Се­ме­на нена­ви­сти

Ekspert - - ОБЩЕСТВО - Де­нис Попов

За­жа­тые меж­ду мощ­ны­ми со­се­дя­ми — Шве­ци­ей и Рос­си­ей — фин­ны бы­ли об­ре­че­ны ве­ка­ми от­ста­и­вать свою неза­ви­си­мость. К кон­цу XIV ве­ка Фин­лян­дия пре­вра­ти­лась в про­вин­цию швед­ско­го ко­ро­лев­ства. Швед­ские по­ли­ти­че­ские и куль­тур­ные устои, а так­же язык на­саж­да­лись на фин­ской тер­ри­то­рии.

В 1809 го­ду, по ито­гам по­след­ней рус­ско-швед­ской вой­ны, Фин­лян­дия вхо­дит в со­став Рос­сий­ской им­пе­рии. Об­ра­зо­ван­ное Ве­ли­кое кня­же­ство Фин­лянд­ское (ВКФ) из­на­чаль­но об­ла­да­ло крайне ши­ро­кой ав­то­но­ми­ей. У ВКФ бы­ли своя от­дель­ная ар­мия, валюта, банк. Непо­сред­ствен­ное вме­ша­тель­ство рос­сий­ской по­ли­ции в де­ла кня­же­ства счи­та­лось фин­на­ми на­ру­ше­ни­ем внут­рен­не­го са­мо­управ­ле­ния. Язы­ком де­ло­про­из­вод­ства был фин­ский. Меж­ду им­пе­ри­ей и ВКФ су­ще­ство­ва­ла та­мо­жен­ная гра­ни­ца.

Од­на­ко уже к кон­цу XIX ве­ка на­чал­ся про­цесс ру­си­фи­ка­ции Фин­лян­дии. Пер­во­го фев­ра­ля 1899 го­да вы­шел так на­зы­ва­е­мый Февраль­ский ма­ни­фест, ко­то­рый за­пу­стил че­ре­ду за­ко­нов, уре­за­ю­щих ав­то­но­мию ВКФ. «Вы­со­чай­ший ма­ни­фест о вве­де­нии рус­ско­го язы­ка в де­ло­про­из­вод­ство неко­то­рых ад­ми­ни­стра­тив­ных при­сут­ствен­ных мест Ве­ли­ко­го кня­же­ства Фин­лянд­ско­го», из­дан­ный в июне 1900 го­да, за­пус­кал по­этап­ный про­цесс пре­вра­ще­ния рус­ско­го язы­ка в язык де­ло­про­из­вод­ства в се­на­те и дру­гих ор­га­нах вла­сти. В 1903 го­ду ге­не­рал-гу­бер­на­тор был объ­яв­лен выс­шим пред­ста­ви­те­лем го­су­дар­ствен­ной вла­сти на тер­ри­то­рии ВКФ, а так­же пред­ста­ви­те­лем се­на­та и на­чаль­ни­ком все­го граж­дан­ско­го управ­ле­ния. За­кон о во­ин­ской по­вин­но­сти, из­дан­ный в 1901 го­ду, лик­ви­ди­ро­вал со­здан­ную в 1878 го­ду от­дель­ную фин­скую ар­мию, а так­же вво­дил обя­за­тель­ный при­зыв граж­дан Фин­лян­дии в цар­скую ар­мию. По­ли­ти­ка ру­си­фи­ка­ции так­же про­яв­ля­лась в упразд­не­нии фин­ской мо­не­ты и та­мо­жен­ной гра­ни­цы с Рос­си­ей, за­мене фин­нов рус­ски­ми в по­ли­ции и го­су­дар­ствен­ных учре­жде­ни­ях, уста­нов­ле­нии цен­зу­ры и кон­тро­ля за учеб­ны­ми за­ве­де­ни­я­ми.

Ре­ак­ци­ей на­ступ­ле­ния на ав­то­но­мию ста­ло мощ­ное на­ци­о­на­ли­сти­че­ское дви­же­ние. 16 июня 1904 го­да в зда­нии Се­на­та в Хель­син­ки был за­стре­лен глав­ный идео­лог ру­си­фи­ка­ции ге­не­рал-гу­бер­на­тор князь Ни­ко­лай Боб­ри­ков. В хо­де Пер­вой ми­ро­вой вой­ны сот­ни фин­нов неле­галь­но пе­ре­прав­ля­лись в Гер­ма­нию. Из двух ты­сяч фин­нов был сфор­ми­ро­ван 27-й ко­ро­лев­ский прус­ский егер­ский ба­та­льон, при­няв­ший уча­стие в бо­ях на Во­сточ­ном фрон­те.

В де­каб­ре 1917 го­да Фин­лян­дия про­воз­гла­си­ла свою неза­ви­си­мость. Но ост­рый кри­зис ввер­га­ет ее в граж­дан­скую вой­ну, в ко­то­рую быст­ро ока­зы­ва­ют­ся втя­ну­ты­ми си­лы Ан­тан­ты и рус­ские ар­мей­ские ча­сти. В кон­це ян­ва­ря 1918 го­да крас­ные бе­рут власть в Гель­синг­фор­се, стра­на ока­зы­ва­ет­ся раз­ре­зан­ной на две ча­сти: юж­ную, под­кон­троль­ную крас­ным, и цен­траль­ную, под­кон­троль­ную бе­лым. Ак­ти­ви­сты, по­лу­чив­шие бо­е­вую под­го­тов­ку и опыт в гер­ман­ской армии, спеш­но воз­вра­ща­ют­ся на ро­ди­ну и со­став­ля­ют ко­стяк фин­ско­го шта­ба. Ко­ман­ду­ет ими Карл Густав Ман­нер­гейм — быв­ший офи­цер Рус­ской им­пе­ра­тор­ской армии, швед по про­ис­хож­де­нию. В ап­ре­ле 1918 го­да в Фин­лян­дии вы­са­жи­ва­ют­ся 11 ты­сяч немец­ких сол­дат, ко­то­рые на­чи­на­ют бо­е­вые дей­ствия про­тив крас­ных фин­нов. Два­дцать де­вя­то­го ап­ре­ля бе­лые фин­ны и нем­цы бе­рут по­след­нюю ци­та­дель крас­ных — Вы­борг. Все ли­де­ры крас­но­го пра­ви­тель­ства, вклю­чая От­то Ку­уси­не­на, сбе­га­ют в Со­вет­скую Рос­сию. Не­сколь­ко со­тен рус­ско­языч­ных жи­те­лей го­ро­да бы­ли рас­стре­ля­ны.

За­кон­чив борь­бу с внут­рен­ни­ми про­тив­ни­ка­ми ли­бе­раль­но­го кур­са, Фин­лян­дия об­ра­ти­ла взор на Во­сточ­ную Ка­ре­лию. Еще с на­ча­ла ХХ ве­ка в стране Су­о­ми по­яви­лась идея так на­зы­ва­е­мой Ве­ли­кой Фин­лян­дии, суть ко­то­рой за­клю­ча­лась в за­хва­те рос­сий­ской Ка­ре­лии, вы­се­ле­нии (или лик­ви­да­ции) про­жи­ва­ю­ще­го на ее тер­ри­то­рии нека­рель­ско­го на­се­ле­ния и по­стро­е­нии «ис­кон­но­го фин­но-угор­ско­го го­су­дар­ства». В 1918–1919 го­дах фин­ны два­жды пред­при­ни­ма­ли по­пыт­ки втор­же­ния в при­ла­дож­скую Ка­ре­лию, но оба ра­за бы­ли от­бро­ше­ны за ли­нию гра­ни­цы со­вет­ски­ми вой­ска­ми.

В ок­тяб­ре 1920 го­да меж­ду Фин­лян­ди­ей и Со­вет­ской Рос­си­ей был под­пи­сан Тар­тус­кий мир­ный до­го­вор. Со­глас­но ему гра­ни­ца меж­ду го­су­дар­ства­ми про­ле­га­ла на Ка­рель­ском пе­ре­шей­ке в 37–45 км от Ле­нин­гра­да, Пет­са­мо (Пе­чен­га) без­воз­мезд­но пе­ре­да­вал­ся Фин­лян­дии, ни­ка­кой кон­три­бу­ции за, по су­ти, втор­же­ние на рос­сий­скую тер­ри­то­рию фин­ны вы­пла­чи­вать бы­ли не долж­ны. Дол­гие спо­ры по по­во­ду Ре­бол и По­ро­со­зе­ра за­кон­чи­лись в поль­зу Ле­ни­на — эти зем­ли оста­лись в со­ста­ве Рос­сии.

В но­яб­ре 1921 го­да фин­ны пред­при­ня­ли еще од­ну вы­лаз­ку на со­вет­скую тер­ри­то­рию (так на­зы­ва­е­мая Ка­рель­ская аван­тю­ра). За­хва­тив об­шир­ную тер­ри­то­рию Ка­ре­лии, фин­ны ста­ли го­то­вить­ся к но­во­му рыв­ку в сто­ро­ну Пет­ро­за­вод­ска. Од­на­ко и в этот раз опе­ра­цию уда­лось пре­сечь. От­ли­чил­ся Алек­сандр Се­дя­кин — со­вет­ский ко­ман­дир, су­мев­ший ор­га­ни­зо­вать от­пор ин­тер­вен­там. В хо­де несколь­ких бо­ев ты­лы фин­нов бы­ли уни­что­же­ны, их груп­пи­ров­ка бы­ла дез­ор­га­ни­зо­ва­на и вы­нуж­де­на от­сту­пить.

В пе­ри­од 1922–1939 го­дов от­но­ше­ния меж­ду Фин­лян­ди­ей и СССР бы­ли крайне на­пря­жен­ны­ми. Гла­ва НКИД Мак­сим Лит­ви­нов го­во­рил: «…На­ши по­ли­ти­че­ские от­но­ше­ния с Фин­лян­ди­ей не толь­ко не осо­бен­но дру­же­ствен­ны, но да­же и не осо­бен­но нор­маль­ны. Ни в од­ной стране прес­са не ве­дет так си­сте­ма­ти­че­ски враж­деб­ной нам кам­па­нии, как в Фин­лян­дии. Ни в од­ной со­сед­ней стране не ве­дет­ся та­кая от­кры­тая про­па­ган­да за на­па­де­ние на СССР и от­тор­же­ние его тер­ри­то­рии, как в Фин­лян­дии».

Тра­ур­ная про­цес­сия на по­хо­ро­нах Ни­ко­лая Боб­ри­ко­ва. Июнь 1904 го­да. Хель­син­ки. Шесть лет по­ли­ти­ки ак­тив­ной ру­си­фи­ка­ции Фин­лян­дии сто­и­ли ге­не­рал­гу­бер­на­то­ру жиз­ни

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.