МЕЖ­ДУ­НА­РОД­НЫЙ БИЗ­НЕС

Мож­но ли со­здать си­ту­а­цию эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, уве­ли­чи­вая по­треб­ле­ние энер­гии? И не яв­ля­ет­ся ли ны­неш­ний эко­но­ми­че­ский кри­зис кри­зи­сом за­тя­нув­ше­го­ся де­фи­ци­та энер­гии?

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

ЭНЕРГЕТИЧЕ­СКАЯ ПОЛИТЭКОНО­МИЯ Мож­но ли со­здать си­ту­а­цию эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, уве­ли­чи­вая по­треб­ле­ние энер­гии? И не яв­ля­ет­ся ли ны­неш­ний эко­но­ми­че­ский кри­зис кри­зи­сом за­тя­нув­ше­го­ся де­фи­ци­та энер­гии?

По­ли­ти­че­ская эко­но­мия пе­ре­жи­ва­ет эк­зи­стен­ци­аль­ный кри­зис. Это ста­ло яс­но дав­но. На­столь­ко дав­но, что неко­то­рые от­ча­яв­ши­е­ся пред­ста­ви­те­ли клас­си­че­ских эко­но­ми­че­ских школ на­ча­ли вы­дав­ли­вать из се­бя со­от­вет­ству­ю­щие при­зна­ния: «Ждем но­во­го Фрид­ма­на или Кейн­са» (фран­цуз­ский эко­но­мист Ален Минк), «ста­рый ин­стру­мен­та­рий не ра­бо­та­ет» (пре­зи­дент Сбер­бан­ка Гер­ман Греф), «нео­ли­бе­ра­лизм умер» (аме­ри­кан­ский эко­но­мист Джо­зеф Стиг­лиц) и т. д.

Те, кто ру­ко­во­дит ми­ро­вой эко­но­ми­кой, еще ни­ко­гда не пе­ре­жи­ва­ли опыт «ко­ли­че­ствен­но­го смяг­че­ния». И ес­ли сна­ча­ла еще раз­да­ва­лись го­ло­са, что вско­ре эти про­грам­мы бу­дут свер­ну­ты и про­из­ве­ден­ная из воз­ду­ха лик­вид­ность бу­дет из­вле­че­на с рын­ков, то те­перь по­нят­но, что свер­ну­ты они не бу­дут. Ни­ко­гда не чи­та­ли эти ру­ко­во­ди­те­ли в сво­их учеб­ни­ках эко­но­ми­ки и гла­ву «От­ри­ца­тель­ные став­ки». А жить и ра­бо­тать мно­гим при­хо­дит­ся имен­но при них.

Од­ним сло­вом, ми­ро­вая эко­но­ми­ка на­хо­дит­ся в ру­ках лю­дей, ко­то­рые не по­ни­ма­ют, что про­ис­хо­дит. Это не вну­ша­ет осо­бо­го оп­ти­миз­ма. Но и вы­хо­да нет. Но­вую тео­рию или но­вую вер­сию ста­рых тео­рий ни­кто не под­го­то­вил. Еще не­дав­но «но­вая де­неж­ная тео­рия» вы­зва­ла бы толь­ко смех. Но се­го­дня пол­ное без­ры­бье и ее ак­тив­но об­суж­да­ют; не ис­клю­че­но, что вско­ре от от­ча­я­ния да­же нач­нут при­ме­нять на прак­ти­ке.

Од­на­ко на­уч­ный под­ход дол­жен со­сто­ять не в том, что­бы мы бро­си­лись в объ­я­тия но­вой тео­рии. Мы долж­ны для на­ча­ла опре­де­лить, что же не так с на­ши­ми ста­ры­ми доб­ры­ми кейн­си­ан­ством, ли­бе­ра­лиз­мом и марк­сиз­мом.

За­бы­тый Шарль Дю­пен

Фран­цуз­ский экс­перт в об­ла­сти энер­ге­ти­ки Жан-Марк Жан­ко­ви­си пред­ла­га­ет вер­нуть­ся в 1827 год. То­гда фран­цуз­ский эко­но­мист, ин­же­нер и ма­те­ма­тик ба­рон Шарль Дю­пен вы­пу­стил кни­гу «Про­из­во­ди­тель­ные и тор­го­вые си­лы Фран­ции». Боль­шой зна­ток Ве­ли­ко­бри­та­нии, он срав­нил фран­цуз­скую и бри­тан­скую эко­но­ми­ку. Но не толь­ко по сто­и­мо­сти то­ва­ров, ко­то­рые они про­из­во­дят, а и по объ­е­му ра­бо­ты, ко­то­рую мо­гут про­из­во­дить их эко­но­ми­че­ские аген­ты. То есть Дю­пен тол­ко­вал вы­ра­же­ние «про­из­во­ди­тель­ные си­лы» в пря­мом, фи­зи­че­ском зна­че­нии.

В ито­ге у него по­лу­чи­лось, что чис­ло «жи­вых участ­ни­ков» — муж­чин, жен­щин (ко­то­рых Дю­пен учи­ты­вал как по­ло­ви­ну муж­чи­ны) и ло­ша­дей (од­на ло­шадь рав­на се­ми муж­чи­нам) в про­мыш­лен­но­сти и тор­гов­ле Фран­ции и Ан­глии при­мер­но оди­на­ко­во — 6,3 млн и 7,2 млн со­от­вет­ствен­но. Но ес­ли учесть ра­бо­ту, ко­то­рую вы­пол­ня­ют «неоду­шев­лен­ные» вет­ря­ные и во­дя­ные мель­ни­цы, ко­раб­ли и па­ро­вые ма­ши­ны, то пре­иму­ще­ство Ан­глии несо­мнен­но — 28,1 млн «муж­ских» сил про­тив 11,5 млн у фран­цу­зов.

Та­ко­го пре­вос­ход­ства ан­гли­чане до­би­лись в ос­нов­ном за счет пре­иму­ще­ства в мощ­но­сти бри­тан­ско­го фло­та и па­ро­вых ма­шин. Про­ве­дя ана­ло­гич­ные рас­че­ты и для сель­ско­го хо­зяй­ства обе­их стран, ба­рон Дю­пен при­шел к важ­ней­ше­му вы­во­ду: «Эти рас­че­ты до­ка­зы­ва­ют, что про­из­вод­ство сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции про­пор­ци­о­наль­но про­из­во­ди­тель­ным си­лам, при­ме­нен­ным в сель­ском хо­зяй­стве, а со­во­куп­ность про­мыш­лен­ных сил ана­ло­гич­но про­пор­ци­о­наль­но со­во­куп­но­сти про­из­ве­ден­ной про­дук­ции и сто­и­мо­сти, со­здан­ной в тор­гов­ле».

Пой­ди по­ли­ти­че­ская эко­но­мия пу­тем ба­ро­на Дю­пе­на, от взгля­да эко­но­ми­стов не ускольз­ну­ло бы, что про­из­во­ди­тель­ные си­лы об­ще­ства рез­ко воз­рас­та­ют в ос­нов­ном из-за ис­поль­зо­ва­ния все бо­лее и бо­лее мощ­ных ма­шин, то есть фак­ти­че­ски кон­вер­то­ров все боль­ше­го ко­ли­че­ства энер­гии, ко­то­рая за­клю­че­на в при­ро­де. Но судь­ба рас­по­ря­ди­лась ина­че. И Жан-Марк Жан­ко­ви­си ви­дит в этом па­губ­ное вли­я­ние дру­го­го сво­е­го со­оте­че­ствен­ни­ка — Жа­на-Ба­ти­ста Сэя. В сво­ем «Пол­ном кур­се по­ли­ти­че­ской эко­но­мии» (1828) Сэй пи­сал: «При­род­ные ре­сур­сы неис­чер­па­е­мы, так как не будь это­го, мы не по­лу­ча­ли бы их бес­плат­но. По­сколь­ку их нель­зя ни умно­жить, ни ис­чер­пать, они не со­став­ля­ют объ­ект эко­но­ми­че­ских на­ук».

Меж­ду тем, ес­ли немно­го утри­ро­вать, то в энер­го­но­си­те­лях нам ин­те­рес­ны ис­клю­чи­тель­но элек­тро­ны, вер­нее их спо­соб­ность пе­рей­ти с од­ной энер­ге­ти­че­ской ор­би­ты на дру­гую с вы­де­ле­ни­ем энер­гии, а в осталь­ных про­из­ве­ден­ных то­ва­рах — ато­мы це­ли­ком и то, как они ор­га­ни­зо­ва­ны в мо­ле­ку­лах и кри­стал­ли­че­ских ре­шет­ках.

Но в 20-х го­дах XIX ве­ка Жан-Ба­тист Сэй и дру­гие от­цы-ос­но­ва­те­ли по­ли­ти­че­ской эко­но­мии не бы­ли зна­ко­мы с мо­де­лью ато­ма Ниль­са Бо­ра и не ви­де­ли ни­ка­кой раз­ни­цы меж­ду по­ле­ном, пред­на­зна­чен­ным для сго­ра­ния в пе­чи, и по­ле­ном как за­го­тов­кой для де­ре­вян­ной кук­лы. В ре­зуль­та­те Шарль Дю­пен ос­но­ва­тель­но за­быт, а Жан-Ба­тист Сэй стал клас­си­ком по­ли­ти­че­ской эко­но­мии, од­ним из ос­но­ва­те­лей ли­бе­ра­лиз­ма, вы­де­лив все­го три фак­то­ра про­из­вод­ства — зем­ля, труд и ка­пи­тал. Соб­ствен­но, и поз­же ни­кто из пред­ста­ви­те­лей клас­си­че­ских эко­но­ми­че­ских школ не уде­лял осо­бо­го вни­ма­ния ни при­род­ным ре­сур­сам в их на­ту­раль­ном вы­ра­же­нии, ни, тем бо­лее, энер­гии.

Од­на­ко Жан-Марк Жан­ко­ви­си об­на­ру­жил то же са­мое, что и ба­рон Дю­пен: ко­ли­че­ство пер­вич­ной энер­гии, за­тра­чен­ное ми­ро­вой эко­но­ми­кой, стро­го про­пор­ци­о­наль­но «со­во­куп­но­сти про­из­ве­ден­ной про­дук­ции и сто­и­мо­сти, со­здан­ной в тор­гов­ле» (см. гра­фик 1). Сей­час это на­зы­ва­ет­ся ва­ло­вой внут­рен­ний про­дукт (ВВП).

Эк­зоске­лет

Тут мож­но сде­лать неболь­шое от­ступ­ле­ние и вспом­нить, что же та­кое энер­гия. Энер­гия — это, в са­мом об­щем ви­де, ме­ра из­ме­не­ния со­сто­я­ния Все­лен­ной. Что бы вы ни де­ла­ли, вам при­дет­ся по­тра­тить энер­гию. И из­ме­нит­ся мир во­круг вас про­пор­ци­о­наль­но за­тра­чен­ной энер­гии.

По­это­му для Жан­ко­ви­си под­лин­ная ис­то­рия эко­но­ми­ки че­ло­ве­че­ства — это ис­то­рия ро­ста мощ­но­сти кон­вер­то­ров энер­гии. Сна­ча­ла в рас­по­ря­же­нии че­ло­ве­ка был толь­ко он сам. А воз­мож­но­сти его как кон­вер­то­ра хи­ми­че­ской энер­гии пи­щи в са­мую нуж­ную — ме­ха­ни­че­скую — сме­хо­твор­ны.

Мощ­ность, ко­то­рую че­ло­век спо­со­бен раз­ви­вать с по­мо­щью ног, — при­мер­но сто ватт (как у элек­три­че­ской лам­поч­ки).

Со­вер­шив две­сти раз в год гор­ную про­гул­ку и под­няв с со­бой на вы­со­ту два ки­ло­мет­ра свой вес и груз в де­сять ки­ло­грам­мов, че­ло­век со­вер­шит ра­бо­ту в сто ки­ло­ватт­ча­сов. Еще мень­ше мощ­ность на­ших рук — де­сять ватт. За ра­бо­чий день зем­ле­коп под­ни­ма­ет шесть ку­бо­мет­ров зем­ли на один метр, вы­пол­няя тем са­мым ра­бо­ту в жал­кие 0,05 ки­ло­ватт-ча­са. За две­сти ра­бо­чих дней ко­ли­че­ство вы­пол­нен­ной ра­бо­ты со­ста­вит де­сять ки­ло­ватт-ча­сов. Точ­но та­кую же ме­ха­ни­че­скую ра­бо­ту может со­вер­шить дви­га­тель внут­рен­не­го сго­ра­ния, кон­вер­ти­руя энер­гию все­го трех лит­ров бен­зи­на. Та­ким об­ра­зом, трак­тор мощ­но­стью шесть­де­сят ки­ло­ватт за­ме­ня­ет шесть­сот пар ног, экс­ка­ва­тор мощ­но­стью сто ки­ло­ватт — де­сять ты­сяч пар рук, гру­зо­вик с мо­то­ром мощ­но­стью че­ты­ре­ста ки­ло­ватт — это за­ме­на че­ты­рех ты­сяч пар ног, а что­бы за­ме­нить про­кат­ный стан мощ­но­стью сто ме­га­ватт, нужно со­брать де­сять мил­ли­о­нов лю­дей с мо­лот­ка­ми.

Во­об­ще, стра­на тем мощ­нее эко­но­ми­че­ски, чем она мощ­нее фи­зи­че­ски. Чем боль­ше ма­шин вы су­ме­ли за­дей­ство­вать для вы­пол­не­ния сво­их за­дач, тем вы­ше ва­ша спо­соб­ность из­ме­нять мир в же­ла­тель­ном для вас на­прав­ле­нии. И это со­об­ще­ство ма­шин яв­ля­ет­ся не чем иным, как эк­зоске­ле­том че­ло­ве­че­ства.

Энергетиче­ская ис­то­рия эко­но­ми­ки

Насто­я­щая эко­но­ми­че­ская ис­то­рия че­ло­ве­че­ства, по Жан­ко­ви­си, вы­гля­дит сле­ду­ю­щим об­ра­зом.

На про­тя­же­нии ты­ся­че­ле­тий гра­фик «ми­ро­во­го ВВП» пред­став­лял со­бой пря­мую ли­нию, по­чти па­рал­лель­ную оси абс­цисс. ВВП, ко­неч­но, рос, но в рам­ках мед­лен­но­го уве­ли­че­ния на­се­ле­ния Зем­ли и, со­от­вет­ствен­но, ро­ста мощ­но­сти, ко­то­рую бы­ли спо­соб­ны раз­вить лю­ди вме­сте со сво­и­ми до­маш­ни­ми жи­вот­ны­ми. И поз­же, да­же вме­сте с мощ­но­стью до­маш­них жи­вот­ных и па­рус­ных ко­раб­лей, че­ло­ве­че­ство не смог­ло раз­ви­вать­ся сколько-ни­будь ди­на­мич­но.

Но че­ло­век со­вер­шил эпо­халь­ное от­кры­тие, ко­то­рое из­ме­ни­ло ход че­ло­ве­че­ской ис­то­рии. И это бы­ло не от­кры­тие тру­до­вой тео­рии сто­и­мо­сти. Ин­же­не­ры со­зда­ли ме­ха­низ­мы, ко­то­рые спо­соб­ны ра­бо­тать с дру­ги­ми энер­го­но­си­те­ля­ми. Сна­ча­ла с уг­лем, по­том с нефтью, по­том с га­зом. Че­ло­век осво­ил элек­три­че­скую энер­гию и для ее по­лу­че­ния на­учил­ся стро­ить огром­ные гид­ро­стан­ции и АЭС. Че­ло­ве­че­ские ма­ши­ны ис­поль­зу­ют энер­гию при­ли­вов, вет­ра, солн­ца. Все эти ви­ды энер­гии не вы­тес­ня­ли друг дру­га, а до­бав­ля­лись в об­щую энер­ге­ти­че­скую ко­пил­ку (см. гра­фик 2).

Экс­по­нен­ци­аль­ный рост ко­ли­че­ства кон­вер­ти­ру­е­мой энер­гии (и толь­ко он) поз­во­лил со­здать то ма­те­ри­аль­ное изоби­лие, ко­то­рое мы ви­дим. И не толь­ко ма­те­ри­аль­ное. По­то­му что со­ци­аль­ная ис­то­рия ми­ра то­же за­ви­сит от его энер­ге­ти­че­ской ис­то­рии.

До се­ре­ди­ны XIX ве­ка две тре­ти на­се­ле­ния ев­ро­пей­ских стран за­ни­ма­лось сель­ским хо­зяй­ством. И про­пор­ция эта бы­ла не слу­чай­ной. Ко­ли­че­ство энер­гии (хи­ми­че­ской), ко­то­рое сель­ские жи­те­ли бы­ли в со­сто­я­нии до­быть (вы­рас­тить), мог­ло обес­пе­чить их са­мих и го­ро­жан, ес­ли чис­ло по­след­них не пре­вы­ша­ло по­ло­ви­ны кре­стьян­ско­го на­се­ле­ния. Лю­бое дру­гое со­от­но­ше­ние немед­лен­но при­ве­ло бы к го­ло­ду. Но по­яв­ле­ние и рас­про­стра­не­ние ма­шин по­вы­си­ло про­из­во­ди­тель­ность тру­да на се­ле. И вы­зва­ло от­ток осво­бо­див­ших­ся ра­бо­чих рук в го­ро­да, где про­ис­хо­ди­ла про­мыш­лен­ная ре­во­лю­ция. Воз­мож­ность кон­вер­ти­ро­вать в ме­ха­ни­че­скую энер­гию хи­ми­че­скую энер­гию уг­ля поз­во­ли­ла со­здать огром­ное ко­ли­че­ство ма­шин, и мощ­ность, на­хо­дя­ща­я­ся в рас­по­ря­же­нии че­ло­ве­че­ства, на­ча­ла уве­ли­чи­вать­ся по экс­по­нен­те. Энер­гии бы­ло так мно­го, что да­же при том, что мощ­ность ма­шин по­сто­ян­но рос­ла, она от­ста­ва­ла от ро­ста объ­е­ма до­ступ­ной энер­гии. Что вы­зы­ва­ло по­сто­ян­ную по­треб­ность в но­вой ра­бо­чей си­ле в про­мыш­лен­но­сти, то есть по­треб­ность во все но­вых и но­вых опе­ра­то­рах ма­шин. Этот про­цесс уско­рил­ся по­сле со­зда­ния ма­шин, ко­то­рые мог­ли за­дей­ство­вать энер­гию неф­ти и элек­три­че­ства. И пре­вы­ше­ние ро­ста объ­е­ма до­ступ­ной энер­гии над сум­мар­ной энер­го­ем­ко­стью ма­шин про­дол­жа­лось до кон­ца 1970-х. По­том рост по­треб­ле­ния энер­гии про­дол­жил­ся, но его тем­пы уже ста­ли усту­пать тем­пам ро­ста мощ­но­сти ма­шин. В ре­зуль­та­те и на за­во­дах об­ра­зо­вал­ся из­бы­ток ра­бо­чей си­лы. Часть этой ра­бо­чей си­лы на­шла се­бе при­ме­не­ние в сек­то­ре услуг.

Рост мо­гу­ще­ства че­ло­ве­ка про­явил­ся не толь­ко в про­из­вод­стве ма­те­ри­аль­ных благ и в ур­ба­ни­за­ции. И рез­ко вы­рос­шая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни, и са­мые раз­ные де­мо­кра­ти­че­ские пра­ва и сво­бо­ды — это пря­мые след­ствия спо­соб­но­сти че­ло­ве­ка ста­вить се­бе на служ­бу все боль­шие объ­е­мы энер­гии. Сво­бо­да, ра­вен­ство и брат­ство ре­аль­но мо­гут су­ще­ство­вать, лишь по­ка ма­ши­ны вы­пол­ня­ют за нас тя­же­лую ра­бо­ту.

ВВП

По­это­му кор­ре­ля­ция по­треб­лен­ной че­ло­ве­че­ством энер­гии и объ­е­ма со­здан­ных им ма­те­ри­аль­ных и нема­те­ри­аль­ных благ не уди­ви­тель­на. Энер­гия и есть ме­ра та­ко­го объ­е­ма.

Дру­гое де­ло, что клас­си­че­ская эко­но­ми­ка от­во­дит энер­го­но­си­те­лям вто­ро­сте­пен­ную роль, стро­го со­от­вет­ству­ю­щую их незна­чи­тель­ной до­ле в струк­ту­ре ВВП. До­ля за­трат на энер­го­но­си­те­ли не пре­вы­ша­ет в ней вось­ми про­цен­тов. А зна­чит, и их вли­я­ние на со­зда­ние об­ще­ствен­но­го бо­гат­ства со­от­вет­ству­ю­щее.

У сто­рон­ни­ков эко­но­ми­че­ской клас­си­ки все­гда на­го­то­ве силь­ный ар­гу­мент: «Пер­ви­чен спрос на энер­го­но­си­те­ли. Сколько нужно энер­гии эко­но­ми­ке, столько она ее и по­треб­ля­ет». От­сю­да, мол, и та­кая вы­со­кая кор­ре­ля­ция. У Жан­ко­ви­си есть прин­ци­пи­аль­ное воз­ра­же­ние про­тив та­ко­го под­хо­да. За­тра­ты на про­до­воль­ствие со­став­ля­ют в ВВП раз­ви­тых стран не бо­лее двух про­цен­тов. Но ис­чез­но­ве­ние этих двух про­цен­тов при­ве­дет к то­му, что осталь­ные 98% ис­чез­нут пол­но­стью и прак­ти­че­ски мгно­вен­но. Зна­чит, и в рас­суж­де­ни­ях об энер­го­но­си­те­лях в струк­ту­ре ВВП есть ло­ги­че­ский сбой. Од­на­ко эко­но­ми­сты глу­хи к та­ким ар­гу­мен­там.

Фран­цуз­ский эко­но­мист Га­эль Жи­ро, раз­де­ля­ю­щий под­хо­ды Жан­ко­ви­си, в 2014 го­ду по­пы­тал­ся пе­ре­ве­сти его ар­гу­мен­ты на по­нят­ный эко­но­ми­стам язык. Про­ана­ли­зи­ро­вав дан­ные по пя­ти­де­ся­ти стра­нам за по­след­ние со­рок лет, Жи­ро при­шел к вы­во­ду: «Пер­вич­ная энер­гия — глав­ный фак­тор ро­ста ВВП. Эта за­ви­си­мость ко­леб­лет­ся в рай­оне 0,6–0,7. Это зна­чит, что при про­чих рав­ных усло­ви­ях уве­ли­че­ние (умень­ше­ние) по­треб­ле­ния пер­вич­ной

Бур­ный рост по­сле­во­ен­ных де­ся­ти­ле­тий в СССР «сов­пал» с по­то­ком энер­гии от за­пад­но­си­бир­ской неф­ти. И за­кон­чил­ся этот рост в кон­це 1970-х, ко­гда объ­ем до­бы­чи неф­ти на­чал стагни­ро­вать

энер­гии на ду­шу на­се­ле­ния на де­сять про­цен­тов ве­дет к ро­сту (па­де­нию) ВВП на ду­шу на­се­ле­ния на шесть-семь про­цен­тов. Ес­ли огра­ни­чить ис­сле­до­ва­ние толь­ко стра­на­ми ОЭСР, то этот ко­эф­фи­ци­ент несколь­ко ни­же, но все рав­но не мень­ше 0,6. В про­ти­во­по­лож­ность энер­гии мы на­шли, что дол­го­сроч­ная за­ви­си­мость ВВП от на­коп­ле­ния ка­пи­та­ла ни­же 0,2. Что при­во­дит к вы­во­ду: ка­пи­тал, по край­ней ме­ре в по­след­ние де­ся­ти­ле­тия, иг­рал мень­шую роль (в ро­сте ВВП), чем энер­гия».

Од­на­ко, по клас­си­че­ским пред­став­ле­ни­ям, ес­ли до­ля за­трат на энер­го­но­си­те­ли не пре­вы­ша­ет 8% в струк­ту­ре ВВП и по­треб­ле­ние энер­гии из­ме­нит­ся на 10%, то это при­ве­дет к из­ме­не­нию ВВП толь­ко на 0,8%. Та­ким об­ра­зом, взгляд на энер­го­но­си­те­ли с точ­ки зре­ния их сто­и­мо­сти в дол­ла­рах и с точ­ки зре­ния их энер­ге­ти­че­ской цен­но­сти в джо­у­лях от­ли­ча­ет­ся по­чти на по­ря­док. Это огром­ный раз­брос.

У Жан­ко­ви­си есть еще и гра­фи­че­ское пред­став­ле­ние пер­вич­но­сти по­треб­ле­ния энер­гии. Ес­ли взять трех­лет­ние сред­ние тем­пы ро­ста по­треб­ле­ния неф­ти и ро­ста ВВП на ду­шу на­се­ле­ния, то вид­но, что в по­след­ние де­ся­ти­ле­тия тем­пы ро­ста ро­ста по­треб­ле­ния неф­ти ме­ня­ют­ся рань­ше, чем тем­пы ро­ста ВВП. И это, по мне­нию Жан­ко­ви­си, не слу­чай­но.

По­сле неф­тя­ных кри­зи­сов 1970-х го­дов на­ча­лись два важ­ных про­цес­са. Во­пер­вых, на­чи­на­ют за­мет­но со­кра­щать­ся тем­пы ро­ста ко­ли­че­ства до­ступ­ной че­ло­ве­че­ству энер­гии, преж­де все­го тем­пы ро­ста до­бы­чи неф­ти. Во-вто­рых, по­до­ро­жав­шая нефть пе­ре­ста­ет ис­поль­зо­вать­ся для по­лу­че­ния теп­ла и элек­тро­энер­гии, ее по­треб­ле­ние кон­цен­три­ру­ет­ся в сфе­ре транс­пор­та. Это объ­яс­ня­ет­ся фи­зи­че­ски­ми свой­ства­ми неф­ти. То есть в гло­ба­ли­зи­ру­ю­щем­ся ми­ре с его сверх­длин­ны­ми про­из­вод­ствен­ны­ми це­поч­ка­ми нефть ста­но­вит­ся ли­ми­ти­ру­ю­щим фак­то­ром про­из­вод­ства ВВП. Вы не мо­же­те со­зда­вать ВВП без транс­пор­ти­ров­ки его эле­мен­тов по раз­ным го­ро­дам, стра­нам и кон­ти­нен­там. И ма­лей­шее из­ме­не­ние в объ­е­ме до­ступ­ной неф­ти ска­зы­ва­ет­ся, с неболь­шой за­держ­кой, и на по­ка­за­те­ле ВВП.

Кор­ре­ля­ции

Не­кор­рект­ное от­ра­же­ние зна­че­ния энер­го­но­си­те­лей в ба­лан­сах при­во­дит к то­му, что мно­гие кор­ре­ля­ции, ко­то­рые как бы под­ра­зу­ме­ва­ют­ся са­ми со­бой и ши­ро­ко ис­поль­зу­ют­ся в эко­но­ми­че­ских рас­суж­де­ни­ях, да­ле­ко не столь оче­вид­ны.

Кор­ре­ля­ция меж­ду це­на­ми на нефть и тем­па­ми эко­но­ми­че­ско­го ро­ста очень сла­бая. Низ­кая кор­ре­ля­ция на­блю­да­ет­ся и меж­ду эко­но­ми­че­ским ро­стом, и тем­па­ми ро­ста цен на нефть. Лю­бые тем­пы ро­ста эко­но­ми­ки встре­ча­лись при лю­бой ди­на­ми­ке неф­тя­ных цен (см. гра­фик 4).

Бо­лее то­го, ес­ли от­влечь­ся от идео­ло­гии и при­ме­нить на­уч­ный под­ход к про­бле­ме, то при­дет­ся при­знать, что схе­ма «неф­ти на рын­ке ма­ло — ее це­на рас­тет» (или на­обо­рот) ра­бо­та­ет толь­ко на крат­ко­сроч­ных ин­тер­ва­лах. В дол­го­сроч­ном плане все со­всем не так. Гра­фик за­ви­си­мо­сти цен на нефть от объ­е­ма ее до­бы­чи на пер­вый взгляд во­об­ще ха­о­ти­чен. При вни­ма­тель­ном рас­смот­ре­нии мож­но по­ду­мать, что на та­ком гра­фи­ке вы­де­ля­ют­ся несколь­ко пе­ри­о­дов.

Пе­ри­од до 70-х го­дов XX ве­ка — это ста­биль­ность цен на нефть при рас­ту­щей до­бы­че. Да­лее пе­ри­од с 1973-го по се­ре­ди­ну 1980-х го­дов, ко­гда сто­и­мость неф­ти «бес­смыс­лен­но» ска­чет ту­да-сю­да при прак­ти­че­ски неиз­мен­ном по­треб­ле­нии. За­тем вновь пе­ри­од ста­биль­но­сти неф­тя­ных цен на фоне уве­ли­че­ния объ­е­мов до­бы­чи и по­треб­ле­ния, до на­ча­ла XXI ве­ка. И на­ко­нец, пе­ри­од, в ко­то­ром мы жи­вем (а воз­мож­но, он толь­ко что за­вер­шил­ся) — сно­ва рез­кие из­ме­не­ния цен на нефть, но уже на рас­ту­щих объ­е­мах.

Един­ствен­ный бо­лее и ме­нее ра­зум­ный вы­вод, который мы мо­жем сде­лать из лю­бых «неф­тя­ных» гра­фи­ков, — мир на­все­гда по­про­щал­ся со ста­биль­ны­ми це­на­ми на нефть, а зна­чит, и на энер­гию во­об­ще. На­чи­на­ет­ся пе­ри­од всплес­ков с непо­нят­ной по­ка ча­сто­той и ам­пли­ту­дой.

«Тео­рия» Жан­ко­ви­си

Взгля­ды, из­ла­га­е­мые Жан-Мар­ком Жан­ко­ви­си, непол­ны. Да и не пре­тен­ду­ют по­ка на то, что­бы на­зы­вать­ся тео­ри­ей. Од­на­ко во­про­сы, ко­то­рые он за­да­ет сво­и­ми гра­фи­ка­ми и таб­ли­ца­ми, на­столь­ко под­ры­ва­ют ос­но­вы, что по­шли во­про­сы, не ста­но­вит­ся ли Жан­ко­ви­си «до­ми­ни­ру­ю­щим ин­тел­лек­ту­а­лом Фран­ции» и «не при­ни­ма­ет ли се­бя за но­во­го Марк­са».

Жан­ко­ви­си не от­ка­зы­ва­ет­ся от ка­пи­та­ла как от фак­то­ра про­из­вод­ства, но ка­пи­тал в его по­стро­е­ни­ях име­ет вспо­мо­га­тель­ный ха­рак­тер. Роль ка­пи­та­ла — ор­га­ни­за­ци­он­ная: све­сти в од­ном месте и в од­но вре­мя ра­бот­ни­ка, сы­рье­вой ре­сурс, ма­ши­ну и энер­гию для ма­ши­ны. Ес­ли в во­про­се «Что пер­вич­но: рост ВВП или рост по­треб­ле­ния энер­гии?» пер­вен­ство от­дать ро­сту ВВП, то нужно при­знать, что этот рост бе­рет­ся ни­от­ку­да.

При этом раз­лич­ные клас­си­че­ские тео­рии со­су­ще­ству­ют. И каж­дая может предъ­явить ис­то­рии успе­ха их при­ме­не­ния на прак­ти­ке. И ра­зу­ме­ет­ся, не лю­бит упо­ми­нать ис­то­рии про­ва­лов. Хо­тя есте­ствен­ное со­сто­я­ние лю­бой из этих тео­рий — под­гон­ка тео­ре­ти­че­ской мо­де­ли под фак­ти­че­ское по­ло­же­ние ве­щей и по­пыт­ки объ­яс­нить ре­аль­ность зад­ним чис­лом.

Но все это од­но­вре­мен­ное су­ще­ство­ва­ние клас­си­че­ских эко­но­ми­че­ских тео­рий (и да­же при­тя­ну­тые за уши объ­яс­не­ния эко­но­ми­че­ско­го ро­ста со сво­ей точ­ки зре­ния) воз­мож­но толь­ко в усло­ви­ях ро­ста по­треб­ле­ния энер­гии все боль­шим чис­лом все бо­лее мощ­ных ма­шин. Как толь­ко рост по­треб­ле­ния энер­гии за­мед­ля­ет­ся, за­мед­ля­ет­ся и эко­но­ми­че­ский рост.

Нео­ли­бе­раль­ная тео­рия не ви­но­ва­та в гло­баль­ном сни­же­нии тем­пов ро­ста. Пе­ри­од кон­ца 1970-х — на­ча­ла 1980-х го­дов озна­ме­но­вал­ся рез­ким сни­же­ни­ем тем­пов ро­ста объ­е­мов энер­гии, на­хо­дя­щей­ся в рас­по­ря­же­нии че­ло­ве­че­ства. Со­от­вет­ствен­но, сни­жа­ют­ся и тем­пы ро­ста эко­но­ми­ки. Этот про­цесс про­дол­жал­ся до на­ча­ла XXI ве­ка.

В пе­ри­од с 2004 по 2007 год ос­нов­ные эко­но­ми­ки стран ОЭСР про­хо­дят пик по­треб­ле­ния раз­лич­но­го ви­да энер­гии. А сни­же­ние по­треб­ле­ния на ду­шу на­се­ле­ния про­ис­хо­дит еще на год-два рань­ше. И имен­но сни­же­ние энер­го­по­треб­ле­ния яв­ля­ет­ся непо­сред­ствен­ной при­чи­ной

схло­пы­ва­ния пу­зы­ря фик­тив­ных ак­ти­вов, который сфор­ми­ро­вал­ся к это­му вре­ме­ни. Про­вал по по­треб­ле­нию энер­гии в 2010-х го­дах при­вел к кри­зи­су клас­си­че­ских эко­но­ми­че­ских школ.

Сей­час стра­ны ОЭСР по­чти вос­ста­но­ви­ли до­кри­зис­ный уро­вень по­треб­ле­ния энер­гии в аб­со­лют­ных ве­ли­чи­нах. Но не на­до за­бы­вать, что тут у них са­мая раз­ная ис­то­рия. Юж­ная Ко­рея, на­при­мер, лег­ко пе­ре­жи­ла кри­зис 2008 го­да — рост ее энер­го­по­треб­ле­ния и не за­мед­лял­ся. США в про­шлом го­ду пре­вы­си­ли до­кри­зис­ные зна­че­ния. Ев­ро­со­юз от ми­ни­му­мов 2013–2014 го­дов от­толк­нул­ся, но уро­вень по­треб­ле­ния пер­вич­ной энер­гии все еще на пять про­цен­тов мень­ше, чем до кри­зи­са (см. гра­фик 5).

Не ме­нее важ­ный фак­тор — по­треб­ле­ние энер­гии на ду­шу на­се­ле­ния. Тут и в США, и в Ев­ро­пе де­ла об­сто­ят не бле­стя­ще — уро­вень по­треб­ле­ния энер­гии на ду­шу на­се­ле­ния про­цен­тов на де­сять ни­же, чем до кри­зи­са (см. гра­фик 6).

Жан­ко­ви­си не вда­ет­ся в по­дроб­но­сти со­ци­аль­ных по­след­ствий та­ко­го яв­ле­ния. Хо­тя ма­те­ма­ти­ка и здра­вый смысл под­ска­зы­ва­ют: ес­ли пре­сло­ву­тый «один про­цент» (или про­сто верх­ний де­циль по до­хо­дам) не со­кра­ща­ет свое энер­го­по­треб­ле­ние в аб­со­лют­ном вы­ра­же­нии, но да­же уве­ли­чи­ва­ет его, то умень­ше­ние по­треб­ле­ния энер­гии на ду­шу на­се­ле­ния долж­но при­во­дить к го­раз­до бо­лее рез­ко­му его со­кра­ще­нию наи­бо­лее бед­ны­ми сло­я­ми на­се­ле­ния. И это может быть яв­ле­ни­ем, ко­то­рое в клас­си­че­ских тео­ри­ях от­ра­жа­ет­ся как углуб­ле­ние нера­вен­ства в ви­де рез­ко­го ро­ста до­хо­дов при­ви­ле­ги­ро­ван­ных клас­сов.

Тем не ме­нее Жан­ко­ви­си уже дав­но утвер­жда­ет, что энер­ге­ти­че­ские про­бле­мы яв­ля­ют­ся пи­та­тель­ной сре­дой для ро­ста по­пу­лиз­ма на За­па­де, преж­де все­го в Ев­ро­пе и кон­крет­но во Фран­ции. И брекзит, и из­бра­ние «по­пу­ли­ста» До­наль­да Трам­па — про­яв­ле­ние имен­но это­го про­цес­са. Дав­но пре­ду­пре­ждал Жан­ко­ви­си и о том, что для Фран­ции это доб­ром не кон­чит­ся.

Пер­спек­ти­вы

Сей­час ми­ро­вая эко­но­ми­ка пе­ре­жи­ва­ет пе­ри­од неболь­шо­го ожив­ле­ния. Рост до­бы­чи слан­це­вой неф­ти в США с се­ре­ди­ны 2016 го­да влил в нее оче­ред­ную пор­цию жи­ви­тель­ной энер­гии, что от­ра­зи­лось на тем­пах ро­ста ми­ро­во­го ВВП. Но на аме­ри­кан­скую нефть сей­час при­хо­дит­ся 90% при­ро­ста неф­те­до­бы­чи в ми­ре, и в бли­жай­шие го­ды си­ту­а­ция вряд ли из­ме­нит­ся. До­бы­ча «тра­ди­ци­он­ной» неф­ти в ми­ре па­да­ет с 2008 го­да. А ес­ли учи­ты­вать нефть с глу­бо­ко­вод­но­го шель­фа и неф­те­нос­ные пес­ки Ка­на­ды, то до­бы­ча стагни­ру­ет.

Про­гно­зы устой­чи­во­сти это­го аме­ри­кан­ско­го ро­ста са­мые раз­ные. Кто-то утвер­жда­ет, что до­бы­ча аме­ри­кан­ской слан­це­вой неф­ти прой­дет свой пик в на­ча­ле 2020-х, кто-то ви­дит рост до 2040 го­да. Но ес­ли пра­вы пес­си­ми­сты и уже че­рез несколь­ко лет объ­ем до­бы­чи неф­ти в ми­ре нач­нет сни­жать­ся, то ни­ка­кие ма­ги­че­ские си­лы, ни­ка­кие «ко­ли­че­ствен­ные смяг­че­ния» и ни­ка­кие от­ри­ца­тель­ные став­ки не удер­жат эко­но­ми­ку от впол­за­ния в ре­цес­сию.

Не­до­стат­ка де­нег в бли­жай­шее вре­мя на Зем­ле не ожи­да­ет­ся. Чем ост­рее бу­дут огра­ни­че­ния фи­зи­че­ские, тем ско­рее роль де­нег бу­дет транс­фор­ми­ро­вать­ся во вспо­мо­га­тель­ную. А зна­чит, бе­с­ко­неч­но за­яв­лять, что эко­но­ми­ка ожи­вет по­сле но­во­го «па­ке­та сти­му­ли­ро­ва­ния», в том чис­ле с по­мо­щью раз­лич­ных ти­пов «ко­ли­че­ствен­но­го смяг­че­ния», бу­дет невозможно. Счи­тать па­на­це­ей сни­же­ние про­цент­ных ста­вок то­же бес­смыс­лен­но. В боль­шин­стве стран За­па­да став­ки для кор­по­ра­тив­ных за­ем­щи­ков прак­ти­че­ски ну­ле­вые, ком­па­нии ак­тив­но за­ни­ма­ют день­ги, ну­ле­вые став­ки дей­ству­ют уже и при кре­ди­то­ва­нии фи­зи­че­ских лиц — и ни­ка­ко­го тол­ку.

Жан­ко­ви­си боль­ше ин­те­ре­су­ют энер­ге­ти­че­ское про­шлое и бу­ду­щее раз­ви­тых стран, осо­бен­но ев­ро­пей­ских. И тут оп­ти­миз­ма у него немно­го: Ев­ро­па — кон­ти­нент хро­ни­че­ски энер­го­де­фи­цит­ный.

Но нам лю­бо­пыт­но по­смот­реть его гла­за­ми на на­шу соб­ствен­ную ис­то­рию. И тут мы не най­дем, по край­ней ме­ре с пер­во­го взгля­да, про­ти­во­ре­ча­щих его тео­рии фак­тов. Бур­ный эко­но­ми­че­ский рост по­сле­во­ен­ных де­ся­ти­ле­тий в СССР «сов­пал» с по­то­ком энер­гии от за­пад­но­си­бир­ской неф­ти. (Точ­но так же, как и ев­ро­пей­ское «слав­ное трид­ца­ти­ле­тие» бы­ло обес­пе­че­но по­то­ком толь­ко что от­кры­тых сверх­ги­гант­ских неф­тя­ных ме­сто­рож­де­ний на Ближ­нем Во­сто­ке.) И за­кон­чил­ся этот рост в кон­це 1970-х, ко­гда объ­ем до­бы­чи неф­ти на­чал стагни­ро­вать, но при этом экс­порт­ные по­став­ки неф­ти и неф­те­про­дук­тов из СССР про­дол­жа­ли рас­ти.

Бес­пре­це­дент­ное по дли­тель­но­сти и мас­шта­бам па­де­ние ВВП Рос­сии, на­вер­ное, и не мог­ло быть иным. Егор Гай­дар в сво­ей кни­ге «Па­де­ние им­пе­рии» на­звал уве­ли­че­ние по­ста­вок энер­го­ре­сур­сов за ру­беж и сни­же­ние их внут­рен­не­го по­треб­ле­ния в 1990-е го­ды «ме­ра­ми ва­лют­но-фи­нан­со­вой ста­би­ли­за­ции». Ес­ли по тво­ей тео­рии при­о­ри­тет име­ет фи­нан­со­во-ва­лют­ная ста­биль­ность и для ее до­сти­же­ния ты не оста­нав­ли­ва­ешь­ся пе­ред сни­же­ни­ем по­треб­ле­ния энер­гии, то в ма­те­ри­аль­ном ми­ре ина­че и не может быть. Ко­ли­че­ство со­вер­шен­ной то­бой ра­бо­ты не может не сни­жать­ся. Кста­ти, то­гда же в Рос­сии фик­си­ро­ва­лись и дру­гие при­зна­ки энер­ге­ти­че­ско­го ре­грес­са, но уже в со­ци­аль­ной сфе­ре: сни­же­ние про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни и уве­ли­че­ние чис­ла сель­ских жи­те­лей.

Про­ме­жу­точ­ные вы­во­ды

По­ка сто­ит оста­но­вить­ся на сле­ду­ю­щем. Энер­гия иг­ра­ет осо­бую роль в эко­но­ми­ке и не может учи­ты­вать­ся так же, как пред­ме­ты и услу­ги, на со­зда­ние ко­то­рых она рас­хо­ду­ет­ся. Мы име­ем де­ло с прин­ци­пи­аль­но раз­ны­ми ве­ща­ми. Рас­смат­ри­вать их вме­сте на­столь­ко же аб­сурд­но, как скла­ды­вать ко­ли­че­ство лю­дей со сто­и­мо­стью про­дук­тов пи­та­ния — энер­го­но­си­те­ля, который ли­ми­ти­ру­ет это са­мое ко­ли­че­ство.

От­сю­да и недо­оцен­ка энер­го­но­си­те­лей в ба­лан­сах. От­сю­да и «стран­ное и непред­ска­зу­е­мое» по­ве­де­ние цен на нефть — глав­ный энер­го­но­си­тель сей­час. По­это­му нель­зя при­ме­нять оди­на­ко­вые под­хо­ды к пла­нам стро­и­тель­ства су­до­ход­но­го ка­на­ла и ин­фра­струк­ту­ры га­зо­вых ме­сто­рож­де­ний. Нель­зя по од­ним и тем же ле­ка­лам со­зда­вать биз­нес-пла­ны стро­и­тель­ства ав­то­за­во­да и атом­ной стан­ции но­во­го по­ко­ле­ния. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.