Рост нера­вен­ства стал бес­по­ко­ить весь мир стр.

Эко­но­ми­че­ское нера­вен­ство по­чти не из­ме­ни­лось со вре­мен Рим­ской им­пе­рии, а в по­след­ние го­ды оно еще и рас­тет. Это опас­ность для все­го ми­ра, но со­вре­мен­ные эли­ты не хо­тят ее ви­деть

Ekspert - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Ми­ро­вая эко­но­ми­ка про­из­во­дит все боль­ше, раз­ви­ва­ю­щи­е­ся стра­ны огром­ны­ми тем­па­ми на­ра­щи­ва­ют по­треб­ле­ние, но тем не ме­нее во всем ми­ре стре­ми­тель­но на­рас­та­ет нера­вен­ство. В неко­то­рых стра­нах оно уже вер­ну­лось к уров­ню сто­лет­ней дав­но­сти — как буд­то и не бы­ло на­ло­гов на сверх­до­хо­ды, борь­бы проф­со­ю­зов за адек­ват­ную опла­ту тру­да и ев­ро­пей­ско­го опы­та со­зда­ния со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства. По­ли­ти­ки и уче­ные из це­ло­го ря­да стран Ев­ро­пы, Азии, Аф­ри­ки, а так­же из США со­бра­лись 10 де­каб­ря в Об­ще­ствен­ной па­ла­те РФ, что­бы об­су­дить про­бле­му нера­вен­ства на кон­фе­рен­ции «От нера­вен­ства к спра­вед­ли­во­сти».

Раз­рыв рас­тет

Об­щая кар­ти­на та­ко­ва. Нера­вен­ство в ми­ре сни­жа­лось на­чи­ная с 1920-х го­дов. В нема­лой сте­пе­ни это­му спо­соб­ство­ва­ли Ок­тябрь­ская ре­во­лю­ция и се­рьез­ный рост ра­бо­че­го дви­же­ния в дру­гих стра­нах. Еще быст­рее нера­вен­ство ста­ло сни­жать­ся по­сле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны — на­сту­пи­ло «зо­ло­тое трид­ца­ти­ле­тие», ко­гда се­рьез­ны­ми тем­па­ми рос­ли до­хо­ды боль­шин­ства граж­дан, осо­бен­но сред­не­го клас­са. Од­на­ко на­чи­ная с 1980-х нера­вен­ство вновь на­ча­ло на­рас­тать. В ито­ге ес­ли по­смот­реть на до­лю в об­щих до­хо­дах 10 и 5% са­мых бо­га­тых лю­дей, то в 18 за­пад­ных стра­нах этот по­ка­за­тель уже при­бли­зил­ся к пред­во­ен­но­му уров­ню, при­бли­зи­тель­но 37 и 25% со­от­вет­ствен­но (см. гра­фик 1). Ко­эф­фи­ци­ент Джи­ни (по­ка­за­тель, ха­рак­те­ри­зу­ю­щий от­кло­не­ние фак­ти­че­ско­го рас­пре­де­ле­ния до­хо­дов от аб­со­лют­но рав­но­го их рас­пре­де­ле­ния меж­ду жи­те­ля­ми стра­ны) в США вер­нул­ся к уров­ню 1920-х го­дов. Ин­те­рес­но, что су­ще­ству­ют дан­ные по уров­ню нера­вен­ства в Рим­ской им­пе­рии и Ви­зан­тии — и со­вре­мен­ные уров­ни нера­вен­ства в тех же США, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Ита­лии, Ис­па­нии оста­лись при­мер­но та­ки­ми же (ес­ли со­по­став­лять те же ко­эф­фи­ци­ен­ты Джи­ни). Эти дан­ные со­дер­жат­ся в ра­бо­те «Дол­го­сроч­ные тен­ден­ции в рас­пре­де­ле­нии до­хо­дов» эко­но­ми­ста Ин­сти­ту­та стра­те­ги­че­ских и меж­ду­на­род­ных ис­сле­до­ва­ний в Ку­а­лаЛум­пу­ре (Ма­лай­зия) Ква­ме Сун-да­рам Джо­мо и ди­рек­то­ра ис­сле­до­ва­ний Ин­сти­ту­та «Ди­а­лог ци­ви­ли­за­ций», глав­но­го на­уч­но­го со­труд­ни­ка Цен­траль­но­го эко­но­ми­ко-ма­те­ма­ти­че­ско­го ин­сти­ту­та РАН Вла­ди­ми­ра По­по­ва (все гра­фи­ки к это­му ма­те­ри­а­лу так­же взя­ты из этой ра­бо­ты). Вы­сту­пая в Об­ще­ствен­ной па­ла­те, Вла­ди­мир По­пов от­ме­тил, что на са­мом де­ле си­ту­а­ция сей­час да­же ху­же, чем в про­шлом: сей­час нера­вен­ство са­мое вы­со­кое за весь пе­ри­од в ис­то­рии. Об этом го­во­рит, на­при­мер, со­по­став­ле­ние круп­ней­ших со­сто­я­ний со сто­и­мо­стью иму­ще­ства сред­не­го до­мо­хо­зяй­ства и до­хо­дов бо­га­тей­ших лю­дей со сред­ни­ми до­хо­да­ми их со­граж­дан. Так, со­сто­я­ние Рок­фел­ле­ра бы­ло боль­ше со­сто­я­ния сред­не­го аме­ри­кан­ца в 1 250 000 раз, а Бил­ла Гейт­са — уже в 1 416 000 раз. Что же ка­са­ет­ся до­хо­дов, то у Рок­фел­ле­ра они бы­ли вы­ше сред­не­ду­ше­вых до­хо­дов то­го вре­ме­ни при­мер­но в 100 000 раз, а у мек­си­кан­ца Кар­ло­са Сли­ма — уже в 450 000 раз.

Про­бле­ма та­ко­го по­ло­же­ния дел в том, что при боль­шом нера­вен­стве не ра­бо­та­ют со­ци­аль­ные лиф­ты, за­явил Вла­ди­мир По­пов: чем вы­ше нера­вен­ство, тем вы­ше кор­ре­ля­ция до­хо­дов ро­ди­те­лей и их де­тей, а зна­чит, бед­ность пе­ре­да­ет­ся из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние.

Бла­го­по­луч­ных боль­ше нет

Ка­кое-то вре­мя ка­за­лось, что ре­цепт ле­кар­ства от эко­но­ми­че­ско­го нера­вен­ства уда­лось най­ти Скан­ди­на­вии: вы­со­кие на­ло­ги спо­соб­ство­ва­ли пе­ре­рас­пре­де­ле­нию бо­гат­ства, и раз­ни­ца меж­ду са­мы­ми вы­со­ки­ми и са­мы­ми низ­ки­ми зар­пла­та­ми здесь бы­ла ми­ни­маль­ной. Од­на­ко и бла­го­по­луч­ные Скан­ди­нав­ские стра­ны, как вы­яс­ни­лось, в по­след­ние го­ды столк­ну­лись с ро­стом нера­вен­ства.

«У нас ста­рое по­ко­ле­ние со­ци­ал­де­мо­кра­тов бо­ро­лось за рав­ное об­ще­ство, — ска­зал в бе­се­де с кор­ре­спон­ден­том “Экс­пер­та” пред­се­да­тель Ин­сти­ту­та Шил­ле­ра в Шве­ции Ульф Санд­марк.— Они по­стро­и­ли хо­ро­шие ин­сти­ту­ты, все­об­щее здра­во­охра­не­ние, хо­ро­шую си­сте­му жи­лья с низ­ки­ми це­на­ми. Сей­час но­вое по­ко­ле­ние. Они идут в нео­ли­бе­ра­лизм. И сей­час в Шве­ции всплеск нера­вен­ства. Нео­ли­бе­ра­ли­сты го­во­рят: по­смот­ри­те, сколь­ко лю­дей в ми­ре ста­ли бо­га­ты­ми — ки­тай­цы вы­шли из бед­но­сти, и это бла­го­да­ря ка­пи­та­лиз­му и нео­ли­бе­ра­лиз­му. Но они при­пи­сы­ва­ют се­бе чу­жие за­слу­ги, ведь нео­ли­бе­ра­лиз­ма в Ки­тае нет».

«Да, уро­вень нера­вен­ства в Скан­ди­на­вии низ­кий — ес­ли смот­реть на ин­декс Джи­ни, на­при­мер, — со­гла­ша­ет­ся на­уч­ный со­труд­ник фа­куль­те­та со­ци­аль­ных на­ук Уни­вер­си­те­та Хель­син­ки Вил­леВей­ко Пулк­ка. — Но тренд по нера­вен­ству та­кой же, как в дру­гих стра­нах, осо­бен­но по­сле 1990-х, ко­гда про­во­ди­ли ре­фор­му на­ло­го­об­ло­же­ния и бы­ла вве­де­на плос­кая шка­ла. По­сле 1993 го­да нера­вен­ство в Фин­лян­дии силь­но вы­рос­ло».

Что ка­са­ет­ся США, то там про­бле­ма сто­ит го­раз­до ост­рее. Про­фес­сор со­ци­аль­ной эко­ло­гии из Уни­вер­си­те­та Ка­ли­фор­нии Джон Уайт­ли на­чал свое вы­ступ­ле­ние с двух цифр: 20% де­тей в Ка­ли­фор­нии жи­вет в бед­но­сти и в два ра­за за по­след­ние пять лет в шта­те вы­рос­ла по­пу­ля­ция крыс — при­чи­ной опять-та­ки яв­ля­ет­ся бед­ность. А Асыл­бек Ко­жах­ме­тов, гла­ва Граж­дан­ско­го аль­ян­са Ка­зах­ста­на, при­вел та­кие циф­ры: 0,001% на­се­ле­ния в Ка­зах­стане вла­де­ет 55% об­ще­го бо­гат­ства, в то вре­мя как 96% взрос­ло­го на­се­ле­ния име­ет го­до­вой до­ход до де­ся­ти ты­сяч дол­ла­ров. В этих усло­ви­ях силь­нее все­го стра­да­ет се­ло, и по­лу­чить выс­шее об­ра­зо­ва­ние в стране се­го­дня мо­жет не бо­лее 20% мо­ло­де­жи из сель­ской мест­но­сти.

«Мир бук­су­ет, эко­но­ми­че­ский рост за­мед­ля­ет­ся, со­ци­аль­ное на­пря­же­ние очень ве­ли­ко — так в сво­ем до­кла­де опи­сы­ва­ет те­ку­щую си­ту­а­цию со­вет­ник пре­зи­ден­та РФ, пред­се­да­тель Со­ве­та по раз­ви­тию граж­дан­ско­го об­ще­ства и пра­вам че­ло­ве­ка Ва­ле­рий Фа­де­ев. — Нера­вен­ство по до­хо­дам тор­мо­зит эко­но­ми­че­ский рост, так как ска­зы­ва­ет­ся на спро­се. Бо­га­тые предъ­яв­ля­ют экс­клю­зив­ный спрос, но он не мо­жет за­ста­вить дви­гать­ся боль­шую эко­но­ми­ку». Ва­ле­рий Фа­де­ев при­вел в при­мер три ре­ги­о­на: Сверд­лов­скую, Тю­мен­скую и Кур­ган­скую об­ла­сти. В со­вет­ское вре­мя они бы­ли близ­ки по ду­ше­во­му ре­ги­о­наль­но­му про­дук­ту. Сей­час раз­ни­ца меж­ду про­из­ве­ден­ной в ре­ги­о­нах до­бав­лен­ной сто­и­мо­стью на од­но­го жи­те­ля ко­лос­саль­на: 208 тыс. руб­лей в Кур­ган­ской об­ла­сти и 625 тыс. руб­лей — в Тю­мен­ской. В пер­вой — от­ток на­се­ле­ния, во вто­рой — при­ток. Но это неуправ­ля­е­мые ми­гра­ци­он­ные про­цес­сы, ко­то­рые ве­дут к нера­вен­ству. Лю­ди уез­жа­ют из сво­их ре­ги­о­нов, так как про­фес­си­о­наль­ные тра­ек­то­рии лю­дей там со­мни­тель­ны: в ре­ги­о­нах, где боль­ше нет про­мыш­лен­но­сти и на­у­ки, нель­зя стать ин­же­не­ром или уче­ным.

По­хо­же, и в гло­баль­ном плане при­чи­ны рас­ту­ще­го нера­вен­ства в гло­ба­ли­за­ции и со­пут­ство­вав­шей ей де­ин­ду­стри­а­ли­за­ции це­лых ре­ги­о­нов.

Во вла­сти нео­ли­бе­ра­лиз­ма

«Де­ин­ду­стри­а­ли­за­ция — од­на из фун­да­мен­таль­ных про­блем, — го­во­рит Ва­ле­рий Фа­де­ев. — Ка­пи­тал пе­ре­ме­ща­ет­ся, но стра­ны, ку­да он пе­ре­ме­ща­ет­ся, бо­га­че на ста­но­вят­ся, а стра­ны, от­ку­да он пе­ре­ме­ща­ет­ся, де­гра­ди­ру­ют». При этом фак­ти­че­ски по все­му ми­ру сей­час из-за нехват­ки де­нег идет от­каз от со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства — яр­чай­ше­го до­сти­же­ния XX ве­ка.

Но, ка­за­лось бы, де­нег в ми­ре до­ста­точ­но — их сей­час да­же боль­ше, чем ко­гда­ли­бо. Вот как объ­яс­ня­ет этот па­ра­докс оче­ви­дец гло­ба­ли­за­ции.

По­лу­чи­лось так, что ка­пи­тал, став в 1980-е и осо­бен­но в 1990-е го­ды гло­баль­ным, пе­ре­стал быть под­кон­троль­ным ка­кой-ли­бо од­ной стране, и не толь­ко вы­рвал­ся на сво­бо­ду, но стал дик­то­вать ми­ру свои усло­вия. Об этом бы­ло весь­ма эмо­ци­о­наль­ное вы­ступ­ле­ние на кон­фе­рен­ции Ан­то­нио Фал­ли­ко, пред­се­да­те­ля со­ве­та ди­рек­то­ров бан­ка Intesa, пре­зи­ден­та ас­со­ци­а­ции «Позна­ем Евра­зию». Ак­ти­вы кре­дит­ных ор­га­ни­за­ций сей­час со­став­ля­ют бо­лее 70 трлн дол­ла­ров — это в пол­то­ра ра­за боль­ше ми­ро­во­го ВВП. 40% всей при­бы­ли кор­по­ра­ций — это при­быль фи­нан­со­во­го сек­то­ра. Кри­зис 2008 го­да был вы­зван струк­тур­ны­ми про­бле­ма­ми нео­ли­бе­раль­но­го пу­ти раз­ви­тия, ко­то­рый про­дви­га­ют Ва­шинг­тон­ский кон­сен­сус и МВФ, про­вед­шие де­мон­таж на­ци­о­наль­ных су­ве­ре­ни­те­тов. И те­перь ми­ру гро­зит но­вый кри­зис, пре­ду­пре­жда­ет Фал­ли­ко: мир оста­ет­ся в ло­вуш­ке низ­ко­го ро­ста, в то вре­мя как це­ны на ак­ции рас­тут неве­ро­ят­но быст­ро, и по­ка­за­тель Shiller P/E ratio (от­но­ше­ние ка­пи­та­ли­за­ции к при­бы­ли) по ин­дек­су S&P 500 сей­час со­став­ля­ет 33 про­тив сред­не­го за всю ис­то­рию 16. Это пост­мо­дер­низм по Ли­о­та­ру, убеж­ден ита­льян­ский бан­кир: фи­нан­сы ста­ли важ­нее про­мыш­лен­но­сти, сча­стье отож­деств­ля­ет­ся с ин­тен­сив­ным ро­стом же­ла­ний.

По вы­ра­же­нию Ан­то­нио Фал­ли­ко, на на­ших гла­зах про­изо­шла му­та­ция нера­вен­ства. Те­перь его стер­жень — гло­баль­ный нео­ли­бе­раль­ный ка­пи­та­лизм, ко­то­рый каж­дый эле­мент фор­ми­ру­ет по об­ра­зу и по­до­бию рын­ка, а в ито­ге раз­ру­ша­ет бла­го­со­сто­я­ние го­су­дар­ства. Ми­ром управ­ля­ют транс­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции, для ко­то­рых жест­кая кон­ку­рен­ция — есте­ствен­ная сре­да оби­та­ния. В ко­неч­ном сче­те нео­ли­бе­ра­лизм — ин­стру­мент по­стро­е­ния гло­баль­ной им­пе­рии в ин­те­ре­сах США.

Один из стол­пов та­кой си­сте­мы — неста­биль­ность по­ло­же­ния тру­дя­щих­ся. Amazon, Uber — при­ме­ры то­го, как со­вре­мен­ные кор­по­ра­ции де­ла­ют ра­бо­ту од­но­ра­зо­вым ре­сур­сом (ку­рьер, так­сист вы­пол­ня­ют один за­каз и не зна­ют, бу­дет ли сле­ду­ю­щий) и та­ким об­ра­зом пе­ре­но­сят рис­ки по­лу­че­ния до­хо­да с кор­по­ра­ций

на лю­дей. Все ра­ди част­ных и бир­же­вых при­бы­лей.

«Мы обя­за­ны раз­ра­бо­тать аль­тер­на­ти­ву нео­ли­бе­ра­лиз­му, — убеж­ден Ан­то­нио Фал­ли­ко. — Нуж­но про­ти­во­дей­ство­вать пас­сив­но­му и раб­ско­му мыш­ле­нию, вы­стра­и­вать кри­ти­че­ское мыш­ле­ние. Нуж­но тре­бо­вать гло­баль­но­го мно­го­по­ляр­но­го управ­ле­ния. США не спо­соб­ны обес­пе­чи­вать без­опас­ность, спра­вед­ли­вость, эко­но­ми­че­скую устой­чи­вость. Нуж­ны сроч­ные ре­фор­мы ВТО, Все­мир­но­го бан­ка, МВФ, с уче­том ро­ли БРИКС, а G20 долж­на стать фо­ру­мом для пе­ре­пи­сы­ва­ния гло­баль­ных эко­но­ми­че­ских пра­вил. Аль­тер­на­ти­ва [нео­ли­бе­ра­лиз­му] — со­ли­дар­ная эко­но­ми­ка на служ­бе всех лю­дей».

О близ­ком но­вом кри­зи­се пре­ду­пре­дил и Ульф Санд­марк — он об­ра­ща­ет вни­ма­ние на еще один по­ка­за­тель слиш­ком боль­шо­го пе­ре­ко­са ми­ро­вой эко­но­ми­ки в сто­ро­ну фи­нан­со­вой си­сте­мы: на огром­ный объ­ем де­ри­ва­ти­вов, ко­то­рый пре­вы­сил 700 трлн дол­ла­ров. Фи­нан­со­вые аг­ре­га­ты все силь­нее рас­хо­дят­ся с фи­зи­че­ским вы­пус­ком, и это, по сло­вам уче­но­го, неиз­беж­но за­кон­чит­ся кра­хом. «Де­ри­ва­ти­вы на­ру­ша­ют це­но­об­ра­зо­ва­ние, на­при­мер неф­ти, что очень важ­но для Рос­сии, — ска­зал Санд­марк “Экс­пер­ту”. — Ре­аль­ная тор­гов­ля [нефтью] мо­жет быть один про­цент, а де­ри­ва­ти­вы — 99 про­цен­тов [объ­е­ма тор­гов]. Ко­гда вы де­ла­е­те кон­тракт в де­ри­ва­ти­вах на мил­ли­ар­ды дол­ла­ров, это воз­дей­ству­ет на це­ны. И здесь есть гео­по­ли­ти­че­ское из­ме­ре­ние. Это сво­е­го ро­да ору­жие про­тив на­ции, что­бы украсть ее бо­гат­ство».

Пер­вый шаг для борь­бы с нера­вен­ством, по Санд­мар­ку, — из­бе­гать уве­ли­че­ния нера­вен­ства и по­яв­ле­ния ги­пе­рин­фля­ции, ко­то­рая мо­жет сно­ва вер­нуть­ся, ес­ли не предот­вра­щать кри­зис. «В ми­ро

вой эко­но­ми­че­ской си­сте­ме все боль­ше дол­га, ею пло­хо управ­ля­ют. На­ка­чи­ва­ние все боль­ше­го объ­е­ма де­нег в си­сте­му — ошиб­ка», — пре­ду­пре­жда­ет уче­ный.

Слиш­ком бо­га­тые ме­не­дже­ры

Слож­но под­счи­тать, вли­я­ет ли рост нера­вен­ства на эко­но­ми­че­ский рост, и ес­ли да, то как имен­но. По мне­нию боль­шин­ства эко­но­ми­стов, эко­но­ми­че­ское нера­вен­ство не свя­за­но с эко­но­ми­че­ским ро­стом, а ес­ли и свя­за­но, то про­ти­во­по­лож­ным об­ра­зом, го­во­рит Вла­ди­мир По­пов. «У араб­ско­го со­цио­ло­га XIV ве­ка Ибн Хал­ду­на бы­ла тео­рия, ко­то­рую сей­час под­ни­ма­ют на щит мно­гие уче­ные, на­при­мер Петр Тур­чин из Кон­нек­ти­кут­ско­го уни­вер­си­те­та, — те стра­ны, ор­га­ни­за­ции и ком­па­нии, ко­то­рые ба­зи­ру­ют­ся на прин­ци­пах со­ли­дар­но­сти, бо­лее кон­ку­рен­то­спо­соб­ны, — рас­ска­зы­ва­ет г-н По­пов. — Это мож­но про­сле­дить по недав­не­му успе­ху стран до­го­ня­ю­ще­го раз­ви­тия: Япо­нии, Юж­ной Ко­реи, Тай­ва­ня, Гон­кон­га и Син­га­пу­ра, ко­то­рые в 1950 го­ду еще бы­ли раз­ви­ва­ю­щи­ми­ся, а в 1970–1980-е го­ды пре­вра­ти­лись в раз­ви­тые. Счи­та­ет­ся, что од­на из глав­ных при­чин их успе­ха — ази­ат­ские цен­но­сти: при­о­ри­тет ин­те­ре­сов кол­лек­ти­ва над ин­те­ре­са­ми ин­ди­ви­ду­у­ма».

В сво­ем до­кла­де Вла­ди­мир По­пов при­вел сле­ду­ю­щие циф­ры: в 2014 го­ду де­сять са­мых вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мых аме­ри­кан­ских ме­не­дже­ров по­лу­чи­ли от 47 млн до 156 млн дол­ла­ров; в 2013 го­ду в Рос­сии Ан­дрей Ко­стин, пре­зи­дент ВТБ, по­лу­чил 37 млн дол­ла­ров (по сло­вам Ко­сти­на, он по­лу­чил за 2013 год 200 млн руб­лей, или око­ло 6,7 млн дол­ла­ров. — «Экс­перт»), а гла­ва «Газ­про­ма» Алек­сей Мил­лер — 25 млн дол­ла­ров; то­гда как в Ки­тае то­п­ме­не­дже­ры по­лу­ча­ют не бо­лее мил­ли­о­на дол­ла­ров.

«Су­ще­ству­ет за­ко­но­да­тель­ное огра­ни­че­ние боль­ших до­хо­дов: так, в Гер­ма­нии, во Фран­ции зар­пла­ты выс­ших ру­ко­во­ди­те­лей, вклю­чая бо­ну­сы, огра­ни­че­ны. У нас, хо­тя уро­вень жиз­ни ни­же, мы пла­тим топ-ме­не­дже­рам мил­ли­о­ны и де­сят­ки мил­ли­о­нов дол­ла­ров, как в США. Ки­тай­цы пла­тят на два по­ряд­ка мень­ше. И нель­зя ска­зать, что ки­тай­ские ком­па­нии ме­нее эф­фек­тив­ны», — от­ме­ча­ет уче­ный.

Бе­з­услов­ный до­ход не по­мо­жет

Од­но вре­мя счи­та­лось, что сни­зить нера­вен­ство мо­жет бе­з­услов­ный ба­зо­вый до­ход — некая сум­ма, ко­то­рая бу­дет вы­пла­чи­вать­ся всем граж­да­нам без ис­клю­че­ния (по­дроб­нее см. «День­ги всем под­ряд», «Экс­перт» № 17 за 2018 год). Од­на­ко по­ка экс­пе­ри­мен­ты с ба­зо­вым до­хо­дом не да­ли од­но­знач­ных по­зи­тив­ных ре­зуль­та­тов.

Двух­лет­ний экс­пе­ри­мент с ба­зо­вым до­хо­дом под­хо­дит к кон­цу в Фин­лян­дии: две ты­ся­чи че­ло­век по­лу­ча­ли еже­ме­сяч­но по 560 ев­ро, их жиз­нен­ные из­ме­не­ния срав­ни­ва­лись с кон­троль­ной груп­пой. Ока­за­лось, что по­лу­чав­шие ба­зо­вый до­ход без­ра­бот­ные лю­ди не ста­ли ак­тив­нее ис­кать ра­бо­ту и пред­при­ни­мать что-то, что­бы из­ме­нить свою жизнь. В то же вре­мя у них сни­зил­ся уро­вень стрес­са. «Я ду­маю, то, ка­ки­ми счи­тать ре­зуль­та­ты экс­пе­ри­мен­та — хо­ро­ши­ми или пло­хи­ми, за­ви­сит от ин­тер­пре­та­ции, — ска­зал “Экс­пер­ту” Вил­ле-Вей­ко Пулк­ка из Уни­вер­си­те­та Хель­син­ки, пред­став­ляв­ший на кон­фе­рен­ции ре­зуль­та­ты пер­во­го го­да экс­пе­ри­мен­та. — Од­ни со­чли ре­зуль­та­ты разо­ча­ро­вы­ва­ю­щи­ми, по­сколь­ку не бы­ло вы­яв­ле­но по­ло­жи­тель­но­го вли­я­ния на за­ня­тость. Но неко­то­рые оце­ни­ва­ют ре­зуль­та­ты по­ло­жи­тель­но, по­сколь­ку у лю­дей улуч­ши­лось ка­че­ство жиз­ни и нель­зя ска­зать, что [по­лу­че­ние ба­зо­во­го до­хо­да] сде­ла­ло лю­дей ле­ни­вы­ми».

При этом да­же неболь­шой фин­ский экс­пе­ри­мент по­ка­зал: вве­де­ние ба­зо­во­го до­хо­да неми­ну­е­мо по­тре­бу­ет на­ло­го­вой ре­фор­мы. «Ба­зо­вый до­ход за­ме­ня­ет мно­же­ство су­ще­ству­ю­щих льгот, но все рав­но необ­хо­ди­мо най­ти сред­ства, что­бы его фи­нан­си­ро­вать. Это озна­ча­ет, что на­лог дол­жен быть вы­ше, — объ­яс­ня­ет Вил­леВей­ко Пулк­ка. — На кор­по­ра­ции или на физ­лиц — за­ви­сит от по­ли­ти­че­ско­го под­хо­да, как имен­но вы хо­ти­те про­во­дить ре­фор­му. Экс­пе­ри­мент, про­ве­ден­ный в Фин­лян­дии, по­ка­зы­ва­ют, что обыч­но нуж­но под­ни­мать и то и то. Но в кон­це кон­цов вли­я­ние на со­во­куп­ную на­ло­го­вую на­груз­ку, ес­ли счи­тать все на­ло­ги и по­лу­ча­е­мые в рам­ках вы­плат сред­ства, ока­жет­ся ней­траль­ным».

Ес­ли бы стра­ны со­би­ра­лись вво­дить ба­зо­вый до­ход, им при­шлось бы изыс­ки­вать соб­ствен­ные воз­мож­но­сти для по­вы­ше­ния на­ло­га. Воз­мож­но, для Рос­сии это был бы некий ва­ри­ант неф­тя­ной рен­ты (ана­лог то­го, что су­ще­ству­ет в стра­нах Пер­сид­ско­го за­ли­ва). «В Фин­лян­дии у нас та­ких ре­сур­сов нет, по­это­му у нас этот во­прос об­суж­да­ют ина­че, — го­во­рит г-н Пулк­ка. — Это мо­жет быть некий эко­ло­ги­че­ский на­лог на ком­па­нии-за­гряз­ни­те­ли, это мо­жет быть уг­ле­род­ный на­лог. Воз­мож­но, в бу­ду­щем на­ло­ги бу­дут ме­нять­ся с уче­том ав­то­ма­ти­за­ции про­из­вод­ства, бу­дут на­ло­ги на ро­бо­тов и так да­лее».

Меж­ду ра­вен­ством и ро­стом

Опро­бо­ван­ный в се­ре­дине XX ве­ка спо­соб борь­бы с нера­вен­ством — пе­ре­рас­пре­де­ле­ние с по­мо­щью на­ло­гов на сверх­до­хо­ды и бо­гат­ство. Вла­ди­мир По­пов ви­дит од­ну из при­чин ро­ста нера­вен­ства с 1980-х го­дов в том, что пре­дель­ные став­ки на­ло­га на сверх­до­хо­ды по все­му ми­ру сни­жа­ют­ся. «В 1960–1970-е го­ды эти став­ки до­хо­ди­ли

в глав­ных за­пад­ных стра­нах до 95 про­цен­тов, а сей­час — ме­нее 50 про­цен­тов. По­хо­же, что по­ли­ти­ки, хо­тя и го­во­рят о необ­хо­ди­мо­сти сни­же­ния нера­вен­ства, фак­ти­че­ски этим не хо­тят за­ни­мать­ся и не про­гно­зи­ру­ют со­ци­аль­но­го взры­ва, — го­во­рит уче­ный. — Мы од­на из немно­гих в ми­ре стран с плос­кой шка­лой по­до­ход­но­го на­ло­га. Обыч­но кри­ти­ки про­грес­сив­ной шка­лы го­во­рят, что в Рос­сии кад­ров у на­ло­го­во­го ве­дом­ства недо­ста­точ­но, что­бы об­ра­бо­тать все де­кла­ра­ции о до­хо­дах. В США по­да­ет­ся сто мил­ли­о­нов де­кла­ра­ций о до­хо­дах, и все они об­ра­ба­ты­ва­ют­ся, что тре­бу­ет огром­ных за­трат. Труд­ность в том, что в этой де­кла­ра­ции на­до ука­зы­вать все ис­точ­ни­ки до­хо­да — толь­ко то­гда по­нят­но, где на­чи­на­ет­ся про­грес­сия. Про­ве­рить до­хо­ды из всех ис­точ­ни­ков очень труд­но. Но есть про­стой ва­ри­ант: до­пу­стим, на­ло­го­вое ве­дом­ство мо­жет фи­зи­че­ски про­ве­рить толь­ко не­сколь­ко ты­сяч че­ло­век. На­до уста­но­вить та­кой по­рог про­грес­сии, что­бы под него по­па­ло толь­ко не­сколь­ко ты­сяч че­ло­век. До­пу­стим, сто мил­ли­о­нов руб­лей в год. По­том немно­го сни­зить его — под этот по­рог по­па­дет уже не­сколь­ко де­сят­ков ты­сяч че­ло­век, и так да­лее. На­ло­го­ви­ки фи­зи­че­ски мо­гут про­ве­рить не­сколь­ко ты­сяч? Зна­чит, про­грес­сия долж­на на­чи­нать­ся имен­но с на­столь­ко вы­со­ких до­хо­дов, ко­то­рые по­лу­ча­ют толь­ко не­сколь­ко ты­сяч че­ло­век. Во всем об­ще­стве, вклю­чая бо­га­тую его часть, это бы­ло бы вос­при­ня­то с по­ни­ма­ни­ем».

Кро­ме на­ло­гов есть и дру­гие спо­со­бы борь­бы с нера­вен­ством, го­во­рит Вла­ди­мир По­пов, — на­при­мер, со­зда­вать рав­ные стар­то­вые воз­мож­но­сти для всех, уве­ли­чи­вая рас­хо­ды на че­ло­ве­че­ский ка­пи­тал, в первую оче­редь на об­ра­зо­ва­ние. По это­му пу­ти сей­час идут в Ки­тае, Юж­ной Ко­рее и, по­ла­га­ет Уайт­ли, долж­ны ид­ти в США.

В Ки­тае про­дви­же­ние со­ци­аль­но­го ра­вен­ства — од­на из го­су­дар­ствен­ных за­дач. За по­след­ние со­рок лет из бед­но­сти вы­бра­лось 800 млн ки­тай­цев, и в 2020 го­ду долж­ны вый­ти еще 13 млн че­ло­век. Как рас­ска­зал член экс­перт­ной ко­мис­сии эко­но­ми­че­ско­го и со­ци­аль­но­го со­ве­та Ки­тая Ху­ан Юи, в стране есть про­грам­мы, по­мо­га­ю­щие ин­ва­ли­дам и жи­те­лям сел до­стичь бо­лее вы­со­ко­го уров­ня жиз­ни, под­держ­ка са­мых бед­ных об­ла­стей (в том чис­ле ба­наль­ным пу­тем объ­еди­не­ния их с бо­лее бо­га­ты­ми), а так­же боль­шое чис­ло об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций, ко­то­рые по­мо­га­ют лю­дям овла­деть но­вой про­фес­си­ей.

«Мы ви­дим рас­сло­е­ние об­ще­ства, — ска­зал на кон­фе­рен­ции пре­зи­дент со­ве­та по эко­но­ми­ке, тру­ду и со­ци­аль­ным во­про­сам Юж­ной Ко­реи Мун Сон Хен.— По­ля­ри­за­ция рын­ка тру­да до­ста­точ­но се­рьез­на, а тех­ни­че­ская ре­во­лю­ция по­вы­ша­ет нера­вен­ство. Лю­ди от­ка­зы­ва­ют­ся за­во­дить де­тей, по­то­му что не мо­гут се­бе это поз­во­лить». В Юж­ной Ко­рее ста­ра­ют­ся по­вы­шать ми­ни­маль­ную опла­ту тру­да, со­зда­вать вы­со­ко­ка­че­ствен­ные ра­бо­чие ме­ста и по­вы­шать уро­вень об­ра­зо­ва­ния, что­бы со­кра­тить раз­рыв меж­ду низ­ко- и вы­со­ко­об­ра­зо­ван­ны­ми людь­ми.

Джон Уайт­ли ви­дит путь к умень­ше­нию бед­но­сти в ин­ве­сти­ци­ях в об­ра­зо­ва­ние де­тей на ран­них эта­пах — в три-пять лет, что­бы сти­му­ли­ро­вать их ко­гни­тив­ные спо­соб­но­сти, и это долж­но со­че­тать­ся с пол­но­цен­ным пи­та­ни­ем и во­вле­чен­но­стью ро­ди­те­лей.

Су­ще­ству­ет ли иде­аль­но низ­кий уро­вень нера­вен­ства и мож­но ли его до­стичь? «Ес­ли лю­ди мно­го ра­бо­та­ют или име­ют успеш­ный биз­нес, то, ко­неч­но, они хо­тят по­лу­чать боль­ше, — рас­суж­да­ет Вил­леВей­ко Пулк­ка. — Та­кая раз­ни­ца вос­при­ни­ма­ет­ся тер­пи­мо. Но в се­вер­ных стра­нах есть мне­ние, что нуж­но иметь мень­ший раз­рыв, что­бы бы­ло устой­чи­вое раз­ви­тие стра­ны. Мне ка­жет­ся, что са­мый важ­ный во­прос здесь не о нера­вен­стве, а что­бы все по­лу­ча­ли адек­ват­ную опла­ту и усло­вия

ра­бо­ты. В Фин­лян­дии есть но­вый спо­соб из­ме­ре­ния адек­ват­но­го до­хо­да, ко­то­рый ис­поль­зу­ют вме­сте с уров­нем бед­но­сти, — этот по­ка­за­тель луч­ше от­ра­жа­ет, сколь­ко де­нег нуж­но лю­дям [для удо­вле­тво­ре­ния ба­зо­вых нужд]. Я бы ска­зал, нам нуж­ны но­вые ме­то­ды из­ме­ре­ния нера­вен­ства, но­вые ин­ди­ка­то­ры и по­ни­ма­ние, как лю­ди ис­поль­зу­ют день­ги».

«Про­бле­ма со­ци­аль­но­го ка­пи­та­ла име­ет боль­шее зна­че­ние, чем про­сто нера­вен­ство до­хо­дов, — со­гла­ша­ет­ся глав­ный эко­но­мист ВЭБ.РФ Ан­дрей Кле­пач. — У лю­дей нет воз­мож­но­сти раз­ви­вать­ся, дать хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние сво­им де­тям, си­сте­ма здра­во­охра­не­ния в кри­зи­се. Мы не смог­ли вы­ра­бо­тать мо­дель раз­ви­тия, ко­то­рая поз­во­ли­ла бы най­ти ба­ланс меж­ду эф­фек­тив­но­стью, ин­ди­ви­ду­аль­ной пред­при­ни­ма­тель­ской сво­бо­дой, тем­па­ми ро­ста и спра­вед­ли­во­стью. Ни­где [в ми­ре] не смог­ли».

В за­клю­че­ние необ­хо­ди­мо ска­зать сле­ду­ю­щее: хо­тя со­вре­мен­ные пат­ри­ции — по­лу­ча­те­ли сверх­до­хо­дов по­ла­га­ют, что с нера­вен­ством мож­но ни­че­го не де­лать, уче­ные уве­ре­ны, что это со­вер­шен­но не так. «Нера­вен­ство не мо­жет рас­ти неогра­ни­чен­но, — пи­шут Джо­мо и По­пов в уже упо­ми­нав­шем­ся ма­те­ри­а­ле “Дол­го­сроч­ные тен­ден­ции в рас­пре­де­ле­нии до­хо­дов”. — Ви­ди­мо, есть кри­ти­че­ский уро­вень нера­вен­ства, при пре­вы­ше­нии ко­то­ро­го на­ци­о­наль­ные го­су­дар­ства по­гру­жа­ют­ся в пу­чи­ну со­ци­аль­ных кон­флик­тов и рас­па­да­ют­ся. Ес­ли рост нера­вен­ства внут­ри стран не удаст­ся предот­вра­тить, сна­ча­ла стра­ны мо­гут по­пасть в ло­вуш­ку с пло­хим рав­но­ве­си­ем, ко­то­рое вос­про­из­во­дит се­бя: пло­хое ка­че­ство го­су­дар­ствен­ных ин­сти­ту­тов, низ­кий рост, низ­кая со­ци­аль­ная мо­биль­ность и вы­со­кая со­ци­аль­ная на­пря­жен­ность. Вы­ход из этой ло­вуш­ки воз­мо­жен пу­тем по­сте­пен­ных ре­форм, но, ес­ли ре­фор­мы от­кла­ды­ва­ют­ся, даль­ней­ший рост нера­вен­ства мо­жет за­кон­чить­ся со­ци­аль­ной ре­во­лю­ци­ей». ■

Од­на из при­чин ро­ста нера­вен­ства

с 1980-х го­дов в

том, что пре­дель­ные став­ки

на­ло­га на сверх­до­хо­ды

по все­му ми­ру сни­жа­ют­ся

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.