С НОВЫМ ПРОДУКТОМ И БЕЗ ДОЛГОВ

Сред­не­му биз­не­су с тру­дом уда­ет­ся оста­вать­ся на пла­ву в усло­ви­ях со­кра­ща­ю­ще­го­ся по­тре­би­тель­ско­го спро­са. Ос­нов­ные его уси­лия на­прав­ле­ны на со­вер­шен­ство­ва­ние про­дук­та, ди­вер­си­фи­ка­цию ка­на­лов сбы­та и пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ный мар­ке­тинг

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Сред­не­му биз­не­су с тру­дом уда­ет­ся оста­вать­ся на пла­ву в усло­ви­ях со­кра­ща­ю­ще­го­ся по­тре­би­тель­ско­го спро­са. Ос­нов­ные его уси­лия на­прав­ле­ны на со­вер­шен­ство­ва­ние про­дук­та, ди­вер­си­фи­ка­цию ка­на­лов сбы­та и пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ный мар­ке­тинг

«Ес­ли у те­бя нет про­блем с ре­а­ли­за­ций — зна­чит, ты умер» — так опи­сы­ва­ет си­ту­а­цию на по­тре­би­тель­ском рын­ке Юрий Яблоков, глава ком­па­нии «Норд­текс» (см. «Что­бы остаться на месте, нужно бежать быст­рее», стр. 33). Из-за низ­ко­го спро­са и со­кра­ща­ю­щих­ся до­хо­дов на­се­ле­ния мно­гие от­рас­ли се­го­дня на­хо­дят­ся в стаг­на­ции: обо­ро­ты ком­па­ний не рас­тут, пред­при­ни­ма­те­ли го­во­рят в луч­шем слу­чае об удер­жа­нии су­ще­ству­ю­щих объ­е­мов ре­а­ли­за­ции и про­сто о со­хра­не­нии бизнеса.

Чуть луч­ше си­ту­а­ция в про­до­воль­ствен­ном сек­то­ре и здра­во­охра­не­нии (на еду и ме­ди­цин­скую по­мощь лю­ди не мо­гут не тра­тить). Со­всем пло­ха си­ту­а­ция в лег­про­ме: на одеж­де, обу­ви, до­маш­нем тек­сти­ле по­тре­би­те­ли эко­но­мят в первую оче­редь.

По дан­ным Ас­со­ци­а­ции ком­па­ний роз­нич­ной тор­гов­ли, вся роз­нич­ная тор­гов­ля в Рос­сии вы­рос­ла в про­шлом го­ду на 1,6% (по дан­ным на ок­тябрь 2019 го­да), что на 0,6% мень­ше, чем за ана­ло­гич­ный пе­ри­од 2018-го. При этом рост обо­ро­та про­до­воль­ствен­ных то­ва­ров со­ста­вил 3% про­тив 0,7% в 2018 го­ду. Рост про­даж непро­до­воль­ствен­ных то­ва­ров в це­лом со­ста­вил 2% про­тив 3,6% в 2018-м. По оцен­кам Fashion Consulting Group, обо­рот рос­сий­ско­го fashion-рын­ка в про­шлом го­ду умень­шил­ся на 3–4% (до 2,26–2,29 трлн руб­лей). От­ри­ца­тель­ная ди­на­ми­ка бы­ла за­фик­си­ро­ва­на впер­вые с 2016 го­да.

«По мо­е­му мне­нию, ры­нок обу­ви со­кра­тил­ся по ито­гам про­шед­ше­го го­да. В офлайн-ри­тей­ле по­чти во всех тор­го­вых цен­трах па­да­ет тра­фик, но есть рост в ин­тер­нет-тор­гов­ле. Од­на­ко рост элек­трон­ных про­даж не ком­пен­си­ру­ет сни­же­ния офлайн-про­даж, из че­го мож­но сде­лать вы­вод, что лю­ди ста­ли ре­же “пе­ре­обу­вать­ся”, на­ча­ли от­ка­зы­вать се­бе в из­ли­ше­ствах, по­ку­па­ют лишь необ­хо­ди­мую на се­го­дня обувь. К то­му же кар­ти­ну под­пор­ти­ла и по­го­да: вес­на бы­ла хо­лод­ной, а зи­мы по­ка и во­все не бы­ло, со­от­вет­ствен­но, зим­нюю обувь в за­пла­ни­ро­ван­ных объ­е­мах не по­ку­па­ют», — го­во­рит ге­не­раль­ный ди­рек­тор АО «Ральф Рин­гер» Ан­дрей Бе­реж­ной.

Все на­ши со­бе­сед­ни­ки кон­ста­ти­ру­ют сни­же­ние спро­са. «Спрос па­да­ет. В спор­тив­ной роз­ни­це, в част­но­сти, в на­шем аут­дор-сег­мен­те, да и во­об­ще во всей роз­ни­це — стаг­на­ция или да­же па­де­ние про­даж», — го­во­рит Вла­ди­мир Бо­г­да­нов, ге­не­раль­ный ди­рек­тор ком­па­нии «Баск».

Луч­шая си­ту­а­ция со спро­сом — в сег­мен­те част­но­го здра­во­охра­не­ния и в раз­лич­ных но­вых ры­ноч­ных ни­шах, свя­зан­ных со здо­ро­вьем и здо­ро­вым пи­та­ни­ем. Так, ры­нок част­ной ме­ди­ци­ны за про­шлый год при­рос в день­гах на 20%. Раз­лич­ные про­из­во­ди­те­ли здо­ро­во­го и «псев­до­здо­ро­во­го» пи­та­ния — про­дук­тов ка­те­го­рии фреш, ве­ган­ских, без­глю­те­но­вых и без­мо­лоч­ных про­дук­тов, спор­тив­но­го пи­та­ния — го­во­рят об уве­ли­че­нии обо­ро­тов на де­сят­ки про­цен­тов. Од­на­ко в мас­шта­бах стра­ны эти ры­ноч­ные ни­ши по­ка очень ма­лы и их рост свя­зан с эф­фек­том низ­кой ба­зы.

Су­дя по все­му, ана­ло­гич­ная си­ту­а­ция со спро­сом со­хра­нит­ся и в на­сту­пив­шем го­ду. Един­ствен­ное, на что рас­счи­ты­ва

ют про­из­во­ди­те­ли, — по­тре­би­те­ли не смо­гут до бес­ко­неч­но­сти от­кла­ды­вать по­куп­ки и часть от­ло­жен­но­го спро­са все-та­ки бу­дет ре­а­ли­зо­ва­на. «Нель­зя го­да­ми от­кла­ды­вать по­куп­ку. В кон­це кон­цов, на­до на чем-то спать. Обыч­но в пер­вое вре­мя при со­кра­ще­нии пла­те­же­спо­соб­но­го спро­са мы ви­дим силь­ный спад в про­да­жах по­стель­но­го бе­лья. Но по­том, ес­ли да­же ни­че­го не ме­ня­ет­ся, спрос че­рез год или чуть боль­ше на­чи­на­ет вос­ста­нав­ли­вать­ся. Не от то­го, что жизнь ста­ла луч­ше и ве­се­лее, а про­сто от то­го, что лю­ди то­гда от­ло­жи­ли по­куп­ку. В про­шлом го­ду уже на­ча­лось неко­то­рое со­кра­ще­ние от­ло­жен­но­го спро­са. И это са­мая оп­ти­ми­стич­ная ин­фор­ма­ция, ко­то­рую я по­лу­чаю из се­тей», — де­лит­ся сво­и­ми про­гно­за­ми Юрий Яблоков. Од­на­ко боль­шой при­бав­ки в обо­ро­те от это­го ни­кто не ждет — у по­тре­би­те­лей уже сфор­ми­ро­ва­лась культура поль­зо­вать­ся ве­ща­ми дол­го.

В це­лом, по на­шим дан­ным, при­рост вы­руч­ки ком­па­ний, ори­ен­ти­ро­ван­ных на ко­неч­но­го по­тре­би­те­ля, по про­шло­му го­ду со­ста­вил от ну­ля до 10–15% в де­неж­ном вы­ра­же­нии. В ос­нов­ном рост про­ис­хо­дил за счет экс­тен­сив­но­го ро­ста — от­кры­тия но­вых ма­га­зи­нов, вы­нуж­ден­но­го уве­ли­че­ния цен на про­дук­цию в свя­зи с ро­стом став­ки НДС в на­ча­ле го­да, рас­ши­ре­ния ас­сор­ти­мен­та, со­зда­ния уни­каль­ных про­дук­тов в сред­нем и сред­не­вы­со­ком це­но­вых сег­мен­тах и от­ка­зе от про­мо­ак­ций.

«По ито­гам го­да мы, ско­рее все­го, как и в 2018 го­ду, про­да­дим два мил­ли­о­на пар обу­ви. Сред­ний чек прак­ти­че­ски не вы­рос, хо­тя наш ас­сор­ти­мент стал ин­те­рес­нее и “на­во­ро­чен­нее”. По­ку­па­тель не го­тов пла­тить до­ро­же да­же то­гда, ко­гда по­ни­ма­ет, что есть за что. Ес­ли в по­за­про­шлом го­ду на­ша вы­руч­ка со­ста­ви­ла 7,2 мил­ли­ар­да руб­лей, вклю­чая НДС, то по ито­гам про­шло­го бу­дет, может, и не мень­ше, но мар­жа точ­но со­кра­тит­ся су­ще­ствен­но, точ­нее по­ка не мо­гу ска­зать», — го­во­рит Ан­дрей Бе­реж­ной.

В ком­па­нии «Баск», об­ла­да­ю­щей уни­каль­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми со­зда­ния одеж­ды для спор­та и ак­тив­но­го от­ды­ха, го­во­рят, что рост уда­ет­ся удер­жи­вать за счет кон­ку­рен­ции в роз­ни­це с бо­лее до­ро­гим им­пор­том.

«Мы еще до кон­ца не под­ве­ли ито­ги, но рост обо­ро­тов со­ста­вит где-то от се­ми до пят­на­дца­ти про­цен­тов за 2019 год. Мы рас­тем за счет за­ме­ще­ния в роз­ни­це ино­стран­ных ма­рок на­шим то­ва­ром», — го­во­рит Вла­ди­мир Бо­г­да­нов.

В роз­нич­ной се­ти «Снеж­ная ко­ро­ле­ва» го­во­рят о при­ро­сте вы­руч­ки по ито­гам го­да на 10% в де­неж­ном вы­ра­же­нии за счет ра­бо­ты над ас­сор­ти­мен­том и от­кры­тия но­вых ма­га­зи­нов, од­на­ко ко­ли­че­ство по­ку­пок оста­лось прежним. Ком­па­ния «Но­вард», раз­ви­ва­ю­щая сеть обув­ных ма­га­зи­нов «Эко­ни­ка», со­об­ща­ет о при­ро­сте обо­ро­та в офлайн-се­ти в де­неж­ном вы­ра­же­нии на 12%, из них 9% — это like for like. Рост вы­руч­ки в он­лайне, на который при­хо­дит­ся 15% об­ще­го объ­е­ма про­даж, со­ста­вил 8%.

В ком­па­нии «Цвет ди­ва­нов» при­рост про­даж в день­гах со­ста­вил 10% по от­но­ше­нию к 2018 го­ду, од­на­ко до­бить­ся при­ро­ста в на­ту­раль­ном вы­ра­же­нии не уда­лось. «Лю­ди очень тя­же­ло идут на по­куп­ки, да­ют о се­бе знать низ­кая пла­те­же­спо­соб­ность и за­кре­ди­то­ван­ность», — го­во­рит На­та­лия Пек­ше­ва, ге­не­раль­ный ди­рек­тор ком­па­нии.

«Спрос со сто­ро­ны на­се­ле­ния оста­ет­ся на уровне 2018 го­да. Ду­маю, по ито­гам 2019-го мы по­лу­чим ну­ле­вой при­рост объ­е­мов про­даж. Удер­жим этот спрос, не бо­лее то­го. В то же вре­мя рост вы­руч­ки от кор­по­ра­тив­ных за­ка­зов и го­сти­нич­но­го сек­то­ра со­ста­вил 25 про­цен­тов», — го­во­рит Алек­сандр Ше­ста­ков, пре­зи­дент Ас­со­ци­а­ции пред­при­я­тий ме­бель­ной и де­ре­во­об­ра­ба­ты­ва­ю­щей от­рас­ли Рос­сии и ди­рек­тор Пер­вой ме­бель­ной фаб­ри­ки.

От про­мо к про­дук­ту

В преды­ду­щие го­ды с по­да­чи роз­нич­ных се­тей ком­па­нии пы­та­лись вклю­чать­ся в про­мо­ак­ции и на­ра­щи­вать обо­ро­ты за счет сни­же­ния цен. «Мы стал­ки­ва­ем­ся с тем, что очень мно­го за­ка­зов мы до­би­ра­ем на про­мо­ак­ци­ях. Та­ко­го объ­е­ма про­мо, как в про­шлом го­ду, у нас не бы­ло дав­но», — го­во­рит На­та­лия Пек­ше­ва («Цвет ди­ва­нов»). Од­на­ко уча­стие в про­мо­ак­ци­ях, как пра­ви­ло, не да­ет дол­го­сроч­но­го по­ло­жи­тель­но­го эф­фек­та для бизнеса — оно при­во­дит к сни­же­нию мар­жи и необ­хо­ди­мо­сти в даль­ней­шем ухуд­шать ка­че­ство про­дук­та. В ито­ге ва­ри­ант на­ра­щи­ва­ния про­даж за счет сни­же­ния цен ока­зал­ся нежиз­не­спо­соб­ным. «Весь год на рын­ке бы­ла ис­те­ри­ка: все бро­си­лись в ак­тив­ное про­мо, ко­то­рое да­ло ма­ло эф­фек­та. Про­мо­ак­ции ком­па­нии про­во­ди­ли за счет сни­же­ния соб­ствен­ной мар­жи, так что незна­чи­тель­ное уве­ли­че­ние про­даж за счет ак­ций и ре­кла­мы мно­гим не поз­во­ля­ет да­же по­крыть до­пол­ни­тель­ные за­тра­ты на уча­стие», — го­во­рит Ан­дрей Бе­реж­ной.

Отве­чая на во­прос, как вы­жи­вать на стагни­ру­ю­щем рын­ке, прак­ти­че­ски все опро­шен­ные на­ми ком­па­нии го­во­ри­ли о тща­тель­ной ра­бо­те с ас­сор­ти­мен­том, оп­ти­ми­за­ции бизнеса и под­бо­ре эф­фек­тив­ных ка­на­лов сбы­та. Преж­де все­го пред­при­ни­ма­ют­ся по­пыт­ки со­здать уни­каль­ный про­дукт, который поз­во­ля­ет от­стро­ить­ся от кон­ку­рен­тов и ана­ло­гич­но­го по ка­че­ству им­пор­та. «Мы де­ла­ем очень се­рьез­ный ак­цент на то, что у нас уни­каль­ный про­дукт: про­из­во­дим ди­ва­ны в сред­нем це­но­вом сег­мен­те, ко­то­рым прак­ти­че­ски нет ана­ло­гов в ми­ре, на ме­тал­ли­че­ском кар­ка­се. И мы ви­дим, как рас­тет спрос на них. Сред­ний чек уве­ли­чил­ся в этом го­ду на 15 про­цен­тов: с 29 ты­сяч руб­лей в 2018 го­ду до 33 ты­сяч руб­лей сей­час. Но при этом мы ви­дим се­рьез­ный тренд на от­кла­ды­ва­ние по­ку­пок на­се­ле­ни­ем — до тех пор, по­ка даль­ше от­кла­ды­вать уже невозможно. По­это­му для нас важ­на эф­фек­тив­ность про­гно­зи­ро­ва­ния про­даж, что­бы в про­из­вод­ство мы за­ка­зы­ва­ли толь­ко те ди­ва­ны, ко­то­рые у нас точ­но ку­пят по­ку­па­те­ли. Это се­го­дня драй­вер на­ше­го бизнеса. Мы учим­ся со­би­рать ста­ти­сти­ку, пред­ска­зы­вать, что и как мы про­да­дим, что­бы из­бе­жать по­терь», — го­во­рит На­та­лия Пек­ше­ва. В ком­па­нии «Баск» ста­ра­ют­ся раз­ви­вать свои уни­каль­ные аут­дор-технологии для про­из­вод­ства спор­тив­ной и го­род­ской одеж­ды. «Мы долж­ны даль­ше раз­ви­вать на­ши уни­каль­ные пре­иму­ще­ства. Как рос­сий­ский про­из­во­ди­тель, мы име­ем це­но­вое пре­иму­ще­ство пе­ред им­порт­ны­ми ана­ло­га­ми, хо­тя и про­из­во­дим до­воль­но до­ро­го­сто­я­щую про­дук­цию. По­сколь­ку си­ту­а­ция на рын­ке пло­хая, лю­ди мень­ше по­ку­па­ют до­ро­гие ино­стран­ные то­ва­ры, но боль­ше по­ку­па­ют ме­нее до­ро­гие ка­че­ствен­ные рос­сий­ские то­ва­ры».

«Мы ста­ра­ем­ся ба­лан­си­ро­вать: со­зда­вать уни­каль­ные кол­лек­ции, не гнать­ся за скид­ка­ми, ко­то­рые да­ют неко­то­рые кон­ку­рен­ты, при этом пред­ла­гать то­вар по спра­вед­ли­вой цене. Де­ла­ем став­ку на со­вер­шен­ство­ва­ние про­дук­та и сер­ви­са, что­бы со­от­вет­ство­вать за­про­сам це­ле­вой ауди­то­рии в раз­ных ка­на­лах про­даж», — го­во­рит Сер­гей Сар­ки­сов, ви­це-пре­зи­дент груп­пы «Но­вард» (управ­ля­ет се­тью «Эко­ни­ка»).

Пе­ред все­ми ком­па­ни­я­ми се­го­дня сто­ит за­да­ча про­из­во­дить толь­ко то, что ку­пят. Это под­ра­зу­ме­ва­ет не толь­ко тща­тель­ный ана­лиз про­даж, вы­ве­рен­ное со­от­но­ше­ние це­ны и ка­че­ства про­дук­та, но и фор­ми­ро­ва­ние ас­сор­ти­мен­та под опре­де­лен­ный ка­нал про­даж, пред­ло­же­ние ин­ди­ви­ду­аль­но­го про­дук­та в за­ви­си­мо­сти от це­ле­вой ауди­то­рии — и это су­ще­ствен­ное про­дви­же­ние на­ше­го бизнеса в сто­ро­ну пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­но­го мар­ке­тин­га. «Мы очень вни­ма­тель­но под­хо­дим к со­ста­ву кол­лек­ций: есть ба­зо­вые ве­щи и есть очень мод­ные в раз­ных це­но­вых диа­па­зо­нах. Мы тща­тель­но ра­бо­та­ем над ас­сор­ти­мен­том каж­до­го кон­крет­но­го ма­га­зи­на — в раз­ных ма­га­зи­нах мы про­да­ем раз­ную

про­дук­цию, со­зда­ем кол­ла­бо­ра­ции с ди­зай­не­ра­ми», — го­во­рят в ком­па­нии «Снеж­ная ко­ро­ле­ва».

По­ми­мо это­го ста­ла уже обыч­ной прак­ти­ка ди­вер­си­фи­ка­ции про­дук­та, ко­гда ком­па­нии на­чи­на­ют про­из­во­дить смеж­ный ас­сор­ти­мент.

«Ес­ли, услов­но, пять лет на­зад ос­нов­ным на­прав­ле­ни­ем про­из­вод­ства у нас бы­ли тка­ни для по­стель­но­го бе­лья и по­стель­ное бе­лье, то сей­час мы уже про­из­во­дим по­душ­ки, оде­я­ла, по­кры­ва­ла, што­ры, мах­ро­вые из­де­лия, тек­стиль для кух­ни. В ин­те­рье­ре мы не про­из­во­дим толь­ко ков­ры и на­поль­ные по­кры­тия. И нам уда­ет­ся каж­дый год рас­ти на де­сят­ки про­цен­тов. На­при­мер, про­да­жи по­стель­но­го бе­лья в про­шлом го­ду сни­зи­лись на де­сять про­цен­тов в на­ту­раль­ных по­ка­за­те­лях, но в це­лом мы рас­тем — но­вые на­прав­ле­ния рас­тут на 30–40 про­цен­тов и вы­ше», — го­во­рит Юрий Яблоков.

Впро­чем, не все­гда ас­сор­ти­мент­ные экс­пе­ри­мен­ты за­кан­чи­ва­ют­ся удач­но, осо­бен­но ес­ли речь идет о по­пыт­ках вы­пус­кать бо­лее до­ро­гую про­дук­цию в де­мо­кра­тич­ном сег­мен­те. В част­но­сти, в ком­па­нии «Ральф Рин­гер» в про­шлом

го­ду сде­ла­ли став­ку на со­вер­шен­ство­ва­ние ас­сор­ти­мен­та обу­ви. «Мы по­шли по пу­ти ка­че­ствен­но­го улуч­ше­ния про­дук­ции: раз­но­об­ра­зие, слож­ность и дру­гие ас­сор­ти­мент­ные изощ­ре­ния. Это уве­ли­чи­ло се­бе­сто­и­мость но­вых мо­де­лей, — рас­ска­зы­ва­ет Ан­дрей Бе­реж­ной. — Мы рас­счи­ты­ва­ли, что та­кие мо­де­ли бу­дут вос­тре­бо­ва­ны у обес­пе­чен­ной ча­сти на­ших по­ку­па­те­лей, ко­то­рых ин­те­ре­су­ет все но­вое. Но пол­но­стью это не сра­бо­та­ло: да­же взыс­ка­тель­ные по­ку­па­те­ли все боль­ше смот­рят на це­ну. В этом го­ду мы со­кра­тим ам­би­ции по услож­не­нию про­дук­ции и рас­ши­рим выпуск ба­зо­вых эко­но­мич­ных мо­де­лей. Бо­лее диф­фе­рен­ци­ро­ван­но по­дой­дем к це­но­об­ра­зо­ва­нию — по­вы­сим це­ну на пре­ми­аль­ную про­дук­цию для сни­же­ния цен в мас­со­вом сег­мен­те, про­дол­жим оп­ти­ми­зи­ро­вать тор­го­вую сеть».

Что ка­са­ет­ся про­дви­же­ния и раз­ви­тия ка­на­лов, то в про­шлом го­ду прак­ти­че­ски все ком­па­нии оп­ти­ми­зи­ро­ва­ли сбы­то­вые се­ти, со­кра­тив за­тра­ты на пря­мую ре­кла­му и про­дви­же­ние про­дук­та, по­сколь­ку это ста­ло неэф­фек­тив­ным — по­тре­би­те­лей ин­те­ре­су­ет в ос­нов­ном це­на. Про­из­во­ди­те­ли от то­таль­но­го про­дви­же­ния сво­их про­дук­тов по всем ка­на­лам сбы­та пе­ре­шли к мо­де­ли, ко­гда каж­дый ма­га­зин, ин­тер­нет-вит­ри­на име­ют раз­ное ас­сор­ти­мент­ное на­пол­не­ние в за­ви­си­мо­сти от це­ле­вой ауди­то­рии, — име­ет ме­сто дроб­ле­ние ас­сор­ти­мен­та. Ком­па­нии, управ­ля­ю­щие роз­нич­ны­ми се­тя­ми, в про­шлом го­ду то­же их оп­ти­ми­зи­ро­ва­ли: за­кры­ва­ли неэф­фек­тив­ные точ­ки и от­кры­ва­ли но­вые ма­га­зи­ны в бо­лее пер­спек­тив­ных ме­стах. Неко­то­рые экс­пе­ри­мен­ти­ру­ют с фор­ма­та­ми ма­га­зи­нов и их пло­ща­дью, пы­та­ясь под­стро­ить­ся под це­ле­вую ауди­то­рию в кон­крет­ной ло­ка­ции. И на­ко­нец, уже не пер­вый год ос­нов­ные уси­лия в про­дви­же­нии на­прав­ле­ны на раз­ви­тие ом­ни­ка­наль­но­сти, преж­де все­го на по­вы­ше­ние про­даж в он­лайн-ка­на­лах. По­ка до­ля он­лай­н­про­даж в обо­ро­те ком­па­ний неве­ли­ка, по­ряд­ка 15%, од­на­ко это на­прав­ле­ние ди­на­мич­но рас­тет, в том чис­ле за счет вы­хо­да на боль­шие мар­кет­плей­сы, та­кие как Lamoda, Wildberrie­s. Од­на­ко пер­спек­тив­ность по­доб­но­го со­труд­ни­че­ства за­ви­сит от при­быль­но­сти про­даж кон­крет­но­го про­дук­та — не все­гда у ком­па­нии есть воз­мож­ность де­лить­ся при­бы­лью с мар­кет­плей­са­ми.

Под­спо­рье по се­бе­сто­и­мо­сти

Ка­за­лось бы, ве­со­мым под­спо­рьем в та­кое дра­ма­тич­ное для по­тре­би­тель­ско­го рын­ка вре­мя мог­ли бы стать кор­по­ра­тив­ные и го­су­дар­ствен­ные за­ка­зы рос­сий­ским ком­па­ни­ям, в част­но­сти в лег­про­ме и ме­бель­ной от­рас­ли. Од­на­ко

Про­мо­ак­ции — ос­нов­ной ме­тод сти­му­ли­ро­ва­ния про­даж в роз­ни­це. Од­на­ко они ли­ша­ют про­из­во­ди­те­лей мар­жи и при­во­дят к ухуд­ше­нию ка­че­ства про­дук­тов

по­ка гос­за­ка­зы в це­лом не ста­ли драй­ве­ром раз­ви­тия, и с та­ки­ми за­каз­чи­ка­ми ком­па­ни­ям непро­сто ра­бо­тать. Са­мый по­зи­тив­ный на рын­ке при­мер со­труд­ни­че­ства бизнеса и го­су­дар­ства — в здра­во­охра­не­нии — свя­зан с во­вле­че­ни­ем част­ных кли­ник в го­су­дар­ствен­ную си­сте­му обя­за­тель­но­го ме­ди­цин­ско­го стра­хо­ва­ния (ОМС). С каж­дым го­дом все боль­ше кли­ник на­чи­на­ют ока­зы­вать та­кие услу­ги, и спектр этих услуг рас­ши­ря­ет­ся, так как го­су­дар­ство пред­ла­га­ет по ним адек­ват­ные та­ри­фы.

«В ком­мер­че­ском сег­мен­те на­ша ком­па­ния вы­рос­ла на 22 про­цен­та, по ли­нии ра­бо­ты с Фон­дом обя­за­тель­но­го ме­ди­цин­ско­го стра­хо­ва­ния — на де­сять про­цен­тов, — го­во­рит управ­ля­ю­щий парт­нер ГК “Ев­ро­мед Санкт-Пе­тер­бург” (сеть ме­ди­цин­ских кли­ник) Алек­сандр Аб­дин. — Рань­ше в ос­нов­ном мы по ОМС де­ла­ли МРТ, УЗИ и про­чие об­сле­до­ва­ния, на ко­то­рые в гос­сек­то­ре и сей­час оче­ре­ди сто­ят. Но по­том по мно­гим мед­услу­гам та­ри­фы ОМС под­ня­лись до вме­ня­е­мо­го уров­ня, по­это­му мы мо­жем те­перь ле­чить го­раз­до боль­ший круг бо­лез­ней по ОМС».

В про­шлом го­ду ком­па­ния «Ев­ро­мед» от­кры­ла уже де­вят­на­дца­тую кли­ни­ку про­ект­ной мощ­но­стью об­слу­жи­ва­ния 35 тыс. че­ло­век взрос­ло­го на­се­ле­ния в год. «Она бу­дет нам при­но­сить око­ло 25 мил­ли­о­нов руб­лей вы­руч­ки в год и оку­пит­ся за два-три го­да. Осо­бен­ность кли­ни­ки в том, что со­зда­на она для об­слу­жи­ва­ния па­ци­ен­тов толь­ко в рам­ках обя­за­тель­но­го ме­ди­цин­ско­го стра­хо­ва­ния. Есть так­же про­ект Мин­здра­ва “По­лис” по стро­и­тель­ству част­ных ми­ни­по­ли­кли­ник в но­вых мик­ро­рай­о­нах и ма­ло­до­ступ­ных ме­стах, где го­су­дар­ство са­мо не справ­ля­ет­ся с со­ци­ал­кой. Вза­мен ин­ве­сто­рам га­ран­ти­ру­ют ми­ни­маль­ный го­до­вой бюд­жет из ОМС для ле­че­ния мест­ных жи­те­лей (для них оно бес­плат­но). Это то­же сво­е­го ро­да но­вая ни­ша, мы ее ак­тив­но за­ни­ма­ем», — рас­ска­зы­ва­ет Алек­сандр Аб­дин.

Еще один по­зи­тив­ный при­мер со­труд­ни­че­ства го­су­дар­ства и бизнеса свя­зан с раз­ви­ти­ем ме­бель­ной от­рас­ли и дей­ство­вав­шим в те­че­ние двух лет (до де­каб­ря про­шло­го го­да) по­ста­нов­ле­ни­ем пра­ви­тель­ства РФ № 1072 о за­пре­те гос­за­ку­пок ме­бе­ли ино­стран­но­го про­из­вод­ства оте­че­ствен­ны­ми го­су­дар­ствен­ны­ми и му­ни­ци­паль­ны­ми учре­жде­ни­я­ми. По сло­вам Алек­сандра Ше­ста­ко­ва, бла­го­да­ря это­му ре­ше­нию про­из­вод­ство ме­бе­ли в 2018 го­ду вы­рос­ло на 31% по срав­не­нию с 2016-м, в 2019 го­ду рос­сий­ские ме­бель­щи­ки ре­а­ли­зо­ва­ли че­рез гос­за­куп­ки 15% про­из­ве­ден­ной про­дук­ции — бо­лее чем на 33 млрд руб­лей. Обо­рот сег­мен­та офис­ной ме­бе­ли уве­ли­чил­ся за два го­да на 60%. Од­на­ко по­ста­нов­ле­ние при­ни­ма­лось на два го­да и по­ка не про­лон­ги­ро­ва­но, идут об­суж­де­ния. «Кон­ку­ри­ро­вать на рав­ных по цене с про­дук­ци­ей за­ру­беж­ных про­из­во­ди­те­лей оте­че­ствен­ные за­во­ды не мо­гут по раз­ным при­чи­нам. Осо­бен­но это ка­са­ет­ся це­но­вых сег­мен­тов “эко­ном” и “сред­ний ми­нус”, где тра­ди­ци­он­но силь­ны по­зи­ции ки­тай­ских ме­бель­щи­ков, ко­то­рые спо­соб­ны обес­пе­чить при­вле­ка­тель­ные це­ны. Пред­ло­жен­ный пра­ви­тель­ством вза­мен по­ста­нов­ле­ния № 1072 ме­ха­низм гос­за­ку­пок по фор­му­ле “тре­тий лиш­ний” не спа­сет оте­че­ствен­ную от­расль: для то­го что­бы он ра­бо­тал, в за­куп­ке долж­ны при­ни­мать уча­стие как ми­ни­мум два оте­че­ствен­ных про­из­во­ди­те­ля, спо­соб­ных впи­сать­ся во все па­ра­мет­ры тех­за­да­ния и удо­вле­тво­рить их и с точ­ки зре­ния ас­сор­ти­мен­та, и сро­ков по­став­ки, и ди­зай­на. Та­кое раз­но­об­ра­зие про­из­во­ди­те­лей есть да­ле­ко не во всех рос­сий­ских ре­ги­о­нах, за­то ки­тай­ские из­де­лия есть вез­де», — объ­яс­ня­ет Алек­сандр Ше­ста­ков.

В ме­бель­ной ас­со­ци­а­ции ви­дят еще од­но пер­спек­тив­ное на­прав­ле­ние для сво­ей ин­ду­стрии — это обя­за­тель­ная ком­плек­та­ция квар­тир в но­вострой­ках эко­ном­клас­са ти­по­вы­ми кух­ня­ми и встро­ен­ной ме­бе­лью. «Се­го­дня рас­смат­ри­ва­ет­ся в Со­ве­те Фе­де­ра­ции, Мин­пром­тор­ге во­прос о сда­че стан­дарт­но­го жи­лья с встро­ен­ной ме­бе­лью — кух­ней и шка­фа­ми. Это для нас наи­бо­лее ин­те­рес­ная пер­спек­ти­ва раз­ви­тия. Мы счи­та­ем се­бя кон­ку­рен­то­спо­соб­ны­ми для вы­пол­не­ния та­ких за­ка­зов в боль­ших объ­е­мах и с вы­со­ким ка­че­ством», — счи­та­ет Алек­сандр Ше­ста­ков. Од­на­ко оче­вид­но, что это ре­ше­ние при­ве­дет к уве­ли­че­нию се­бе­сто­и­мо­сти стро­и­тель­ства жи­лья и ко­неч­ных цен для по­тре­би­те­лей, что может быть кри­тич­но для де­ше­во­го сег­мен­та жи­лья; воз­мож­но, по­это­му за­строй­щи­ки по­ка не спе­шат его мас­со­во внед­рять.

Кор­по­ра­тив­ные и го­су­дар­ствен­ные за­каз­чи­ки яв­ля­ют­ся ос­нов­ны­ми по­тре­би­те­ля­ми про­дук­ции на рын­ке спец­одеж­ды и тех­ни­че­ско­го тек­сти­ля. За по­след­ние го­ды мно­гие рос­сий­ские тек­стиль­ные ком­па­нии про­ве­ли пе­ре­осна­ще­ние и пе­ре­ори­ен­ти­ро­ва­лись на эти сег­мен­ты рын­ка и при всех ми­ну­сах ра­бо­ты с гос­за­ка­зом име­ют здесь ста­биль­ный сбыт. В це­лом для лег­про­ма гос­за­каз мог бы стать драй­ве­ром ро­ста в тя­же­лое ры­ноч­ное вре­мя. Од­на­ко про­из­во­ди­те­ли обу­ви и одеж­ды го­во­рят, что го­су­дар­ствен­ные за­ка­зы и за­ка­зы госкор­по­ра­ций не поз­во­ля­ют рас­ти в ка­че­стве, не да­ют ощу­ти­мой при­бы­ли — тен­дер­ные це­ны на­столь­ко низ­кие, что про­из­ве­сти за эти день­ги мож­но толь­ко про­дукт крайне низ­ко­го ка­че­ства. «Мы участ­во­ва­ли в неко­то­рых аук­ци­о­нах на за­куп­ку обу­ви. Ло­ги­ка за­ко­на о гос­за­куп­ках та­ко­ва, что по­беж­да­ет пред­ло­жив­ший ми­ни­маль­ную це­ну. Но за та­кую це­ну, до ко­то­рой опус­ка­ют­ся дру­гие ком­па­нии, мож­но сде­лать толь­ко непо­треб­ство, че­го мы не уме­ем де­лать. Нам не уда­ва­лось по­ка за­ра­бо­тать на гос­за­куп­ках, по­это­му мы не слиш­ком рас­счи­ты­ва­ем на этот ка­нал про­даж, но бу­дем пы­тать­ся про­дол­жать участ­во­вать в нем», — го­во­рит Ан­дрей Бе­реж­ной.

«Хо­тя во­ен­ные ин­те­ре­су­ют­ся на­шей про­дук­ци­ей и хо­те­ли бы ее по­ку­пать, у нас воз­ни­ка­ют про­бле­мы при уча­стии в

тен­де­рах. То есть мы по­да­ем за­яв­ку, а по­том ка­кие-то непо­нят­ные ле­вые фир­мы в два ра­за сни­жа­ют на­чаль­ную сто­и­мость, це­на ока­зы­ва­ет­ся ни­же се­бе­сто­и­мо­сти. Как они вы­кру­чи­ва­ют­ся, мы не зна­ем, но и на­ши за­каз­чи­ки по­том ру­га­ют­ся — они не по­лу­ча­ют тот про­дукт, который хо­те­ли. А ведь мы раз­ра­бо­та­ли эту про­дук­цию, сде­ла­ли всю тен­дер­ную до­ку­мен­та­цию. И я знаю, что это не толь­ко с на­ми про­ис­хо­дит, а со мно­ги­ми по­став­щи­ка­ми. Мы при­ня­ли ре­ше­ние не участ­во­вать в тен­де­рах», — го­во­рит Вла­ди­мир Бо­г­да­нов из ком­па­нии «Баск».

Чу­жих де­нег не брать

Важ­ный по­ка­за­тель раз­ви­тия — при­вле­че­ние ин­ве­сти­ций. В про­шлом го­ду ком­па­нии де­ла­ли их неохот­но, вы­нуж­ден­но, в ма­лой сво­ей ча­сти ин­ве­сти­ции бы­ли на­прав­ле­ны на мо­дер­ни­за­цию про­из­водств, в ос­нов­ном на про­дви­же­ние и сбыт. «Мы бы­ли вы­нуж­де­ны ин­ве­сти­ро­вать в неза­ви­си­мое про­из­вод­ство пру­жин­ных бло­ков, так как нас силь­но под­ве­ли по­став­щи­ки и мы ре­ши­ли про­из­во­дить эти бло­ки са­мо­сто­я­тель­но, что­бы сни­зить рис­ки», — го­во­рит На­та­лья Пек­ше­ва («Цвет ди­ва­нов»). Ком­па­ния в про­шлом го­ду от­кры­ла 16 ма­га­зи­нов — по срав­не­нию с преды­ду­щим го­дом вдвое мень­ше. «Мы очень осто­рож­но от­кры­ва­ем ма­га­зи­ны, толь­ко в очень вы­ве­рен­ных ло­ка­ци­ях. Ста­ра­ем­ся не рис­ко­вать — не име­ем пра­ва на ошиб­ку. Мы огра­ни­чи­ва­ем се­бя в развитии — это факт, — объ­яс­ня­ет На­та­лья Пек­ше­ва. — Нам хо­те­лось бы на­мно­го боль­ше ин­ве­сти­ро­вать в ав­то­ма­ти­за­цию биз­нес-про­цес­сов, но сил и средств на это не хва­та­ет. Я за­ви­дую меж­ду­на­род­ным круп­ным ком­па­ни­ям, на­блю­даю за ни­ми, их ди­на­ми­кой, ра­ду­юсь их успе­хам. Но, ко­неч­но, воз­мож­но­стей для та­ких ин­ве­сти­ций у нас нет. Да мы и не ви­дим, что это даст от­да­чу в бли­жай­шей пер­спек­ти­ве, — спрос стагни­ру­ет».

В го­сти­нич­ной ком­па­нии «Ази­мут» ин­ве­сти­ции то­же но­си­ли пла­но­вый ха­рак­тер. «Ос­нов­ные ин­ве­сти­ции в про­шлом го­ду бы­ли свя­за­ны с ре­но­ва­ци­ей и об­нов­ле­ни­ем но­мер­но­го фон­да и бан­кет­ных пло­ща­дей на­ших го­сти­ниц. Ори­ен­ти­ро­воч­но мы по­тра­ти­ли по­ряд­ка трех­сот мил­ли­о­нов руб­лей. Это по­сто­ян­ные на­ши ин­ве­сти­ции. Мы так­же ин­ве­сти­ро­ва­ли в мар­ке­тинг, в част­но­сти в раз­ви­тие циф­ро­вых ка­на­лов про­даж», — ком­мен­ти­ру­ют в го­сти­нич­ной се­ти «Ази­мут».

Ан­дрей Бе­реж­ной («Ральф Рин­гер») го­во­рит, что в ос­нов­ном ин­ве­сти­ции (в раз­ме­ре 500 млн руб­лей) в про­шлом го­ду бы­ли на­прав­ле­ны на оп­ти­ми­за­цию соб­ствен­ной тор­го­вой се­ти: «От­кры­ва­ли но­вые точ­ки в бо­лее хо­ро­ших ло­ка­ци­ях и за­кры­ва­ли там, где упа­ла про­хо­ди­мость. Сред­ства шли на ре­монт, обо­ру­до­ва­ние но­вых то­чек и пе­ре­обо­ру­до­ва­ние дей­ству­ю­щих. Все­го мы от­кры­ли в про­шлом го­ду пять но­вых ма­га­зи­нов (все­го их уже 155) и ка­че­ствен­но изменили 30 ма­га­зи­нов. В сле­ду­ю­щем го­ду на­ра­щи­вать чис­ло тор­го­вых то­чек уже не бу­дем, про­из­вод­ствен­ных мощ­но­стей у нас то­же хва­та­ет».

В ком­па­нии «Но­вард» то­же ин­ве­сти­ро­ва­ли в раз­ви­тие се­ти: от­кры­ли 14 но­вых са­ло­нов «Эко­ни­ка». «Мно­гие на­ши про­ек­ты се­го­дня свя­за­ны с кли­ент­ским сер­ви­сом и пер­со­на­ли­за­ци­ей пред­ло­же­ния. Уве­ли­чи­ва­ют­ся за­тра­ты на мар­ке­тинг, по­зи­ци­о­ни­ро­ва­ние брен­да, при­вле­че­ние мод­ной ауди­то­рии», — го­во­рит Сер­гей Сар­ки­сов.

Пла­ны по ин­ве­сти­ци­ям в со­зда­ние но­вых про­из­водств сре­ди опро­шен­ных на­ми ком­па­ний есть у «Норд­тек­са» и ком­па­нии «Баск», ко­то­рая в про­шлом го­ду от­кры­ла но­вую «циф­ро­вую» фаб­ри­ку, ин­ве­сти­ро­вав в до­ро­го­сто­я­щее обо­ру­до­ва­ние. Од­на­ко обе ком­па­нии ожи­да­ют от го­су­дар­ства под­держ­ки

Ком­па­ния «Баск» на­ра­щи­ва­ет обо­рот за счет сво­их ком­пе­тен­ций в про­из­вод­стве аут­дор-одеж­ды и успеш­ной кон­ку­рен­ции с бо­лее до­ро­гим им­пор­том

ин­ве­сти­ци­он­ных про­ек­тов и по­мо­щи в по­лу­че­нии фи­нан­со­вых ре­сур­сов. «У нас пла­ны на ин­ве­сти­ции есть, так как мы хо­тим раз­ви­вать рос­сий­ское про­из­вод­ство. Но най­ти день­ги слож­но: на кре­дит­ные день­ги фаб­ри­ку не бу­дешь стро­ить, бу­дем ис­кать дру­гие ис­точ­ни­ки ин­ве­сти­ций, ко­то­рые хо­тим на­пра­вить на мо­дер­ни­за­цию про­из­водств, внед­ре­ние циф­ро­вых тех­но­ло­гий, а так­же на раз­ви­тие но­во­го ас­сор­ти­мен­та — но­вых про­дук­тов для аут­до­ра», — го­во­рит Вла­ди­мир Бо­г­да­нов.

Лю­бо­пыт­но, что как бы ни сни­жа­лась клю­че­вая став­ка Цен­тро­бан­ка, сред­ний и ма­лый биз­нес в ос­нов­ном пред­по­чи­та­ет раз­ви­вать­ся без дол­го­во­го фи­нан­си­ро­ва­ния. «На­ше пра­ви­ло — не быть долж­ным», «на­до ми­ни­маль­но поль­зо­вать­ся за­ем­ны­ми ре­сур­са­ми», «в от­но­ше­нии кре­ди­тов мы крайне кон­сер­ва­тив­ны», «кри­зи­сы на­учи­ли нас быть осто­рож­ны­ми» — это ти­пич­ная ре­ак­ция

бизнеса на во­прос о при­вле­че­нии кре­ди­тов в бан­ках.

«У нас дол­го­вой на­груз­ки нет и не бы­ло, хо­тя в пер­спек­ти­ве мы не ис­клю­ча­ем при­вле­че­ния кре­дит­ных средств для раз­ви­тия бизнеса. Не­смот­ря на ис­то­ри­че­ски ми­ни­маль­ную став­ку ЦБ, ре­аль­ные став­ки кре­ди­то­ва­ния вы­со­ки. Они не так ку­са­ют­ся, как рань­ше, но и та­ко­го ро­ста рын­ка нет, что­бы “по­гло­тить” кре­дит­ное пле­чо. Хо­тя бан­ки очень ин­те­ре­су­ют­ся ме­ди­цин­ской от­рас­лью», — го­во­рит Алек­сандр Аб­дин.

«Да, мы бе­рем ко­рот­кие кре­ди­ты по сто­и­мо­сти от 10 до 12 про­цен­тов го­до­вых, что съе­да­ет зна­чи­мую часть мар­жи. Сни­же­ние ба­зо­вой став­ки ни­как не от­ра­зи­лось на сто­и­мо­сти ко­рот­ких бан­ков­ских зай­мов. Но де­вать­ся неку­да, мы по­пол­ня­ем обо­рот­ные ак­ти­вы та­ким пу­тем. Об ин­ве­сти­ци­он­ных кре­ди­тах да­же не по­мыш­ля­ем, да нам их бан­ки и не да­ют», — го­во­рит Ан­дрей Бе­реж­ной.

Алек­сандр Ше­ста­ков (Пер­вая ме­бель­ная фаб­ри­ка) го­во­рит, что у ком­па­нии нет дол­го­вой на­груз­ки: «Мы ра­бо­та­ем на то, что за­ра­ба­ты­ва­ем, чу­жих де­нег ста­ра­ем­ся не брать. Ос­нов­ные ин­ве­сти­ции свя­за­ны с мо­дер­ни­за­ци­ей и ав­то­ма­ти­за­ци­ей су­ще­ству­ю­ще­го про­из­вод­ства, дру­гих ин­ве­сти­ций не пла­ни­ру­ем».

По­мощь с остраст­кой

И на­ко­нец, еще один важ­ный мо­мент в жиз­ни ком­па­ний свя­зан с го­су­дар­ствен­ным ре­гу­ли­ро­ва­ни­ем от­рас­лей, от ко­то­ро­го у бизнеса крайне про­ти­во­ре­чи­вое впе­чат­ле­ние. Очень ча­сто при ре­а­ли­за­ции про­грамм по­мо­щи у го­су­дар­ства в од­ной ру­ке пря­ник, в дру­гой — кнут.

«В про­шлом го­ду мы по­пы­та­лись по­лу­чить де­ше­вый кре­дит на сум­му на­ше­го бюд­же­та по про­грам­ме “Циф­ро­ви­за­ция пром­пред­при­я­тий” для циф­ро­ви­за­ции мощ­но­стей, ко­то­рую мы дав­но про­во­дим на сво­их пред­при­я­ти­ях. Это око­ло 300 мил­ли­о­нов руб­лей. Мы по­счи­та­ли все на­ши ин­ве­сти­ции в этой сфе­ре за пять лет — про­шлые и бу­ду­щие, офор­ми­ли их в про­ект с по­дроб­ным опи­са­ни­ем всех ме­ро­при­я­тий и при­нес­ли в Фонд раз­ви­тия про­мыш­лен­но­сти. Там ска­за­ли: про­ект хо­ро­ший, но ну­жен за­лог в раз­ме­ре ста про­цен­тов, то есть те же са­мые 300 мил­ли­о­нов руб­лей. Я не по­ни­маю та­кую гос­под­держ­ку: ка­кие мо­гут быть в та­ком слу­чае ин­ве­сти­ции? Да­лее мы пы­та­лись по­лу­чить гос­га­ран­тии под ин­вест­кре­дит. Но для их по­лу­че­ния то­же ну­жен за­лог в раз­ме­ре ста про­цен­тов кре­ди­та. Это нево­об­ра­зи­мо!» — воз­му­ща­ет­ся Ан­дрей Бе­реж­ной.

На двой­ствен­ный ха­рак­тер по­ве­де­ния про­филь­но­го ве­дом­ства ука­зы­ва­ет и Алек­сандр Аб­дин из «Ев­ро­ме­да»: «С од­ной сто­ро­ны, нам рас­ши­ри­ли до­ступ к ОМС, что со­зда­ет ос­но­ву чест­ной кон­ку­рен­ции с го­скли­ни­ка­ми. С дру­гой сто­ро­ны, Мин­здрав за­ду­мал вве­сти двой­ное ли­цен­зи­ро­ва­ние для част­ных кли­ник, что, без­услов­но, на­не­сет удар по част­ной ме­ди­цине. По за­мыс­лу Мин­здра­ва, от­кры­тие но­вых част­ных кли­ник сле­ду­ет со­гла­со­вы­вать с вла­стя­ми региона — яко­бы для рав­но­мер­но­го рас­пре­де­ле­ния всех ме­д­учре­жде­ний. На де­ле участ­ни­ки рын­ка ожи­да­ют лишь кор­руп­цию (бу­дут про­дви­гать сво­их) и ущем­ле­ние част­ных кли­ник».

Нема­ло вол­ну­ет биз­нес уве­ли­чив­ше­е­ся в по­след­нее вре­мя чис­ло уго­лов­ных дел и жест­кий прес­синг бизнеса со сто­ро­ны на­ло­го­вых и над­зор­ных ве­домств. «С од­ной сто­ро­ны, по­мощь го­су­дар­ства, ко­неч­но, есть. В част­но­сти, мы вы­пол­ня­ем НИОКР с Мин­пром­тор­гом — раз­ра­ба­ты­ва­ем сверх­теп­лую арк­ти­че­скую одеж­ду по это­му НИОКР. Кро­ме то­го, есть до­воль­но се­рьез­ная по­мощь от мос­ков­ско­го пра­ви­тель­ства: нам как мос­ков­ской ком­па­нии суб­си­ди­ро­ва­ли за­куп­ку обо­ру­до­ва­ния — 25 про­цен­тов от сто­и­мо­сти, это су­ще­ствен­но, — рас­ска­зы­ва­ет Вла­ди­мир Бо­г­да­нов (“Баск”). — С дру­гой сто­ро­ны, вид­но, что весь ре­аль­ный него­су­дар­ствен­ный биз­нес на­хо­дит­ся в силь­ном на­пря­же­нии. Да­же сре­ди ком­па­ний — на­ци­о­наль­ных чем­пи­о­нов нет оп­ти­миз­ма. На­ло­го­вые про­вер­ки обыч­но ве­дут к боль­шим штра­фам. Мно­гих биз­не­сме­нов при­вле­ка­ют к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти, при­чем ос­но­ва­ния не все­гда оче­вид­ны. Уси­ли­ва­ют­ся тре­бо­ва­ния над­зор­ных ве­домств — из-за за­кры­тия мно­гих ком­па­ний по сер­ти­фи­ка­ции по­до­ро­жа­ла сер­ти­фи­ка­ция вво­зи­мых тка­ней и го­то­вой про­дук­ции. Все про­це­ду­ры ста­ли бо­лее тру­до­ем­ки­ми и до­ро­го­сто­я­щи­ми, на про­ве­де­ние сер­ти­фи­ка­ции нам при­хо­дит­ся дер­жать от­дель­но­го со­труд­ни­ка. Мно­гие с ужа­сом го­то­вят­ся к сквоз­ной мар­ки­ров­ке, ко­то­рая по­этап­но вво­дит­ся в лег­кой про­мыш­лен­но­сти, — нужно по­ку­пать мно­го спе­ци­аль­но­го обо­ру­до­ва­ния, са­ми мет­ки. Мы, в об­щем, к та­ко­му го­то­вы, но мно­гие неболь­шие ком­па­нии, на­ши по­ку­па­те­ли, в ужа­се, что им при­дет­ся этим всем за­ни­мать­ся».

Что бы ни го­во­ри­ли о «ре­гу­ля­тор­ной ги­льо­тине», прак­ти­че­ски весь биз­нес по­преж­не­му стра­да­ет от про­ве­рок над­зор­ны­ми ве­дом­ства­ми и штра­фов, ко­то­рые ча­сто не име­ют за­кон­ных ос­но­ва­ний, но сви­де­тель­ству­ют о стрем­ле­нии чи­нов­ни­ков по­пол­нить каз­ну. «На­при­мер, у нас в од­ном ма­га­зине, рас­по­ло­жен­ном в тор­го­вом цен­тре, в хо­де про­вер­ки Рос­по­треб­над­зо­ра вы­яви­ли, что вы­шел срок до­го­во­ра с ор­га­ни­за­ци­ей на по­трав­ку крыс. По идее, его у нас и не долж­но быть (это за­да­ча вла­дель­ца зда­ния), по­сколь­ку эта точ­ка рас­по­ло­же­на в тор­го­вом цен­тре клас­са А, где за та­кие де­ла от­ве­ча­ет вла­де­лец. Но фор­маль­но нам вы­пи­са­ли штраф, — рас­ска­зы­ва­ет Ан­дрей Бе­реж­ной. — Или в дру­гом ма­га­зине с по­мо­щью спе­ци­аль­но­го при­бо­ра за­ме­ри­ли, что ин­тен­сив­ность пуль­са­ции ламп днев­но­го све­та от­кло­ня­ет­ся на де­сять про­цен­тов, и вы­пи­са­ли штраф. На глаз это не опре­де­лить, про та­кой при­бор и по­ка­за­тель мы во­об­ще ни­че­го не слы­ша­ли, а штраф в 300 ты­сяч руб­лей нам вле­пи­ли (хо­тя мы оспо­ри­ли его в су­де по фор­маль­но­му при­зна­ку — ин­спек­то­ры невер­но со­ста­ви­ли акт). Вот как с этим бо­роть­ся? Как вы­яс­ни­лось, нор­ма­тив по лам­пам быв­ший глав­ный са­ни­тар­ный врач Рос­сии Ген­на­дий Они­щен­ко от­ме­нил несколь­ко лет на­зад, а в ка­ких-то СНиПах он остал­ся — вот так на биз­не­се и де­ла­ют по­ка­за­те­ли для пре­мий. Смо­жет ли эту про­бле­му ре­шить “ре­гу­ля­тор­ная ги­льо­ти­на”, пред­по­ла­га­ю­щая мас­штаб­ное со­кра­ще­ние уста­рев­ших норм и СНиПов, — по­смот­рим». ■

За по­след­ние несколь­ко лет ком­па­ния «Ральф Рин­гер» ди­вер­си­фи­ци­ро­ва­ла биз­нес и пре­вра­ти­лась из про­из­во­ди­те­ля муж­ской обу­ви в про­из­во­ди­те­ля обу­ви для всей се­мьи

Одеж­ная роз­ни­ца боль­ше все­го по­стра­да­ла от сни­же­ния по­тре­би­тель­ско­го спро­са

Драй­ве­ром ро­ста оте­че­ствен­ной ме­бель­ной про­мыш­лен­но­сти в по­след­ние го­ды был гос­за­каз

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.