Ближний Восток не бу­дет прежним

Смерть ге­не­ра­ла Су­лей­ма­ни не при­ве­ла к тре­тьей ми­ро­вой войне, но про­де­мон­стри­ро­ва­ла це­ну че­ло­ве­че­ской ошиб­ки в ми­ре бес­кон­троль­но­го рас­про­стра­не­ния ядер­но­го ору­жия

Ekspert - - ПОЛИТИКА БЛИЖНИЙ ВОСТОК -

Во­жи­да­нии столк­но­ве­ния меж­ду Ира­ном и США мир успел объ­явить и от­ме­нить на­ча­ло тре­тьей ми­ро­вой вой­ны. Соц­се­ти за­по­ло­ни­ли со­об­ще­ния с хе­ш­те­гом #WWIII. Ме­нее чем за сут­ки ин­тер­нет­поль­зо­ва­те­ли опуб­ли­ко­ва­ли бо­лее трех мил­ли­о­нов со­об­ще­ний на эту те­му. Ко­гда кри­зис по­шел на спад, мир вздох­нул с об­лег­че­ни­ем. Но пред­чув­ствие гло­баль­но­го про­ти­во­сто­я­ния со­хра­ни­лось.

Ос­нов­ной при­чи­ной ми­нув­ших ми­ро­вых войн бы­ла борь­ба за пе­ре­дел уже по­де­лен­ных ко­ло­ний, сфер вли­я­ния и рын­ков сбы­та. Се­го­дня ис­то­рия по­вто­ря­ет­ся. Идет мас­штаб­ная борь­ба за ази­ат­ские рын­ки, нео­ко­ло­ни­за­ция Аф­ри­ки с ее бо­га­той ми­не­раль­но-сы­рье­вой ба­зой, гря­дет пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ние Ближ­не­го Во­сто­ка. Мно­гим го­су­дар­ствам, успев­шим за по­след­ние де­ся­ти­ле­тия зна­чи­тель­но уси­лить­ся, ста­но­вит­ся тес­но на пе­ри­фе­рии со­вре­мен­ной си­сте­мы меж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний. Рас­ша­ты­ва­ет мир и по­яв­ле­ние него­су­дар­ствен­ных ак­то­ров (ТНК или тер­ро­ри­сти­че­ские ква­зи­об­ра­зо­ва­ния), ко­то­рые во­об­ще не учи­ты­ва­лись при раз­ра­бот­ке пра­вил иг­ры на ми­ро­вой арене.

Пред­вест­ни­ки «ядер­ной зи­мы»

Мас­штаб­ная го­ря­чая вой­на не нуж­на ни­ко­му, но вполне ре­аль­на. Ко­гда об­щий гра­дус на­пря­жен­но­сти в ми­ре вы­сок, триг­ге­ром для на­ча­ла пол­но­мас­штаб­но­го кон­флик­та может стать лю­бая «ме­лочь», будь то убий­ство вы­со­ко­по­став­лен­ной фи­гу­ры, как это бы­ло в 1914 го­ду, или слу­чай­но сби­тый пас­са­жир­ский са­мо­лет, при­ня­тый опе­ра­то­ром си­сте­мы ПВО за кры­ла­тую ра­ке­ту. Це­на че­ло­ве­че­ской ошиб­ки в эпо­ху ядер­ных дер­жав чрез­вы­чай­но вы­со­ка. И чем боль­ше стран бу­дут Ат­мо­сфе­ра в Те­ге­ране по­сле убий­ства Ка­се­ма Су­лей­ма­ни

об­за­во­дить­ся ядер­ны­ми че­мо­дан­чи­ка­ми, тем бо­лее ха­о­тич­ным и непред­ска­зу­е­мым ста­нет мир.

В 2020 го­ду До­го­вор о нерас­про­стра­не­нии ядер­но­го ору­жия (ДНЯО) от­ме­ча­ет зо­ло­той юби­лей. Что мы име­ем спу­стя пол­ве­ка по­сле вступ­ле­ния до­го­во­ра в си­лу? Неспо­соб­ность ядер­ных дер­жав вы­пол­нить обя­за­тель­ства по ядер­но­му разору­же­нию, про­вал в со­зда­нии на Ближ­нем Во­сто­ке зо­ны, сво­бод­ной от ядер­но­го ору­жия и дру­гих ви­дов ору­жия мас­со­во­го уни­что­же­ния (ЗСОМУ), груп­пу неле­галь­ных и те­не­вых ядер­ных стран. По­ми­мо чле­нов ядер­но­го клу­ба, к ко­то­ро­му от­но­сят­ся пять по­сто­ян­ных чле­нов Сов­беза ООН, се­го­дня ядер­ным ору­жи­ем де-фа­кто об­ла­да­ют два непри­ми­ри­мых вра­га — Ин­дия и Па­ки­стан, окру­жен­ный враж­деб­ны­ми араб­ски­ми го­су­дар­ства­ми Из­ра­иль и склон­ная к ядер­но­му шан­та­жу и по­ли­ти­че­ским про­во­ка­ци­ям Се­вер­ная Ко­рея.

На­ли­чие ядер­но­го ору­жия у стран, дей­ству­ю­щих по прин­ци­пу «тра­ву бу­дем есть, но атом­ную бом­бу со­зда­дим» (сло­ва пре­зи­ден­та Па­ки­ста­на Зуль­фи­ка­ра Али Бхут­то), не толь­ко не ис­клю­ча­ет по­вто­ре­ние Ка­риб­ско­го кри­зи­са в ази­ат­ском или ближ­не­во­сточ­ном ва­ри­ан­те, но и зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ва­ет шанс по­па­да­ния ра­дио­ак­тив­ных ма­те­ри­а­лов или но­си­те­лей ядер­ных бо­е­при­па­сов в ру­ки тер­ро­ри­стов. Кро­ме то­го, это может при­ве­сти к быст­ро­му рас­про­стра­не­нию ядер­ных тех­но­ло­гий сре­ди неядер­ных стран. Так, ес­ли атом­ным ору­жи­ем об­за­ве­дет­ся Иран, сле­дом за ним это сде­ла­ют са­у­дов­цы. Учи­ты­вая ядер­ный ста­тус Из­ра­и­ля, си­ту­а­ция на Ближ­нем Во­сто­ке ста­нет в бук­валь­ном смыс­ле взры­во­опас­ной.

Иран по­ка не об­ла­да­ет ядер­ным ору­жи­ем, но тех­ни­че­ские воз­мож­но­сти для его со­зда­ния у иран­цев уже есть. Те­ге­ран за­ве­ря­ет, что не на­ме­рен на­ру­шать ДНЯО. Меж­ду тем 6 ян­ва­ря 2020 го­да стра­на объ­яви­ла о пя­том и по­след­нем эта­пе ча­стич­но­го вы­хо­да из Сов­мест­но­го все­объ­ем­лю­ще­го пла­на дей­ствий (СВПД), от­ка­зав­шись от огра­ни­че­ний на ко­ли­че­ство цен­три­фуг, в ко­то­рых обо­га­ща­ют уран. Этот шаг был объ­яв­лен за­ра­нее: Иран на­чал вы­ход из ядер­ной сдел­ки еще 8 мая 2019 го­да, че­рез год по­сле вы­хо­да из нее США. Но по­след­ний этап сов­пал с эс­ка­ла­ци­ей ира­но-аме­ри­кан­ско­го кон­флик­та из-за убий­ства ко­ман­ду­ю­ще­го спец­под­раз­де­ле­ни­ем «Аль-Кудс» иран­ско­го Кор­пу­са стра­жей ис­лам­ской ре­во­лю­ции (КСИР) Ка­се­ма Су­лей­ма­ни, и об­ста­нов­ка ста­ла осо­бен­но нер­воз­ной.

За что по­гиб ге­не­рал

Объ­явив иран­ско­го ге­не­ра­ла-май­о­ра «тер­ро­ри­стом но­мер один в ми­ре», До­нальд Трамп от­дал при­каз лик­ви­ди­ро­вать офи­ци­аль­но­го пред­ста­ви­те­ля од­но­го су­ве­рен­но­го го­су­дар­ства на тер­ри­то­рии дру­го­го су­ве­рен­но­го го­су­дар­ства. Это вы­зва­ло бур­ную ре­ак­цию не толь­ко внут­ри Ира­на, но и сре­ди ми­ро­во­го со­об­ще­ства. Ка­кое пра­во име­ли США пре­сту­пить нор­мы меж­ду­на­род­но­го пра­ва, и в первую оче­редь пра­во на жизнь? Ва­шинг­тон объ­яс­нил слу­чив­ше­е­ся тем, что Су­лей­ма­ни яко­бы при­ча­стен к на­па­де­ни­ям на аме­ри­кан­ских сол­дат и ди­пло­ма­тов. Но у экс­перт­но­го со­об­ще­ства на этот счет иное мне­ние. Ос­нов­ных вер­сий несколь­ко, но в од­ном экс­пер­ты схо­дят­ся: убий­ство Су­лей­ма­ни — об­ду­ман­ное ре­ше­ние Ва­шинг­то­на, име­ю­щее да­ле­ко иду­щие по­след­ствия.

По од­ной из вер­сий, лик­ви­да­ция важ­ной для Ира­на фи­гу­ры (Су­лей­ма­ни был ко­ман­ду­ю­щим си­ла­ми спе­ци­аль­ных опе­ра­ций) бы­ло от­ло­жен­ной вен­дет­той за ата­ку на са­у­дов­ские неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щие

Ко­гда об­щий гра­дус на­пря­жен­но­сти в ми­ре вы­сок, по­во­дом для на­ча­ла гло­баль­но­го кон­флик­та может стать лю­бая «ме­лочь». На­при­мер, слу­чай­но сби­тый пас­са­жир­ский са­мо­лет

за­во­ды в ночь на 14 сен­тяб­ря 2019 го­да. То­гда от­вет­ствен­ность за про­изо­шед­шее взя­ли на се­бя йе­мен­ские по­встан­цы-ху­си­ты, но Ва­шинг­тон и ЭрРи­яд об­ви­ни­ли в слу­чив­шем­ся Иран. Хо­дят слу­хи, что пе­ред ата­кой на Су­лей­ма­ни Трам­пу по­зво­нил на­след­ный принц Са­у­дов­ской Ара­вии Му­хам­мед бен Саль­ман, не про­стив­ший удар в «серд­це ми­ро­вой энер­ге­ти­ки». Че­рез неко­то­рое вре­мя в небе Баг­да­да по­яви­лись ВВС США.

Вто­рая вер­сия за­клю­ча­ет­ся в стрем­ле­нии Ва­шинг­то­на не до­пу­стить уси­ле­ния Пе­ки­на в ближ­не­во­сточ­ном ре­ги­оне. Ка­за­лось бы, при чем тут Ки­тай? Де­ло в том, что Пекин ис­поль­зу­ет Те­ге­ран, за­ни­ма­ю­щий важ­ное стра­те­ги­че­ское и гео­по­ли­ти­че­ское по­ло­же­ние в ре­ги­оне, в ка­че­стве плац­дар­ма для «боль­шой гео­по­ли­ти­че­ской иг­ры». Не­смот­ря на аме­ри­кан­ские санк­ции про­тив Ира­на, меж­ду Пе­ки­ном и Те­ге­ра­ном на­ла­же­ны тор­гов­ля и по­став­ки неф­ти. В 2018 го­ду то­ва­ро­обо­рот меж­ду стра­на­ми со­ста­вил 35 млрд дол­ла­ров. Пекин так­же за­ку­пил у Те­ге­ра­на 29 млн тонн сы­рой неф­ти на 15 млрд дол­ла­ров.

Ки­тай ока­зы­вал зна­чи­мую под­держ­ку и в развитии во­ен­но­го по­тен­ци­а­ла Ира­на. По дан­ным Сток­гольм­ско­го меж­ду­на­род­но­го ин­сти­ту­та ис­сле­до­ва­ний про­блем ми­ра (СИПРИ), Пекин во­шел в трой­ку глав­ных по­став­щи­ков ору­жия для Те­ге­ра­на, за 2008–2018 го­ды экс­пор­ти­ро­вав его на сум­му по­ряд­ка 269 млн дол­ла­ров. Кро­ме то­го, в де­каб­ре 2019-го Рос­сия, Ки­тай и Иран про­ве­ли сов­мест­ные во­ен­но-мор­ские уче­ния в Ин­дий­ском оке­ане и Осман­ском за­ли­ве, на­прав­лен­ные про­тив при­сут­ствия там США.

По неко­то­рым дан­ным, сам Су­лей­ма­ни был про­вод­ни­ком ки­тай­ских ин­те­ре­сов на Ближ­нем Во­сто­ке. В том чис­ле пред­став­лял ин­те­ре­сы лю­дей, кон­тро­ли­ру­ю­щих про­да­жу неф­ти Ки­таю в об­ход аме­ри­кан­ских санк­ций. Не­уди­ви­тель­но, что Пекин жест­ко от­ре­а­ги­ро­вал на его убий­ство.

По­след­няя вер­сия иран­ских со­бы­тий ли­ше­на кон­спи­ро­ло­ги­че­ско­го фле­ра, но от это­го не ме­нее ин­те­рес­на. Свя­за­на она с пет­ро­по­ли­ти­кой, про­ще го­во­ря — с нефтью. Трамп — биз­нес­мен, а не во­ен­ный. Не­смот­ря на со­здан­ный об­раз опас­но­го и непред­ска­зу­е­мо­го политика, им дви­жет кон­крет­ная цель «сде­лать Аме­ри­ку ве­ли­кой». И ес­ли для это­го нужно убить иран­ско­го ге­не­ра­ла — иран­ский ге­не­рал бу­дет убит.

Пря­мое во­ен­ное столк­но­ве­ние, пре­вра­ще­ние Ира­на в failed state (несо­сто­яв­ше­е­ся го­су­дар­ство) и да­же пе­ре­ход неф­тя­ных ме­сто­рож­де­ний стра­ны под кон­троль ино­стран­ных ком­па­ний может по­вы­сить риск па­де­ния цен на нефть. Зна­чи­тель­ный об­вал неф­тя­ных ко­ти­ро­вок сделает аме­ри­кан­скую до­бы­чу слан­це­вой неф­ти нерен­та­бель­ной. При­ем­ле­мым ва­ри­ан­том для США бу­дет со­хра­не­ние вы­со­ких цен на нефть при изо­ля­ции иран­ско­го «чер­но­го зо­ло­та» от рын­ка. А для это­го до­ста­точ­но сжать во­круг Ира­на эко­но­ми­че­скую удав­ку. Что Трамп и сде­лал, в оче­ред­ной раз уже­сто­чив санк­ции.

Те­ге­ра­ну то­же не очень хо­те­лось втя­ги­вать­ся в вой­ну с Аме­ри­кой. Не­смот­ря на обе­ща­ние вер­хов­но­го ли­де­ра Ира­на ая­тол­лы Али Ха­ме­неи ото­мстить за смерть Су­лей­ма­ни, «удар воз­мез­дия» ока­зал­ся сдер­жан­ным. Иран огра­ни­чил­ся ра­кет­ны­ми бом­бар­ди­ров­ка­ми по пу­стым аме­ри­кан­ским ба­зам в Ира­ке. От­вет по­лу­чил­ся нерав­но­цен­ным и сма­зан­ным. Ожи­дая жест­кой ре­ак­ции Шта­тов на ра­кет­ные об­стре­лы, Иран неумыш­лен­но сбил пас­са­жир­ский са­мо­лет «Меж­ду­на­род­ных авиа­ли­ний Укра­и­ны» (МАУ), который со­вер­шал по­лет из Те­ге­ра­на в Ки­ев. На этом ис­то­рия и за­кон­чи­лась.

Тре­тья ми­ро­вая вой­на не на­ча­лась. Как ни па­ра­док­саль­но, об­ста­нов­ку на Ближ­нем Во­сто­ке раз­ря­дил сби­тый укра­ин­ский авиа­лай­нер. Кру­ше­ние са­мо­ле­та ста­ло сво­е­го ро­да раз­вяз­кой в оче­ред­ном ира­но-аме­ри­кан­ском обостре­нии. Но у этой ис­то­рии есть и эпи­лог.

Но­вый Ближний Восток

Ге­не­рал Су­лей­ма­ни был для Те­ге­ра­на важ­ной фи­гу­рой по ча­сти во­ен­но­по­ли­ти­че­ской экс­пан­сии региона. Он ко­ор­ди­ни­ро­вал все дей­ствия Ира­на на Ближ­нем Во­сто­ке, в том чис­ле в Ира­ке и Си­рии. Од­ним вы­стре­лом Шта­там уда­лось не толь­ко осла­бить ре­ги­о­наль­ное вли­я­ние Ира­на, укре­пив­ше­го­ся за пол­то­ра де­ся­ти­ле­тия на тер­ри­то­рии от Ира­ка до Йе­ме­на (кста­ти, не без «по­мо­щи» без­дум­ной ближ­не­во­сточ­ной по­ли­ти­ки США в 2000–2010 го­дах), но и за­пу­стить про­цесс пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ния ближ­не­во­сточ­но­го региона.

Трамп неда­ле­ко ушел от клас­си­че­ской по­ли­ти­ки США на Ближ­нем Во­сто­ке. Ос­нов­ная за­да­ча Ва­шинг­то­на по­преж­не­му за­клю­ча­ет­ся в том, что­бы не дать Ира­ну сфор­ми­ро­вать во­круг се­бя во­ен­но-по­ли­ти­че­ский и эко­но­ми­че­ский центр вли­я­ния. Но се­го­дня к это­му до­ба­ви­лось еще и стрем­ле­ние не до­пу­стить за­креп­ле­ния в ре­ги­оне Ки­тая. При этом США го­то­вы со­кра­щать свое при­сут­ствие в ре­ги­оне. Им те­перь не на­до ду­мать о до­сту­пе к ближ­не­во­сточ­ной неф­ти. Они, ско­рее, за­ин­те­ре­со­ва­ны в том, что­бы хо­тя бы часть ее с рын­ка ушла.

Про­бле­ма Ва­шинг­то­на в том, что он ис­кренне ве­рит в свое ис­клю­чи­тель­ное пра­во и спо­соб­ность пе­ре­фор­ма­ти­ро­вать ре­ги­он. Но ви­де­ние транс­фор­ма­ции Ближ­не­го Во­сто­ка есть и у дру­гих иг­ро­ков, в первую оче­редь у Ира­на, Тур­ции и Ки­тая. Так ту­рец­кая ло­ги­ка транс­фор­ма­ции ближ­не­во­сточ­но­го региона за­клю­ча­ет­ся в ре­а­ли­за­ции кон­цеп­ции «неоос­ма­низ­ма» и фор­ми­ро­ва­ния «боль­шой Тур­ции».

Ки­тай на Ближ­нем Во­сто­ке при­дер­жи­ва­ет­ся стра­те­гии под­держ­ки «ши­ит­ской ду­ги» во гла­ве с Те­ге­ра­ном, рас­смат­ри­вая его как свою во­ен­ную опо­ру в ре­ги­оне. Кро­ме то­го, Пекин ак­тив­но на­ра­щи­ва­ет со­труд­ни­че­ство с Баг­да­дом. В де­каб­ре 2019 го­да до­чер­няя ком­па­ния Ки­тай­ской на­ци­о­наль­ной неф­те­га­зо­вой кор­по­ра­ции (CNPC) по­лу­чи­ла ин­же­нер­ный кон­тракт на 121 млн дол­ла­ров для мо­дер­ни­за­ции объ­ек­тов ирак­ско­го ме­сто­рож­де­ния За­пад­ная Кур­на — 1. Ирак так­же при­со­еди­нит­ся к ки­тай­ской ин­фра­струк­тур­ной ини­ци­а­ти­ве «Один по­яс — один путь», про­ло­жив для Ки­тая на­зем­ную лест­ни­цу в Ев­ро­пу.

Кро­ме то­го, ин­те­рес к ре­ги­о­ну в раз­ной сте­пе­ни вы­ра­жа­ют Са­у­дов­ская Ара­вия, Из­ра­иль, Рос­сия и ряд за­пад­ных го­су­дарств. За­да­чей Из­ра­и­ля яв­ля­ет­ся со­зда­ние силь­но­го ев­рей­ско­го го­су­дар­ства в серд­це араб­ско­го ми­ра и за счет его ре­сур­сов. Сун­нит­ская Са­у­дов­ская Ара­вия, как и США, в первую оче­редь за­ин­те­ре­со­ва­на в предот­вра­ще­нии до­ми­ни­ро­ва­ния здесь ши­и­тов. Что до Рос­сии, то се­го­дня она со­сре­до­то­чи­лась на экс­пор­те сво­е­го ми­ро­твор­че­ства и укреп­ле­нии ста­ту­са глав­но­го во­ен­но­ди­пло­ма­ти­че­ско­го по­сред­ни­ка в ре­ги­оне. Как по­ка­зы­ва­ет ли­вий­ский кейс, Москва уже до­стиг­ла в этом хо­ро­ших ре­зуль­та­тов. Меж­ду тем по­ка рос­сий­ская политика не ста­ла фак­то­ром, опре­де­ля­ю­щим бу­ду­щее ближ­не­во­сточ­но­го региона. Что­бы это ис­пра­вить, Рос­сии сле­ду­ет пе­ре­осмыс­лить свое при­сут­ствие на Ближ­нем Во­сто­ке и пе­рей­ти от ре­ше­ния си­ту­а­тив­ных за­дач к со­зда­нию ин­стру­мен­та­рия для уча­стия в транс­фор­ма­ции региона. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.