­щи­те и по­ощ­ре­нии кап­вло­же­ний на­пря­мую го­во­рит­ся, что его цель — со­здать бла­го­при­ят­ные усло­вия для ин­ве­сти­ций на тер­ри­то­рии РФ че­рез обес­пе­че­ние пред­ска­зу­е­мо­сти пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния, ста­биль­но­сти усло­вий ин­ве­сти­ци­он­ной де­я­тель­но­сти и ее сти­му­ли­ро­ва­ние. Зву­чит очень при­вле­ка­тель­но. Од­на­ко пробле­ма за­клю­ча­ет­ся в ши­ро­чай­шей об­ла­сти при­ме­не­ния. Но­вый за­кон рас­про­стра­ня­ет­ся на все от­но­ше­ния, воз­ни­ка­ю­щие в свя­зи с осу­ществ­ле­ни­ем ин­ве­сти­ций на тер­ри­то­рии РФ, за ис­клю­че­ни­ем бан­ков­ской, стра­хо­вой, пен­си­он­ной сфер, а та­к­же до­ле­во­го стро­и­тель­ства, по­жерт­во­ва­ний и де­я­тель­но­сти НКО. Все осталь­ное ре­гу­ли­ро­ва­ние ин­ве­сти­ций долж­но быть при­ве­де­но в со­от­вет­ствие с этим за­ко­ном. Это долж­но быть сде­ла­но в те­че­ние го­да по­сле вступ­ле­ния за­ко­на в си­лу.

Слиш­ком мно­го на се­бя бе­рет

В це­лом но­вый за­кон со­зда­ет ос­но­ву бу­ду­ще­го ин­ве­сти­ци­он­но­го ко­дек­са РФ. Кста­ти ра­нее, во вре­мя об­суж­де­ния, ви­це-пре­мьер Дмит­рий Ко­зак как раз и на­зы­вал раз­ра­ба­ты­ва­е­мый за­кон «сво­е­го ро­да ин­ве­сти­ци­он­ным ко­дек­сом РФ». Как по­яс­ня­ет за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра, за­ве­ду­ю­щий ла­бо­ра­то­ри­ей Ин­сти­ту­та на­род­но­хо­зяй­ствен­но­го про­гно­зи­ро­ва­ния РАН Алек­сандр Ши­ров, за­ко­но­про­ект Мин­фи­на вы­гля­дит как наи­бо­лее мас­штаб­ный в рос­сий­ской ис­то­рии до­ку­мент, на­прав­лен­ный на под­держ­ку част­ных ин­ве­сти­ций в круп­ные про­ек­ты. «Пробле­ма, од­на­ко, со­сто­ит в том,

на­сколь­ко он спо­со­бен ре­аль­но по­вы­сить уро­вень ин­ве­сти­ци­он­ной ак­тив­но­сти. По­ка мож­но ис­хо­дить из то­го, что ме­ры го­су­дар­ствен­ной под­держ­ки бу­дут ис­поль­зо­вать­ся в тех про­ек­тах, ко­то­рые и так ре­а­ли­зу­ют­ся круп­ны­ми ком­па­ни­я­ми. Для бо­лее мас­штаб­ных ин­ве­сти­ций тре­бу­ет­ся дру­гая эко­но­ми­че­ская сре­да с бо­лее вы­со­ки­ми тем­па­ми ро­ста эко­но­ми­ки и пер­спек­ти­вой по­лу­че­ния до­хо­да за счет рас­ши­ре­ния рын­ка», — го­во­рит эко­но­мист.

Рас­ши­ре­ние дей­ствия за­ко­на на ре­гу­ли­ро­ва­ние всех ин­ве­сти­ций как раз и вы­зва­ло наи­бо­лее жар­кие спо­ры во­круг него. Де­ло в том, что за­кон о кон­цес­си­он­ных со­гла­ше­ни­ях и за­кон о ГЧП нуж­но бу­дет то­же при­ве­сти в со­от­вет­ствие с но­вым за­ко­ном. Как по­ка­за­но в юри­ди­че­ском за­клю­че­нии на за­ко­но­про­ект, с ко­то­рым озна­ко­мил­ся «Экс­перт», но­вый за­кон со­зда­ет риск, что го­су­дар­ство от­ка­жет­ся ис­пол­нять свои фи­нан­со­вые обя­за­тель­ства по уже за­клю­чен­ным кон­цес­си­он­ным со­гла­ше­ни­ям и со­гла­ше­ни­ям о го­су­дар­ствен­но-част­ном парт­нер­стве (СГЧП), так как за­ко­но­про­ект уста­нав­ли­ва­ет но­вый по­ря­док по­лу­че­ния гос­под­держ­ки. Про­ек­ты, ко­то­рые уже ре­а­ли­зу­ют­ся, есте­ствен­но, по­лу­ча­ли гос­под­держ­ку в со­от­вет­ствии со ста­рым по­ряд­ком, что и мо­жет по­слу­жить фор­маль­ной при­чи­ной от­ка­за в пе­ре­чис­ле­нии де­нег, ко­то­рые го­су­дар­ство долж­но в рам­ках ста­рых кон­цес­сий. Но­вый за­кон та­к­же уста­нав­ли­ва­ет необ­хо­ди­мость про­ве­де­ния Мин­фи­ном фи­нан­со­во-ин­ве­сти­ци­он­но­го ауди­та ин­вест­про­ек­тов, ко­то­рые по­лу­чи­ли суб­си­дии от го­су­дар­ства в объ­е­ме от мил­ли­ар­да руб­лей или бюд­жет­ные инвестиции от по­лу­то­ра мил­ли­ар­дов руб­лей. При этом, по дан­ным InfraOne, на 1 но­яб­ря 2019 го­да все­го в стране бы­ло за­клю­че­но по­ряд­ка трех ты­сяч сде­лок бо­лее чем на три трил­ли­о­на руб­лей с при­ме­не­ни­ем раз­лич­ных ме­ха­низ­мов ГЧП. Из них кон­цес­сии со­став­ля­ют две тре­ти про­ек­тов по ко­ли­че­ству (бо­лее двух ты­сяч сде­лок) и боль­ше по­ло­ви­ны по объ­е­му (око­ло 1,8 трлн руб­лей). Все эти уже ра­бо­та­ю­щие про­ек­ты мо­гут ока­зать­ся под угро­зой, а но­вые мо­гут не по­явить­ся. Про­ти­во­ре­чия меж­ду но­вым за­ко­ном и уже дей­ству­ю­щи­ми нор­ма­ми ре­гу­ли­ро­ва­ния ГЧП и кон­цес­сий мо­гут при­ве­сти к то­му, что пред­ста­ви­те­ли го­су­дар­ства опять-та­ки оста­но­вят вы­пол­не­ние сво­их обя­за­тельств, в том чис­ле фи­нан­со­вых, а суд, ру­ко­вод­ству­ясь но­вым за­ко­ном, их в этом под­дер­жит.

Вы­го­ду по­лу­чит «круп­няк»

Впро­чем, су­дя по тек­сту за­ко­на, он и пред­по­ла­гал­ся для сти­му­ли­ро­ва­ния круп­ных ин­ве­сти­ци­он­ных про­ек­тов. В нем вво­дят­ся два ин­ве­сти­ци­он­ных ре­жи­ма: общий и про­ект­ный. Глав­ное но­во­вве­де­ние для ин­ве­сто­ров при об­щем ре­жи­ме — за­ко­ны и нор­ма­тив­ные ак­ты, ухуд­ша­ю­щие усло­вия ве­де­ния биз­не­са, всту­па­ют в си­лу не ра­нее чем че­рез три го­да по­сле дня их офи­ци­аль­но­го опуб­ли­ко­ва­ния. «Ре­а­ли­за­ция лю­бо­го ин­ве­сти­ци­он­но­го про­ек­та но­сит дол­го­сроч­ный ха­рак­тер. Сле­до­ва­тель­но, срок в три го­да мо­жет све­сти на нет по­ло­жи­тель­ный эф­фект в сфе­ре ин­ве­сти­ци­он­но­го кли­ма­та для биз­не­са», — се­ту­ет ди­рек­тор де­пар­та­мен­та со­дей­ствия ин­ве­сти­ци­ям и ин­но­ва­ци­ям ТПП РФ Алек­сей Вял­кин. По его сло­вам, уве­ли­чить срок на­до хо­тя бы вдвое.

Дру­гой нема­ло­важ­ный мо­мент — за­щи­та от на­ци­о­на­ли­за­ции и рек­ви­зи­ции иму­ще­ства ин­ве­сто­ра. В преды­ду­щих вер­си­ях за­ко­но­про­ек­та за­щи­та от нее бы­ла про­пи­са­на в рам­ках от­дель­но­го ин­ве­сти­ци­он­но­го ре­жи­ма, а сей­час вклю­че­на в об­щие по­ло­же­ния об­ще­го ре­жи­ма. Инвестиции, в том чис­ле ино­стран­ные, не под­ле­жат при­ну­ди­тель­но­му изъ­я­тию, в том чис­ле на­ци­о­на­ли­за­ции и рек­ви­зи­ции, за ис­клю­че­ни­ем слу­ча­ев, преду­смот­рен­ных фе­де­раль­ны­ми за­ко­на­ми. Это озна­ча­ет, что при­ну­ди­тель­ное изъ­я­тие ин­ве­сти­ций мо­жет про­из­во­дить­ся — но толь­ко в об­ще­ствен­ных ин­те­ре­сах, ес­ли оно не яв­ля­ет­ся дис­кри­ми­на­ци­он­ным и со­про­вож­да­ет­ся вы­пла­той пред­ва­ри­тель­но­го и рав­но­цен­но­го воз­ме­ще­ния. При рек­ви­зи­ции ин­ве­сто­ру вы­пла­чи­ва­ет­ся сто­и­мость рек­ви­зи­ру­е­мо­го иму­ще­ства, а ко­гда необ­хо­ди­мость рек­ви­зи­ции за­кан­чи­ва­ет­ся, ин­ве­стор впра­ве тре­бо­вать в су­деб­ном по­ряд­ке воз­вра­та иму­ще­ства. Сум­ма воз­ме­ще­ния с уче­том по­терь от

сни­же­ния сто­и­мо­сти иму­ще­ства в этом слу­чае воз­вра­ща­ет­ся. При на­ци­о­на­ли­за­ции ин­ве­сто­ру воз­ме­ща­ют­ся сто­и­мость на­ци­о­на­ли­зи­ру­е­мо­го иму­ще­ства и дру­гие по­не­сен­ные в свя­зи с этим убыт­ки.

С про­ект­ным ре­жи­мом все на­мно­го слож­нее. Глав­ная его осо­бен­ность — уча­стие го­су­дар­ства в про­ек­те. С од­ной сто­ро­ны, по­ми­мо до­пол­ни­тель­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния это да­ет ряд льгот, на­при­мер за­клю­че­ние со­гла­ше­ния о за­щи­те и по­ощ­ре­нии ка­пи­та­ло­вло­же­ний (СЗПК). С дру­гой — на­кла­ды­ва­ет ряд огра­ни­че­ний и обя­за­тельств.

Для про­ек­тов, в ко­то­рых объ­ем соб­ствен­ных ин­ве­сти­ций не пре­вы­ша­ет 5 млрд руб­лей, СЗПК за­клю­ча­ет­ся на срок до ше­сти лет, 5–10 млрд руб­лей — до 15 лет, 10 млрд руб­лей и бо­лее — до 20 лет. В са­мом до­го­во­ре СЗПК на срок его дей­ствия мо­гут быть за­фик­си­ро­ва­ны усло­вия на­ло­го­об­ло­же­ния, та­мо­жен­ные по­шли­ны и про­це­ду­ры, ре­гу­ли­ру­е­мые го­су­дар­ством та­ри­фы, усло­вия по­лу­че­ния раз­ных форм гос­под­держ­ки, тех­ни­че­ское ре­гу­ли­ро­ва­ние и др. Ес­ли же но­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние улуч­ша­ет по­ло­же­ние про­ек­та, то оно при­ме­ня­ет­ся и фик­са­ция на него не рас­про­стра­ня­ет­ся.

Для то­го что­бы про­ект под­па­дал под про­ект­ный ин­ве­сти­ци­он­ный ре­жим, объ­ем соб­ствен­ных ин­ве­сти­ций и общий бюд­жет но­вых ин­ве­сти­ци­он­ных про­ек­тов долж­ны пре­вы­шать уста­нов­лен­ные за­ко­ном зна­че­ния (см. таб­ли­цу). По мер­кам всей эко­но­ми­ки сум­мы, мо­жет быть, и не очень боль­шие, но, по мне­нию Алек­сея Вял­ки­на, це­но­вой по­рог соб­ствен­ных средств для уча­стия биз­не­са в про­ект­ном ин­ве­сти­ци­он­ном ре­жи­ме пред­став­ля­ет­ся за­вы­шен­ным. «Сво­бод­ных средств у биз­не­са сей­час не так мно­го, а для субъ­ек­тов МСП за­ко­но­про­ект в те­ку­щей ре­дак­ции фак­ти­че­ски де­ла­ет невоз­мож­ным при­ме­не­ние ими про­ект­но­го ин­ве­сти­ци­он­но­го ре­жи­ма. Та­кие по­ро­го­вые зна­че­ния мо­гут от­сечь от уча­стия в ин­ве­сти­ци­он­ных про­ек­тах зна­чи­тель­ную часть по­тен­ци­аль­ных ин­ве­сто­ров, осо­бен­но из ре­ги­о­нов», — от­ме­ча­ет он.

Про­ект­ный ре­жим та­к­же не мо­жет быть при­ме­нен в игор­ном биз­не­се, в про­из­вод­стве та­бач­ных из­де­лий, ал­ко­голь­ной про­дук­ции, жид­ко­го топ­ли­ва (кро­ме по­лу­чен­но­го из уг­ля и на неко­то­рых уста­нов­ках вто­рич­ной пе­ре­ра­бот­ки неф­тя­но­го сы­рья), в до­бы­че сы­рой неф­ти и при­род­но­го га­за (кро­ме про­ек­тов по сжи­же­нию при­род­но­го га­за), опто­вой и роз­нич­ной тор­гов­ле, фи­нан­со­вой, стра­хо­вой де­я­тель­но­сти, опе­ра­ций с недви­жи­мым иму­ще­ством и цен­ны­ми бу­ма­га­ми. Этим биз­нес то­же недо­во­лен. «В ос­но­ву за­ко­но­про­ек­та за­ло­жен та­кой прин­цип, как рав­но­пра­вие.

Сле­до­ва­тель­но, стра­те­гия парт­нер­ства меж­ду го­су­дар­ством и по­тен­ци­аль­ным ин­ве­сто­ром долж­на стро­ить­ся в первую оче­редь на при­зна­нии это­го ос­но­во­по­ла­га­ю­ще­го прин­ци­па и быть на­прав­ле­на на со­зда­ние еди­ных воз­мож­но­стей для ре­а­ли­за­ции ин­ве­сти­ци­он­ных про­ек­тов лю­бы­ми за­ин­те­ре­со­ван­ны­ми ли­ца­ми и в лю­бых сфе­рах без ис­клю­че­ния», — не со­гла­ша­ет­ся с та­ки­ми огра­ни­че­ни­я­ми Алек­сей Вял­кин.

В ре­зуль­та­те ощу­ти­мую вы­го­ду от но­во­го за­ко­на по­лу­чит толь­ко круп­ный биз­нес. Смо­гут ли его про­ек­ты за счет ку­му­ля­тив­но­го эф­фек­та за­пу­стить снеж­ный ком ин­ве­сти­ций в Рос­сии — по­ка непо­нят­но, но та­кой шанс есть. Глав­ный во­прос — смо­жет ли но­вый за­кон обес­пе­чить ти­ра­жи­ро­ва­ние гос­под­держ­ки на зна­чи­мое для эко­но­ми­ки ко­ли­че­ство (и объ­ем) про­ек­тов. «По­ка есть риск, что эти ин­стру­мен­ты бу­дут ис­поль­зо­ва­ны для тех про­ек­тов част­но­го биз­не­са, ко­то­рые ре­а­ли­зу­ют­ся в рам­ках на­ци­о­наль­ных про­ек­тов, то есть и так име­ют вы­со­кий при­о­ри­тет для го­су­дар­ства и га­ран­ти­ро­ван­ный спрос и оку­па­е­мость. Бо­лее рис­ко­ван­ные част­ные про­ек­ты мо­гут не по­лу­чить ре­аль­ной под­держ­ки», — опа­са­ет­ся Алек­сандр Ши­ров.

Про­бле­мы бу­дут у всех

Од­на­ко и у круп­но­го биз­не­са мо­гут воз­ник­нуть про­бле­мы с про­ект­ным ин­ве­сти­ци­он­ным ре­жи­мом. В слу­чае на­ру­ше­ния усло­вий СЗПК ор­га­ни­за­ция, ре­а­ли­зу­ю­щая про­ект, долж­на воз­ме­стить го­су­дар­ству (РФ, субъ­ек­ту РФ, му­ни­ци­паль­но­му об­ра­зо­ва­нию) его рас­хо­ды, воз­ник­шие в свя­зи с предо­став­ле­ни­ем гос­под­держ­ки. При этом под­твер­жде­ния рас­хо­дов со сто­ро­ны го­сор­га­нов в те­ку­щем про­ек­те по­че­му­то не тре­бу­ет­ся. «Вме­сте с тем в слу­чае со­вер­ше­ния ана­ло­гич­ных дей­ствий со сто­ро­ны пуб­лич­но-пра­во­во­го об­ра­зо­ва­ния (на­ру­ше­ние усло­вий ли­бо рас­тор­же­ние

со­гла­ше­ния) ин­ве­стор впра­ве тре­бо­вать лишь ре­аль­ный ущерб от по­терь (до­ку­мен­таль­но под­твер­жден­ные и фак­ти­че­ски по­не­сен­ные за­тра­ты). Эта нор­ма су­ще­ствен­но ущем­ля­ет ин­те­ре­сы ин­ве­сто­ра по срав­не­нию с ин­те­ре­са­ми пуб­лич­но-пра­во­во­го об­ра­зо­ва­ния, — от­ме­ча­ет Алек­сей Вял­кин. — В це­лях над­ле­жа­щей и рав­но­цен­ной за­щи­ты прав обе­их сто­рон пред­став­ля­ет­ся, что воз­ме­ще­нию долж­ны под­ле­жать не толь­ко рас­хо­ды ин­ве­сто­ра, но и его по­тен­ци­аль­ные непо­лу­чен­ные до­хо­ды».

Впро­чем, од­но из по­ло­же­ний это­го за­ко­на дей­стви­тель­но мо­жет упро­стить ре­а­ли­за­цию про­ек­тов и уве­ли­чить ку­му­ля­тив­ный эф­фект для эко­но­ми­ки. Речь идет о воз­ме­ще­нии ин­ве­сто­ру за­трат на со­зда­ние или мо­дер­ни­за­цию транс­порт­ной, энер­ге­ти­че­ской, ком­му­наль­ной, со­ци­аль­ной, циф­ро­вой ин­фра­струк­ту­ры, необ­хо­ди­мой для ре­а­ли­за­ции ин­ве­сти­ци­он­но­го про­ек­та. «От­прав­ной точ­кой бы­ло со­зда­ние при­вле­ка­тель­ных усло­вий для ин­ве­сти­ций круп­ных ком­па­ний в про­из­вод­ство то­ва­ров и услуг в Рос­сии. Та­кие круп­ные дол­го­сроч­ные про­ек­ты тре­бу­ют слож­ной ко­ор­ди­на­ции с го­су­дар­ством», — рас­ска­зы­ва­ет пред­се­да­тель со­ве­та ди­рек­то­ров ком­па­нии «Ин­фраКАП», член экс­перт­но­ме­то­ди­че­ско­го со­ве­та На­ци­о­наль­ной ас­со­ци­а­ции кон­цес­си­о­не­ров и дол­го­сроч­ных ин­ве­сто­ров в ин­фра­струк­ту­ру (НАКДИ) Алек­сандр Ба­же­нов. Со­от­вет­ствен­но, в ка­че­стве од­но­го из клю­че­вых фак­то­ров успе­ха та­ких про­ек­тов он вы­де­ля­ет сни­же­ние непро­из­во­ди­тель­ных для про­ек­та, но необ­хо­ди­мых за­трат на со­зда­ние объ­ек­тов в го­су­дар­ствен­ной или му­ни­ци­паль­ной соб­ствен­но­сти, то есть на ин­фра­струк­ту­ру, ко­то­рая бу­дет на­хо­дить­ся или в го­су­дар­ствен­ной и му­ни­ци­паль­ной соб­ствен­но­сти, или в соб­ствен­но­сти ре­гу­ли­ру­е­мых го­су­дар­ством ком­па­ний.

Все это уже бы­ло

Ин­те­рес­ный мо­мент за­клю­ча­ет­ся в том, что ме­ха­низ­мы, по­хо­жие на про­ект­ный ре­жим, уже ис­поль­зо­ва­лись на­шим го­су­дар­ством для сти­му­ли­ро­ва­ния ин­ве­сти­ций. При­чем имен­но в сфе­ре ин­фра­струк­ту­ры. «Пред­ла­га­е­мая кон­струк­ция вос­про­из­во­дит ло­ги­ку су­ще­ство­вав­ше­го в 2006–2017 го­дах бюд­жет­но­го ме­ха­низ­ма Ин­ве­сти­ци­он­но­го фон­да Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Этот ме­ха­низм в свое вре­мя по­сте­пен­но, в те­че­ние при­мер­но трех лет, рас­кру­тил ма­хо­вик круп­ных про­ек­тов, та­ких как ком­плекс­ное осво­е­ние Ниж­не­го При­ан­га­рья, осво­е­ние ми­не­раль­но-сы­рье­вых ре­сур­сов юга Чи­тин­ской об­ла­сти, был под­го­тов­лен ме­га­про­ект ком­плекс­но­го раз­ви­тия Юж­ной Яку­тии, осу­ществ­ля

Ощу­ти­мую вы­го­ду от но­во­го за­ко­на по­лу­чит толь­ко круп­ный

биз­нес. Смо­гут ли его про­ек­ты за­пу­стить снеж­ный

ком ин­ве­сти­ций в Рос­сии — непо­нят­но

лись го­су­дар­ствен­ные инвестиции в ряд ав­то­до­рож­ных про­ек­тов, ре­а­ли­зо­ван круп­ней­ший в Во­сточ­ной Ев­ро­пе про­ект раз­ви­тия ком­му­наль­ной ин­фра­струк­ту­ры в Ро­сто­ве-на-До­ну», — рас­ска­зы­ва­ет Алек­сандр Ба­же­нов.

По его мне­нию, тот ме­ха­низм за­чах из-за борь­бы за кон­троль над ним меж­ду Мин­ре­ги­о­нраз­ви­тия, Минэко­но­мраз­ви­тия и Мин­фи­ном, а та­к­же из-за то­го, что в транс­порт­ной от­рас­ли на­ла­ди­ли эф­фек­тив­ное ис­поль­зо­ва­ние кон­цес­сий и ушли от необ­хо­ди­мо­сти ис­поль­зо­вать Ин­ве­сти­ци­он­ный фонд. По­ми­мо это­го по­вы­си­лась эф­фек­тив­ность та­риф­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния, ин­ве­сти­ци­он­но­го пла­ни­ро­ва­ния и кор­по­ра­тив­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния есте­ствен­ных мо­но­по­лий в энер­ге­ти­ке и на транс­пор­те.

Ме­ха­низм неиз­мен­но­сти усло­вий ве­де­ния биз­не­са, так на­зы­ва­е­мая де­душ­ки­на, или ста­би­ли­за­ци­он­ная, ого­вор­ка, ис­поль­зо­вал­ся в СПИКах как ба­зо­вой вер­сии, так и вер­сии 2.0. Что ин­те­рес­но, из вер­сии 2.0 убра­ли за­щи­ту от по­вы­ше­ния кос­вен­ных на­ло­гов, к ко­то­рым от­но­сит­ся НДС. По­ми­мо СПИКов дей­ству­ет фаб­ри­ка про­ект­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния ВЭБа (ре­аль­ные день­ги пер­вый про­ект по­лу­чил толь­ко в сен­тяб­ре это­го го­да), ТОР (тер­ри­то­рии опе­ре­жа­ю­ще­го раз­ви­тия; за 2016–2019 го­ды при­влек­ли 375,4 млрд руб­лей ин­ве­сти­ций), ОЭЗ (осо­бые эко­но­ми­че­ские зо­ны; за 2005–2019 го­ды при­влек­ли 369,4 млрд руб­лей ин­ве­сти­ций) и ряд дру­гих ме­ха­низ­мов сти­му­ли­ро­ва­ния эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия. Все они ока­за­ли то­чеч­ное воз­дей­ствие, но тол­чок об­ще­му раз­ви­тию эко­но­ми­ки стра­ны так и не да­ли.

Од­на­ко на­до при­знать, что без гос­под­держ­ки круп­ные про­ек­ты ре­а­ли­зо­вать чрез­вы­чай­но слож­но. «Го­су­дар­ствен­ная под­держ­ка нуж­на хо­тя бы для то­го, что­бы вы­ров­нять усло­вия кон­ку­рен­ции с ино­стран­ны­ми ком­па­ни­я­ми, ко­то­рые по­лу­ча­ют под­держ­ку от сво­их пра­ви­тельств в той или иной фор­ме. Од­на­ко в странах с раз­ви­той эко­но­ми­кой эта под­держ­ка ока­зы­ва­ет­ся в ос­нов­ном в кос­вен­ной фор­ме. Ес­ли, как в на­шем слу­чае, го­су­дар­ство ока­зы­ва­ет под­держ­ку на­пря­мую, то по­мощь по­лу­ча­ет неболь­шое чис­ло круп­ных, дол­го­сроч­ных про­ек­тов, — рас­ска­зы­ва­ет ру­ко­во­ди­тель на­прав­ле­ния, за­ме­сти­тель ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра Цен­тра мак­ро­эко­но­ми­че­ско­го ана­ли­за и крат­ко­сроч­но­го про­гно­зи­ро­ва­ния (ЦМАКП) Вла­ди­мир Саль­ни­ков. — В этом слу­чае успех мер го­су­дар­ствен­ной под­держ­ки, да­же при иде­аль­ной ре­а­ли­за­ции, свя­зан с ком­мер­че­ски­ми рис­ка­ми са­мих про­ек­тов. Кро­ме то­го, как по­ка­зы­ва­ет прак­ти­ка по­след­них лет, при та­ком ре­жи­ме име­ют­ся се­рьез­ные рис­ки, свя­зан­ные с за­креп­ле­ни­ем сы­рье­вой мо­де­ли раз­ви­тия».

Си­ту­а­ция с ин­ве­сти­ци­я­ми в Рос­сии в по­след­ние го­ды толь­ко под­твер­жда­ет эти опа­се­ния. В 2018 го­ду, по дан­ным Рос­ста­та, инвестиции в ос­нов­ной ка­пи­тал вы­рос­ли на 4,3% год к го­ду (4,8% в 2017 го­ду) и со­ста­ви­ли в но­ми­наль­ном вы­ра­же­нии 17,5 трлн руб­лей. Впро­чем, речь идет лишь о вос­ста­нов­ле­нии — и до­воль­но мед­лен­ном. В со­по­ста­ви­мых це­нах мы до сих пор не до­стиг­ли уров­ня 2013 го­да (см. гра­фик). Глав­ная же пробле­ма за­клю­ча­ет­ся в том, что в рос­сий­ской эко­но­ми­ке есть яв­ный струк­тур­ный дис­ба­ланс меж­ду на­ли­чи­ем соб­ствен­ных средств, ин­ве­сти­ци­он­ной ак­тив­но­стью и по­тен­ци­а­лом бу­ду­ще­го ро­ста. «Это вы­ра­жа­ет­ся в том, что в боль­шин­стве сек­то­ров при вы­со­кой ин­ве­сти­ци­он­ной ак­тив­но­сти на­блю­да­ет­ся яв­ная не­хват­ка соб­ствен­ных средств — ли­бо, на­обо­рот, от­но­си­тель­ный из­бы­ток этих средств со­че­та­ет­ся с по­ни­жен­ной ин­ве­стак­тив­но­стью. При этом боль­шин­ство сек­то­ров с по­тен­ци­а­лом ро­ста не рас­по­ла­га­ют зна­чи­мым объ­е­мом соб­ствен­ных средств», — от­ме­ча­ет­ся в ис­сле­до­ва­нии ЦМАКП.

Наи­бо­лее яр­ки­ми пред­ста­ви­те­ля­ми сек­то­ров, у ко­то­рых есть день­ги, но нет

же­ла­ния ин­ве­сти­ро­вать, от­но­сят­ся ме­тал­лур­гия и пи­ще­вая про­мыш­лен­ность (вклю­чая та­бач­ную). Их объ­еди­ня­ет об­щая пробле­ма — недо­ста­ток внут­рен­не­го спро­са и ба­рье­ры на внеш­них рын­ках. Их пря­мая про­ти­во­по­лож­ность — хи­ми­че­ское про­из­вод­ство, про­из­вод­ство транс­порт­ных средств и сельское хозяйство: они умуд­ря­ют­ся ин­ве­сти­ро­вать при недо­стат­ке ре­сур­сов. Од­ни из немно­гих «непро­блем­ных» сек­то­ров — до­бы­ча по­лез­ных ис­ко­па­е­мых и неф­те­пе­ре­ра­бот­ка. Этим и де­нег хва­та­ет, и инвестиции идут пол­ным хо­дом. По оцен­кам ЦМАКП, спад ин­ве­сти­ций в 2014–2018 го­дах во мно­гом стал след­стви­ем окон­ча­ния бу­ма го­син­ве­сти­ций пер­вой по­ло­ви­ны 2010-х.

Смо­жет ли но­вый за­кон ис­пра­вить сло­жив­шу­ю­ся си­ту­а­цию — во­прос. С од­ной сто­ро­ны, он не со­зда­ет ме­ха­низ­мов пе­ре­то­ка де­нег из тех от­рас­лей, где их мно­го, в те, где их не хва­та­ет. С дру­гой — он, пред­по­ло­жи­тель­но, по­мо­жет тем от­рас­лям, ко­то­рым есть ку­да эти день­ги ин­ве­сти­ро­вать.

Алек­сандр Ба­же­нов до­бав­ля­ет, что за­ко­но­про­ект мо­жет иметь право на су­ще­ство­ва­ние, толь­ко ес­ли устра­нить прин­ци­пи­аль­ное ло­ги­че­ское про­ти­во­ре­чие, свя­зан­ное с тем, что предо­став­ле­ние ин­фра­струк­ту­ры рас­смат­ри­ва­ет­ся в за­ко­но­про­ек­те как фор­ма под­держ­ки и обя­за­тель­ство го­су­дар­ства. При этом од­ной из ос­нов­ных форм обес­пе­че­ния этой ин­фра­струк­ту­ры — кон­цес­сий и ГЧП — в спис­ке форм этой гос­под­держ­ки по­че­му-то нет. То есть ес­ли к ме­сто­рож­де­нию или за­во­ду на­до бу­дет под­ве­сти, ска­жем, элек­три­че­ство, то го­су­дар­ство долж­но бу­дет это сде­лать — но не че­рез кон­цес­сию или ГЧП.

Су­ще­ствен­ные прав­ки в за­ко­но­про­ект вно­си­лись неод­но­крат­но и до вто­ро­го чте­ния вклю­чи­тель­но бу­дут вно­сить­ся даль­ше. Кро­ме то­го, все бу­дет очень силь­но за­ви­сеть от его прак­ти­че­ско­го при­ме­не­ния. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.