КУЛЬТУРА ЧЕ­ЛО­ВЕК ЭПО­ХИ ЦУКЕРБЕРГА: ЧИ­ТАТЬ, СЛУ­ШАТЬ ИЛИ СМОТ­РЕТЬ?

Что бу­дет даль­ше с на­вы­ком чте­ния

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

В Но­вом про­стран­стве Те­ат­ра На­ций 25 но­яб­ря нач­нут­ся по­ка­зы муль­ти­ме­дий­но­го спек­так­ля «Я убил ца­ря». В Боль­шом за­ле Мос­ков­ской кон­сер­ва­то­рии 25 но­яб­ря со­сто­ит­ся кон­церт­ное ис­пол­не­ние ора­то­рии Ген­де­ля «Три­умф Вре­ме­ни и Бес­чув­ствия». На Исто­ри­че­ской сцене Боль­шо­го

Ко­гда на экране мо­ни­то­ра по­яви­лась над­пись «Че­рез де­сять лет мы все пре­вра­тим­ся в из­да­те­лей и рас­про­стра­ни­те­лей аудио­кон­тен­та», ау­ди­то­рия од­ной из из­да­тель­ских кон­фе­рен­ций Санкт-Пе­тер­бург­ско­го куль­тур­но­го фо­ру­ма в усло­ви­ях цейт­но­та не на­сто­я­ла на том, что­бы уви­деть сле­ду­ю­щий слайд пре­зен­та­ции гла­вы «Ли­тРе­са» Сер­гея Ану­рье­ва. А меж­ду тем имен­но на нем бы­ли при­ве­де­ны де­та­ли бу­ду­ще­го, ко­то­рое ждет из­да­те­лей и чи­та­те­лей. «Экс­перт» за­по­лу­чил этот слайд и про­чи­тал сле­ду­ю­щее: «До­ля ин­тер­нет-ма­га­зи­нов пре­вы­сит на рын­ке книг 50–60%. Ау­диок­ни­ги до­го­нят элек­трон­ные по объ­е­му и пе­ре­ста­нут су­ще­ство­вать как раз­ные продукты — поль­зо­ва­те­ли бу­дут вы­би­рать кни­гу, а не фор­мат. По каж­дой кни­ге начнут вы­пус­кать под­каст с уча­сти­ем ав­то­ра и ре­дак­то­ра кни­ги, ко­то­рый бу­дет слу­жить в ка­че­стве ее ан­но­та­ции. Все кни­ги бу­дут иметь аудио­вер­сию, при этом у 99% из них появятся ауди­о­до­рож­ки, со­здан­ные ис­кус­ствен­ным ин­тел­лек­том в со­от­вет­ствии с по­же­ла­ни­я­ми чи­та­те­ля и его пер­со­наль­ны­ми на­строй­ка­ми (го­лос, тембр, ритм)».

Дмит­рий Глу­хов­ский — пер­вый пи­са­тель, ко­то­рый со­здал текст, су­ще­ству­ю­щий толь­ко в аудио­фор­ма­те, ведь аудио — это то­же ли­те­ра­ту­ра. И, об­ра­ща­ясь к нему, мы, по су­ти, об­ра­ща­ем­ся к ли­те­ра­тур­ным ис­то­кам, от­ку­да вы­шли «Или­а­да» и «Одис­сея». Ин­дий­ский эпос «Ма­хаб­ха­ра­та», пре­вос­хо­дя­щий по объ­е­му «Или­а­ду» и «Одис­сею» вме­сте взя­тые, то­же пер­во­на­чаль­но су­ще­ство­вал ис­клю­чи­тель­но в уст­ной фор­ме. Для Глу­хов­ско­го аудиок­ни­га — по­пыт­ка со­от­вет­ство­вать чи­та­тель­ским за­про­сам: «Я при­хо­жу к со­вре­мен­но­му чи­та­те­лю ту­да, где он на­хо­дит­ся. Се­го­дня он в боль­шей сте­пе­ни слу­ша­тель, чем чи­та­тель. Он не хо­чет чи­тать бу­маж­ные кни­ги, они сто­ят слиш­ком до­ро­го. Хо­ро­шо, я го­тов экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать вме­сте с ва­ми и рас­ска­зать вам ис­то­рию так, как вы хо­ти­те

ее се­го­дня услы­шать». Бо­рис Ма­ка­рен­ков, ди­рек­тор рос­сий­ско­го пред­ста­ви­тель­ства ком­па­нии Storytel, швед­ско­го стри­мин­го­во­го сер­ви­са аудиок­ниг, под­твер­жда­ет пред­по­ло­же­ния пи­са­те­ля. По его на­блю­де­ни­ям, сре­ди поль­зо­ва­те­лей сер­ви­са мно­го тех, кто до сих пор не чи­тал кни­ги, кро­ме как в шко­ле.

Вы­вод: од­на­жды в ис­то­рии че­ло­ве­че­ства на­сту­пит мо­мент, ко­гда, как счи­та­ет Сер­гей Ану­рьев, «из­да­тель­ства и ав­то­ры при со­зда­нии кни­ги бу­дут ори­ен­ти­ро­вать­ся на то, что она бу­дет по­треб­ле­на преж­де все­го в фор­ма­те ау­диок­ни­ги». Их ос­нов­ное кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство — удво­е­ние вре­ме­ни чи­та­те­ля. Он мо­жет слу­шать кни­гу и за­ни­мать­ся чем-ни­будь еще, на­при­мер фит­не­сом. Ев­ге­ний Ка­пьев, ге­не­раль­ный ди­рек­тор из­да­тель­ства «Экс­мо», так про­ком­мен­ти­ро­вал в ин­тер­вью «Экс­пер­ту» эти сме­лые прогнозы: «Сум­мар­но аудиок­ни­га вме­сте с элек­трон­ны­ми кни­га­ми за­ни­ма­ет пять про­цен­тов, но на бу­маж­ную при­хо­дят­ся осталь­ные де­вя­но­сто пять. Аудиок­ни­га

мо­жет силь­но вы­рас­ти, но на это по­тре­бу­ет­ся еще мно­го вре­ме­ни. До пе­ре­ло­ма еще да­ле­ко. Ау­диок­ни­ги мо­гут не во всех сег­мен­тах се­бя про­явить. Есть жан­ры, в ко­то­рых они не очень хо­ро­шо про­да­ют­ся. Сей­час не элек­трон­ная кни­га за­ме­ща­ет бу­маж­ную, а на­обо­рот, ры­нок рас­тет за счет про­даж элек­трон­ных и аудиок­ниг. Эти фор­ма­ты при­вле­ка­ют но­вую ауди­то­рию. То­гда как книж­ная ин­ду­стрия к ним адап­ти­ро­ва­лась. Сей­час кни­ги ста­ли бо­лее ки­не­сте­тич­ны­ми. Они до­став­ля­ют эс­те­ти­че­ское удо­воль­ствие».

Дмит­рий Глу­хов­ский стал од­ним из са­мых успеш­ных со­вре­мен­ных пи­са­те­лей во мно­гом бла­го­да­ря очень точ­но­му ощу­ще­нию фор­ма­та, ко­то­рый мо­жет быть вос­тре­бо­ван чи­та­тель­ской ауди­то­ри­ей. В ин­тер­вью «Экс­пер­ту» он сфор­му­ли­ро­вал очень близ­кое по зна­че­нию, ак­ту­аль­но­му для из­да­те­лей, опре­де­ле­ние кни­ги и ее ро­ли в жизни че­ло­ве­ка. По его сло­вам, кни­га уже не ис­точ­ник знаний — это объ­ект люб­ви, со­здан­ный из цел­лю­ло­зы и ти­по­граф­ской крас­ки, «и это объ­ект ско­рее сим­во­ли­че­ский, ко­то­рый яв­ля­ет­ся ка­ким-то по­нят­ным нам отож­деств­ле­ни­ем этой ис­то­рии в мире ве­щей. Он ну­жен для то­го, что­бы че­ло­век мог по­да­рить его дру­го­му че­ло­ве­ку, что­бы он мог по­ста­вить его на пол­ку, под­ра­зу­ме­вая, что это кни­га, с ко­то­рой он се­бя со­от­но­сит, по­это­му она яв­ля­ет­ся ча­стью про­стран­ства, в ко­то­ром он жи­вет. Но это не име­ет ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к по­гру­же­нию в нар­ра­тив. Ес­ли ты влю­бил­ся в эту ис­то­рию, то ты про­сто хо­чешь ви­деть ее фи­зи­че­ское во­пло­ще­ние, по­то­му что его про­ще лю­бить».

Аудиок­ни­га — один из воз­мож­ных ва­ри­ан­тов, ко­то­рые мож­но пред­ло­жить но­во­му по­ко­ле­нию чи­та­те­лей, для ко­го школь­ное чте­ние — трав­ма­ти­че­ский опыт зна­ком­ства с ху­до­же­ствен­ной ли­те­ра­ту­рой по при­нуж­де­нию. С еще од­ним пси­хо­ло­ги­че­ским син­дро­мом стал­ки­ва­ют­ся вы­пуск­ни­ки школ и выс­ших учеб­ных за­ве­де­ний — это ин­фор­ма­ци­он­ное вы­го­ра­ние; оно за­став­ля­ет огра­ни­чи­вать свой чи­та­тель­ский опыт уже про­чи­тан­ны­ми в пе­ри­од ин­тен­сив­но­го обу­че­ния кни­га­ми. И по­том нуж­но еще мо­ти­ви­ро­вать се­бя для то­го, что­бы вновь об­ра­тить­ся к кни­гам, но уже не что­бы от­ве­тить на уро­ке или се­ми­на­ре, а стре­мясь по­лу­чить цен­ный опыт, но­вые зна­ния или про­сто увле­ка­тель­но про­ве­сти вре­мя. Ху­дож­ни­ца Ле­на Шей­дли­на,у ко­то­рой в Instagram бо­лее че­ты­рех мил­ли­о­нов под­пис­чи­ков, в ро­ли­ке, по­свя­щен­ном кни­гам, пред­ла­га­ет сво­ей ауди­то­рии от­пра­вить­ся с по­мо­щью тек­стов в «без­гра­нич­ное мо­ре смыс­лов и об­ра­зов». «Маль­чи­ки, ко­то­рые чи­та­ют кни­ги, — это сек­су­аль­но?» — спра­ши­ва­ет ве­ду­щий стри­ма с уча­сти­ем ху­дож­ни­цы. «Нет ни­че­го сек­су­аль­нее!» — от­ве­ча­ет Ле­на.

Еще один се­те­вой хит, по­пу­ля­ри­зи­ру­ю­щий чте­ние у под­рост­ков, ро­лик «Ли­те­ра­тур­ные клик­бей­ты», в ко­то­ром Дмит­рий Сы­ен­дук про­вел ма­стер-класс по при­вле­че­нию вни­ма­ния к кни­гам. В его вер­сии ре­кла­ма «Пре­ступ­ле­ния и на­ка­за­ния» долж­на зву­чать так: «Ни­щий студент за­ру­бил ста­ру­ху. Эта бес­со­вест­ная тварь дро­жа­ла от стра­ха. Чи­тать да­лее». По по­во­ду «Стран­ной ис­то­рии док­то­ра Дже­ки­ла и ми­сте­ра Хай­да»: «Этот но­вый нар­ко­тик ме­ня­ет лю­дей до неузна­ва­е­мо­сти. Этот ан­гли­ча­нин превратилс­я в ма­нья­ка по­сле пер­вой же до­зы. Чи­тать да­лее». Про «Мы» Ев­ге­ния За­мя­ти­на: «Та­ко­го бу­ду­ще­го для сво­их де­тей вы бы не хо­те­ли. В XXVI ве­ке всех ждет секс по та­лон­чи­кам». Про «По­хож­де­ния бра­во­го сол­да­та Швей­ка» Яро­сла­ва Га­ше­ка: «Да­же кон­че­ный де­бил за­ра­ба­ты­ва­ет — на войне, про­да­вая кра­де­ных собак». Каж­дый из этих сло­га­нов зву­чит нетра­ди­ци­он­но для чо­пор­ной книж­ной ин­ду­стрии, но ро­лик вы­шел на ка­на­ле YouTube, у ко­то­ро­го бо­лее пя­ти мил­ли­о­нов под­пис­чи­ков, и по­лу­чил свы­ше двух мил­ли­о­нов про­смот­ров.

И Сы­ен­дук, и Шей­дли­на вы­сту­пи­ли по по­во­ду книг бла­го­да­ря про­ек­ту ЮФ, на­прав­лен­но­му на фор­ми­ро­ва­ние но­вой чи­та­тель­ской ауди­то­рии, ко­то­рая су­ме­ет со­хра­нить ин­те­рес к чте­нию в усло­ви­ях, ко­гда за вни­ма­ние чи­та­те­ля бо­рет­ся все боль­шее ко­ли­че­ство ис­точ­ни­ков раз­вле­че­ния и ин­фор­ма­ции. При этом на­вык чте­ния по-преж­не­му вос­тре­бо­ван. По дан­ным Ев­ге­ния Ка­пье­ва, со­вре­мен­ный че­ло­век чи­та­ет не мень­ше двух ча­сов в день, но толь­ко де­вять ми­нут при­хо­дит­ся на кни­ги. И за­да­ча ин­ду­стрии — уве­ли­чить объ­ем чте­ния в рам­ках этих, уже вы­де­лен­ных че­ло­ве­ком на чте­ние, двух ча­сов. Он уве­рен, что кни­ги ни­ко­гда не умрут, в первую оче­редь по­то­му, что у из­да­те­лей бла­го­да­ря об­рат­ной свя­зи есть чет­кое пред­став­ле­ние о вос­тре­бо­ван­но­сти тех или иных тем, и, как толь­ко та или иная из них на­чи­на­ет про­да­вать­ся, они сра­зу уси­ли­ва­ют свое при­сут­ствие в этом те­ма­ти­че­ском сег­мен­те. Глав­ное — во­вре­мя ре­а­ги­ро­вать на сиг­на­лы, ко­то­рые по­сы­ла­ет ры­нок. «Ес­ли ав­тор не про­да­ет­ся, не на­до еще раз его из­да­вать», — го­во­рит Ев­ге­ний Ка­пьев.

Книж­ная ин­ду­стрия по-преж­не­му по­став­ля­ет на ры­нок са­мый боль­шой объ­ем кон­тен­та. При этом це­на рис­ка за­пус­ка про­дук­та, в от­ли­чие от кино, для ко­то­ро­го про­вал од­но­го про­ек­та мо­жет ока­зать­ся ка­та­стро­фи­че­ским, оста­ет­ся ми­ни­маль­ной. Бу­ма­га за­щи­ще­на мно­же­ством фор­ма­тов, спо­соб­ных су­ще­ство­вать толь­ко в ви­де бу­ма­ги. Ес­ли зри­тель смот­рит фильм в ки­но­те­ат­ре, он не мо­жет про­мо­тать сце­ну, ко­то­рая ка­жет­ся ему скуч­ной. То­гда как ес­ли он дер­жит в ру­ках кни­гу, то мо­жет про­сто про­лист­нуть несколь­ко стра­ниц и про­дол­жить чи­тать — те фраг­мен­ты, ко­то­рые его по-на­сто­я­ще­му ин­те­ре­су­ют. По мне­нию Ев­ге­ния Ка­пье­ва, чи­та­тель управ­ля­ет вре­ме­нем про­чте­ния кни­ги так, как счи­та­ет нуж­ным, и тра­тит на ее чте­ние столь­ко вре­ме­ни, сколь­ко есть в его рас­по­ря­же­нии: «Я не от­ри­цаю, что дав­ле­ние фор­ма­тов бу­дет очень се­рьез­ным, мы не ожи­да­ем боль­шо­го ро­ста, но мы не ожи­да­ем и се­рьез­ных па­де­ний. С точ­ки зре­ния це­ны кни­га оста­нет­ся од­ним из са­мых де­ше­вых спо­со­бов про­ве­де­ния до­су­га. Фильм — это два ча­са, а кни­га — это длин­ное удо­воль­ствие, ко­то­рое вы мо­же­те рас­тя­нуть на це­лую неде­лю».

Сре­ди при­чин, по ко­то­рым кни­ги про­иг­ры­ва­ют дру­гим ме­диа, из­да­те­ли на­зы­ва­ют от­сут­ствие пло­ща­док для их об­суж­де­ния, рост кон­ку­рен­ции с сам­из­да­том, от­сут­ствие рей­тин­гов, ко­то­рые ори­ен­ти­ро­ва­ли бы чи­та­те­ля и об­лег­ча­ли ему вы­бор. И за­да­чи, сто­я­щие пе­ред ин­ду­стри­ей, за­клю­ча­ют­ся в первую оче­редь в со­зда­нии книж­ной эко­си­сте­мы, ко­то­рая бы­ла бы на­пол­не­на смыс­ла­ми, со­здан­ны­ми пи­са­те­ля­ми, и поз­во­ля­ла чи­та­те­лям по­гру­жать­ся в эту сре­ду. При этом из­да­те­ли долж­ны вы­пус­кать кни­ги, чьи смыс­лы бу­дут вы­хо­дить за рам­ки этой эко­си­сте­мы, вли­ять на всю осталь­ную все­лен­ную и тем са­мым со­вер­шать экс­пан­сию в дру­гие сфе­ры, рас­ши­ряя гра­ни­цы книж­ной эко­си­сте­мы и фор­ми­руя у но­во­го по­ко­ле­ния при­выч­ку чи­тать кни­ги. По­зи­ции книж­ной ин­ду­стрии еще очень силь­ны, и у нее до­ста­точ­но по­тен­ци­а­ла, что­бы эти при­выч­ки сфор­ми­ро­вать. Об­ра­зец, ко­то­рый поз­во­ля­ет оте­че­ствен­ной книж­ной ин­ду­стрии с уве­рен­но­стью смот­реть в бу­ду­щее, — мод­ный и тех­но­ло­гич­ный Китай, где сей­час на­счи­ты­ва­ет­ся бо­лее 200 тыс. книж­ных ма­га­зи­нов, а по­пу­ля­ри­за­ция чте­ния ста­ла од­ной из стра­те­гий пре­об­ра­же­ния на­ции. У них по­лу­ча­ет­ся. Зна­чит, мо­жет по­лу­чить­ся и у всех осталь­ных. ■

Рэп-ис­пол­ни­тель Мozee Montana — участ­ни­ца кон­цер­та «Рэп как но­вая по­э­зия»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.