«ЧТО­БЫ ОСТАТЬСЯ НА МЕСТЕ, НУЖНО БЕЖАТЬ БЫСТ­РЕЕ»

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Не­смот­ря на кри­зис в по­тре­би­тель­ских от­рас­лях, ком­па­ния «Норд­текс» на­ме­ре­на и даль­ше ин­ве­сти­ро­вать в про­из­вод­ствен­ные мощ­но­сти и вы­во­дить на ры­нок но­вые про­дук­ты

Не­смот­ря на кри­зис в по­тре­би­тель­ских от­рас­лях, ком­па­ния «Норд­текс» на­ме­ре­на и даль­ше ин­ве­сти­ро­вать в про­из­вод­ствен­ные мощ­но­сти и вы­во­дить на ры­нок но­вые про­дук­ты

Вми­нув­шем го­ду мно­гие оте­че­ствен­ные пред­при­ни­ма­те­ли в развитии за­ни­ма­ли осто­рож­но­кон­сер­ва­тив­ную по­зи­цию — но­вых про­ек­тов не за­пус­ка­ли, ин­ве­сти­ро­ва­ли лишь по необ­хо­ди­мо­сти, за­кры­ва­ли неэф­фек­тив­ные про­ек­ты. Осо­бен­но это бы­ло за­мет­но по иг­ро­кам рын­ка, ра­бо­та­ю­щим на ко­неч­ных по­тре­би­те­лей. За­мо­роз­ка про­ек­тов и низ­кая ин­ве­сти­ци­он­ная ак­тив­ность за­пла­ни­ро­ва­на и на 2020 год. Тем не ме­нее есть ком­па­нии, ко­то­рые счи­та­ют необ­хо­ди­мым при­ни­мать ак­тив­ные дей­ствия да­же не для то­го, что­бы силь­но вы­рас­ти, а что­бы со­хра­нить то, что есть. Од­на из них — Ива­нов­ский тек­стиль­ный хол­динг «Норд­текс», который спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на про­из­вод­стве тка­ней, спец­одеж­ды и до­маш­не­го тек­сти­ля. Ее вла­де­лец и ге­не­раль­ный ди­рек­тор Юрий Яблоков уве­рен: се­го­дня, что­бы оста­вать­ся на месте, нужно бежать быст­рее, а раз­ви­тие но­вых на­прав­ле­ний де­я­тель­но­сти и до­пол­ни­тель­ные ин­ве­сти­ции поз­во­лят из­бе­жать па­де­ния обо­ро­тов. В ин­тер­вью «Экс­пер­ту» Юрий Яблоков под­во­дит ито­ги ми­нув­ше­го го­да, рас­ска­зы­ва­ет об осо­бен­но­стях го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния тек­стиль­ной про­мыш­лен­но­сти, о ра­бо­те с по­тре­би­те­ля­ми и, глав­ное, о же­ла­нии мас­шта­би­ро­вать биз­нес.

— Юрий Сер­ге­е­вич, что про­ис­хо­дит со спро­сом на ва­шу про­дук­цию? С ка­ки­ми ре­зуль­та­та­ми вы закончили год?

— Ры­нок до­маш­не­го тек­сти­ля на­пря­мую свя­зан с по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­стью на­се­ле­ния. И на­стро­е­ния у тор­го­вых се­тей, ко­то­рые яв­ля­ют­ся для нас ос­нов­ным рын­ком сбы­та,

се­го­дня не очень ра­дуж­ные. Мно­гие ри­тей­ле­ры от­ме­ча­ют со­кра­ще­ние про­даж по всей на­шей ка­те­го­рии: к при­ме­ру, ес­ли го­во­рить о по­стель­ном бе­лье, то это как ми­ни­мум ми­нус де­сять про­цен­тов от уров­ня про­даж преды­ду­ще­го го­да. Ско­рее все­го, в бли­жай­шей пер­спек­ти­ве па­де­ние по­тре­би­тель­ско­го спро­са не оста­но­вит­ся — по­тре­би­тель­ские тра­ты се­го­дня боль­ше на­по­ми­на­ют вы­нуж­ден­ную ме­ру.

Рын­ки спец­тка­ней, спец­одеж­ды, на ко­то­рых мы так­же пред­став­ле­ны, на­про­тив, ма­ло за­ви­сят от пла­те­же­спо­соб­но­го спро­са на­се­ле­ния. Та­кую про­дук­цию при­об­ре­та­ют в ос­нов­ном круп­ные ком­па­нии и госкор­по­ра­ции. По их за­куп­кам мож­но су­дить об об­щей эко­но­ми­че­ской си­ту­а­ции в стране. Сей­час си­ту­а­ция обыч­ная: нет се­рьез­но­го па­де­ния или ро­ста про­даж. Воз­мож­но, в це­лом на­прав­ле­ние спец­тка­ней и спец­одеж­ды сни­жа­ет­ся, но оно ком­пен­си­ру­ет­ся дей­стви­я­ми вла­стей. К при­ме­ру, на­чи­ная с 2014 го­да пра­ви­тель­ство ак­тив­но ис­поль­зу­ет про­тек­ци­о­нист­ские ме­ры, жест­ко ре­гу­ли­руя эти рын­ки: при­нят ряд по­ста­нов­ле­ний, обя­зы­ва­ю­щих ком­па­нии при­об­ре­тать боль­ше оте­че­ствен­ной про­дук­ции. По­это­му у рос­сий­ских про­из­во­ди­те­лей нет ощу­ще­ния па­де­ния сбы­та.

— По­лу­ча­ет­ся, что сей­час вам вы­год­нее за­ни­мать­ся про­из­вод­ством спец­тка­ней и спец­одеж­ды, чем до­маш­не­го тек­сти­ля?

— Не со­всем так. Я не пом­ню пе­ри­о­дов, ко­гда все бы­ло за­ме­ча­тель­но и на том и на дру­гом рын­ке. Мы дей­ству­ем, не силь­но ори­ен­ти­ру­ясь на ры­ноч­ные трен­ды. Тем бо­лее что на­ша ком­па­ния не име­ет по­дав­ля­ю­щей до­ли на этих рын­ках. Ча­сто бы­ва­ет, что весь ры­нок фик­си­ру­ет па­де­ние про­даж, а мы, на­про­тив, рас­тем — и здесь нет ни­че­го необыч­но­го. Мно­гое за­ви­сит от на­ших кон­крет­ных уси­лий.

К при­ме­ру, по до­маш­не­му тек­сти­лю в на­шей ком­па­нии мы про­во­дим до­ста­точ­но боль­шую ди­вер­си­фи­ка­цию. Ес­ли со­всем не­дав­но мы в ос­нов­ном спе­ци­а­ли­зи­ро­ва­лись на тка­нях для по­стель­но­го бе­лья и на его по­ши­ве, то сей­час вы­пус­ка­ем мак­си­маль­но ши­ро­кую ли­ней­ку: по­душ­ки, оде­я­ла, по­кры­ва­ла, што­ры, мах­ро­вые из­де­лия, тек­стиль для кух­ни. В рам­ках ка­те­го­рии «До­маш­ний тек­стиль» не про­из­во­дим, по­жа­луй, толь­ко ков­ры и на­поль­ные по­кры­тия. По­это­му нам и уда­ет­ся рас­ти. Ес­ли про­да­жи по­стель­но­го бе­лья за про­шлый год сни­зи­лись при­мер­но на де­сять про­цен­тов в на­ту­раль­ном вы­ра­же­нии, то по новым на­прав­ле­ни­ям мы уве­ли­чи­ва­ем свои объ­е­мы на 30–40 про­цен­тов и вы­ше.

«Оставь­те все как есть»

— Как го­су­дар­ство се­го­дня ре­гу­ли­ру­ет лег­кую про­мыш­лен­ность — и че­го бы вам хо­те­лось?

— Го­су­дар­ство за по­след­ние го­ды со­зда­ло по­чти иде­аль­ные воз­мож­но­сти для раз­ви­тия рын­ка тек­стиль­ной про­мыш­лен­но­сти. На мой взгляд, клю­че­вым сти­му­лом раз­ви­тия бизнеса ста­ли ли­зин­го­вые про­грам­мы, ко­гда за­куп­ки им­порт­но­го обо­ру­до­ва­ния суб­си­ди­ро­ва­лись на сум­му до 30 про­цен­тов от его сто­и­мо­сти. Та­ким об­ра­зом го­су­дар­ство не про­сто сти­му­ли­ро­ва­ло раз­ви­тие рын­ка тек­стиль­ной про­дук­ции, а под­дер­жа­ло имен­но про­из­вод­ство тек­сти­ля. По­то­му что на са­мом де­ле с каж­дым го­дом со­сто­я­ние пред­при­я­тий ста­но­ви­лось все ху­же и ху­же. И очень мно­гие ком­па­нии на эти сред­ства про­ве­ли мо­дер­ни­за­цию пред­при­я­тий.

К со­жа­ле­нию, у на­шей вла­сти по­яви­лась но­вая идея. Хорошо, что по­ка ее до кон­ца не ре­а­ли­зо­ва­ли. Речь идет о на­ци­о­наль­ном про­ек­те под­держ­ки экс­пор­та, который дол­жен охва­тить все от­рас­ли про­мыш­лен­но­сти. В нем са­мом нет ни­че­го пло­хо­го. Про­бле­ма в том, что в рам­ках ре­а­ли­за­ции это­го нац­про­ек­та по экс­пор­ту пла­ни­ру­ют за­крыть прак­ти­че­ски все преды­ду­щие про­грам­мы под­держ­ки про­из­во­ди­те­лей, в том чис­ле по ли­зин­гу. При­ня­тие это­го ре­ше­ния я счи­таю стра­те­ги­че­ской ошиб­кой. Впро­чем, Мин­пром­торг го­во­рит, что про­грам­ма под­держ­ки ли­зин­га с неко­то­ры­ми из­ме­не­ни­я­ми бу­дет про­лон­ги­ро­ва­на до кон­ца 2020 го­да. Но что это бу­дут за из­ме­не­ния? Я очень бес­по­ко­юсь, как бы кор­рек­ти­ров­ка этой про­грам­мы не пре­вра­ти­ла бла­гое на­чи­на­ние в бес­смыс­лен­ное.

— А с экс­пор­том что по­лу­чи­лось?

— По­ни­ма­е­те, ко­гда воз­ни­ка­ет ка­кая-то здра­вая идея, то лю­ди сна­ча­ла ее де­кла­ри­ру­ют, за­тем на­чи­на­ют об­суж­дать с раз­лич­ны­ми ве­дом­ства­ми — Мин­фи­ном, Минэко­но­мраз­ви­тия, Мин­пром­тор­гом и так да­лее. В ито­ге каж­дый что-то до­ба­вит (уба­вит), и по­лу­ча­ет­ся та­кой, мяг­ко го­во­ря, стран­ный про­дукт, но за­то со­гла­со­ван­ный со все­ми ве­дом­ства­ми. Изна­чаль­но ведь го­су­дар­ство пла­ни­ро­ва­ло суб­си­ди­ро­вать те же са­мые ин­ве­сти­ции в про­из­вод­ство, суб­си­ди­ро­вать экс­порт. По­том Мин­фин стал об­ре­зать фи­нан­си­ро­ва­ние со всех сто­рон. В ре­зуль­та­те по­след­няя вер­сия, ка­са­ю­ща­я­ся нас, бы­ла та­ко­ва: ком­па­нии долж­ны за­явить о по­тен­ци­аль­ных объ­е­мах экс­пор­та — как пла­ни­ру­ет­ся уве­ли­чить про­да­жи в сле­ду­ю­щем го­ду. На опре­де­лен­ные до­ли этих за­яв­ле­ний мо­гут дать льгот­ный кре­дит. В этом слу­чае го­су­дар­ство суб­си­ди­ру­ет кре­дит в ва­лю­те на два-три про­цен­та.

— В ва­лю­те, пра­виль­но?

— В том-то и де­ло. С од­ной сто­ро­ны, ло­гич­но: это экс­порт, по­это­му в ва­лю­те. С дру­гой сто­ро­ны, ком­пен­са­ция про­цент­ной став­ки в ва­лю­те — со­мни­тель­ная по­мощь. На­при­мер, на­ша ком­па­ния за по­след­ние де­сять лет, как и мно­гие дру­гие, уже име­ла про­бле­мы с вы­пла­той ва­лют­ных кре­ди­тов: в 2008 го­ду сто­и­мость дол­ла­ра вы­рос­ла с 24 до 32 руб­лей, а в 2014 го­ду до­шла до 80 руб­лей. И то­гда я на всю жизнь за­рек­ся брать ва­лют­ные кре­ди­ты. По­ни­ма­е­те, ва­лют­ный кре­дит — это не тот сти­мул, который может сдви­нуть экс­порт. Узнав о по­доб­ной про­грам­ме, все тек­стиль­щи­ки, с кем мы этот во­прос осуж­да­ли, по­жа­ли пле­ча­ми и ска­за­ли, что во­об­ще не го­то­вы брать ва­лют­ные кре­ди­ты; ес­ли, мол, и бу­дем экс­пор­том за­ни­мать­ся, то по соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве. Пу­га­ет то, что го­су­дар­ство, со­зда­вая та­кие не осо­бо мо­ти­ви­ру­ю­щие про­грам­мы, пред

ло­жи­ло лик­ви­ди­ро­вать ре­аль­но ра­бо­та­ю­щие и эф­фек­тив­ные. А как мы даль­ше бу­дем раз­ви­вать­ся? Я очень на­де­юсь, что про­грам­му по ли­зин­гу про­лон­ги­ру­ют на при­ем­ле­мых усло­ви­ях. В этом слу­чае мы по­стро­им еще од­но про­из­вод­ство.

— В том слу­чае, ес­ли бу­дут суб­си­дии по ли­зин­гу?

— Да. Ес­ли суб­си­дии со­хра­нят, вско­ре у нас по­явит­ся но­вая пря­диль­ная фаб­ри­ка. Без суб­си­дий нам при­дет­ся про­ект от­ло­жить. Но­вая фаб­ри­ка не ори­ен­ти­ро­ва­на на экс­порт, но бла­го­да­ря это­му про­из­вод­ству мы по­лу­чим необ­хо­ди­мые по­лу­фаб­ри­ка­ты. Это про­дук­ция пер­во­го пе­ре­де­ла в на­шем биз­не­се. Сей­час мы за­ку­па­ем пря­жу в Ки­тае, Ин­дии. В даль­ней­шем хо­тим уй­ти от им­пор­та и про­из­во­дить пря­жу са­ми.

— Ка­кая до­пол­ни­тель­ная по­мощь вам тре­бу­ет­ся от го­су­дар­ства?

— Мы хо­тим, что­бы го­су­дар­ство ни­че­го не ме­ня­ло. Я счи­таю, то, что сде­лал Фонд раз­ви­тия про­мыш­лен­но­сти (ФРП), — от­лич­но, это ра­бо­та­ю­щий го­су­дар­ствен­ный ин­сти­тут. Сей­час там уже мно­го про­ек­тов за­пу­сти­ли. Это пер­вое. Вто­рое — суб­си­ди­ро­ва­ние про­цент­ной став­ки по кре­ди­там, что ре­аль­но сра­бо­та­ло. Тре­тье — по­ста­нов­ле­ние пра­ви­тель­ства, ка­са­ю­ще­е­ся на­ше­го на­прав­ле­ния по спец­тка­ням, ко­гда ком­па­нии с госу­ча­сти­ем обя­за­ны при­об­ре­тать толь­ко оте­че­ствен­ную спец­одеж­ду для сво­их ра­бот­ни­ков. Чет­вер­тое — ли­зин­го­вая про­грам­ма. И ес­ли бы все оста­ви­ли как есть, то тек­стиль­ная от­расль ак­тив­но раз­ви­ва­лась бы в на­шей стране.

Од­на­ко, к при­ме­ру, с 2019 го­да за­кры­ли про­грам­му суб­си­ди­ро­ва­ния про­цент­ных ста­вок на обо­рот­ные сред­ства. Это очень горь­ко, ко­гда при­хо­дит­ся пла­тить за кре­дит 12–13 про­цен­тов го­до­вых, про­сто неры­ноч­ные усло­вия. У нас сей­час курс руб­ля ка­ким был в ян­ва­ре про­шло­го го­да, та­ким и остал­ся. А мы, по су­ти, в ва­лют­ной зоне на­хо­дим­ся — пря­жа, кра­си­те­ли, что око­ло 70 про­цен­тов се­бе­сто­и­мо­сти яв­ля­ют­ся им­порт­ным то­ва­ром. При том что на­ши ев­ро­пей­ские и ази­ат­ские кол­ле­ги пла­тят кре­ди­ты все­го один-три про­цен­та го­до­вых. Рань­ше бы­ла про­грам­ма, по ко­то­рой треть став­ки ре­фи­нан­си­ро­ва­ния вы­пла­чи­ва­ли. Ко­неч­но, не всем этой под­держ­ки хва­та­ло, но в це­лом про­грам­ма ра­бо­та­ла.

Сна­ча­ла лик­ви­ди­ро­ва­ли эту под­держ­ку, в 2020 го­ду обе­ща­ли лик­ви­ди­ро­вать суб­си­дию на обо­ру­до­ва­ние, то есть ли­зин­го­вую про­грам­му. А что даль­ше? Мы за то, что­бы со­зда­ва­лись до­пол­ни­тель­ные сти­му­лы под­держ­ки про­мыш­лен­но­сти. Но за­чем ра­бо­та­ю­щие про­грам­мы лик­ви­ди­ро­вать в уго­ду непо­нят­но­му вен­чу­ру? Я счи­таю, что в рам­ках раз­ра­ба­ты­ва­е­мой се­го­дня про­грам­мы под­держ­ки на­ци­о­наль­но­го экс­пор­та ни­ка­ко­го экс­пор­та не бу­дет.

— А раз­ве вам не ин­те­рес­но вый­ти на экс­порт?

— Что­бы на­чать ра­бо­тать на экс­порт, нам на­до про­ве­сти мо­би­ли­за­цию внут­ри ком­па­нии, се­рьез­ные из­ме­не­ния. Да, го­су­дар­ство сей­час пы­та­ет­ся за­ин­те­ре­со­вать участ­ни­ков рын­ка ря­дом суб­си­дий — на­при­мер, ком­пен­са­ци­ей за­трат уча­стия в ино­стран­ных вы­став­ках, транс­порт­ных за­трат на экс­порт и про­чее. Ко­неч­но, это по­лез­ные ве­щи. Но по­смот­ри­те на раз­мер та­кой по­мо­щи. Это боль­ше по­хо­же на по­хло­пы­ва­ние по пле­чу: ре­бя­та, да­вай­те ра­бо­тай­те. Толь­ко из-за на­ли­чия суб­си­дий на уча­стие в вы­став­ках мы на экс­порт точ­но не пой­дем. По­доб­ное про­изой­дет по внут­рен­не­му по­ни­ма­нию це­ле­со­об­раз­но­сти на­ших дей­ствий, че­го сей­час мы не ви­дим.

Ес­ли рос­сий­ское го­су­дар­ство хо­чет сде­лать се­рьез­ный ры­вок и вый­ти на экс­порт, нужно со­зда­вать ра­зум­ные сти­му­ли­ру­ю­щие усло­вия: по­мо­гай­те стро­ить но­вые фаб­ри­ки, ста­вить скла­ды в Ев­ро­пе и про­чее. Хо­те­лось бы, что­бы в пра­ви­тель­стве боль­ше про­во­ди­ли слу­ша­ний участ­ни­ков рын­ка и спра­ши­ва­ли, как нам по­мочь на­чать экс­порт, а не про­сто при­ни­ма­ли удоб­ные для се­бя ре­ше­ния. Нуж­ны гло­баль­ные из­ме­не­ния. По­смот­ри­те на Уз­бе­ки­стан, который в по­след­ние шесть-во­семь лет на­чал ак­тив­но суб­си­ди­ро­вать экс­порт пря­жи, — за это вре­мя у нас в Рос­сии прак­ти­че­ски не оста­лось пря­диль­ных фаб­рик. По­то­му что се­бе­сто­и­мость лю­бой пря­жи, ко­то­рую мы у се­бя про­из­во­ди­ли, вы­ше, чем уз­бек­ской. Ко­неч­но, там го­су­дар­ство по­тра­ти­ло на это мно­го де­нег. Но ду­маю, что с по­мо­щью на­ло­гов они уже по­лу­чи­ли го­раз­до боль­ше вы­де­лен­ных суб­си­дий. Даль­ше они пла­ни­ру­ют вве­сти гос­под­держ­ку в про­из­вод­стве тка­ней, су­ро­вья, и это то­же от­ра­зит­ся на на­шем рын­ке — их тка­ни в лю­бом слу­чае бу­дут де­шев­ле на­ших. Я не­дав­но смот­рел ста­ти­сти­ку. За­куп­ки хлоп­ка в Рос­сию в 2019 го­ду — все­го два­дцать ты­сяч тонн. В преж­ние го­ды наш Род­ни­ков­ский ком­би­нат столько хлоп­ка за­ку­пал. А те­перь вся стра­на столько по­ку­па­ет. За­куп­ки пря­жи в Рос­сию — че­ты­ре­ста ты­сяч тонн. Вот и весь ры­нок, ко­то­ро­го у нас нет.

— То­гда за­чем вам но­вая пря­диль­ная фаб­ри­ка?

— В про­из­вод­стве мы ис­поль­зу­ем не толь­ко хлоп­ко­вую, но и бо­лее слож­ную пря­жу. У нас ши­ро­кий ас­сор­ти­мент — по­ли­эс­тер, по­ли­амид, вло­же­ния вис­ко­зы и так да­лее, то есть тре­бу­ют­ся дру­гие во­лок­на, ко­то­рые Уз­бе­ки­стан не про­из­во­дит. Сей­час мы их при­во­зим из Ин­дии, Па­ки­ста­на, Ки­тая, хо­тя нам вы­год­нее вы­пус­кать та­кую пря­жу здесь. А ес­ли бы Уз­бе­ки­стан сво­и­ми дей­стви­я­ми не раз­да­вил рос­сий­ский ры­нок пря­жи, то мы бы по­стро­и­ли бу­ду­щую фаб­ри­ку в пять раз боль­ше, чем те­перь пла­ни­ру­ем.

— Во что вы сей­час ин­ве­сти­ру­е­те?

— Мы раз­ви­ва­ем три ос­нов­ных на­прав­ле­ния: выпуск тка­ней для спец­одеж­ды, по­шив спец­одеж­ды и до­маш­ний тек­стиль. И на­хо­дим­ся в ак­тив­ной ин­ве­сти­ци­он­ной фа­зе мо­дер­ни­за­ции про­из­водств. В ми­нув­шем го­ду ре­а­ли­зо­ва­ли про­ект сто­и­мо­стью 660 мил­ли­о­нов руб­лей. У нас идет уве­ли­че­ние вы­пус­ка мах­ро­во­го про­из­вод­ства, штор. Та же са­мая си­ту­а­ция с по­душ­ка­ми и оде­я­ла­ми, мощ­но­сти по ко­то­рым мы уве­ли­чи­ва­ем вдвое. Со­от­вет­ствен­но, про­ект 2020 го­да — это стро­и­тель­ство фаб­ри­ки для сме­со­вых и дру­гих слож­ных ти­пов пряж.

— Вы ис­поль­зу­е­те за­ем­ный ка­пи­тал?

— По­след­ние по­чти де­сять лет у нас прак­ти­че­ски нет внеш­них за­им­ство­ва­ний; они бы­ли свя­за­ны с опре­де­лен­ны­ми фи­нан­со­вы­ми про­бле­ма­ми, ко­то­рые воз­ник­ли по­сле кри­зи­са. И до по­след­не­го вре­ме­ни мы каж­дый год га­си­ли огром­ную сум­му кре­ди­тов. В 2011–2012 го­дах на­ша дол­го­вая на­груз­ка со­став­ля­ла свы­ше трех мил­ли­ар­дов руб­лей, сей­час чуть бо­лее 600 мил­ли­о­нов (при обо­ро­те шесть мил­ли­ар­дов руб­лей). Для на­ше­го пред­при­я­тия это не кри­тич­но, учи­ты­вая, что в 2019 го­ду мы вы­пла­ти­ли по кре­ди­ту по­чти 450 мил­ли­о­нов руб­лей. Это озна­ча­ет, что каж­дый ме­сяц мы га­сим кре­дит в сред­нем по со­рок мил­ли­о­нов руб­лей. Ко­неч­но, тя­же­ло каж­дый ме­сяц из на­ше­го обо­ро­та вы­би­рать эту сум­му. Од­на­ко ес­ли мы и даль­ше бу­дем ра­бо­тать та­ки­ми тем­па­ми, то уже че­рез пол­то­ра го­да наш кре­дит­ный порт­фель ста­нет ну­ле­вым.

Внеш­ние за­им­ство­ва­ния бы­ли толь­ко по ли­нии ФРП в 2016 го­ду, ко­гда мы взя­ли ин­ве­сти­ци­он­ный кре­дит 465 мил­ли­о­нов руб­лей под стро­и­тель­ство мах­ро­во­го про­из­вод­ства, из ко­то­рых мы по­ло­ви­ну уже вер­ну­ли в про­шлом го­ду. Оста­лось вер­нуть толь­ко по­ло­ви­ну это­го кре­ди­та. По­сле у нас зай­мов не бы­ло. Из 600 мил­ли­о­нов руб­лей по­ло­ви­ну мы долж­ны Сбер­бан­ку. Кре­дит ФРП нель­зя про­лон­ги­ро­вать, там опре­де­лен­ный гра­фик пла­те­жей, и мы вы­нуж­де­ны га­сить. Сбер­банк го­во­рит, что го­тов нас за­но­во фи­нан­си­ро­вать. Мы еще не на­ча­ли с ни­ми ра­бо­тать, но, я ду­маю, в сле­ду­ю­щем го­ду нач­нем опять. С фаб­ри­кой я на­де­юсь на ли­зинг. Зда­ние у нас есть, уже го­то­вое. И ес­ли Мин­пром­торг под­дер­жит преды­ду­щую ли­зин­го­вую схе­му, то мы за­ку­пим но­вое обо­ру­до­ва­ние и ре­а­ли­зу­ем про­ект.

— Как на ва­шей ком­па­нии от­ра­жа­ет­ся про­шло­год­нее уве­ли­че­ние на­ло­го­во­го бре­ме­ни?

— Нам тя­же­ло, как и все­му биз­не­су. К со­жа­ле­нию, и у пред­при­я­тий при том же са­мом уровне ста­вок фак­ти­че­ские на­ло­ги по­сто­ян­но рас­тут. По­это­му нам при­хо­дит­ся быст­рее бежать, что­бы оста­вать­ся на месте. Мы ком­пен­си­ру­ем это толь­ко за счет уве­ли­че­ния про­даж, за счет вы­во­да на ры­нок но­вых про­дук­тов. Ес­ли бы мы по вы­руч­ке оста­лись на уровне 2018 го­да, то нам бы­ло бы со­всем пло­хо.

Тео­ре­ти­че­ски го­су­дар­ство идет по пра­виль­но­му пу­ти, на­чи­ная бо­лее жест­ко кон­тро­ли­ро­вать на­ло­ги. Од­на­ко сей­час это при­во­дит к то­му, что наш фи­нан­со­вый де­пар­та­мент про­цен­тов на семь­де­сят ра­бо­та­ет толь­ко с на­ло­го­вы­ми ор­га­на­ми. С их сто­ро­ны по­сто­ян­но идут про­вер­ки, со­став­ля­ют­ся пре­тен­зии, ес­ли ка­кой-то по­став­щик не за­пла­тил на­ло­ги. В от­вет мы долж­ны предо­ста­вить огром­ное ко­ли­че­ство до­ку­мен­тов. Ко­неч­но, со вре­ме­нем си­ту­а­ция долж­на нор­ма­ли­зо­вать­ся, но сей­час это се­рьез­но ме­ша­ет ра­бо­те.

Кап­суль­ная стра­те­гия

— Что вы пла­ни­ру­е­те де­лать для уве­ли­че­ния про­даж ва­шей про­дук­ции в роз­ни­це?

— Ко­неч­но, про­бле­ма с ре­а­ли­за­ци­ей — глав­ная про­бле­ма лю­бой ком­па­нии. Ос­нов­ные ка­на­лы сбы­та для нас сей­час тор­го­вые се­ти и он­лайн-тор­гов­ля. Вме­сте с тем в про­шлом го­ду мы до­воль­но силь­но со­кра­ти­ли ра­бо­ту с ди­ле­ра­ми, с оди­ноч­ной роз­ни­цей, по­то­му что ви­де­ли от них мень­шую от­да­чу. Ча­ще все­го мы ра­бо­та­ем с фе­де­раль­ны­ми и ре­ги­о­наль­ны­ми се­тя­ми. Есте­ствен­но, чем круп­нее ри­тей­лер, сеть, тем нам ин­те­рес­нее. Нас ин­те­ре­су­ет мак­си­маль­ное по­кры­тие. Ес­ли рань­ше мы ак­тив­но со­труд­ни­ча­ли с ри­тей­лом, стре­мясь к рас­ши­ре­нию пол­ки, ба­зо­во­го ас­сор­ти­мен­та, то драй­ве­ром про­даж ми­нув­ше­го го­да ста­ли ак­ции. К при­ме­ру, ма­га­зи­ны пред­ла­га­ли нам уча­стие в ак­ци­ях по са­мым раз­ным по­во­дам — от фе­де­раль­ных празд­ни­ков до ло­каль­ных ме­ро­при­я­тий се­ти. В ре­зуль­та­те мы опе­ра­тив­но из­го­тав­ли­ва­ли це­лые пар­тии про­дук­ции под та­кие ак­ции.

— Чем же вы от­ли­ча­лись от дру­гих ком­па­ний, участ­вуя в та­ких ак­ци­ях?

— Без­услов­но, мно­гие ком­па­нии тор­гу­ют ши­ро­ким ас­сор­ти­мен­том. Но та­ких, ко­то­рые пол­но­стью про­из­во­дят ши­ро­кий ас­сор­ти­мент са­мо­сто­я­тель­но, на­вер­ное, и нет. Имен­но по этой при­чине тор­го­вые се­ти об­ра­ща­ют­ся к на­шим кап­суль­ным пред­ло­же­ни­ям. Кап­су­ла — это ко­гда в од­ном сти­ле, в од­ном ди­зайне со­здан весь ас­сор­ти­мент пред­ла­га­е­мой про­дук­ции: на­при­мер, по­стель­ное бе­лье, по­душ­ки, по­кры­ва­ла, што­ры, мах­ро­вые из­де­лия. И глав­ное, мы про­из­во­дим это быст­ро. В от­ли­чие от мно­гих на­ших кол­лег-кон­ку­рен­тов. Они мо­гут все то же са­мое за­ка­зать в Ки­тае, но для это­го по­тре­бу­ет­ся ждать пять ме­ся­цев; мы же по­став­ля­ем свои кол­лек­ции уже че­рез один-два ме­ся­ца. Мы не стре­мим­ся кон­ку­ри­ро­вать по це­нам. И не ра­бо­та­ем в низ­ком це­но­вом сег­мен­те, где лишь бы сде­лать по­де­шев­ле, — нам важ­но ка­че­ство.

— Под ак­ци­я­ми вы что под­ра­зу­ме­ва­е­те — рас­про­да­жи?

— Не обя­за­тель­но. Раз­но­го ро­да скид­ки — лишь один из ин­стру­мен­тов при­вле­че­ния вни­ма­ния к про­дук­ции. В ос­нов­ном это ак­ции са­мой се­ти. По­ку­па­те­ли мо­гут со­би­рать ка­ки­е­ли­бо фиш­ки и про­чее, что при­ду­ма­ют са­ми ри­тей­ле­ры для по­вы­ше­ния ло­яль­но­сти. Ка­кие кон­крет­но ин­стру­мен­ты они ис­поль­зу­ют, нас ка­са­ет­ся в мень­шей сте­пе­ни, по­то­му что ма­га­зи­ны вы­ку­па­ют на­шу про­дук­цию. Но мы зна­ем, что ес­ли вы­ста­вить всю кап­су­лу в од­ном месте, то из­де­лия быст­рее ре­а­ли­зу­ют­ся. В свою оче­редь, мы мо­жем под­дер­жать кол­лек­цию POS-ма­те­ри­а­ла­ми, то есть спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ны­ми ин­фор­ма­ци­он­ны­ми стой­ка­ми, бук­ле­та­ми о про­дук­ции и про­чее. Мы ком­плек­ту­ем кра­соч­ную стой­ку у се­бя на скла­де, ве­зем кли­ен­там, ко­то­рым оста­ет­ся толь­ко снять плен­ку и по­ста­вить в ма­га­зине. А наш мер­чен­дай­зинг за­ни­ма­ет­ся, как пра­ви­ло, вы­клад­кой.

— Раз­ви­тие соб­ствен­ной роз­нич­ной се­ти вы не пла­ни­ру­е­те?

— Нет, не хва­та­ет ком­пе­тен­ций. У нас есть несколь­ко сво­их ма­га­зи­нов, но они не вы­хо­дят на те по­ка­за­те­ли, на ко­то­рые мы рас­счи­ты­ва­ли. Ско­рее все­го, они нам слу­жат неким ис­точ­ни­ком мар­ке­тин­го­вой ин­фор­ма­ции. Там мы по­лу­ча­ем воз­мож­ность об­ще­ния с ко­неч­ным по­ку­па­те­лем. В на­ших пла­нах сей­час дру­гое: по­ста­рать­ся со­здать бренд. Бренд хорошо узна­ва­е­мый, который бу­дет ас­со­ци­и­ро­вать­ся имен­но с про­дук­ци­ей вы­со­ко­го ка­че­ства. При­чем это вы­со­кий уро­вень и с точ­ки зре­ния ди­зай­на, что нема­ло­важ­но. Это бу­дет на­ша ра­бо­та на 2020–2021 го­ды.

— Но ведь по­тре­би­тель­ский спрос сни­жа­ет­ся. Се­го­дня це­лый ряд ком­па­ний ухо­дит в сто­ро­ну бо­лее про­сто­го про­дук­та. Не ви­ди­те ли вы здесь про­ти­во­ре­чия?

— Нет. Это дру­гая стра­те­гия. Я знаю ком­па­нии, ко­то­рые це­ле­на­прав­лен­но этим поль­зу­ют­ся, и они до­воль­но успеш­ны. Мы при­дер­жи­ва­ем­ся иной фи­ло­со­фии: у лю­дей ста­но­вит­ся мень­ше де­нег, но они хо­тят жить луч­ше. А мы пред­ла­га­ем бо­лее ка­че­ствен­ную про­дук­цию, ком­форт­ную и мод­ную — на­ши­ми то­ва­ра­ми при­ят­но поль­зо­вать­ся, они дол­го слу­жат. Вы сей­час, ско­рее, спра­ши­ва­е­те, как сде­лать так, что­бы дей­стви­тель­но по­вы­сить по­тре­би­тель­ский спрос? Ко­неч­но, са­мый про­стой от­вет: на­до, что­бы лю­ди боль­ше по­лу­ча­ли, то­гда они бу­дут боль­ше тра­тить. Но это слиш­ком ба­наль­но. Не толь­ко за­ра­бо­ток со­зда­ет у че­ло­ве­ка стрем­ле­ние по­ме­нять по­стель­ное бе­лье, укра­сить ин­те­рьер сво­ей ком­на­ты. Ко­гда ты не по­ни­ма­ешь, что про­изой­дет зав­тра: не вы­го­нят ли те­бя с ра­бо­ты, не слу­чит­ся ли оче­ред­ной эко­но­ми­че­ский кри­зис, — каж­дый пы­та­ет­ся ско­пить боль­ше де­нег, от­ка­зы­вая се­бе во мно­гом. На мой взгляд, лю­ди на­чи­на­ют боль­ше тра­тить де­нег толь­ко в том слу­чае, ес­ли они внут­ренне спо­кой­ны. А мы сво­ей про­дук­ци­ей при­да­ем уве­рен­ность в бу­ду­щем. ■

Ге­не­раль­ный ди­рек­тор ком­па­нии «Норд­текс» Юрий Яблоков: «У лю­дей ста­но­вит­ся мень­ше де­нег, но они хо­тят жить луч­ше»

Про­из­вод­ство тка­ней и спец­одеж­ды по гос­за­ка­зу обес­пе­чи­ва­ет ста­биль­ную вы­руч­ку на фоне па­де­ния про­даж в роз­ни­це

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.