РИС­КИ ЗАТАИЛИСЬ

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Смо­жет ли ми­ро­вая экономика спра­вить­ся с по­след­стви­я­ми спа­да на рын­ке не­дви­жи­мо­сти Гон­кон­га или со­кра­ще­ния чис­ла бу­ро­вых на слан­це­вых ме­сто­рож­де­ни­ях США?

Смо­жет ли ми­ро­вая экономика спра­вить­ся с по­след­стви­я­ми спа­да на рын­ке не­дви­жи­мо­сти Гон­кон­га или со­кра­ще­ния чис­ла бу­ро­вых на слан­це­вых ме­сто­рож­де­ни­ях США?

Ми­ро­вая экономика про­бук­со­вы­ва­ет, и каж­дый год ко­ли­че­ство рис­ков, ко­то­рые мо­гут при­ве­сти к эф­фек­ту до­ми­но, уве­ли­чи­ва­ет­ся. Осе­нью МВФ по­ни­зил про­гноз ми­ро­во­го эко­но­ми­че­ско­го ро­ста на 2019 год с 3,3% (ве­сен­ний про­гноз) до 3,0%. Это наи­мень­ший по­ка­за­тель с 2008 го­да. Про­гноз на 2020 год то­же был по­ни­жен — с 3,6 до 3,4%. Ос­нов­ная при­чи­на кор­рек­ти­ров­ки — за­мед­ле­ние эко­но­мик Ки­тая и США. Но в 2019 го­ду про­яви­лись несколь­ко но­вых рис­ков, ко­то­рые в бу­ду­щем го­ду мо­гут пу­стить со­бы­тия по со­вер­шен­но но­во­му пу­ти.

Гон­конг по­сле пе­ре­гре­ва

На­чать сто­ит с си­ту­а­ции в Гон­кон­ге, где в один узел свя­за­лись де­неж­но-кре­дит­ная по­ли­ти­ка и пе­ре­грев рын­ка не­дви­жи­мо­сти (по­дроб­нее см. «Гон­конг­ский цу­г­ц­ванг», «Экс­перт» № 38 за 2018 год). «Це­ны на недви­жи­мость в Гон­кон­ге (в дол­ла­рах США за квад­рат­ный метр) — од­ни из са­мых вы­со­ких в ми­ре. Низ­кая до­ступ­ность (как в плане по­куп­ки, так и арен­ды) жи­лья — од­на из са­мых се­рьез­ных про­блем для жи­те­лей Гон­кон­га, — рас­ска­зы­ва­ет ана­ли­тик “Аль­фаКа­пи­тал” Мак­сим Би­рю­ков. — Ры­нок силь­но пе­ре­грет, че­му в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни по­спо­соб­ство­ва­ла вол­на по­ку­пок с ма­те­ри­ко­во­го Ки­тая». На­чаль­ник ана­ли­ти­че­ско­го управ­ле­ния, член cо­ве­та ди­рек­то­ров ООО «Банк БКФ» Мак­сим Осад­чий до­бав­ля­ет, что в сред­нем квад­рат­ный метр апар­та­мен­тов в цен­тре го­ро­да сто­ит 28,6 тыс. дол­ла­ров, то­гда как, на­при­мер, в цен­тре То­кио — око­ло 16,3 тыс. дол­ла­ров.

Не­уди­ви­тель­но, что в та­ких усло­ви­ях в мае это­го го­да Centa-City Index (CCI; еже­ме­сяч­ный ин­декс цен на вто­рич­ном рын­ке жи­лья Гон­кон­га) со­став­лял 185,23 пунк­та, чуть мень­ше ис­то­ри­че­ско­го мак­си­му­ма 185,31 пунк­та, ко­то­рый был до­стиг­нут в ав­гу­сте 2018 го­да. Од­на­ко по­сле мая 2019-го на­ча­лось плав­ное сни­же­ние, а в сен­тяб­ре ин­декс рух­нул с 183,93 до 176,07. В ок­тяб­ре сни­же­ние про­дол­жи­лось, хо­тя и не та­ки­ми ка­та­стро­фи­че­ски­ми тем­па­ми, ин­декс оста­но­вил­ся на от­мет­ке 172,4. Впро­чем, немно­го успо­ка­и­ва­ют дан­ные по CentaCity Leading Index (CCL; еже­не­дель­ный ин­декс, ос­но­ван­ный на за­пла­ни­ро­ван­ных про­да­жах жи­лья). Как от­ме­ча­ет Мак­сим Осад­чий, CCL сни­жа­ет­ся, но не ка­та­стро­фи­че­ски: его ис­то­ри­че­ский мак­си­мум 190,48 пунк­та был до­стиг­нут в кон­це июня 2018 го­да, в на­ча­ле де­каб­ря он сни­зил­ся до 179,11.

Нуж­но учи­ты­вать, что ры­нок не­дви­жи­мо­сти в Гон­кон­ге очень силь­но ин­те­гри­ро­ван в фи­нан­со­вую си­сте­му. Как

от­ме­ча­ет Мак­сим Би­рю­ков, су­дя по тем­пам ро­ста кре­дит­ных порт­фе­лей бан­ков ост­ро­ва и рас­ту­щей до­ле дол­га сек­то­ра не­дви­жи­мо­сти, боль­шая до­ля по­ку­пок про­ис­хо­дит в кре­дит. Со­от­вет­ствен­но, ес­ли нач­нут­ся се­рьез­ные пробле­мы на рын­ке не­дви­жи­мо­сти — пробле­мы бу­дут и у гон­конг­ских бан­ков, а в свя­зи с их ин­те­гра­ци­ей в ми­ро­вую фи­нан­со­вую си­сте­му даль­ше они мо­гут пе­ре­ки­нуть­ся на весь мир. «Рис­ки кор­рек­ции рын­ка не­дви­жи­мо­сти Гон­кон­га вы­со­ки, а учи­ты­вая его раз­мер и сте­пень ин­те­гра­ции в ми­ро­вую эко­но­ми­ку, та­кая кор­рек­ция и ее по­след­ствия мо­гут быть до­воль­но мас­штаб­ны­ми для ре­ги­о­на и для ми­ра в це­лом», — за­клю­ча­ет г-н Би­рю­ков. Сто­ит от­ме­тить, что из 164 бан­ков с пол­ной бан­ков­ской ли­цен­зи­ей, ра­бо­та­ю­щих в Гон­кон­ге, толь­ко 31 за­ре­ги­стри­ро­ван на его тер­ри­то­рии. По дан­ным Бан­ка меж­ду­на­род­ных рас­че­тов, из 1,548 трлн дол­ла­ров США транс­гра­нич­ных за­им­ство­ва­ний, про­хо­дя­щих че­рез Гон­конг, толь­ко 4% про­из­во­дят­ся бан­ка­ми, ба­зи­ру­ю­щи­ми­ся в нем, осталь­ные про­хо­дят че­рез от­де­ле­ния и до­чер­ние под­раз­де­ле­ния ино­стран­ных бан­ков.

При­чин спа­да на рын­ке не­дви­жи­мо­сти по­лу­ост­ро­ва несколь­ко — это и тор­го­вая вой­на меж­ду США и КНР, и рост про­тестной ак­тив­но­сти в Гон­кон­ге. Тут нуж­но от­ме­тить, что бла­го­по­лу­чие эко­но­ми­ки и фи­нан­со­во­го сек­то­ра Гон­кон­га на­пря­мую за­ви­сит как от Ки­тая, так и от США. В 2018 го­ду, по дан­ным ба­зы дан­ных Comtrade ООН, до­ля Ки­тая в гон­конг­ском экс­пор­те со­ста­ви­ла 55,2% (314,29 млрд дол­ла­ров США), в им­пор­те — 44,8% (280,98 млрд). Что же ка­са­ет­ся США, то курс гон­конг­ско­го дол­ла­ра при­вя­зан к аме­ри­кан­ской ва­лю­те: один дол­лар США мо­жет сто­ить от 7,75 до 7,85 гон­конг­ско­го дол­ла­ра. Гон­конг так­же об­ла­да­ет осо­бым ста­ту­сом при тор­гов­ле с США, от­лич­ным от ста­ту­са ма­те­ри­ко­во­го Ки­тая. Этот ста­тус сей­час под угро­зой из-за под­пи­сан­но­го пре­зи­ден­том США До­наль­дом Трам­пом За­ко­на о пра­вах че­ло­ве­ка и де­мо­кра­тии в Гон­кон­ге (Hong Kong Human Rights and Democracy Act). Соб­ствен­но, за­щи­та про­те­сту­ю­щих и неза­ви­си­мо­сти Гон­кон­га от ма­те­ри­ко­во­го Ки­тая и яв­ля­ет­ся пред­ме­том это­го за­ко­на.

Ес­ли про­те­сты про­дол­жат­ся (а по­ка они не пре­кра­ща­ют­ся), не на­ру­шить этот за­кон бу­дет весь­ма слож­но. Ведь про­ве­рять со­блю­де­ние норм за­ко­на бу­дут не в со­от­вет­ствии с чет­ко про­пи­сан­ны­ми кри­те­ри­я­ми, а на ос­но­ве оцен­ки дей­ствий Гон­кон­га в США. А из-за на­ру­ше­ния по­ло­же­ний это­го за­ко­на Гон­конг мо­жет ли­шить­ся сво­е­го осо­бо­го ста­ту­са. Это, в свою оче­редь, силь­но уда­рит по его эко­но­ми­ке и по­ста­вит под удар при­вяз­ку гон­конг­ской ва­лю­ты к дол­ла­ру США.

Мно­гие ана­ли­ти­ки пред­ска­зы­ва­ли крах при­вяз­ки уже сей­час. Од­на­ко эти пред­ска­за­ния не оправ­да­лись, и курс гон­конг­ско­го дол­ла­ра укре­пил­ся с 7,83 за дол­лар США 8 де­каб­ря до 7,79 18 де­каб­ря 2019 го­да. Это бы­ло са­мое длин­ное рал­ли гон­конг­ско­го дол­ла­ра за по­след­ние во­семь лет. Пред­по­ло­жи­тель­но оно вы­зва­но сни­же­ни­ем на­ка­ла в тор­го­вой войне меж­ду Ки­та­ем и США и по­треб­но­стью гон­конг­ских бан­ков в на­лич­но­сти для вы­пол­не­ния ре­гу­ля­тор­ных нор­ма­ти­вов. По­ло­жи­тель­ный вклад так­же внес­ли уве­ре­ния Hong Kong Monetary Authority (HKMA; ана­лог цен­траль­но­го бан­ка в Гон­кон­ге), что при­вяз­ка к дол­ла­ру важ­на как с пси­хо­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния, так и для эко­но­ми­ки, осо­бен­но в си­ту­а­ции про­те­стов.

Воз­мож­ность дер­жать курс в за­дан­ном диа­па­зоне у HKMA по­ка есть, и сил мо­жет да­же хва­тить на спа­се­ние гон­конг­ских бан­ков. Офи­ци­аль­ные ва­лют­ные ре­зер­вы Гон­кон­га со­став­ля­ли на ко­нец но­яб­ря 434,3 млрд дол­ла­ров США (440,6 млрд на ко­нец ок­тяб­ря, 438,6 на ко­нец сен­тяб­ря) — эта сум­ма при­мер­но со­от­вет­ству­ет се­ми­крат­но­му объ­е­му на­лич­но­го об­ра­ще­ния, или, со­об­ща­ет HKMA, 45% де­неж­но­го аг­ре­га­та M3 гон­конг­ско­го дол­ла­ра.

Ки­тай­ские госкор­по­ра­ции за­лез­ли в дол­ги

Сто­ит так­же об­ра­тить вни­ма­ние на ма­те­ри­ко­вый Ки­тай, где фи­нан­со­вые пробле­мы воз­ник­ли у це­ло­го ря­да кор­по­ра­ций. Так, го­су­дар­ствен­ная Tewoo Group недав­но до­пу­сти­ла де­фолт по сво­им об­ли­га­ци­ям, но­ми­ни­ро­ван­ным в дол­ла­рах США, в раз­ме­ре 38 млрд дол­ла­ров. Это са­мый круп­ный дол­ла­ро­вый де­фолт по об­ли­га­ци­ям гос­ком­па­ний в ми­ре за по­след­ние два­дцать лет.

Ес­ли до­ве­рять от­че­ту Fitch Ratings «Fitch Ratings 2020 Outlook: Asia-Pacific Corporates», то по­лу­ча­ет­ся, что при об­щем ста­биль­ном про­гно­зе по 408 ази­ат­ско-ти­хо­оке­ан­ским кор­по­ра­ци­ям клю­че­вые рис­ки скон­цен­три­ро­ва­ны в Ки­тае. Свя­за­ны эти рис­ки в первую оче­редь с па­де­ни­ем в те­че­ние уже двух лет про­даж ав­то­мо­би­лей, а так­же жи­лищ­но­го стро­и­тель­ства. В Fitch счи­та­ют, что по­ли­ти­ка ки­тай­ско­го пра­ви­тель­ства обес­пе­чит стро­и­тель­ной ин­ду­стрии мяг­кую по­сад­ку и ни­ве­ли­ру­ет риск пе­ре­гре­ва рын­ка жи­лья.

Но не сто­ит за­бы­вать о про­бле­мах с от­чет­но­стью и ста­ти­сти­кой в Ки­тае. «Си­ту­а­ция с де­фол­та­ми вы­со­ко­ри­с­ко­вых за­ем­щи­ков в Ки­тае по­ка не вы­шла из-под кон­тро­ля, но рас­ту­щие тем­пы ро­ста про­сро­чек и до­воль­но ши­ро­кий круг охва­чен­ных от­рас­лей (недви­жи­мость/де­ве­ло­п­мент, авиа­ция, нефть, металлурги­я,

здравоохра­нение, тор­гов­ля) вы­зы­ва­ют бес­по­кой­ство, — объ­яс­ня­ет Мак­сим Би­рю­ков. — Си­ту­а­ция ослож­ня­ет­ся тем, что зна­чи­тель­ная часть по­тен­ци­аль­ных де­фол­тов мо­жет скры­вать­ся в так на­зы­ва­е­мом те­не­вом бан­кин­ге, ка­че­ство ак­ти­вов в ко­то­ром слож­но оце­нить по при­чине огра­ни­чен­ной ин­фор­ма­ции».

Ес­ли пробле­мы ки­тай­ских кор­по­ра­ций все-та­ки вый­дут из-под кон­тро­ля го­су­дар­ства, ма­ло ни­ко­му не по­ка­жет­ся — ведь чем боль­шую часть ми­ро­вой эко­но­ми­ки за­тра­ги­ва­ет пер­во­на­чаль­ная при­чи­на кри­зи­са, тем се­рьез­нее бу­дет сам кри­зис.

ФРС ре­ша­ет про­бле­му, ко­то­рую са­ма со­зда­ла

В США про­блем то­же хва­та­ет. В сен­тяб­ре это­го го­да ФРС впер­вые за де­сять лет при­шлось экс­трен­но влить лик­вид­ность в аме­ри­кан­ский меж­бан­ков­ский ры­нок. Мест­ные бан­ки столк­ну­лись с огром­ной нехват­кой лик­вид­но­сти, став­ки по неко­то­рым ин­стру­мен­там под­ско­чи­ли с двух до де­ся­ти про­цен­тов. Для ре­ше­ния пробле­мы ФРС за один день при­шлось влить 53 млрд дол­ла­ров. «Ос­нов­ная пробле­ма меж­бан­ков­ско­го рын­ка в США свя­за­на с тем, что ФРС с ян­ва­ря 2018 го­да по сен­тябрь 2019-го со­кра­ти­ла свой ба­ланс бо­лее чем на полтриллио­на дол­ла­ров, тем са­мым умень­шив объ­ем лик­вид­но­сти, ко­то­рый на­хо­дил­ся на рын­ке. Круп­ные бан­ки ста­ли ис­пы­ты­вать пробле­мы, и став­ки меж­бан­ков­ско­го рын­ка вы­рос­ли. На­чи­ная с ок­тяб­ря это­го го­да ФРС на­ча­ла но­вый ра­унд ко­ли­че­ствен­но­го смяг­че­ния», — объ­яс­ня­ет за­ве­ду­ю­щий ка­фед­рой фон­до­вых рын­ков и фи­нан­со­во­го ин­жи­ни­рин­га фа­куль­те­та фи­нан­сов и бан­ков­ско­го де­ла РАНХиГС Кон­стан­тин Ко­ри­щен­ко.

Впро­чем, мно­гие ана­ли­ти­ки не ви­дят боль­шой пробле­мы в про­изо­шед­шем. «Ры­нок лик­вид­но­сти в США на­хо­дит­ся во вполне спо­кой­ном со­сто­я­нии. При­чи­на это­го ин­ци­ден­та не но­си­ла фун­да­мен­таль­ный

ха­рак­тер, она со­сто­я­ла в сов­па­де­нии по вре­ме­ни несколь­ких фак­то­ров, спо­соб­ству­ю­щих от­то­ку лик­вид­но­сти», — по­ла­га­ет Мак­сим Осад­чий.

Од­на­ко на­чи­ная с сен­тяб­ря ФРС пе­ри­о­ди­че­ски про­во­дит неболь­шие ин­тер­вен­ции с ис­поль­зо­ва­ни­ем крат­ко­сроч­ных ин­стру­мен­тов в до­пол­не­ние к пред­ло­же­ни­ям бо­лее длин­ных зай­мов. По­ка этих мер до­ста­точ­но, но впе­ре­ди еще ко­нец го­да, ко­гда ком­па­ни­ям по­тре­бу­ют­ся день­ги для уре­гу­ли­ро­ва­ния на­ло­го­вых во­про­сов. Это по­слу­жит от­лич­ным стресс-те­стом устой­чи­во­сти си­сте­мы.

Слан­це­вая нефть на по­ро­ге кри­зи­са

Дру­гая важ­ная пробле­ма, ко­то­рая мо­жет встать в пол­ный рост в бу­ду­щем го­ду, — сни­же­ние чис­ла неф­те­до­бы­ва­ю­щих бу­ро­вых уста­но­вок в США. Оно идет уже 12 ме­ся­цев, и, по дан­ным Baker Hughes, ес­ли год на­зад их бы­ло 873, то сей­час — 667. Боль­шая часть это­го со­кра­ще­ния при­хо­дит­ся на до­бы­чу слан­це­вой неф­ти. Ин­те­рес­ный мо­мент за­клю­ча­ет­ся в том, что это не вы­зва­но рез­ким па­де­ни­ем цен на нефть. При этом до­бы­ча неф­ти вы­рос­ла с 11,7 млн бар­ре­лей в день в на­ча­ле го­да до ре­корд­ных 12,9 млн бар­ре­лей в день в но­яб­ре. Но слан­це­вые за­ле­жи неф­ти ис­то­ща­ют­ся го­раз­до быст­рее тра­ди­ци­он­ных. И без вво­да но­вых бу­ро­вых уже че­рез несколь­ко лет до­бы­ча неф­ти в США рез­ко упа­дет.

«В 2019 го­ду на­блю­да­лось рас­хож­де­ние ди­на­ми­ки. По­хо­же, вме­сто ин­ве­сти­ро­ва­ния в раз­вед­ку и бу­ре­ние, ком­па­нии со­сре­до­то­чи­лись на по­вы­ше­нии эф­фек­тив­но­сти до­бы­чи на уже раз­бу­рен­ных ме­сто­рож­де­ни­ях, — рас­суж­да­ет Мак­сим Би­рю­ков. — Мы ду­ма­ем, что в 2020 го­ду до­бы­ча в США вы­рас­тет еще на 0,5–1 мил­ли­он бар­ре­лей в сут­ки, по­сле че­го вый­дет на пла­то или ста­нет сни­жать­ся».

Но не все ана­ли­ти­ки про­яв­ля­ют бес­по­кой­ство. «Слан­це­вую ре­во­лю­цию не

оста­но­вить. Со­кра­ще­ние чис­ла бу­ро­вых уста­но­вок в США в усло­ви­ях от­но­си­тель­но низ­кой це­ны неф­ти — есте­ствен­ный про­цесс, вы­жи­ва­ют наи­бо­лее эф­фек­тив­ные иг­ро­ки. Тех­но­ло­ги­че­ский про­гресс ве­дет к сни­же­нию из­дер­жек от­рас­ли», — уве­рен Мак­сим Осад­чий.

Од­на­ко да­же ес­ли тех­но­ло­ги­че­скую ре­во­лю­цию не оста­но­вить, су­ще­ству­ю­щим слан­це­вым ком­па­ни­ям это не по­мо­жет. Они уже за­ку­пи­ли бу­ро­вые уста­нов­ки, ра­бо­та­ю­щие в со­от­вет­ствии с те­ку­щим тех­но­ло­ги­че­ским уров­нем. «Слан­це­вая от­расль, ско­рее все­го, до­стиг­ла пи­ка, а в лю­бой кре­дит­ной ис­то­рии са­мый бо­лез­нен­ный мо­мент — про­хож­де­ние та­ко­го пи­ка. Ре­чи о кол­лап­се по­ка не идет, но та­ко­го ро­ста объ­е­мов кре­ди­то­ва­ния, как рань­ше, уже не бу­дет, — рас­ска­зы­ва­ет Кон­стан­тин Ко­ри­щен­ко. — Даль­ней­шее бу­дет за­ви­сеть от то­го, как устро­е­на биз­нес-мо­дель слан­це­вых ком­па­ний. Ес­ли они во мно­гом жи­ли на кре­дит­ной иг­ле за счет по­сто­ян­но­го ро­ста ле­вери­джа, то рис­ки та­кой мо­де­ли ста­нут весь­ма ско­ро про­яв­лять­ся. В лю­бом слу­чае об­ва­ла рын­ка слан­це­вой неф­ти ждать не сле­ду­ет, но пе­ри­од ее бур­но­го ро­ста, осо­бен­но в ча­сти но­во­го бу­ре­ния, ско­рее все­го, за­кон­чил­ся».

Во­прос в том, сколь­ко имен­но из слан­це­вых ком­па­ний си­дят на кре­дит­ной иг­ле. Пер­вые пред­вест­ни­ки бу­ду­щих про­блем уже есть. Chesapeake Energy не пер­вый квар­тал ис­пы­ты­ва­ет фи­нан­со­вые труд­но­сти. По­сле вы­хо­да от­чет­но­сти ком­па­нии за тре­тий квар­тал ее ак­ции рух­ну­ли на 18%. Сей­час же Chesapeake Energy при­шлось взять но­вый кре­дит в раз­ме­ре 1,5 млрд дол­ла­ров для вы­плат по ра­нее взя­тым на се­бя обя­за­тель­ствам. Со­от­но­ше­ние долг/EBITDA ком­па­нии (в го­до­вом ис­чис­ле­нии) на ко­нец тре­тье­го квар­та­ла со­став­ля­ло 3,39, что го­во­рит о вы­со­ком уровне за­кре­ди­то­ван­но­сти.

Аме­ри­кан­ские бан­ки уже на­ча­ли со­кра­щать ли­ми­ты по кре­дит­ным ли­ни­ям слан­це­вым ком­па­ни­ям. На­при­мер, на 10% бы­ли со­кра­ще­ны крат­ко­сроч­ные кре­дит­ные ли­ми­ты Laredo Petroleum и Oasis Petroleum, ко­то­рые эти ком­па­нии мог­ли брать под свои неф­те­га­зо­вые за­па­сы. Раз­мер пробле­мы для аме­ри­кан­ских бан­ков ви­ден из рас­че­тов ана­ли­ти­че­ско­го цен­тра Rystad Energy. Ес­ли слан­це­вые ком­па­нии не на­бе­рут но­вых дол­гов (а они уже на­чи­на­ют), то в те­че­ние сле­ду­ю­щих се­ми лет 40 круп­ней­ших слан­це­вых ком­па­ний долж­ны бу­дут вы­пла­тить в ка­че­стве про­цен­тов и вы­плат по ос­нов­но­му дол­гу 100 млрд дол­ла­ров. Воз­ник­но­ве­ние про­блем с вы­пла­та­ми вы­зо­вет пробле­мы у аме­ри­кан­ских бан­ков, ко­то­рые вы­да­ли эти кре­ди­ты. Что, в свою оче­редь, мо­жет по­слу­жить спус­ко­вым крюч­ком оче­ред­но­го кри­зи­са. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.