Тор­гов­ля не за­ме­ти­ла вой­ны

Про­ти­во­сто­я­ние США и Ки­тая не ска­за­лось на ми­ро­вой тор­гов­ле, она за­мед­ля­ет­ся по дру­гим, бо­лее дол­го­сроч­ным и глу­бин­ным при­чи­нам. Глав­ная из них — рост эко­но­ми­че­ской мо­щи раз­ви­ва­ю­ще­го­ся ми­ра

Ekspert - - ТЕМА НЕДЕЛИ -

Мировая тор­гов­ля на­хо­дит­ся под угро­зой, и на пер­вый взгляд эта угро­за — тор­го­вая вой­на США и Ки­тая. На недав­нем XII Евразий­ском эко­но­ми­че­ском фо­ру­ме в Ве­роне быв­ший пре­мьер-ми­нистр Ита­лии и экс-гла­ва Ев­ро­ко­мис­сии Ро­ма­но Про­ди на­пом­нил, что да­же в го­ды хо­лод­ной вой­ны то­ва­ро­обо­рот рос, но се­год­ня мировая экономика «идет к фраг­мен­та­ции, от­че­го стра­да­ет меж­ду­на­род­ная тор­гов­ля», — за­явил Про­ди.

Меж­ду­на­род­ный ва­лют­ный фонд по­ни­зил про­гноз ро­ста ми­ро­вой тор­гов­ли на этот год до 1,1%, но спе­ци­а­ли­сты фон­да счи­та­ют, что в 2020-м она вер­нет­ся к 3,2% ро­ста. По­шли­ны, ко­то­рые США и Ки­тай на­кла­ды­ва­ют на то­ва­ры друг дру­га, дей­стви­тель­но неви­дан­ные за по­след­ние го­ды по мер­кам ВТО. К ок­тяб­рю это­го го­да им­порт США из Ки­тая со­кра­тил­ся на 12,5%, в ос­нов­ном за счет ки­тай­ской элек­тро­ни­ки, а сам Ки­тай в спис­ке тор­го­вых парт­не­ров США опу­стил­ся с пер­во­го на тре­тье ме­сто. Goldman Sachs под­счи­тал, что, да­же ес­ли тор­го­вое про­ти­во­сто­я­ние не по­лу­чит про­дол­же­ния, те­ку­щих та­ри­фов хва­тит, что­бы от­нять у ВВП США и Ки­тая по 0,6 и 0,8 про­цент­но­го пунк­та со­от­вет­ствен­но. Од­на­ко эко­но­ми­сты ука­зы­ва­ют, что на са­мом де­ле тор­го­вая вой­на по­ка не ока­зы­ва­ет се­рьез­но­го вли­я­ния на тор­гов­лю.

«По­че­му МВФ по­ни­зил тем­пы ро­ста ми­ро­вой тор­гов­ли до 1,1 про­цен­та — не очень по­нят­но: та­кое бы­ло бы объ­яс­ни­мо, ес­ли бы мы име­ли пол­но­мас­штаб­ную тор­го­вую вой­ну. Но по­ка мы име­ем лишь ожи­да­ния, и та­кой про­гноз не вы­гля­дит ре­а­ли­стич­ным, — го­во­рит Сер­гей Афон­цев, за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра Ин­сти­ту­та ми­ро­вой эко­но­ми­ки и меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний (ИМЭМО) РАН. — В про­шлом го­ду объ­ем тор­го­вых по­то­ков, на ко­то­рые рас­про­стра­ня­ют­ся тор­го­вые ба­рье­ры, вы­рос в семь раз. Но это по­ка не тор­го­вая вой­на — это об­мен пре­ду­пре­жде­ни­я­ми. США по­вы­си­ли по­шли­ны на сталь и алю­ми­ний — все съе­ли, даль­ней­ших уда­ров не про­ис­хо­дит. Ки­тай по­ни­ма­ет, что пол­но­мас­штаб­ный от­вет раз­вя­жет Трам­пу ру­ки

Раз­ви­ва­ю­щий­ся мир на­ра­щи­ва­ет про­из­вод­ство то­го,

что нуж­но имен­но его жи­те­лям (а не жи­те­лям раз­ви­тых

стран, как бы­ло рань­ше) и стре­мит­ся остав­лять у се­бя

все боль­ше до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти

и по­ка по­пы­та­ет­ся не про­во­ци­ро­вать. Тор­го­вая вой­на на­чи­на­ет­ся, ко­гда на­чи­на­ют­ся мас­со­вые на­ло­же­ния по­шлин, эм­бар­го, квот и так да­лее».

Пе­кин не мо­жет быст­рее

В са­мом де­ле, как от­ме­ча­ют спе­ци­а­ли­сты Цен­тра мак­ро­эко­но­ми­че­ско­го ана­ли­за и крат­ко­сроч­но­го про­гно­зи­ро­ва­ния (ЦМАКП) в сен­тябрь­ском мо­ни­то­рин­ге «Сю­же­ты внеш­ней тор­гов­ли», в ре­зуль­та­те тор­го­вой вой­ны вза­им­ные по­став­ки то­ва­ров меж­ду США и Ки­та­ем со­кра­ти­лись, но об­щий де­фи­цит аме­ри­кан­ской тор­гов­ли да­же уве­ли­чил­ся, по­сколь­ку ки­тай­ские то­ва­ры про­дол­жа­ли по­сту­пать в США че­рез тре­тьи стра­ны. Про­ис­хо­дит это по­то­му, что транс­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции во­все не со­би­ра­ют­ся воз­вра­щать­ся в США, и да­же ес­ли они по­ки­да­ют Ки­тай, то ми­гри­ру­ют во Вьет­нам и Ма­лай­зию (на­при­мер, Alphabet Inc. Google пе­ре­но­сит свое про­из­вод­ство смарт­фо­нов Pixel из Ки­тая во Вьет­нам). А Ин­дия раз­ра­бо­та­ла це­лый план, что­бы пред­ло­жить ком­па­ни­ям с аме­ри­кан­ски­ми кор­ня­ми, ко­то­рым при­дет­ся ухо­дить из Ки­тая (Apple, Foxconn, Tesla, GlaxoSmith­Kline

Plc), вы­год­ные усло­вия для стро­и­тель­ства за­во­дов. От­ча­сти это по­пыт­ка спа­стись от тор­го­вой вой­ны, от­ча­сти — по­ис­ки стран с бо­лее де­ше­вой ра­бо­чей си­лой, чем в Ки­тае, где с 2008 по 2018 год сред­няя зар­пла­та вы­рос­ла на 150% и уже со­по­ста­ви­ма с зар­пла­той в Во­сточ­ной Ев­ро­пе.

Истин­ная же при­чи­на те­ку­ще­го за­мед­ле­ния ми­ро­вой тор­гов­ли, го­во­рят в ЦМАКП, — за­мед­ле­ние по­тре­би­тель­ской ак­тив­но­сти в Ки­тае. Имен­но оно при­ве­ло к тор­мо­же­нию и ки­тай­ско­го им­пор­та, и ми­ро­вой тор­гов­ли. Бо­лее то­го, этот про­цесс по­чти не свя­зан с тор­го­вой вой­ной, так как до­ля им­пор­та из США со­став­ля­ет лишь 8% со­во­куп­но­го ки­тай­ско­го им­пор­та. «Ана­лиз по­ка­зы­ва­ет, что со­кра­ще­ние им­пор­та Ки­та­ем, на­чав­ше­е­ся с ле­та 2018 го­да, ока­зы­ва­ет­ся лишь немно­гим мень­ше без уче­та по­ста­вок из США», — го­во­рит­ся в мо­ни­то­рин­ге. «Экс­пер­ты МВФ вы­де­ля­ют пря­мые эф­фек­ты от тор­го­вых войн, вы­ра­жа­ю­щи­е­ся в по­те­рях от вве­де­ния та­ри­фов, и кос­вен­ные эф­фек­ты, ко­то­рые бу­дут про­яв­лять­ся в сни­же­нии до­ве­рия в де­ло­вой сре­де и мо­гут по­вли­ять на ин­ве­сти­ции. Од­на­ко

эти эф­фек­ты мо­гут про­явить­ся лишь в бу­ду­щем, а что ка­са­ет­ся пря­мых эф­фек­тов от тор­го­вых войн, то при­хо­дит­ся при­знать, что вли­я­ния на ми­ро­вую тор­гов­лю они по­ка прак­ти­че­ски не ока­за­ли: тор­го­вый обо­рот США с Ки­та­ем сни­зил­ся, но од­но­вре­мен­но вы­рос тор­го­вый обо­рот США с ЕС и Мек­си­кой», — рас­ска­зал «Экс­пер­ту» Ан­дрей Гнид­чен­ко, ве­ду­щий экс­перт ЦМАКП.

Роз­нич­ные про­да­жи в Ки­тае быст­ро за­мед­ля­ют­ся вто­рой год под­ряд, при­чем рез­кое за­мед­ле­ние на­ча­лось во вто­ром квар­та­ле 2018 го­да, то­гда как им­порт стал со­кра­щать­ся толь­ко в тре­тьем квар­та­ле (см. «Ве­ли­кий ки­тай­ский тор­моз­ной путь», «Экс­перт» № 10 за 2019 год). То­ва­ры, ко­то­рых ки­тай­цы ста­ли по­ку­пать мень­ше, — одеж­да и обувь (−5,2%, ок­тябрь 2019-го к ок­тяб­рю 2018-го), бы­то­вая тех­ни­ка, ме­бель и ав­то­мо­би­ли (со­от­вет­ствен­но −4,6, −18 и −0,7% в ок­тяб­ре 2019-го к ок­тяб­рю 2018-го). При­чи­на спа­да по­ку­па­тель­ской ак­тив­но­сти — за­мед­ле­ние кре­ди­то­ва­ния, ко­то­рое и по­до­гре­ва­ло по­тре­би­тель­ский бум про­шлых лет. В свою оче­редь, за­мед­ле­ние роз­нич­но­го рын­ка кор­ре­ли­ру­ет с за­мед­ле­ни­ем все­го ки­тай­ско­го ВВП и да­вит на ди­на­ми­ку ми­ро­вой тор­гов­ли: так, им­порт в Ки­тай толь­ко за ян­варь–сен­тябрь это­го го­да сни­зил­ся на 5%, до 1,52 трлн дол­ла­ров. Ска­за­лось это в ос­нов­ном на ближайших со­се­дях Ки­тая — силь­но, на 10% в этом го­ду, упал экс­порт в Ки­тай из Япо­нии, еще силь­нее, по­чти на 15%, — из Юж­ной Ко­реи (по дан­ным на ок­тябрь 2019 го­да в го­до­вом вы­ра­же­нии). Экс­порт Гер­ма­нии, ос­нов­но­го ев­ро­пей­ско­го тор­го­во­го парт­не­ра КНР, не по­стра­дал.

Од­на­ко есть груп­пы то­ва­ров, за­куп­ки ко­то­рых Ки­тай планомерно сни­жа­ет в по­след­ние го­ды, на­при­мер ав­то­мо­би­ли, сталь и чу­гун, медь, же­ле­зо­руд­ное

сы­рье. Прав­да, от­ча­сти, как в слу­чае с же­лез­ной ру­дой, это след­ствие сни­же­ния цен (ста­ти­сти­ка фик­си­ру­ет сто­и­мост­ной объ­ем экс­пор­та), но в це­лом оче­вид­но: Ки­тай все боль­ше стре­мит­ся про­из­во­дить сам (на­при­мер, вы­плав­ка ме­ди в стране в этом го­ду под­ско­чи­ла на 8% — спрос на медь со сто­ро­ны ки­тай­ской про­мыш­лен­но­сти не­сколь­ко сни­жа­ет­ся, но как раз за счет им­пор­та). Во­об­ще, в по­след­ние го­ды ки­тай­ская экономика все боль­ше рас­тет за счет сек­то­ра услуг, а про­из­вод­ство в до­бы­ва­ю­щей и об­ра­ба­ты­ва­ю­щей от­рас­лях по­сте­пен­но сни­жа­ет­ся. И это

об­щий тренд для все­го раз­ви­ва­ю­ще­го­ся ми­ра: он на­ра­щи­ва­ет про­из­вод­ство то­го, что нуж­но имен­но его жи­те­лям (а не жи­те­лям раз­ви­тых стран, как бы­ло рань­ше) и стре­мит­ся остав­лять у се­бя все боль­ше до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти. Та­кой пе­ре­ход к са­мо­обес­пе­че­нию несет дол­го­сроч­ную угро­зу для ми­ро­вой тор­гов­ли — та­кой, ка­кой мы при­вык­ли ее ви­деть.

Про­из­во­дить са­мим

Уже не­сколь­ко лет на­зад уче­ные за­го­во­ри­ли о том, что тренд на рас­хож­де­ние тем­пов ми­ро­вой тор­гов­ли и ми­ро­во­го ВВП стал слиш­ком яв­ным. «По срав­не­нию с се­ре­ди­ной 1990-х го­дов па­да­ет со­от­но­ше­ние тем­пов ро­ста ми­ро­вой тор­гов­ли и ми­ро­во­го ВВП: ес­ли в 1990-е она пре­вы­ша­ла тем­пы ро­ста ми­ро­во­го ВВП в два с по­ло­ви­ной — три ра­за, а в 2000-е — в пол­то­ра-два ра­за, то сей­час эти тем­пы при­мер­но срав­ня­лись», — го­во­рит Сер­гей Афон­цев.

В 2016 го­ду эко­но­ми­сты ЕЦБ при­зна­ли: та­кие бур­ные тем­пы ро­ста ми­ро­вой тор­гов­ли, ко­то­рые на­блю­да­лись в кон­це 1990-х и в 2000-х, боль­ше не по­вто­рят­ся. Близ­кая к еди­ни­це эла­стич­ность тор­гов­ли по тем­пам ро­ста ми­ро­во­го

ВВП — то, что ожи­да­ет ми­ро­вую эко­но­ми­ку на про­тя­же­нии сле­ду­ю­щих лет.

Ос­нов­ной при­чи­ной счи­та­ет­ся так на­зы­ва­е­мое со­кра­ще­ние, или «ста­ре­ние», це­по­чек до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти. Эко­но­ми­сты МВФ пер­вы­ми за­ме­ти­ли, что еще в се­ре­дине 2000-х, до кри­зи­са 2008 го­да, про­цесс рас­ши­ре­ния гло­баль­ных це­по­чек со­зда­ния сто­и­мо­сти на­чал за­мед­лять­ся — этот тренд был пря­мо про­ти­во­по­ло­жен трен­ду на удли­не­ние этих це­по­чек, ко­то­рый на­блю­дал­ся в 1990-е, ко­гда ком­па­нии из раз­ви­тых стран пе­ре­но­си­ли про­из­вод­ства в стра­ны тре­тье­го ми­ра. Те­перь на­би­ра­ет обо­ро­ты об­рат­ный

про­цесс: раз­ви­ва­ю­щий­ся мир стре­мит­ся скон­цен­три­ро­вать в сво­их гра­ни­цах как мож­но боль­ше пе­ре­де­лов, что­бы со­зда­вать по­боль­ше до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти внут­ри соб­ствен­ных эко­но­мик. «Глав­ным ка­на­лом вли­я­ния гло­баль­ных це­по­чек со­зда­ния сто­и­мо­сти на ми­ро­вой то­ва­ро­обо­рот вы­сту­па­ет тор­гов­ля про­ме­жу­точ­ны­ми то­ва­ра­ми, — го­во­рит­ся в ста­тье “Меж­ду­на­род­ная тор­гов­ля: по­иск при­чин па­де­ния” груп­пы ав­то­ров из На­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ско­го фи­нан­со­во­го ин­сти­ту­та (НИФИ) Мин­фи­на. — На­при­мер, ком­плек­ту­ю­щие по­став­ля­ют­ся из стра­ны А в стра­ну В, где осу­ществ­ля­ет­ся

сбор­ка от­дель­ных уз­лов. За­тем они экс­пор­ти­ру­ют­ся в стра­ну С для про­из­вод­ства го­то­во­го про­дук­та и ре­а­ли­за­ции на внут­рен­нем рын­ке. В этом при­ме­ре по­лу­че­на од­на еди­ни­ца го­то­вой про­дук­ции, но осу­ществ­ле­ны две экс­порт­но-им­порт­ные опе­ра­ции. В слу­чае ло­ка­ли­за­ции все­го про­из­вод­ства в стране по­треб­ле­ния (в стране С) гло­баль­ная це­поч­ка со­зда­ния это­го то­ва­ра ис­чез­нет, а объ­ем ми­ро­вой тор­гов­ли со­кра­тит­ся».

Ан­дрей Гнид­чен­ко при­во­дит в при­мер Ин­до­не­зию, ко­то­рая огра­ни­чи­ва­ет экс­порт ни­ке­ля: стра­на со­би­ра­лась

сде­лать это в 2022 го­ду, по­том в ян­ва­ре 2020-го, но в кон­це ок­тяб­ря 2019 го­да не­ожи­дан­но за­пре­ти­ла экс­порт да­же рань­ше, чем ожи­да­лось. Всю ни­ке­ле­вую ру­ду вы­ку­пи­ли мест­ные пе­ре­ра­бот­чи­ки. В до­пол­не­ние к это­му Ин­до­не­зия за­пре­ти­ла и вы­воз ко­баль­та — все это де­ла­ет­ся, что­бы раз­вер­нуть в стране мас­штаб­ное про­из­вод­ство элек­тро­мо­би­лей.

Це­поч­ки те­ря­ют зве­нья

Спе­ци­а­ли­сты НИФИ по­пы­та­лись опре­де­лить вклад раз­лич­ных фак­то­ров в ди­на­ми­ку ми­ро­вой тор­гов­ли. От­дель­но оце­ни­вал­ся вклад гло­баль­ных це­по­чек со­зда­ния сто­и­мо­сти (global value chains, GVC). Вы­яс­ни­лось, что обыч­но вклад це­по­чек был от­ри­ца­тель­ным в пе­ри­од кри­зи­сов, но 2014 год стал пер­вым некри­зис­ным пе­ри­о­дом, ко­гда был за­фик­си­ро­ван от­ри­ца­тель­ный вклад GVC в ми­ро­вую тор­гов­лю. По мне­нию ис­сле­до­ва­те­лей, это под­твер­жда­ет ги­по­те­зу о струк­тур­ных сдви­гах в про­из­вод­ствен­ных це­поч­ках, при­вед­ших к стаг­на­ции ми­ро­вой тор­гов­ли. Прав­да, по­ка из-за от­сут­ствия дан­ных по­сле 2014 го­да (дан­ные по до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти со­би­ра­ют­ся и об­ра­ба­ты­ва­ют­ся очень мед­лен­но) нель­зя про­ве­рить эту ги­по­те­зу для 2015–2016 го­дов. «Ко­неч­но, меж­ду­на­род­ная тор­гов­ля про­дол­жа­ет под­дер­жи­вать­ся за счет вы­со­кой до­ли про­ме­жу­точ­ных то­ва­ров в ее струк­ту­ре, вхо­дя­щих в гло­баль­ные це­поч­ки до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти. Од­на­ко, по всей ве­ро­ят­но­сти, эта до­ля бу­дет со­кра­щать­ся, сни­жая об­щий уро­вень тор­гов­ли меж­ду стра­на­ми», — го­во­рит­ся в ста­тье.

Один из ав­то­ров ма­те­ри­а­ла, ру­ко­во­ди­тель Цен­тра мак­ро­эко­но­ми­че­ских ис­сле­до­ва­ний НИФИ Сам­вел Ла­за­рян объ­яс­ня­ет суть по­ня­тия GVC так: «В опуб­ли­ко­ван­ной на­ми с кол­ле­га­ми ра­бо­те под ме­рой GVC под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, сколь­ко нуж­но со­вер­шить тор­го­вых опе­ра­ций (в сто­и­мост­ном вы­ра­же­нии) для со­зда­ния од­ной еди­ни­цы фи­наль­но­го экс­порт­но­го то­ва­ра. На­при­мер, мож­но ку­пить про­из­ве­ден­ный в Ки­тае те­ле­фон за 100 дол­ла­ров, но при его со­зда­нии бы­ло со­вер­ше­но тор­го­вых опе­ра­ций на 150 дол­ла­ров. То есть в дан­ном слу­чае ме­ра GVC рав­на 1,5».

В про­шлом дли­на це­по­чек со­зда­ния сто­и­мо­сти опре­де­ля­лась стрем­ле­ни­ем биз­не­са со­кра­щать рас­хо­ды и по­про­сту пе­ре­но­сить тру­до­ем­кие про­из­вод­ства в стра­ны с де­ше­вой ра­бо­чей си­лой. Но сей­час си­ту­а­ция се­рьез­но из­ме­ни­лась. «Ки­тай пе­ре­ори­ен­ти­ру­ет­ся с тру­до­ем­ких про­из­водств на про­из­вод­ства со сред­ним и средне-вы­со­ким уров­нем тех­но­ло­гич­но­сти (и ка­пи­та­ло­ем­ко­сти), а тру­до­ем­кие про­из­вод­ства пе­ре­бра­сы­ва­ют­ся в дру­гие раз­ви­ва­ю­щи­е­ся стра­ны, — го­во­рит Сер­гей Афон­цев. — Ме­нее вы­год­но ста­ло рас­ти на де­ше­вой ра­бо­чей си­ле. Это не сво­ра­чи­ва­ние це­по­чек до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти — это пе­ре­рас­пре­де­ле­ние це­по­чек кон­ку­рент­ных пре­иму­ществ. Так, как рос­ли Ки­тай и Вьет­нам на тру­до­ем­ком экс­пор­те, боль­ше ни­кто вы­рас­ти не смо­жет».

«Во-пер­вых, на раз­ви­ва­ю­щих­ся рын­ках вы­рос­ла за­ра­бот­ная пла­та, — со­гла­ша­ет­ся Сам­вел Ла­за­рян, — а рас­хо­ды на транспорт все ча­ще пре­вы­ша­ют эко­но­мию на сто­и­мо­сти ра­бо­чей си­лы, что вы­нуж­да­ет ком­па­нии раз­ме­щать про­из­вод­ства бли­же к по­тре­би­те­лю. Во-вто­рых, идет су­ще­ствен­ный тренд на ав­то­ма­ти­за­цию про­из­вод­ства, что поз­во­ля­ет су­ще­ствен­но эко­но­мить на ра­бо­чей си­ле. По­это­му про­цесс со­кра­ще­ния дли­ны це­по­чек со­зда­ния сто­и­мо­сти в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни свя­зан с вы­го­да­ми ло­ка­ли­за­ции, а не толь­ко с же­ла­ни­ем от­дель­ных стран про­из­во­дить у се­бя то­ва­ры с боль­шей до­бав­лен­ной сто­и­мо­стью».

Кста­ти, по сло­вам эко­но­ми­ста, тор­го­вые вой­ны то­же мо­гут при­ве­сти к раз­ры­ву це­по­чек, а по­вы­ше­ние тор­го­вых по­шлин вли­я­ет сра­зу на два про­цес­са: на фи­наль­ный спрос и на со­кра­ще­ние GVC. «С од­ной сто­ро­ны, рост по­шлин при­во­дит к ро­сту фи­наль­ной сто­и­мо­сти то­ва­ра, что сни­жа­ет спрос на него. С дру­гой сто­ро­ны, неко­то­рые про­ме­жу­точ­ные им­порт­но-экс­порт­ные опе­ра­ции то­же мо­гут стать ме­нее вы­год­ны­ми, по­это­му бу­дет на­блю­дать­ся со­кра­ще­ние GVC», — рас­суж­да­ет Сам­вел Ла­за­рян.

Ко­неч­но, за­мед­ле­ние ми­ро­вой тор­гов­ли нель­зя на­вер­ня­ка свя­зать толь­ко с GVC. Ес­ли оце­ни­вать ее «в день­гах», то на нее да­вит так­же сни­же­ние кур­са дол­ла­ра и цен на сы­рье, в первую оче­редь на нефть и ме­тал­лы.

«Рань­ше мировая тор­гов­ля рос­ла быст­ры­ми тем­па­ми из-за воз­мож­но­сти раз­ме­щать про­из­вод­ство в дру­гих го­су­дар­ствах на бо­лее вы­год­ных усло­ви­ях. Это при­во­ди­ло к сни­же­нию из­дер­жек на про­из­вод­ство ко­неч­ной про­дук­ции, при этом по­треб­ле­ние ко­неч­ной про­дук­ции рос­ло го­раз­до мед­лен­нее, чем тор­гов­ля, — под­чер­ки­ва­ет Сам­вел Ла­за­рян. — Сей­час эко­но­мия на фак­то­рах про­из­вод­ства уже не та­кая боль­шая, раз­ви­ва­ет­ся ав­то­ма­ти­за­ция про­из­вод­ствен­ных про­цес­сов, что в со­во­куп­но­сти при­во­дит к ло­ка­ли­за­ции про­из­вод­ства бли­же к по­тре­би­те­лям. То есть со­кра­ще­ние ми­ро­вой тор­гов­ли не обя­за­тель­но при­во­дит к сни­же­нию по­треб­ле­ния ко­неч­но­го то­ва­ра и тем­пов ро­ста ми­ро­вой эко­но­ми­ки». ■

Ин­до­не­зия вне­зап­но за­пре­ти­ла

вы­воз из стра­ны

ни­ке­ля и ко­баль­та — все

это де­ла­ет­ся, что­бы раз­вер­нуть

в стране мас­штаб­ное

про­из­вод­ство

элек­тро­мо­би­лей

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.