КОНСТИТУЦИ­ОННЫЙ ГОСПОВОРОТ

Как пре­зи­дент Рос­сии за 15 ми­нут на­ри­со­вал об­раз бу­ду­ще­го и об­ма­нул ли­бе­ра­лов

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Как пре­зи­дент Рос­сии за 15 ми­нут на­ри­со­вал об­раз бу­ду­ще­го и об­ма­нул ли­бе­ра­лов

Со­бы­тия 15 ян­ва­ря мо­гут обер­нуть­ся ис­то­ри­че­ским по­во­ро­том в ис­то­рии Рос­сии. По­ка лишь сло­ва, из ре­а­ли­зо­ван­но­го — дол­го­ждан­ная сме­на пра­ви­тель­ства и пре­мье­ра. А важ­ней­ший по­сыл за­ло­жен в кон­сти­ту­ци­он­ной ча­сти по­сла­ния Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на. По­прав­ки в Ос­нов­ной за­кон стра­ны, как ожи­да­ет­ся, бу­дут при­ня­ты уже в пер­вой по­ло­вине го­да. Эти из­ме­не­ния лишь в уз­кой ча­сти ка­са­ют­ся ныне дей­ству­ю­щих по­ли­ти­че­ских фи­гур. Они не толь­ко за­кла­ды­ва­ют фор­мат пре­зи­дент­ско­го транс­фер­та-2024 и ро­ли участ­ни­ков тран­зит­ной гон­ки, но и за­да­ют рам­ки по­ли­ти­че­ской и управ­лен­че­ской си­сте­мы на мно­гие го­ды впе­ред. Вла­ди­мир Пу­тин хо­чет вой­ти в ис­то­рию как ар­хи­тек­тор но­вой Рос­сии, пусть все­го лишь с по­прав­ка­ми, а не с но­вой Кон­сти­ту­ци­ей. И пре­зи­дент не ра­ди кра­си­вых слов при­гла­ша­ет граж­дан стра­ны при­нять уча­стие в раз­ра­бот­ке и утвер­жде­нии пред­ло­же­ний. Де­ло же не толь­ко в го­ло­со­ва­нии — без со­ли­дар­но­сти и под­держ­ки на­се­ле­ния Рос­сии спя­щие ин­сти­ту­ты, ко­то­рые по­лу­чат до­пол­ни­тель­ные пол­но­мо­чия, не про­бу­дят­ся. Кон­сти­ту­ция да­же с по­прав­ка­ми может вер­нуть­ся на тра­ек­то­рию 1993 го­да. Не оч­нет­ся и пар­тий­ная система. И бли­жай­шие вы­бо­ры в Го­су­дар­ствен­ную ду­му ста­но­вят­ся важ­ней­шим эта­пом на пу­ти за­те­ян­ных пре­об­ра­зо­ва­ний.

С раз­ни­цей в два­дцать лет, по­чти в од­ном и том же воз­расте (67–68 лет), два пре­зи­ден­та уста­ли. Бо­рис Ель­цин пе­ре­дал бу­ду­щее стра­ны в ру­ки пре­ем­ни­ка, Вла­ди­мир Пу­тин сам на­ри­со­вал его об­раз — не пре­ем­ни­ка, а об­раз то­го бу­ду­ще­го, в ко­то­ром пре­ем­ни­ку пред­сто­ит ра­бо­тать. Мы еще в про­шлом го­ду от­ме­ча­ли, что пре­зи­дент раз­мыш­ля­ет о кон­сти­ту­ци­он­ных ос­но­вах раз­ви­тия по­ли­ти­че­ской си­сте­мы с при­це­лом на по­сле­тран­зит­ный пе­ри­од. Го­во­рят, он лич­но на­пи­сал боль­шую часть по­сла­ния. И за 15 ми­нут пе­ре­вер­нул жизнь стра­ны и судь­бы элит. За один день Пу­тин анон­си­ро­вал мас­штаб­ные из­ме­не­ния в Кон­сти­ту­ции, пра­ви­тель­ство ушло в от­став­ку, а пре­мьер-ми­ни­стром на­зна­чи­ли Ми­ха­и­ла Ми­шу­ст­и­на.

Ни сло­ва о внеш­ней по­ли­ти­ке, не­смот­ря на раз­ра­зив­шу­ю­ся бы­ло в СМИ под­го­тов­ку к тре­тьей ми­ро­вой войне по­сле со­бы­тий в Иране. Ни­ка­ко­го «ядер­но­го пеп­ла» и но­вых ра­кет. Это не зна­чит, что гео­по­ли­ти­ка ухо­дит на вто­рой план. Про­сто Пу­тин уве­рен в обо­рон­ном по­тен­ци­а­ле стра­ны и в по­зи­ции Рос­сии да­же под за­пад­ным дав­ле­ни­ем. Так же, как в фи­нан­со­вой ста­биль­но­сти бла­го­да­ря кон­сер­ва­тив­ной бюд­жет­ной по­ли­ти­ке. Пре­зи­дент еще раз под­черк­нул, что за ми­нув­шие пять лет ви­дел се­рьез­ные угро­зы эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са, ко­то­рые те­перь по­за­ди. А зна­чит, мож­но уси­ли­вать внут­рен­нее на­прав­ле­ние, при­сту­пать к се­рьез­ным по­ли­ти­че­ским ре­фор­мам.

Ка­кой Пу­тин хо­чет ви­деть Рос­сию по­сле 2024 го­да? Устой­чи­вой, еди­ной, сба­лан­си­ро­ван­ной, су­ве­рен­ной. Го­то­вой к ми­ро­вой кон­ку­рен­ции. К про­ры­вам в на­уч­но-тех­но­ло­ги­че­ской, циф­ро­вой, управ­лен­че­ской сфе­рах. Пре­зи­дент чет­ко об­ри­со­вал тех ки­тов, на ко­то­рых бу­дет сто­ять об­нов­лен­ная стра­на. Это в первую оче­редь лю­ди. Рас­ту­щее, здо­ро­вое, об­ра­зо­ван­ное на­се­ле­ние. В этой ча­сти — за­мет­ное на­ра­щи­ва­ние го­срас­хо­дов. За­тем эко­но­ми­ка: по­вы­ше­ние ре­аль­ных до­хо­дов граж­дан, тем­пы ро­ста ВВП Рос­сии вы­ше ми­ро­вых, но­вый ин­ве­сти­ци­он­ный цикл. И тре­тье — по­ли­ти­че­ская ре­фор­ма, ко­то­рая

от­кры­ва­ет до­ро­гу к кон­ку­рен­ции элит и от­кры­той ком­му­ни­ка­ции вла­сти и на­се­ле­ния. А с дру­гой сто­ро­ны, со­хра­ня­ет ба­ланс власт­ных групп и поз­во­ля­ет без ре­во­лю­ци­он­ных по­тря­се­ний про­дол­жить раз­ви­тие стра­ны. Все вме­сте это поз­во­ля­ет по­лу­чить необ­хо­ди­мую гиб­кость на­ци­о­наль­ной си­сте­мы.

«При даль­ней­шем го­су­дар­ствен­ном стро­и­тель­стве пе­ред на­ми сто­ят, ка­за­лось бы, пря­мо про­ти­во­по­лож­ные за­да­чи, слу­жат ори­ен­ти­ром цен­но­сти, ко­то­рые мо­гут на пер­вый взгляд пред­став­лять­ся несов­ме­сти­мы­ми… Мы долж­ны со­здать си­сте­му проч­ную, на­деж­ную, неуяз­ви­мую и по внеш­не­му кон­ту­ру аб­со­лют­но ста­биль­ную, без­услов­но га­ран­ти­ру­ю­щую Рос­сии неза­ви­си­мость и су­ве­ре­ни­тет. В то же вре­мя си­сте­му внут­ри се­бя жи­вую, гиб­кую, лег­ко и свое­вре­мен­но, глав­ное, ме­ня­ю­щу­ю­ся в свя­зи с тем, что про­ис­хо­дит в ми­ре, во­круг нас, а глав­ное, в свя­зи с раз­ви­ти­ем са­мо­го рос­сий­ско­го об­ще­ства. Си­сте­му, обес­пе­чи­ва­ю­щую в том чис­ле сме­ня­е­мость тех, кто на­хо­дит­ся у вла­сти или за­ни­ма­ет вы­со­кое по­ло­же­ние в дру­гих сфе­рах. Та­кое об­нов­ле­ние — неотъ­ем­ле­мое усло­вие про­грес­сив­ной эво­лю­ции об­ще­ства и пусть не без­оши­боч­но­го, но ста­биль­но­го раз­ви­тия, ко­гда незыб­ле­мым оста­ет­ся глав­ное — ин­те­ре­сы Рос­сии», — го­во­рит Вла­ди­мир Пу­тин.

Но­вая мо­дель Рос­сии

Сфо­ку­си­ру­ем­ся на тех са­мых 15 ми­ну­тах по­сла­ния пре­зи­ден­та из все­го на­сы­щен­но­го со­бы­ти­я­ми 15 ян­ва­ря. Вла­ди­мир Пу­тин анон­си­ро­вал но­вую мо­дель го­су­дар­ствен­но­го устрой­ства. Из «су­пер­пре­зи­дент­ской» рес­пуб­ли­ка ста­но­вит­ся про­сто «пре­зи­дент­ской», тем са­мым кор­рек­ти­руя ва­ри­ант Кон­сти­ту­ции 1993 го­да. То­гда, на­пом­ним, по­сле спо­ров с Вер­хов­ным со­ве­том и рас­стре­ла Бе­ло­го до­ма Бо­рис Ель­цин на­сто­ял на уси­ле­нии пол­но­мо­чий пре­зи­ден­та и уре­за­нии пол­но­мо­чий пар­ла­мен­та. В даль­ней­шем стра­на дви­га­лась по пу­ти уси­ле­ния гла­вы го­су­дар­ства на фоне осталь­ных иг­ро­ков, но уже без из­ме­не­ния Кон­сти­ту­ции. Стра­на во­е­ва­ла, раз­ва­ли­ва­лась, раз­во­ро­вы­ва­лась — и у мо­де­ли с ис­клю­чи­тель­но силь­ным ар­бит­ром-пре­зи­ден­том, га­ран­том Кон­сти­ту­ции и ста­биль­но­сти по­ли­ти­че­ских элит, бы­ло мно­го сто­рон­ни­ков. Иные же счи­та­ют, что имен­но то­гда, в 1993 го­ду, был за­ло­жен фун­да­мент некон­ку­рент­но­го ав­то­ри­та­риз­ма, вы­жа­той, ли­шен­ной кад­ров и идей пар­тий­но­по­ли­ти­че­ской си­сте­мы.

Од­на­ко го­во­рить о воз­вра­ще­нии к пар­ла­мент­ской или пре­зи­дент­ско­пар­ла­мент­ской (сме­шан­ной), об­раз­ца на­ча­ла 1990-х, рес­пуб­ли­ке невер­но. Вла­ди­мир Пу­тин пред­ла­га­ет «пре­зи­дент­скую» мо­дель, но с ори­ги­наль­ны­ми чер­та­ми. Это, с од­ной сто­ро­ны, силь­ная роль

«стра­те­ги­че­ских» со­ве­тов. А с дру­гой — рав­но­мер­ное рас­пре­де­ле­ние пол­но­мо­чий и вза­и­мо­за­ви­си­мо­стей вет­вей вла­сти. Пе­ре­чис­лим неко­то­рые пред­ло­же­ния пре­зи­ден­та:

— огра­ни­чить пре­зи­дент­ское прав­ле­ние дву­мя сро­ка­ми;

— Го­су­дар­ствен­ный со­вет, в ра­бо­те ко­то­ро­го участ­ву­ют гла­вы всех ре­ги­о­нов, за­кре­пить в Кон­сти­ту­ции;

— Го­су­дар­ствен­ная ду­ма утвер­жда­ет пред­став­лен­ную пре­зи­ден­том кан­ди­да­ту­ру пред­се­да­те­ля пра­ви­тель­ства, а за­тем по его пред­став­ле­нию — ви­це-пре­мье­ров и фе­де­раль­ных ми­ни­стров (рань­ше Ду­ма лишь да­ва­ла со­гла­сие пре­зи­ден­ту на на­зна­че­ние пре­мье­ра и ми­ни­стров);

— за пре­зи­ден­том со­хра­ня­ет­ся пра­во опре­де­лять за­да­чи и при­о­ри­те­ты де­я­тель­но­сти пра­ви­тель­ства, как и пра­во от­стра­нять от долж­но­сти его со­став. За пре­зи­ден­том так­же оста­ет­ся пря­мое ру­ко­вод­ство Во­ору­жен­ны­ми си­ла­ми и всей пра­во­охра­ни­тель­ной си­сте­мой;

— пре­зи­дент на­зна­ча­ет ру­ко­во­ди­те­лей си­ло­вых ве­домств и про­ку­ро­ров ре­ги­о­нов по ито­гам кон­суль­та­ций с Со­ве­том фе­де­ра­ции;

— Со­вет фе­де­ра­ции по пред­став­ле­нию пре­зи­ден­та смо­жет от­ре­шать от долж­но­сти су­дей Кон­сти­ту­ци­он­но­го и Вер­хов­но­го су­дов;

— Конституци­онный суд смо­жет по за­про­сам пре­зи­ден­та про­ве­рять кон­сти­ту­ци­он­ность за­ко­но­про­ек­тов, при­ня­тых Фе­де­раль­ным со­бра­ни­ем, а так­же за­ко­ны и нор­ма­тив­но-пра­во­вые ак­ты ор­га­нов го­су­дар­ствен­ной вла­сти как фе­де­раль­но­го, так и ре­ги­о­наль­но­го уров­ня.

Что в ито­ге? В но­вой мо­де­ли ис­пол­ни­тель­ная власть — власть пре­зи­ден­та и пре­мьер-ми­ни­стра — урав­но­ве­ши­ва­ет­ся пар­ла­мен­том. Пар­ла­мент и пра­ви­тель­ство под­па­да­ют под кон­троль Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да, который может от­ме­нить лю­бое их ре­ше­ние. Са­ми су­деб­ные ор­га­ны те­перь ча­стич­но за­ви­сят от по­зи­ции Со­ве­та фе­де­ра­ции, который так­же вли­я­ет на си­ло­ви­ков и ре­ги­о­наль­ных про­ку­ро­ров. Да­же без чет­ко про­пи­сан­ной ро­ли об­ре­та­ют субъ­ект­ность Гос­со­вет и ре­ги­о­наль­ные вла­сти — но из­бран­ные гу­бер­на­то­ры, а не мест­ные эли­ты. Ни у ко­го нет до­ми­ни­ру­ю­щей пол­но­ты вла­сти. Все эле­мен­ты по­ли­ти­че­ской си­сте­мы од­но­вре­мен­но и уси­ли­ва­ют­ся, и ослаб­ля­ют­ся в рам­ках слож­ной си­сте­мы вза­им­ных сдер­жек и про­ти­во­ве­сов.

Мы «с ко­лес» изоб­ра­зи­ли схе­му но­вой мо­де­ли го­су­дар­ствен­ной вла­сти (ко­то­рая, впро­чем, может кор­рек­ти­ро­вать­ся в хо­де ра­бо­ты ра­бо­чей груп­пы по из­ме­не­нию Кон­сти­ту­ции и с уче­том пред­ло­же­ний по­ли­ти­ков и экс­пер­тов — об этом го­во­рил и сам Пу­тин). Пер­вое, что бро­са­ет­ся в гла­за, — раз­де­ле­ние субъ­ек­тов вла­сти

на две груп­пы: обо­ро­ны и стра­те­ги­че­ско­го пла­ни­ро­ва­ния (пре­зи­дент + со­ве­ты + су­ды) и об­ще­ствен­но-хо­зяй­ствен­ную, или «си­сте­му пуб­лич­ной вла­сти», по вы­ра­же­нию Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на. «Система пуб­лич­ной вла­сти» зай­мет­ся при­клад­ны­ми за­да­ча­ми раз­ви­тия стра­ны, со­еди­нив ис­пол­ни­тель­ную и за­ко­но­да­тель­ную вет­ви в непо­сред­ствен­ной по­ли­ти­че­ской связ­ке. Здесь в пер­спек­ти­ве долж­на уси­лить­ся роль на­род­но­го пред­ста­ви­тель­ства (че­рез пар­тии) и об­рат­ная связь с на­се­ле­ни­ем. По­хо­же, ли­ша­ет­ся да­же но­ми­наль­ной са­мо­сто­я­тель­но­сти му­ни­ци­паль­ная власть, ко­то­рая окон­ча­тель­но встра­и­ва­ет­ся в управ­лен­че­скую вер­ти­каль. За­то по­лу­ча­ет боль­ше пол­но­мо­чий (на­де­ем­ся, что вме­сте с фи­нан­са­ми).

За­креп­ля­ет­ся в Кон­сти­ту­ции «со­ве­ти­за­ция» го­су­дар­ствен­ной си­сте­мы. Со­вет без­опас­но­сти уже дав­но име­ет сверх­ста­тус в ча­сти обо­ро­ны и без­опас­но­сти. Со­вет фе­де­ра­ции по­лу­ча­ет рас­ши­рен­ные пол­но­мо­чия. Ин­те­рес­но, бу­дет ли из­ме­нен под­ход к его кад­ро­во­му фор­ми­ро­ва­нию: сей­час в со­став верх­ней па­ла­ты по­па­да­ют и в ре­зуль­та­те по­ли­ти­че­ских раз­ме­нов, и в ка­че­стве по­чет­ной си­не­ку­ры, и для ре­ше­ния слож­ных биз­нес-во­про­сов региона. По два се­на­то­ра от региона и кан­ди­да­ту­ры пре­зи­ден­та. Функ­ци­о­нал Гос­со­ве­та до кон­ца не опре­де­лен, здесь про­стор для до­ра­бот­ки. Все три со­ве­та, из­бав­лен­ные от бю­ро­кра­ти­за­ции, зай­мут­ся стра­те­ги­че­ски­ми за­да­ча­ми, а с дру­гой сто­ро­ны, смо­гут опе­ра­тив­но ре­шать кри­зис­ные во­про­сы. В пер­спек­ти­ве эти ор­га­ны вла­сти мо­гут быть гиб­ко под­стро­е­ны под си­ту­а­цию: на­при­мер, ли­шить­ся ста­ту­са «при пре­зи­ден­те», по­лу­чить раз­ных пред­се­да­те­лей и сек­ре­та­рей или, на­про­тив, слить­ся в один «гранд-со­вет». Для это­го не по­тре­бу­ет­ся опять вно­сить из­ме­не­ния в Кон­сти­ту­цию.

На­ко­нец, сто­ит об­ра­тить вни­ма­ние на уси­лен­ный «ре­ги­о­наль­ный блок», который рас­па­да­ет­ся сра­зу и на хо­зяй­ствен­ный, и на стра­те­ги­че­ский. Ра­но утвер­ждать что-то кон­крет­ное до уточ­не­ния ро­ли Гос­со­ве­та. Но, по­хо­же, про­ис­хо­дит слож­ное пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ние ба­лан­са ре­ги­о­наль­ной и фе­де­раль­ной вла­сти. С од­ной сто­ро­ны, уси­ли­ва­ет­ся ад­ми­ни­стра­тив­ная и фи­нан­со­вая вер­ти­каль (еди­ная пуб­лич­ная власть) от пра­ви­тель­ства до му­ни­ци­па­ли­те­тов. Вку­пе с от­вет­ствен­но­стью чи­нов­ни­ков. А их — ре­ги­о­наль­ных бю­ро­кра­тов — пре­зи­дент су­ро­во чи­хво­стил несколь­ко раз в по­сла­нии, в от­ли­чие от пра­ви­тель­ства — тех­то во­об­ще от­пра­ви­ли в от­став­ку. С дру­гой сто­ро­ны, ре­ги­о­ны уси­ли­ва­ют свои пол­но­мо­чия на фе­де­раль­ном уровне и в рам­ках Гос­со­ве­та прак­ти­че­ски вы­хо­дят из-под пря­мой за­ви­си­мо­сти пра­ви­тель­ства. Гу­бер­на­то­ры, ко­неч­но, оста­ют­ся

на­ем­ны­ми ме­не­дже­ра­ми с ман­да­том от на­се­ле­ния, но по­лу­ча­ют воз­мож­ность пред­став­лять стра­те­ги­че­ское ви­де­ние раз­ви­тия сво­их зе­мель.

Тео­ре­ти­че­ски, та­кая «бло­ко­вость» поз­во­лит сни­зить ущерб от оче­вид­но­го услож­не­ния всей си­сте­мы фе­де­раль­ной и ре­ги­о­наль­ной вла­сти: ес­ли бы на на­шей схе­ме оста­лись «стрел­ки» вза­и­мо­вли­я­ния эле­мен­тов мо­де­ли, чи­та­тель вряд ли бы во­об­ще в ней разо­брал­ся. Система силь­но пе­ре­пле­те­на за­ви­си­мо­стя­ми, про­це­ду­ра­ми, пол­но­мо­чи­я­ми, ре­гла­мен­та­ми, бю­ро­кра­ти­ей в це­лом. И воз­мож­но, в рам­ках од­но­го бло­ка, ре­ги­о­наль­но­го или хо­зяй­ствен­но­го, мож­но бу­дет быст­рее ре­шать за­да­чи.

Тран­зит­ный рас­клад

Пу­тин от­крыл эпо­ху тран­зи­та — в ос­нов­ном так ком­мен­та­то­ры оце­ни­ва­ют но­ва­тор­ские пред­ло­же­ния пре­зи­ден­та. Ма­хом сбро­сил все фиш­ки с дос­ки, раз­бил на­деж­ды, пла­ны, ам­би­ции элит­ных групп, вы­стра­и­вав­ших свою стра­те­гию на 2024 год. И ко­неч­но, пи­шут один за дру­гим ком­мен­та­то­ры, за­стол­бил за со­бой ме­сто в гря­ду­щем тран­зи­те — и ведь не раз­бе­решь, в ка­че­стве ко­го: то ли гла­вы Гос­со­ве­та, то ли спи­ке­ра, то ли ли­де­ра «Еди­ной Рос­сии» — ведь все вет­ви вла­сти в но­вой кон­сти­ту­ци­он­ной мо­де­ли по­лу­ча­ют силь­ные пол­но­мо­чия и во мно­гом за­ви­сят от вы­хо­да из ин­сти­ту­ци­о­наль­ной спяч­ки. «На са­мом де­ле, по­ли­ти­че­ская ре­фор­ма и тран­зит го­то­ви­лись под со­юз­ное го­су­дар­ство с Бе­ло­рус­си­ей, в ко­то­ром Пу­ти­ну от­во­ди­лось ме­сто ли­де­ра, но Алек­сандр Лу­ка­шен­ко за­ар­та­чил­ся, не по­лу­чил де­ше­вую нефть, за­то от­сто­ял неза­ви­си­мость. По­это­му из­бран ка­зах­ский ва­ри­ант: пе­ре­рас­пре­де­ле­ние пол­но­мо­чий вла­сти, ослаб­ле­ние фи­гу­ры “су­пер­пре­зи­ден­та” и вы­вод на сце­ну Ел­ба­сы, от­ца на­ции». Та­ки­ми от­кро­ве­ни­я­ми де­лят­ся те же ис­точ­ни­ки ин­сай­дер­ской ин­фор­ма­ции, что не смог­ли про­знать ни об од­ном ме­га­со­бы­тии ми­нув­шей сре­ды. Но ло­ги­ка в син­хрон­ном ослаб­ле­нии и од­но­вре­мен­но (вот па­ра­докс) воз­вы­ше­нии всех ин­сти­ту­тов вла­сти есть. Она вы­рав­ни­ва­ет шан­сы боль­ше­го чис­ла участ­ни­ков тран­зит­ной гон­ки, поз­во­ляя по­ка­зы­вать прак­ти­че­ские по­ли­ти­че­ские ре­зуль­та­ты.

«По­сле кон­сти­ту­ци­он­ных пра­вок все иг­ро­ки внут­ри гос­си­сте­мы долж­ны об­ре­сти чет­кие гра­ни­цы пол­но­мо­чий, что при­ве­дет к уси­ле­нию ре­аль­ной кон­ку­рен­ции меж­ду ни­ми, а воз­мож­ность для воз­ник­но­ве­ния “вто­ро­го Пу­ти­на” бу­дет за­бло­ки­ро­ва­на, — по­ла­га­ет Ан­дрей Тес­ля, стар­ший на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та гу­ма­ни­тар­ных на­ук Бал­тий­ско­го фе­де­раль­но­го уни­вер­си­те­та име­ни Им­ма­ну­и­ла Кан­та. — Я на­пом­ню клас­си­че

ский при­мер из рос­сий­ской ис­то­рии, ко­гда на про­тя­же­нии все­го де­вят­на­дца­то­го ве­ка го­во­ри­ли о необ­хо­ди­мо­сти со­зда­ния еди­но­го пра­ви­тель­ства, в то вре­мя как им­пе­ра­то­ры по­сле­до­ва­тель­но эту идею бло­ки­ро­ва­ли. Алек­сандр Вто­рой, на­при­мер, по­сто­ян­но под­дер­жи­вал су­ще­ство­ва­ние раз­ных “ми­ни­стер­ских пар­тий”, под­хле­сты­вал неуга­са­ю­щий кон­фликт меж­ду ни­ми. Это как раз и поз­во­ля­ло ему де-фа­кто, не толь­ко де-юре на­хо­дить­ся над ми­ни­стра­ми и дру­ги­ми выс­ши­ми чи­на­ми, вы­сту­пать по от­но­ше­нию к ним в ро­ли ар­бит­ра и, что, по­жа­луй, са­мое глав­ное, со­хра­нять про­зрач­ность ра­бо­ты всей си­сте­мы. Ведь имен­но по­то­му, что чле­ны пра­ви­тель­ства не мог­ли до­го­во­рить­ся друг с дру­гом, они не мог­ли и уста­но­вить ин­фор­ма­ци­он­ный фильтр по от­но­ше­нию к го­су­да­рю. Они не мог­ли изо­ли­ро­вать его от ре­аль­но­го по­ло­же­ния ве­щей, не мог­ли управ­лять его ви­де­ни­ем, по­то­му что это невозможно в усло­ви­ях по­сто­ян­ной борь­бы».

Нужно го­то­вить­ся к то­му, что Вла­ди­мир Пу­тин во­об­ще не зай­мет ни­ка­ких офи­ци­аль­ных по­стов по­сле 2024 го­да, счи­та­ет пре­зи­дент Рос­сий­ской ас­со­ци­а­ции по свя­зям с об­ще­ствен­но­стью (РАСО) Ста­ни­слав На­у­мов: «Бли­жай­шие к Пу­ти­ну фи­гу­ры все­гда ге­не­ри­ро­ва­ли идею “да­вай­те мы еще раз при­ду­ма­ем, как бы вам оста­вить в ру­ках ту власть, ко­то­рую вы за­слу­жи­ва­е­те”. Но по­ли­то­ло­ги­че­ское со­об­ще­ство долж­но по­нять: Пу­тин не бу­дет в го­су­дар­стве по­сле 2024 го­да. И это хорошо для Рос­сии, и это то, к че­му

он стре­мит­ся как че­ло­век. И ни­ко­му его рей­тинг не до­ста­нет­ся. Вла­ди­ми­ру Вла­ди­ми­ро­ви­чу нужно, что­бы в 2024 го­ду бы­ло три кан­ди­да­та в пре­зи­ден­ты, у каж­до­го бы­ло бы по­ряд­ка 33% го­ло­сов под­держ­ки, и по­сле вы­бо­ров один ста­нет пре­зи­ден­том, дру­гой по­лу­чит пост пре­мье­ра, а тре­тий воз­гла­вит уси­лив­ший­ся пар­ла­мент. Толь­ко в та­ком слу­чае в усло­ви­ях тран­зи­та у кур­са Пу­ти­на нет рис­ка на слом. Все бу­дут вы­нуж­де­ны как ми­ни­мум шесть лет на­хо­дить­ся в рам­ках пу­тин­ских нац­про­ек­тов, ко­то­рые долж­ны к 2024 го­ду при­не­сти по­нят­ные для на­ро­да ре­зуль­та­ты, а ина­че в той мо­де­ли, при ко­то­рой власть пе­ре­да­ва­лась в 2008 го­ду Дмит­рию Мед­ве­де­ву, со­блазн из­ба­вить­ся от на­сле­дия преды­ду­ще­го пре­зи­ден­та бу­дет очень ве­лик».

В пред­по­ла­га­е­мую си­сте­му вла­сти за­кла­ды­ва­ет­ся огром­ное ко­ли­че­ство по­ли­ти­че­ской сво­бо­ды и кон­ку­рен­ции. Мно­гие на­блю­да­те­ли, при­чем, что за­бав­но и пред­ска­зу­е­мо, ча­сто ли­бе­раль­ных взгля­дов, на­зы­ва­ют за­тею рис­ко­ван­ной и пред­ре­ка­ют на­ча­ло кон­ца ав­то­ри­тар­ной си­сте­мы. Мол, власть са­ма стре­ля­ет се­бе в но­гу, от­ка­зы­ва­ясь от пре­иму­ществ ав­то­ри­та­риз­ма. Ведь это сей­час система ка­жет­ся устой­чи­вой, ко­гда пре­зи­дент и пар­ла­мент еди­ны. А как нач­нут­ся рас­при меж­ду вет­вя­ми вла­сти, так уви­дим мы че­ре­ду кон­сти­ту­ци­он­ных кри­зи­сов, как в 1993-м или как в Укра­ине. До сей по­ры ру­гать ав­то­ри­та­ризм за от­сут­ствие де­мо­кра­тии бы­ло мод­но, но ед­ва система ста­ла об­ре­тать ба­ланс и кон­ку­рент­ность,

экс­пер­ты немед­лен­но при­ня­лись ис­кать под­вох: где же Пу­тин сно­ва всех об­ма­нул? По фак­ту с об­ну­ле­ни­ем всех пла­нов элит­ных груп­пи­ро­вок на тран­зит­ный пе­ри­од пре­зи­дент од­но­вре­мен­но ути­ли­зи­ро­вал и оп­по­зи­ци­он­ных по­ли­ти­ков, и ин­тел­лек­ту­а­лов. Он пред­ло­жил иг­ру с ну­ле­вы­ми став­ка­ми, где преж­няя ан­тивласт­ная ри­то­ри­ка по­те­ря­ла смысл: иди в но­вую си­сте­му, со­зда­вай пар­тию, про­хо­ди в пар­ла­мент, вли­яй на пра­ви­тель­ствен­ный курс, бо­рись за власть.

По­ка, прав­да, рас­суж­дать об ам­би­ци­ях Пу­ти­на по­сле 2024 го­да про­ще.

Но­вый об­ще­ствен­ный до­го­вор

Мас­штаб кон­сти­ту­ци­он­ных из­ме­не­ний все­гда осто­рож­но­го и ак­ку­рат­но­го Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на (вспом­ним его оцен­ку ле­нин­ских оши­бок) го­во­рит о том, что в по­сла­нии мы услы­ша­ли не од­ну лишь тран­зит­ную мо­дель, но за­да­чу си­стем­но­го пе­ре­устрой­ства Рос­сии. Это не вне­зап­ное или си­ту­а­тив­ное ре­ше­ние в от­вет на раз­нуз­дан­ность ча­сти элит, по­счи­тав­ших пре­зи­ден­та «хро­мой ут­кой», или па­де­ние рей­тин­гов вла­сти. Ка­жет­ся, что ре­фор­мы про­ду­ма­ны и укла­ды­ва­ют­ся в при­ня­тый Пу­ти­ным ис­то­ри­че­ский ритм раз­ви­тия стра­ны. В том чис­ле это от­вет на кри­зис той управ­лен­че­ской мо­де­ли, ко­то­рая сло­жи­лась к кон­цу 2010-х го­дов.

Позд­но хва­стать­ся, но в пер­вом но­ме­ре «Экс­пер­та» это­го го­да мы пла­ни­ро­ва­ли опи­сать про­бле­му де­фи­ци­та кон­ку­рен­ции рос­сий­ских элит на всех уров­нях го­свла­сти, а в ка­че­стве ре­ше­ния пред­ло­жить

из­ме­нить ме­ха­низм на­зна­че­ния пре­мье­ра и ми­ни­стров пра­ви­тель­ства для уси­ле­ния ро­ли пар­ла­мен­та и по­ли­ти­че­ских пар­тий. Та­кие мыс­ли вы­ска­зы­ва­лись дав­но, в том чис­ле на стра­ни­цах на­ше­го жур­на­ла, од­на­ко имен­но сей­час воз­ник­ла осо­бен­но ост­рая необ­хо­ди­мость рас­ши­рить пол­но­мо­чия пар­ла­мен­та, да­же невзи­рая на сла­бость пар­тий и идео­ло­ги­че­ский ва­ку­ум. И, кста­ти, наш опрос, про­ве­ден­ный в те­ле­грам-ка­на­ле «Экс­перт», по­ка­зал, что ре­ше­ние по по­во­ду пра­ви­тель­ства и пар­ла­мен­та ско­рее все­го бу­дет под­дер­жа­но аб­со­лют­ным боль­шин­ством (у нас по­чти 75% ре­спон­ден­тов вы­ска­за­лись «за»).

В 2019 го­ду, на фоне бес­пре­це­дент­но вы­со­ко­го про­фи­ци­та рос­сий­ско­го бюд­же­та и вы­со­кой кон­цен­тра­ции ре­сур­сов в гос­сек­то­ре, мы яс­но уви­де­ли непод­кон­троль­ность рас­пре­де­ле­ния этих ре­сур­сов ин­сти­ту­там об­ще­ствен­но­го пред­ста­ви­тель­ства. Не­эф­фек­тив­ность чи­нов­ни­ков в ре­а­ли­за­ции нац­про­ек­тов и от­дель­ных со­ци­аль­ных и про­мыш­лен­ных про­грамм не бы­ла ком­пен­си­ро­ва­на ины­ми ча­стя­ми си­сте­мы. Госкор­по­ра­ции, по­лу­ча­ю­щие ос­нов­ные за­ка­зы и пре­фе­рен­ции за счет бюд­же­та, за­вя­за­ны на­пря­мую на пра­ви­тель­ство и ми­ни­стер­ства и не до­пус­ка­ют иных дис­кус­сий по во­про­су рас­пре­де­ле­ния гос­средств и эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки в це­лом. Это до­ми­ни­ро­ва­ние сли­то­го с го­су­дар­ством хищ­ни­че­ско­го ка­пи­та­лиз­ма при­ве­ло к невоз­мож­но­сти по­стро­е­ния со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства. Ко­гда про­дукт, име­ю­щий ста­тус об­ще­ствен­но­го бла­га, раз­ви­ва­ет­ся на го­су­дар­ствен­ные день­ги, а ос­нов­ную вы­го­ду при этом по­лу­ча­ют аф­фи­ли­ро­ван­ные опе­ра­то­ры. А то, что не под­ра­зу­ме­ва­ет вы­го­ды, не ре­а­ли­зу­ет­ся во­все.

В за­кры­том ре­жи­ме про­хо­дят и по­ли­ти­че­ские дис­кус­сии о бу­ду­щем стра­ны. Граж­да­нам до­ве­ре­ны ток-шоу об укра­ин­ских де­лах и вред­ных аме­ри­кан­цах, а во­про­сы внут­рен­не­го раз­ви­тия и тем бо­лее, ска­жем, усло­вия тран­зи­та об­суж­да­ют­ся в вы­со­ких кабинетах за за­кры­ты­ми две­ря­ми. Пар­ла­мент вы­клю­чен из кон­цеп­ту­аль­ных дис­кус­сий. Пар­тии непо­пу­ляр­ны. По­ли­ти­че­ское мол­ча­ние по­рож­да­ет по­ли­ти­че­скую без­от­вет­ствен­ность для од­них и по­ли­ти­че­скую неопре­де­лен­ность для дру­гих. Пер­вые ждут сво­е­го ча­са, ко­гда «жизнь все рас­ста­вит на свои ме­ста», вто­рые пы­та­ют­ся по­нять, мож­но ли в этих усло­ви­ях ре­шать ба­наль­ные за­да­чи — ро­жать, за­ра­ба­ты­вать и во­об­ще оста­вать­ся здесь жить. По­ли­ти­че­ское мол­ча­ние, неже­ла­ние элит вы­ра­жать свою по­ли­ти­че­скую по­зи­цию, а точ­нее, по­зи­цию о же­ла­е­мом бу­ду­щем Рос­сии, сей­час яв­ля­ет­ся ос­нов­ным фак­то­ром тя­же­лой со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ской стаг­на­ции.

Кон­сти­ту­ци­он­ным рас­щеп­ле­ни­ем пол­но­мо­чий вла­сти Пу­тин впрыс­ки­ва­ет жи­ви­тель­ные инъ­ек­ции в раз­ные ча­сти си­сте­мы. Долж­ны про­бу­дить­ся «спя­щие» ин­сти­ту­ты. На­не­сен удар по бю­ро­кра­ти­че­ской мо­но­по­лии, преж­де все­го фе­де­раль­но­го пра­ви­тель­ства. Уси­ли­ва­ют­ся но­вые кол­ле­ги­аль­ные ор­га­ны вла­сти. Все ча­сти си­сте­мы уве­ли­чи­ва­ют свой вес, что ав­то­ма­ти­че­ски ве­дет как к уси­ле­нию ап­па­рат­ной кон­ку­рен­ции, так и к боль­шей пред­став­лен­но­сти элит и их во­вле­чен­но­сти в ком­му­ни­ка­ци­он­ные про­цес­сы на всех уров­нях вла­сти. Все это воз­вра­ща­ет в на­шу жизнь пуб­лич­ную по­ли­ти­ку.

Об­но­вит­ся пар­тий­ная система. Здесь от­кры­ва­ет­ся мас­са ва­ри­ан­тов. Го­с­ду­ма может остаться чах­лой и кон­тро­ли­ру­е­мой из Крем­ля, как счи­та­ют пес­си­ми­сты. Но ре­фор­мист­ский по­тен­ци­ал огро­мен. Не слу­чай­но идет се­рьез­ная дис­кус­сия о по­яв­ле­нии но­вых ни­ше­вых пар­тий и пе­ре­за­груз­ке ста­рых. От­крыт во­прос о со­зда­нии «пар­тии про­ры­ва» и бу­ду­щем «пар­тии вла­сти». А что бу­дет с ли­де­ром еди­но­рос­сов Дмит­ри­ем Мед­ве­де­вым, ко­то­ро­го од­но­пар­тий­цы без­ро­пот­но про­во­ди­ли в крес­ло зам­пред­се­да­те­ля Сов­беза?

По­ве­дет ли быв­ший пре­мьер с ги­гант­ским ан­ти­рей­тин­гом пар­тию в бой или най­дут дру­го­го ли­де­ра? Слу­хи про­ро­чат пе­ре­нос вы­бо­ров в Го­су­дар­ствен­ную ду­му на бо­лее ран­ний срок, на­при­мер на де­кабрь 2020 го­да. Это поз­во­лит «Еди­ной Рос­сии» по­лу­чить кон­сти­ту­ци­он­ное боль­шин­ство на волне эй­фо­рии из­би­ра­те­ля от круп­но­го со­ци­аль­но­го па­ке­та и по фак­ту но­во­го об­ще­ствен­но­го до­го­во­ра с пре­зи­ден­том. В це­лом же пред­ло­же­ния, за­кла­ды­ва­е­мые пре­зи­ден­том в Ос­нов­ной за­кон, долж­ны в пол­ном со­от­вет­ствии с кон­сер­ва­тив­ным ре­фор­миз­мом уси­лить роль на­род­но­го пред­ста­ви­тель­ства за счет пря­мо­го вли­я­ния на ис­пол­ни­тель­ную власть. В про­ти­во­вес нео­ли­бе­раль­но­му под­хо­ду к чет­ко­му раз­де­ле­нию элит и плеб­са, скры­то­го за шир­мой ими­та­ци­он­ных де­мо­кра­ти­че­ских мо­де­лей.

Нео­ли­бе­ра­лы и за­пад­ни­ки в це­лом по­тер­пе­ли тя­же­лое по­ра­же­ние по ито­гам по­сла­ния. «Смысл го­су­дар­ствен­ной служ­бы имен­но в слу­же­нии. Слу­жить Рос­сии и ее на­ро­ду», — под­черк­нул пре­зи­дент. Это на­каз. А вот де­ло: ли­цам, за­ни­ма­ю­щим выс­шие го­су­дар­ствен­ные по­сты, су­дьям и де­пу­та­там Го­с­ду­мы бу­дет за­пре­ще­но иметь ино­стран­ное граж­дан­ство, вид на жи­тель­ство ли­бо иной до­ку­мент, который поз­во­ля­ет по­сто­ян­но про­жи­вать на тер­ри­то­рии дру­го­го го­су­дар­ства. По фак­ту за­ко­ны 2006 и 2014 го­дов по­сле­до­ва­тель­но убра­ли та­кие воз­мож­но­сти у вы­со­ко­по­став­лен­ных чи­нов­ни­ков. Те­перь это за­пи­шут в Кон­сти­ту­ции. Пред­ло­же­ние за­фик­си­ро­вать в Ос­нов­ном за­коне при­мат на­ци­о­наль­но­го пра­ва над меж­ду­на­род­ным так­же встре­ча­ет­ся с уже дей­ству­ю­щей ре­аль­но­стью в ре­ше­ни­ях Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да. Из но­ви­нок — тре­бо­ва­ния к ли­цам, пре­тен­ду­ю­щим на долж­ность пре­зи­ден­та, о по­сто­ян­ном про­жи­ва­нии на тер­ри­то­рии Рос­сии не ме­нее 25 лет, а так­же от­сут­ствии ино­стран­но­го граж­дан­ства или ви­да на жи­тель­ство в дру­гом го­су­дар­стве, при­чем не

толь­ко на мо­мент уча­стия в вы­бо­рах, но и ко­гда бы то ни бы­ло ра­нее. (Здесь тре­бу­ет­ся про­яс­нить: а как быть с Кры­мом?)

За­чем за­но­сить в Кон­сти­ту­цию нор­мы, ко­то­рые и без то­го за­фик­си­ро­ва­ны в дей­ству­ю­щем за­ко­но­да­тель­стве? Все про­сто: Вла­ди­мир Пу­тин хо­чет ос­но­ва­тель­но за­кре­пить су­ве­рен­ный курс стра­ны и пре­ду­пре­жда­ет эли­ту, ори­ен­ти­ро­ван­ную на За­пад. И, что еще важ­нее, пре­зи­дент от­се­ка­ет от зна­чи­мых го­су­дар­ствен­ных долж­но­стей так на­зы­ва­е­мое по­ко­ле­ние прин­цев, де­тей ны­неш­ней эли­ты, ко­то­рые дав­но и проч­но мен­таль­но и эко­но­ми­че­ски свя­за­ны с ино­стран­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми. Та­ким об­ра­зом про­ис­хо­дит от­ло­жен­ное об­нов­ле­ние управ­лен­че­ско­го кон­ту­ра стра­ны на го­ри­зон­те пя­ти-де­ся­ти лет, осво­бож­да­ют­ся пер­спек­тив­ные долж­но­сти, сма­зы­ва­ют­ся кад­ро­вые лиф­ты. Насто­я­щая ре­во­лю­ция сле­ду­ет и в сфе­ре соб­ствен­но­сти, ко­то­рую се­го­дня кон­тро­ли­ру­ют близ­кие к Крем­лю пред­при­ни­ма­те­ли и топ-ме­не­дже­ры госкор­по­ра­ций. Ес­ли у их де­тей не на­ме­ча­ет­ся по­ли­ти­че­ских пер­спек­тив в Рос­сии, то и пре­тен­до­вать на соб­ствен­ность на­ци­о­наль­но стра­те­ги­че­ско­го зна­че­ния они не смо­гут ли­бо их ак­ти­вы бу­дут пе­ре­хва­че­ны на­ци­о­наль­но ори­ен­ти­ро­ван­ным ка­пи­та­лом.

Воз­мож­но, по­не­сет по­те­ри и эко­но­ми­че­ский нео­ли­бе­раль­ный блок, не­смот­ря на всю лю­бовь пре­зи­ден­та к низ­кой ин­фля­ции, бюд­жет­ной кон­со­ли­да­ции и боль­шим ЗВР. Но рас­ти-то на­до! В 2021 го­ду тем­пы ро­ста ВВП Рос­сии долж­ны быть вы­ше ми­ро­вых, как на­де­ет­ся пре­зи­дент. Для это­го нужно за­пу­стить но­вый ин­ве­сти­ци­он­ный цикл, на­ко­нец ак­ти­ви­ро­вать на­ци­о­наль­ные про­ек­ты, на­рас­тить вло­же­ния в со­зда­ние и об­нов­ле­ние ра­бо­чих мест, ин­фра­струк­ту­ру, на­у­ку и технологии. Пу­тин на­де­ет­ся, что еже­год­ный при­рост ин­ве­сти­ций со­ста­вит не ме­нее пя­ти про­цен­тов. Для ре­ше­ния этих за­дач необ­хо­ди­мо взбод­рить фи­нан­со­вую си­сте­му и на­ко­нец за­дать пря­мую цель ро­ста Цен­траль­но­му бан­ку.

Неглин­ная неиз­мен­на

По­ка все ука­зы­ва­ет на то, что глава ЦБ оста­нет­ся на сво­ем месте как ми­ни­мум до кон­ца сво­их пол­но­мо­чий в 2022 го­ду. Все де­ло в важ­но­сти ро­ли, ко­то­рую иг­ра­ет ЦБ: фак­ти­че­ски че­рез бан­ков­скую си­сте­му он кон­тро­ли­ру­ет са­мую зна­чи­тель­ную часть рос­сий­ской эко­но­ми­ки. Фи­нан­сист Де­нис Со­ло­вьев, экс-управ­ля­ю­щий ди­рек­тор кор­по­ра­тив­но­го и ин­ве­сти­ци­он­но­го бло­ка Аль­фа-бан­ка и быв­ший управ­ля­ю­щий ди­рек­тор «Це­рих Кэпи­тал Ме­недж­мент», объ­яс­ня­ет это так: «Круп­ных го­су­дар­ствен­ных бан­ков пять, и они вла­де­ют 60 про­цен­та­ми ак­ти­вов. Ес­ли со­от­не­сти эти ак­ти­вы к ВВП, это боль­ше 90 про­цен­тов ВВП. Со­от­вет­ствен­но, важ­ность той за­да­чи, ко­то­рую Цен­траль­ный банк ре­ша­ет сей­час, пе­ре­оце­нить нель­зя. Ис­хо­дя из тех об­сто­я­тель­ство, в ко­то­рых мы на­хо­дим­ся, Цен­траль­ный банк делает мак­си­мум воз­мож­но­го, что­бы обес­пе­чить ста­биль­ное су­ще­ство­ва­ние фи­нан­со­вой си­сте­мы, устой­чи­вость руб­ля. Он же опе­ри­ру­ет те­ми ры­ча­га­ми, ко­то­рые есть у него на­ли­чии. Этих ры­ча­гов немно­го, но сре­ди них сто­и­мость кре­ди­та и при­ня­тие бан­ка­ми си­стем­ных рис­ков в рам­ках раз­ви­тия эко­но­ми­ки в це­лом и кон­крет­ных от­рас­лей».

На мо­мент вступ­ле­ния Эль­ви­ры На­би­ул­ли­ной в долж­ность ЗВР Рос­сии со­став­ля­ли немно­гим бо­лее 500 млрд дол­ла­ров, и, опу­стив­шись в на­ча­ле 2015-го до 350 млрд, к кон­цу 2019-го они со­ста­ви­ли уже 550 млрд дол­ла­ров. Прав­да, до мак­си­му­ма ле­та 2008-го — 590 млрд — по­ка недо­тя­ну­ли. По су­ти, кри­зис 2014–2015 го­дов при­вел к та­ко­му же сни­же­нию ре­зер­вов, как и кри­зис 2008–2009-го, — од­на­ко, как уве­ря­ют в ЦБ, пе­ре­ход к пол­но­стью сво­бод­но­му кур­су руб­ля поз­во­лил им не опу­стить­ся ни­же и во­об­ще со­хра­нить по­душ­ку в ви­де ЗВР в прин­ци­пе.

На сво­ем по­сту Эль­ви­ра На­би­ул­ли­на за­ня­лась пе­ре­хо­дом к одоб­рен­ной МВФ по­ли­ти­ке ин­фля­ци­он­но­го тар­ге­ти­ро­ва­ния — и ЦБ уда­лось до­стичь тар­ге­та в 4% и да­же с из­быт­ком в 2017 го­ду, ко­гда го­до­вая ин­фля­ция опу­сти­лась до 2,5%, ис­то­ри­че­ско­го ми­ни­му­ма для Рос­сии. За­креп­ле­ние ин­фля­ции вбли­зи опре­де­лен­но­го зна­че­ния де­кла­ри­ро­ва­лось и де­кла­ри­ру­ет­ся ЦБ как пер­вое и необ­хо­ди­мое усло­вие для эко­но­ми­че­ско­го ро­ста — необ­хо­ди­мое, но, ко­неч­но, недо­ста­точ­ное.

Од­но­вре­мен­но про­во­ди­лась мас­штаб­ная чист­ка бан­ков­ско­го сек­то­ра от «кар­ман­ных» и кре­ди­ту­ю­щих аф­фи­ли­ро­ван­ные ком­па­нии бан­ков — и к кон­цу 2019 го­да бан­ков оста­лось 444 про­тив по­чти ты­ся­чи в 2013 го­ду.

Все эти ша­ги со­про­вож­да­лись су­ще­ствен­ны­ми из­держ­ка­ми, ко­то­рые до сих пор несет на­ша эко­но­ми­ка. «За­жи­ма­ние» спро­са при­ве­ло к то­му, что упа­ла не толь­ко ин­фля­ция — упа­ли и ин­ве­сти­ции, и биз­нес боль­ше не ви­дит ни­ка­ких при­чин на­ра­щи­вать выпуск (см. «Все взгля­ды на бюд­жет», «Экс­перт» № 1–3 за этот год). В про­шлом го­ду Ин­сти­тут эко­но­ми­ки име­ни Е. Т. Гай­да­ра вы­пу­стил ис­сле­до­ва­ние «Вы­го­ды и из­держ­ки ин­фля­ци­он­но­го

тар­ге­ти­ро­ва­ния в Рос­сии», где кон­ста­ти­ро­вал, что дез­ин­фля­ци­он­ный ма­невр с по­вы­ше­ни­ем ста­вок, ко­неч­но, ча­сто при­во­дит к ре­цес­сии, со­кра­ще­нию ин­ве­сти­ций, сво­ра­чи­ва­нию кре­ди­то­ва­ния и па­де­нию рас­по­ла­га­е­мых до­хо­дов, но эти ми­ну­сы крат­ко­сроч­ны, а вы­го­ды от ин­фля­ци­он­но­го тар­ге­ти­ро­ва­ния дол­го­сроч­ны. Од­на­ко до­хо­ды на­се­ле­ния па­да­ют уже шесть лет, и кон­ца это­му не вид­но. Вес­ной 2019 го­да аме­ри­кан­ская кор­по­ра­ция RAND опуб­ли­ко­ва­ла боль­шой до­клад Extending Russia. Competing from Advantageo­us Ground («Как пе­ре­на­прячь Рос­сию»), где за­фик­си­ро­ва­ла бук­валь­но сле­ду­ю­щее: «Пло­хая эко­но­ми­че­ская политика Рос­сии пре­пят­ству­ет и, ско­рее все­го, про­дол­жит пре­пят­ство­вать ро­сту».

Ны­неш­нее по­сла­ние Фе­де­раль­но­му со­бра­нию — да­ле­ко не пер­вое, в ко­то­ром Вла­ди­мир Пу­тин об­ра­ща­ет­ся к ЦБ с прось­бой при­нять уча­стие в обес­пе­че­нии эко­но­ми­че­ско­го ро­ста. Так, два го­да на­зад, в мар­те 2018-го (имен­но то­гда пре­зи­дент по­ста­вил ам­би­ци­оз­ную цель на­рас­тить сред­не­ду­ше­вой ВВП к 2025 го­ду в пол­то­ра ра­за), он уже вы­ра­зил на­деж­ду, что Банк Рос­сии, «ре­а­ли­зуя ме­ры де­неж­но-кре­дит­ной по­ли­ти­ки, раз­ви­вая фи­нан­со­вые рын­ки, бу­дет ра­бо­тать в кон­так­те с пра­ви­тель­ством в ин­те­ре­сах об­щей це­ли — со­зда­ния усло­вий для по­вы­ше­ния тем­пов эко­но­ми­че­ско­го ро­ста».

Од­на­ко Банк Рос­сии, со сво­ей сто­ро­ны, счи­та­ет, что и так вно­сит вклад в до­сти­же­ние эко­но­ми­че­ско­го ро­ста — с по­мо­щью то­го са­мо­го ин­фля­ци­он­но­го тар­ге­ти­ро­ва­ния и дру­гих мер, ко­то­ры­ми он рас­счи­ты­ва­ет раз­вить фи­нан­со­вые рын­ки, вро­де мар­кет­плей­са. И вряд ли сто­ит ожи­дать от ЦБ ка­ко­го-то бо­лее су­ще­ствен­но­го уча­стия в эко­но­ми­че­ском ро­сте, чем то, что он опре­де­лил се­бе как соб­ствен­ные за­да­чи.

В тот са­мый мо­мент, ко­гда пре­зи­дент в оче­ред­ной раз при­зы­вал ЦБ вме­сте с пра­ви­тель­ством взять­ся за эко­но­ми­че­ский рост, име­ни­тые экс­пер­ты, и. о. ми­ни­стра эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Мак­сим Ореш­кин и пер­вый зам­пред ЦБ Ксе­ния Юда­е­ва на XI Гай­да­ров­ской фо­ру­ме рас­суж­да­ли о том, как важ­но цен­траль­ным бан­кам оста­вать­ся неза­ви­си­мы­ми от по­ли­ти­че­ских ве­я­ний и по­же­ла­ний пра­ви­тельств. «Цен­траль­ные бан­ки име­ют дол­го­сроч­ный го­ри­зонт, в от­ли­чие от пра­ви­тельств, ко­то­рым на­до от­ве­чать ча­я­ни­ям элек­то­ра­та, — про­воз­гла­сил на фо­ру­ме Якоб Френ­кель, пред­се­да­тель прав­ле­ния JPMorgan Chase Internatio­nal и пред­се­да­тель Бан­ка Из­ра­и­ля в 1991– 2000 го­дах. — Что бы цен­тро­бан­ки ни де­ла­ли, это бу­дет непо­пу­ляр­но, по­это­му цен­тро­бан­ки на­до за­щи­щать». А про­фес­сор Гар­вард­ско­го уни­вер­си­те­та Кен­нет Ро­гофф пре­ду­пре­дил, что «в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве под­чи­не­ние цен­траль­но­го бан­ка де­неж­ным вла­стям — ка­та­стро­фи­че­ски опас­ный путь», при­ме­ром че­му, по его сло­вам, слу­жит Ар­ген­ти­на, где ЦБ был под­чи­нен пра­ви­тель­ству. «ЦБ в Рос­сии неза­ви­сим го­раз­до боль­ше, чем в Ев­ро­пе и США, и в 2015 го­ду он спра­вил­ся с про­бле­мой ве­ли­ко­леп­но», — уве­рен Ро­гофф.

Сверх­эф­фек­тив­ный пре­мьер

О но­вом пре­мье­ре Ми­ха­и­ле Ми­шу­ст­ине за эти дни ска­за­но очень мно­го. Мы поз­во­лим се­бе об­ра­тить вни­ма­ние толь­ко на од­но: за по­след­ние го­ды это са­мый эф­фек­тив­ный топ-чи­нов­ник Рос­сии. Ми­шу­ст­ин воз­глав­ля­ет ФНС с 2010 го­да, и за это вре­мя на­ло­го­вая служ­ба под его ру­ко­вод­ством сде­ла­ла по­ис­ти­не кос­ми­че­ский ры­вок в плане циф­ро­ви­за­ции. В 2013 го­ду ФНС за­пу­сти­ла ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­ную си­сте­му контроля (АСК НДС), что­бы бо­роть­ся с неза­кон­ным воз­ме­ще­ни­ем НДС из бюд­же­та. В 2017 го­ду за­ра­бо­та­ла АСК НДС — 2, охва­тив­шая все це­поч­ки фор­ми­ро­ва­ния до­бав­лен­ной сто­и­мо­сти. С это­го же мо­мен­та на­чи­на­ет­ся впе­чат­ля­ю­щий рост на­ло­го­вых по­ступ­ле­ний: так, на про­тя­же­нии пер­вых пя­ти лет дей­ствия АСК НДС, с 2013-го по 2017-й, по­ступ­ле­ния на­ло­го­вых до­хо­дов в кон­со­ли­ди­ро­ван­ный бюд­жет вы­рос­ли в но­ми­наль­ном вы­ра­же­нии на 58%, а в ре­аль­ном — по­чти на 20%, в ра­зы быст­рее ВВП.

За де­сять ме­ся­цев 2019 го­да в кон­со­ли­ди­ро­ван­ный бюд­жет по­сту­пи­ло 18,9 трлн руб­лей, на 7,9% боль­ше, чем за де­сять ме­ся­цев 2018-го, а в фе­де­раль­ный бюд­жет — 10,5 трлн руб­лей, на 7,1% боль­ше. При­чем де­ло во­все не в неф­ти: быст­рее все­го рас­тут по­ступ­ле­ния от НДС (+16,7% за де­сять ме­ся­цев 2019 го­да) и на­ло­га на при­быль ор­га­ни­за­ций (+13,5%). В де­ле сбо­ра НДС на­ша на­ло­го­вая система по­ка­за­ла ми­ро­вой ре­корд — в Рос­сии со­би­ра­ет­ся 99,4% все­го на­чис­лен­но­го НДС.

Сей­час на­ло­го­ви­ки ви­дят 90% роз­нич­но­го то­ва­ро­обо­ро­та, все фи­нан­со­вые вза­и­мо­от­но­ше­ния ком­па­ний друг с дру­гом и со сво­и­ми со­труд­ни­ка­ми. К 2035 го­ду ФНС обе­ща­ет обес­пе­чить «ав­то­ма­ти­че­ское вы­пол­не­ние на­ло­го­вых обя­за­тельств без уси­лий». Служ­ба, по сло­вам Ми­шу­ст­и­на, пре­вра­тит­ся в «адап­тив­ную плат­фор­му», ра­бо­та­ю­щую в ре­жи­ме ре­аль­но­го вре­ме­ни с циф­ро­вы­ми ис­точ­ни­ка­ми дан­ных и с циф­ро­вы­ми иден­тич­но­стя­ми на­ло­го­пла­тель­щи­ков. Та­ким об­ра­зом, к 2035 го­ду рос­сий­ская эко­но­ми­ка долж­на стать пол­но­стью про­зрач­ной. Впро­чем, уже сей­час до­ля со­мни­тель­ных опе­ра­ций по НДС со­ста­ви­ла 0,6% (в 2016 го­ду бы­ло 8%), а ко­ли­че­ство ор­га­ни­за­ций «с при­зна­ка­ми фик­тив­но­сти» — 120 тыс. (а не 1,6 млн, как в 2016 го­ду).

По идее, по­сле та­ких успе­хов в по­вы­ше­нии про­зрач­но­сти биз­нес мог бы рас­счи­ты­вать на сни­же­ние на­ло­го­вой на­груз­ки. С од­ной сто­ро­ны, со­здан­ная про­зрач­ность поз­во­ля­ет но­во­му пре­мье­ру очень тон­ко чув­ство­вать ма­лей­шие из­ме­не­ния в ди­на­ми­ке до­хо­дов бюд­же­та, а зна­чит, мень­ше вол­но­вать­ся по по­во­ду его на­пол­не­ния. Это, как лю­бой хорошо от­ла­жен­ный кон­троль, поз­во­ля­ет ид­ти на экс­пе­ри­мен­ты — на­при­мер, ис­кать зо­ны без­опас­но­го сни­же­ния на­ло­го­вой на­груз­ки. С дру­гой сто­ро­ны, пе­ред Ми­шу­ст­и­ным сто­ит за­да­ча за­мет­но уско­рить эко­но­ми­че­ский рост, и, на наш взгляд, ма­ло­ве­ро­ят­но, что это мож­но бу­дет сде­лать без неко­то­ро­го сни­же­ния на­ло­го­вой на­груз­ки.

В этом кон­тек­сте об­ра­тим вни­ма­ние на то, что но­вый пре­мьер, вы­сту­пая в Ду­ме, уже от­ка­зал­ся от вве­де­ния про­грес­сив­но­го на­ло­го­об­ло­же­ния фи­зи­че­ских лиц, про­ком­мен­ти­ро­вав это при­мер­но так: «В Рос­сии нет сред­не­го клас­са, по­это­му про­грес­сив­ный на­лог взи­мать не с ко­го». И это хо­ро­ший знак: но­вый пре­мьер зна­ет, что в Рос­сии нет (или про­сто очень ма­ло) сред­не­го клас­са. А без него гиб­кая, су­ве­рен­ная, ди­на­мич­ная Рос­сия невоз­мож­на. ■

Но­вый пре­мьер-ми­нистр Рос­сии Ми­ха­ил Ми­шу­ст­ин

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.