НЕ СТО­ИТ БЛАГОДАРНО­СТИ

Уй­ти от нефор­маль­ных пла­те­жей в ме­ди­цине непро­сто. Для это­го необ­хо­ди­мы мо­дер­ни­за­ция су­ще­ству­ю­щей си­сте­мы здра­во­охра­не­ния, пе­ре­ход от пер­со­на­ли­за­ции кли­ник к лич­ной от­вет­ствен­но­сти вра­чей пе­ред па­ци­ен­та­ми и со­зда­ние са­мо­ре­гу­ли­ру­е­мых ор­га­ни­за­ций

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Уй­ти от нефор­маль­ных пла­те­жей в ме­ди­цине непро­сто. Для это­го необ­хо­ди­мы мо­дер­ни­за­ция су­ще­ству­ю­щей си­сте­мы здра­во­охра­не­ния, пе­ре­ход от пер­со­на­ли­за­ции кли­ник к лич­ной от­вет­ствен­но­сти вра­чей пе­ред па­ци­ен­та­ми и со­зда­ние са­мо­ре­гу­ли­ру­е­мых ор­га­ни­за­ций

Прак­ти­че­ски каж­дый наш со­оте­че­ствен­ник стал­ки­вал­ся с необ­хо­ди­мо­стью «от­бла­го­да­рить» вра­ча за про­де­лан­ную ра­бо­ту или «про­сти­му­ли­ро­вать» его хо­ро­шо ее сде­лать. В по­след­ние два­дцать лет это яв­ле­ние в ме­ди­цине при­об­ре­ло то­таль­ный ха­рак­тер. Как пра­ви­ло, боль­ше все­го в этом де­ле «пре­успе­ва­ют» го­су­дар­ствен­ные ме­ди­цин­ские учре­жде­ния. В го­ро­дах вра­чам несут день­ги, в се­лах — на­ту­раль­ные продукты. Чем круп­нее и име­ни­тее ме­д­учре­жде­ние, тем ве­ро­ят­нее, что сто­и­мость по­дар­ков от на­се­ле­ния ока­жет­ся вы­ше. С при­хо­дом ком­мер­че­ской ме­ди­ци­ны нефор­маль­ные пла­те­жи, ка­за­лось бы, долж­ны бы­ли ис­чез­нуть, но нет: пер­со­нал част­ных кли­ник за­ча­стую то­же де­ла­ет все воз­мож­ное, что­бы по­вы­сить соб­ствен­ный до­ход. Сту­ден­ты-ме­ди­ки уже на вто­ром-тре­тьем кур­се ву­зов ак­тив­но обсуждают, в ка­ких кли­ни­ках по­ми­мо офи­ци­аль­ной зар­пла­ты боль­ше по­ток до­хо­дов от па­ци­ен­тов.

Меж­ду тем спе­ци­а­ли­сты, не­дав­но со­брав­ши­е­ся на об­суж­де­ние те­мы нефор­маль­ных пла­те­жей в ме­ди­цине в мос­ков­ском цен­тре «Бла­го­сфе­ра», уве­ре­ны: кор­руп­ци­он­ная мо­дель — это наследие про­шло­го, необ­хо­ди­ма сме­на па­ра­диг­мы вза­и­мо­от­но­ше­ний па­ци­ен­тов и вра­чей. И преж­де все­го на­чи­нать рас­смат­ри­вать эту те­му долж­ны не Мин­здрав или пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны, а са­ми вра­чи.

Де­ло па­ры ми­нут

Имидж со­вре­мен­ных док­то­ров в Рос­сии на­хо­дит­ся на са­мом низ­ком уровне. «Не­дав­но я ле­тел из Том­ска в Моск­ву. И мой со­сед в са­мо­ле­те, узнав, что я он­ко­лог, вы­ва­лил на ме­ня ку­чу эмо­ций по по­во­ду взя­ток и вы­мо­га­тель­ства со сто­ро­ны мо­их кол­лег, хо­тя я да­же ни­че­го не спра­ши­вал. Мне бы­ло очень непри­ят­но», — рас­ска­зы­ва­ет хи­рург-он­ко­лог, со­учре­ди­тель об­ра­зо­ва­тель­но­го про­ек­та «Выс­шая шко­ла он­ко­ло­гии» Ва­дим Гу­щин, став­ший ини­ци­а­то­ром об­суж­де­ния те­мы нефор­маль­ных пла­те­жей в ме­ди­цине.

У Гу­щи­на две це­ли. Пер­вая — на­чать раз­го­вор об этом. «Мы долж­ны об­суж­дать

на сво­их фо­ру­мах не толь­ко на­уч­ные во­про­сы, но и во­про­сы зар­плат, спра­вед­ли­во­сти. Что эф­фек­тив­но с точ­ки зре­ния на­ше­го ко­неч­но­го про­дук­та — бла­го­со­сто­я­ния па­ци­ен­тов, а что, на­обо­рот, со­всем непро­дук­тив­но. Это со­вер­шен­но нор­маль­ные об­суж­де­ния в про­фес­си­о­наль­ной сре­де. Ес­ли же на­хо­дишь­ся в та­кой си­ту­а­ции со здра­во­охра­не­ни­ем, ко­то­рая сло­жи­лась сей­час в Рос­сии, то лю­бой врач хо­чешь не хо­чешь по­па­да­ет в кор­руп­ци­он­ные схе­мы. Мно­гие вра­чи пря­мо го­во­рят: вы­бить из па­ци­ен­тов так на­зы­ва­е­мую бла­го­дар­ность — это де­ло па­ры ми­нут», — го­во­рит он.

Вто­рая цель — об­ра­зо­ва­тель­ная. «Я фо­ку­си­ру­юсь на обу­че­нии ор­ди­на­то­ров Выс­шей шко­лы он­ко­ло­гии. За по­след­ние че­ты­ре го­да со­вер­шен­но бес­плат­но по­тра­тил на эту про­грам­му боль­ше ты­ся­чи ча­сов сво­е­го ра­бо­че­го вре­ме­ни. Мне со­всем не без­раз­лич­но, с чем столк­нут­ся мои вы­пуск­ни­ки. И со­всем не хо­чет­ся, что­бы вме­сте с те­ми про­фес­си­о­наль­ны­ми на­вы­ка­ми, ко­то­рые мы да­ем, мо­ло­дые спе­ци­а­ли­сты при­ме­ня­ли бы кор­руп­ци­он­ные схе­мы», — го­во­рит Ва­дим Гу­щин.

По­ка что да­ле­ко не все вра­чеб­ное со­об­ще­ство под­дер­жи­ва­ет Гу­щи­на. К при­ме­ру, ко­гда он пред­ла­гал об­су­дить те­му нефор­маль­ных пла­те­жей на од­ной из ме­ди­цин­ских кон­фе­рен­ций, ор­га­ни­за­то­ры ему от­ка­за­ли. Впро­чем, неко­то­рые кол­ле­ги со­гла­ша­ют­ся, что об­суж­дать те­му необ­хо­ди­мо. «Это до­воль­но сме­лая

те­ма, и очень здо­ро­во, что ее под­ни­ма­ют. Воз­мож­но, мы сей­час де­ла­ем пер­вый шаг к то­му, что­бы осо­знать эту си­сте­му, ко­то­рая са­ма се­бя вос­про­из­во­дит», — го­во­рит ди­рек­тор служ­бы по­мо­щи он­ко­ло­ги­че­ским боль­ным и их близ­ким «Яс­ное утро» Оль­га Гольд­ман. «Об­суж­де­ние нефор­маль­ных пла­те­жей в ме­ди­цине — пер­вое, о чем сле­ду­ет се­го­дня ве­сти раз­го­вор, об­суж­дая ре­фор­му рос­сий­ско­го здра­во­охра­не­ния. В даль­ней­шем имен­но это мо­жет по­слу­жить толч­ком, ко­то­рый ка­че­ствен­ным об­ра­зом из­ме­нит су­ще­ству­ю­щую мо­дель оте­че­ствен­ной ме­ди­ци­ны», — го­во­рит врач-нев­ро­лог Па­вел Бранд.

Хо­ро­ше­го вра­ча на­род про­кор­мит

Счи­та­ет­ся, что нефор­маль­ные пла­те­жи в ме­ди­цине в на­шей стране по­яви­лись с лег­кой ру­ки нар­ко­ма здра­во­охра­не­ния Ни­ко­лая Се­маш­ко. Его спро­си­ли: как же мы бу­дем фи­нан­си­ро­вать на­шу но­вую, кра­си­вую со­вет­скую ме­ди­ци­ну? Де­нег нет, день­ги нуж­ны, что­бы вкла­ды­вать­ся в про­мыш­лен­ность. Се­маш­ко от­ве­тил, что хо­ро­ше­го вра­ча на­род про­кор­мит, а пло­хие вра­чи нам не нуж­ны. Та­ким об­ра­зом го­су­дар­ство фак­ти­че­ски да­ло доб­ро на ста­нов­ле­ние си­сте­мы то­вар­но-де­неж­ных от­но­ше­ний меж­ду вра­ча­ми и па­ци­ен­та­ми.

В свою оче­редь, со­вет­ский на­род вос­при­ни­мал нефор­маль­ные пла­те­жи в ме­ди­цине как ва­ри­ант нор­мы, ведь в цар­ской Рос­сии вся ме­ди­ци­на бы­ла плат­ной. Вме­сте с тем в Кон­сти­ту­ции СССР бы­ло за­креп­ле­но, что ме­ди­цин­ская по­мощь долж­на ока­зы­вать­ся граж­да­нам бес­плат­но. С экс­трен­ны­ми слу­ча­я­ми так и про­изо­шло: за при­езд ма­шин ско­рой по­мо­щи пла­ту дей­стви­тель­но не бра­ли. Что же ка­са­ет­ся про­чих слу­ча­ев, осо­бен­но свя­зан­ных с хро­ни­че­ски­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми, то за их ле­че­ние вра­чей бы­ло при­ня­то бла­го­да­рить день­га­ми или на­ту­раль­ны­ми то­ва­ра­ми.

Си­сте­ма нефор­маль­ных пла­те­жей на­столь­ко уко­ре­ни­лась в умах вра­чей и па­ци­ен­тов, что, к со­жа­ле­нию, ма­ло кто се­бе пред­став­ля­ет, что бы­ва­ет по­дру­го­му. Вряд ли в на­шей стране най­дет­ся че­ло­век, ко­то­ро­го уди­вил бы спе­ци­аль­ный та­риф для ро­же­ниц: ес­ли на свет по­явил­ся маль­чик, то за него пла­тят вдвое боль­ше, чем за но­во­рож­ден­ных де­во­чек. В ос­нов­ном нефор­маль­ные пла­те­жи рас­про­стра­не­ны там, где сра­зу ви­ден ре­зуль­тат ра­бо­ты вра­чей: в сто­ма­то­ло­гии, хи­рур­гии и т. п.

Осо­бен­но яв­но си­сте­ма по­бо­ров рас­цве­ла в пе­ре­стро­еч­ные го­ды, ко­гда наи­бо­лее пред­при­им­чи­вые вра­чи на две­рях сво­их ка­би­не­тов чуть ли не офи­ци­аль­но вы­ве­ши­ва­ли рас­пе­чат­ки пла­ка­тов с фра­за­ми «Хи­рур­ги цве­ты и кон­фе­ты не пьют» или «Хи­рур­ги не пьют», на­ме­кая на де­неж­ную фор­му благодарно­сти.

До се­ре­ди­ны 2000-х за нефор­маль­ные пла­те­жи прак­ти­че­ски ни­ко­го не на­ка­зы­ва­ли, раз­ве что в слу­ча­ях, ко­гда лю­ди от­кро­вен­но вы­мо­га­ли день­ги за про­ве­ден­ные ме­ди­цин­ские вме­ша­тель­ства. Да и то­гда по­доб­ное ча­ще все­го оста­ва­лось без по­след­ствий, по­сколь­ку лю­бые пла­те­жи от па­ци­ен­тов счи­та­лись нор­мой. Бы­ло раз­де­ле­ние: взят­ка — это ко­гда ты вы­мо­га­ешь, а бла­го­дар­ность — ко­гда несут доб­ро­воль­но. При­чем по­след­нее до сих пор мно­гие вра­чи вос­при­ни­ма­ют как по­ло­жи­тель­ное яв­ле­ние.

Под­дер­жать вра­ча

Клю­че­вая пробле­ма, ко­то­рая по­рож­да­ет нефор­маль­ные пла­те­жи в ме­ди­цине, — де­фи­цит до­ве­рия. Па­ци­ен­ты не до­ве­ря­ют вра­чам, по­это­му вы­стра­и­ва­ют с ни­ми до­ве­ри­тель­но-де­неж­ные от­но­ше­ния. «Они не ве­рят, что вра­чи бу­дут доб­ро­со­вест­но ра­бо­тать, веж­ли­во об­щать­ся, сде­ла­ют все как тре­бу­ет­ся. Но глав­ное, не ве­рят, что все нуж­ное со­мкнет­ся во­еди­но, по­то­му что для это­го тре­бу­ет­ся кто-то, кто бу­дет все это спе­ци­аль­но кру­тить. Так устро­е­на ме­ди­цин­ская си­сте­ма в Рос­сии», — го­во­рит про­фес­сор, со­ди­рек­тор про­грам­мы ген­дер­ных ис­сле­до­ва­ний Ев­ро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та в Санкт-Пе­тер­бур­ге Ан­на Тем­ки­на. Для срав­не­ния: рейтинг до­ве­рия на­се­ле­ния к вра­чам в Шве­ции со­став­ля­ет бо­лее 90%, в Рос­сии — 4%. Это зна­чит, что из ста па­ци­ен­тов в Рос­сии за вто­рым мне­ни­ем к дру­гим вра­чам от­пра­вят­ся 96 че­ло­век.

Неред­ко бла­го­да­ря нефор­маль­ным пла­те­жам за­ра­бот­ки вра­чей в го­су­дар­ствен­ных ме­ди­цин­ских учре­жде­ни­ях ока­зы­ва­ют­ся вы­ше, чем в част­ных кли­ни­ках. «Раз­ви­вая хи­рур­ги­че­скую служ­бу в на­шей се­ти кли­ник, я как-то по­про­бо­вал до­го­во­рить­ся с дву­мя ма­сти­ты­ми хи­рур­га­ми, — рас­ска­зы­ва­ет Па­вел Бранд. — Пред­ло­жил им 300–400 ты­сяч в ме­сяц. Они го­во­рят: “Нам это неин­те­рес­но, у нас сей­час вы­хо­дит вдвое боль­ше”. Я уди­вил­ся: неуже­ли го­су­дар­ство ста­ло так мно­го пла­тить? Они от­ве­ти­ли: “Нет, го­су­дар­ствен­ную зар­пла­ту мы да­же не сни­ма­ем с кар­точ­ки. Счи­тай­те, в сред­нем у нас трид­цать опе­ра­ций в ме­сяц. Каж­дый па­ци­ент по­сле опе­ра­ции за­но­сит от де­ся­ти до трид­ца­ти ты­сяч руб­лей, хо­тя мы не про­сим. Бы­ва­ет, па­ра че­ло­век ухо­дит не за­пла­тив, но та­кое слу­ча­ет­ся крайне ред­ко”».

Благодарно­сти вра­чам мож­но услов­но раз­де­лить на три ти­па. Пер­вые — «от ду­ши», обыч­но они ра­зо­вые. К при­ме­ру, был слож­ный пе­ре­лом, од­ни вра­чи на­ло­жи­ли гипс, но непра­виль­но, по­это­му их кол­ле­гам при­шлось пе­ре­де­лы­вать ра­бо­ту. Сле­до­ва­тель­но, па­ци­ен­ты ис­кренне бла­го­да­рят по­след­них в де­неж­ном или на­ту­раль­ном эк­ви­ва­лен­те. Или ро­ды. Да­же ес­ли жен­щи­на пер­вый и, как она счи­та­ет, по­след­ний раз при­хо­дит в опре­де­лен­ный род­дом, то за­ча­стую она на­столь­ко ра­да по­яв­ле­нию ре­бен­ка, что бла­го­да­рит аку­ше­ров и весь мед­пер­со­нал. При­чем мно­гие па­ци­ен­ты го­во­рят так: ес­ли им за­пре­тят бла­го­да­рить вра­чей во­об­ще, то они бу­дут де­лать по­дар­ки вне стен кли­ни­ки.

Вто­рой тип бла­го­дар­но­стей — ра­ци­о­на­ли­за­тор­ский, он име­ет от­но­ше­ние боль­ше к за­де­лу на бу­ду­щее — что на­зы­ва­ет­ся, под­сте­лить со­лом­ку. Осо­бен­но ча­сто его ис­поль­зу­ют те, кто стра­да­ет хро­ни­че­ски­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми. Вдруг при­дет­ся об­ра­тить­ся с по­доб­ной про­бле­мой сно­ва, а так они уже зна­ют, что мо­гут прий­ти к кон­крет­но­му спе­ци­а­ли­сту на по­сто­ян­ной ос­но­ве.

И на­ко­нец, тре­тий тип бла­го­дар­но­стей — дань тра­ди­ци­ям. Осо­бен­но аб­сурд­но это вы­гля­дит, ко­гда за ме­ди­цин­ские вме­ша­тель­ства уже за­пла­ти­ли в кас­су, будь то в го­су­дар­ствен­ной кли­ни­ке или в част­ной. Мно­гие па­ци­ен­ты по­ни­ма­ют, что мож­но бы­ло во­все не

да­вать до­пол­ни­тель­ных де­нег и ни­кто ни­че­го не ска­зал бы. Од­на­ко па­ци­ен­там го­во­рят, что «все так де­ла­ют», «так при­ня­то», при­чем дав­ле­ние идет не столь­ко со сто­ро­ны ме­ди­цин­ско­го пер­со­на­ла, сколь­ко от род­ствен­ни­ков и зна­ко­мых.

Ни­че­го предо­су­ди­тель­но­го

По­че­му же вра­чи бе­рут день­ги с па­ци­ен­тов? Не­хват­ка де­нег на жизнь, труд­но про­кор­мить се­бя и се­мью — наи­бо­лее по­пу­ляр­ная при­чи­на, ко­то­рую на­зы­ва­ют в про­фес­си­о­наль­ном со­об­ще­стве. Осо­бен­но за нефор­маль­ные пла­те­жи как за спа­си­тель­ную па­лоч­ку хва­та­ют­ся мо­ло­дые спе­ци­а­ли­сты. «Пред­ставь­те ор­ди­на­то­ра, ко­то­рый по­лу­ча­ет сти­пен­дию семь с по­ло­ви­ной ты­сяч руб­лей, а за об­ще­жи­тие нуж­но за­пла­тить семь ты­сяч. Сла­ва бо­гу, ес­ли у это­го ор­ди­на­то­ра есть ро­ди­те­ли, ко­то­рые по­мо­га­ют са­мым необ­хо­ди­мым. Но мо­ло­до­му ор­ди­на­то­ру хо­чет­ся в этой жизни чуть­чуть боль­ше, чем кров и еда. И бла­го­да­ря пла­те­жам па­ци­ен­тов, к при­ме­ру, у него нет необ­хо­ди­мо­сти за­ни­мать­ся пе­ре­во­да­ми в ноч­ное вре­мя, хо­тя он мо­жет пре­крас­но знать ан­глий­ский. Ор­ди­на­тор мо­жет пол­но­стью по­свя­щать се­бя ра­бо­те, изу­че­нию он­ко­ло­гии и про­че­го, а не за­ни­мать­ся по­ис­ка­ми до­пол­ни­тель­ных ис­точ­ни­ков до­хо­дов», — объ­яс­ня­ет за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра по на­уч­ной ра­бо­те НИИ Кли­ни­че­ской и экс­пе­ри­мен­таль­ной ра­дио­ло­гии РОНЦ име­ни Н. Н. Бло­хи­на Алек­сандр Пет­ров­ский.

Сле­ду­ю­щая при­чи­на — ком­пен­са­ция про­фес­си­о­наль­но­го вы­го­ра­ния. По­доб­ное про­ис­хо­дит уже не сре­ди но­вич­ков, а у спе­ци­а­ли­стов сред­не­го и стар­ше­го воз­рас­та. «Осо­бен­но это ка­са­ет­ся вра­чей, чья ра­бо­та свя­за­на с вы­со­кой смерт­но­стью па­ци­ен­тов: по­смот­ри­те на он­ко­ло­гов, они всю жизнь учат­ся, ле­чат, а у них по­ло­ви­на па­ци­ен­тов уми­ра­ет. Ко­неч­но, это очень слож­но для вра­ча. Ра­но или позд­но про­ис­хо­дит де­пер­со­на­ли­за­ция, ко­гда па­ци­ент вос­при­ни­ма­ет­ся уже не как че­ло­век, а про­сто как те­ло, ко­то­рое на­до ле­чить, с раз­ны­ми ста­ди­я­ми за­бо­ле­ва­ний. Со­от­вет­ствен­но, день­ги яв­ля­ют­ся од­ним из ви­дов та­кой ком­пен­са­ции. Ра­зу­ме­ет­ся, это по­роч­ная прак­ти­ка, по­то­му что по­рой не­воз­мож­но оста­но­вить­ся», — го­во­рит Оль­га Гольд­ман.

Дру­гая край­ность, ко­гда день­ги бе­рут­ся в ка­че­стве са­мо­при­зна­ния, и в боль­шей сте­пе­ни это­му под­вер­же­ны ста­рей­шие док­то­ра, до­ка­зы­ва­ю­щие свой про­фес­си­о­на­лизм. В от­ли­чие от мо­ло­дых спе­ци­а­ли­стов зар­пла­та у них мо­жет быть и без то­го вы­со­кой, так что нуж­ды они и не ис­пы­ты­ва­ют. Од­на­ко мно­гие убеж­де­ны, что день­ги — это ме­ри­ло успе­ха: чем луч­ше врач, тем боль­ше де­нег ему да­ют, а ес­ли не по­лу­чать воз­на­граж­де­ний, то кол­ле­ги и дру­гие лю­ди пе­ре­ста­нут ува­жать.

Сре­ди спе­ци­а­ли­стов раз­но­го про­фи­ля и воз­рас­та рас­про­стра­не­на по­зи­ция, ко­гда день­ги от па­ци­ен­тов при­ни­ма­ют и по­то­му, что «все так де­ла­ют». Про­сто в ка­че­стве ма­те­ри­аль­ной под­держ­ки. Они не ви­дят в этом ни­че­го предо­су­ди­тель­но­го. Это сво­е­го ро­да тра­ди­ция, как и сре­ди па­ци­ен­тов, ко­то­рые мог­ли бы не да­вать де­нег, но ес­ли при­ня­то, то да­ют. Так же и вра­чи: мо­гут не брать, но ес­ли да­ют, то за­чем от­ка­зы­вать­ся.

На­ко­нец, нефор­маль­ные пла­те­жи в ме­ди­цине оправ­ды­ва­ют и тем, что их яко­бы бе­рут в ин­те­ре­сах па­ци­ен­тов. За­ча­стую та­кие пла­те­жи вхо­дят в се­рию обя­за­тель­ных, ко­то­рые бе­рут­ся не по­сле, а до ме­ди­цин­ско­го вме­ша­тель­ства. На­при­мер, что­бы врач ис­поль­зо­вал для ле­че­ния па­ци­ен­тов бо­лее ка­че­ствен­ные ма­те­ри­а­лы и ле­кар­ства, ко­то­рых нет в кли­ни­ке. Па­ци­ен­ту пред­ла­га­ют сде­лать вы­бор, при­об­ре­сти за до­пол­ни­тель­ную пла­ту бо­лее ка­че­ствен­ную про­дук­цию. И па­ци­ен­ты, как пра­ви­ло, на это идут, так как на ко­ну во­прос здо­ро­вья, а ино­гда — жизни и смер­ти.

Ни­зо­вое про­ти­во­дей­ствие

Об­суж­дать те­му нефор­маль­ных пла­те­жей непро­сто, по­то­му что она от­но­сит­ся к ка­те­го­рии «кол­лек­тив­но­го непри­зна­ния» (тер­мин ввел фран­цуз­ский со­цио­лог Пьер Бур­дьё). Это зна­чит, что все зна­ют о на­ли­чии опре­де­лен­ной про­бле­мы, но фор­маль­но ее не при­зна­ют. Ис­сле­до­ва­ний в об­ла­сти нефор­маль­ных пла­те­жей в ме­ди­цине, как под­твер­жда­ют со­цио­ло­ги, ка­та­стро­фи­че­ски ма­ло. И в ос­нов­ном они тор­мо­зят­ся тем, что од­ни счи­та­ют те­му незна­чи­мой, а дру­гие, на­про­тив, де­ли­кат­ной, в ре­зуль­та­те от­ве­ча­ют на во­про­сы не так, как ду­ма­ют, а так, как им ка­жет­ся, что нуж­но от­ве­тить. Бо­лее то­го, се­го­дня мно­гие хоть и схо­дят­ся во мне­нии, что нефор­маль­ные пла­те­жи от­ри­ца­тель­но вли­я­ют на ка­че­ство предо­став­ля­е­мых ме­ди­цин­ских услуг, об­ра­зо­ва­тель­ную си­сте­му и т. д., но вме­сте с тем пы­та­ет­ся оправ­дать это яв­ле­ние.

На пер­вый взгляд про­бле­му нефор­маль­ных пла­те­жей в ме­ди­цине ре­шить лег­ко — до­ста­точ­но пе­ре­нять опыт за­пад­ных стран. Дей­стви­тель­но, еще в на­ча­ле XX ве­ка ху­же ру­га­тель­ства, чем «аме­ри­кан­ский хи­рург», не бы­ло — их ре­пу­та­ция бы­ла на ну­ле имен­но из-за кор­руп­ци­он­ной со­став­ля­ю­щей. Не на­до быть хо­ро­шим спе­ци­а­ли­стом, глав­ное — участ­во­вать в си­сте­ме от­ка­тов, то­гда бу­дешь успеш­ным. На этой волне по­яви­лось от­вет­ное объ­еди­не­ние хи­рур­гов, ко­то­рое по­ста­ви­ло цель по­бе­дить кор­руп­цию и преж­де все­го на­чать с ка­че­ствен­но­го об­ра­зо­ва­ния. И это сра­бо­та­ло. К при­ме­ру, сей­час ос­нов­ные от­кры­тия и про­гресс в об­ла­сти он­ко­ло­гии в мире по боль­шей ча­сти свя­зы­ва­ют с успе­ха­ми аме­ри­кан­ской си­сте­мы ме­ди­цин­ско­го об­ра­зо­ва­ния.

Вме­сте с тем сле­пое ко­пи­ро­ва­ние не все­гда ра­бо­та­ет. Рань­ше счи­та­лось, что нефор­маль­ный сек­тор эко­но­ми­ки — су­гу­бо от­ри­ца­тель­ное яв­ле­ние, удел сла­бо­раз­ви­тых стран. Лю­ди ве­ри­ли, что прой­дет вре­мя, на­сту­пит мо­дер­ни­за­ция, по­явит­ся пра­во­вое го­су­дар­ство, и все на­ла­дит­ся. Од­на­ко в со­вре­мен­ном мире эта па­ра­диг­ма уста­ре­ла. Да­же ес­ли экономика стра­ны в це­лом рас­тет, то это со­всем не озна­ча­ет, что нефор­маль­ный сек­тор ухо­дит.

Су­ще­ству­ет и дру­гая точ­ка зре­ния — преж­де все­го сто­рон­ни­ков ли­бе­раль­ных под­хо­дов. Они счи­та­ют, что го­су­дар­ству во­об­ще не на­до ни­че­го ре­гу­ли­ро­вать: лю­бые до­пол­ни­тель­ные за­ко­ны толь­ко ме­ша­ют. То есть чем боль­ше ре­гу­ля­ции, тем ху­же все ра­бо­та­ет. По­это­му необ­хо­ди­мо, что­бы каж­дый на­зна­чал це­ну сво­е­му про­дук­ту, а ры­нок все вы­ров­ня­ет, и все бу­дут до­воль­ны. Од­на­ко в от­но­ше­нии рос­сий­ской ме­ди­ци­ны та­кая по­зи­ция вряд ли бу­дет эф­фек­тив­ной: ес­ли пред­ста­вить «чи­стый» ры­нок, то как ми­ни­мум есть вы­год­ные и невы­год­ные ре­ги­о­ны, вы­год­ные и невы­год­ные на­прав­ле­ния ра­бо­ты и т. д. Все­гда бу­дут пе­ре­ко­сы, по­это­му от­да­вать нефор­маль­ные пла­те­жи на от­куп сво­бод­но­му рын­ку то­же нель­зя.

По мне­нию ис­пол­ни­тель­но­го ди­рек­то­ра Фон­да про­фи­лак­ти­ки ра­ка Ильи Фо­мин­це­ва, необ­хо­ди­мо сде­лать три ша­га к из­ме­не­нию си­сте­мы здра­во­охра­не­ния в Рос­сии. Пер­вые два за­ви­сят непо­сред­ствен­но от го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния. Сна­ча­ла нуж­но со­здать спра­вед­ли­вую оцен­ку ОМС, ко­то­рая даст воз­мож­ность ме­ди­цин­ским учре­жде­ни­ям быть рен­та­бель­ны­ми. Вто­рой шаг — дать в рав­ной сте­пе­ни сво­бод­ный до­ступ к сред­ствам ОМС всем кли­ни­кам, как го­су­дар­ствен­ным, так и част­ным. Тре­тий шаг дол­жен ис­хо­дить от са­мо­го вра­чеб­но­го со­об­ще­ства, то есть необ­хо­ди­мо так на­зы­ва­е­мое ни­зо­вое про­ти­во­дей­ствие нефор­маль­ным пла­те­жам в ме­ди­цине. Пусть это бу­дет не со­зда­ние оче­ред­ной ги­гант­ской ас­со­ци­а­ции, а все­го лишь груп­пы из 10–15 док­то­ров. Од­на­ко они долж­ны за­явить, что не бу­дут во­об­ще брать ни­ка­ких де­нег в бла­го­дар­ность. Ес­ли та­кое со­об­ще­ство по­явит­ся, то в даль­ней­шем во­круг та­ких вра­чей воз­ник­нет огром­ное ко­ли­че­ство па­ци­ен­тов — и в даль­ней­шем ка­че­ство и ав­то­ри­тет оте­че­ствен­ной ме­ди­ци­ны ока­жут­ся на со­вер­шен­но но­вом, ци­ви­ли­зо­ван­ном уровне. ■

Клю­че­вая пробле­ма, ко­то­рая по­рож­да­ет нефор­маль­ные пла­те­жи в ме­ди­цине, — де­фи­цит до­ве­рия. Па­ци­ен­ты не до­ве­ря­ют вра­чам, по­это­му вы­стра­и­ва­ют с ни­ми до­ве­ри­тель­но-де­неж­ные от­но­ше­ния

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.