По­ра за­пус­кать «Бумеранг»

Уже в пер­вый год по­сле на­ча­ла за­пус­ка се­рий­но­го про­из­вод­ства но­вых БТР Во­ен­но-про­мыш­лен­ная ком­па­ния смо­жет про­дать за ру­беж по­чти пол­то­ры сот­ни та­ких ма­шин, а еще че­рез год удво­ить это ко­ли­че­ство, уве­рен ее ген­ди­рек­тор Алек­сандр Кра­со­виц­кий

Ekspert - - РУССКИЙ БИЗНЕС - Фо­то­гра­фии предо­став­ле­ны ВПК

На рас­ши­рен­ной кол­ле­гии Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны Сер­гей Шойгу за­явил, что в этом го­ду на ре­а­ли­за­цию го­со­бо­рон­за­ка­за бу­дет вы­де­ла­но по­ряд­ка по­лу­то­ра трил­ли­о­нов руб­лей, из ко­то­рых при­мер­но две тре­ти пой­дут на се­рий­ные за­куп­ки но­вей­ших об­раз­цов во­ен­ной тех­ни­ки. Это поз­во­лит до­ве­сти уро­вень осна­щен­но­сти войск со­вре­мен­ным во­ору­же­ни­ем в це­лом до 70%, как то­го и тре­бо­вал в свое вре­мя Вла­ди­мир Пу­тин. Но вот по­ка­за­те­ли по от­дель­ным ви­дам и ро­дам ВС все еще очень силь­но раз­ли­ча­ют­ся. Так, ес­ли в РВСН до­ля со­вре­мен­ных ком­плек­сов пре­вы­ша­ет 75%, то в Су­хо­пут­ных вой­сках она ед­ва до­сти­га­ет по­ло­ви­ны. И, в об­щем, по­нят­но по­че­му. Уже несколь­ко лет под­ряд мы на­блю­да­ем, как на па­ра­дах По­бе­ды строй­ны­ми ря­да­ми про­хо­дят ко­лон­ны но­вых рос­сий­ских тан­ков «Ар­ма­та» и но­вых бро­не­транс­пор­те­ров на плат­фор­ме «Бумеранг», но в вой­ска эта тех­ни­ка ес­ли и по­сту­па­ет, то в еди­нич­ных эк­зем­пля­рах, ис­клю­чи­тель­но для «опыт­ной экс­плу­а­та­ции». Бо­лее то­го, Ми­но­бо­ро­ны не стре­мит­ся ее при­об­ре­тать в зна­чи­тель­ных ко­ли­че­ствах. И это то­же лег­ко объ­яс­ни­мо. Во-пер­вых, но­вая бро­не­тех­ни­ка про­дол­жа­ет со­вер­шен­ство­вать­ся, в том чис­ле с уче­том за­ме­ча­ний по ре­зуль­та­там той са­мой «опыт­ной экс­плу­а­та­ции». А во-вто­рых, по­ка еще она сто­ит слиш­ком до­ро­го.

Тем не ме­нее уже в бли­жай­шее вре­мя си­ту­а­ция долж­на в корне из­ме­нить­ся, по край­ней ме­ре в ча­сти за­ку­пок БТР «Бумеранг». Не­дав­но раз­ра­бот­чик этой плат­фор­мы — Во­ен­но­про­мыш­лен­ная ком­па­ния (ВПК) — успеш­но за­вер­ши­ла пред­ва­ри­тель­ные ис­пы­та­ния но­во­го бро­не­транс­пор­те­ра. И те­перь, по су­ти, вы­шла на фи­ниш­ную пря­мую. О том, ко­гда «Бу­ме­ран­ги» прой­дут го­су­дар­ствен­ные ис­пы­та­ния и нач­нут по­сту­пать в вой­ска, сколь­ко их мо­жет быть про­да­но за гра­ни­цу и ка­кие су­ще­ству­ют ва­ри­ан­ты про­ти­во­дей­ствия за­пад­ным санк­ци­ям, в экс­клю­зив­ном ин­тер­вью «Экс­пер­ту» рас­ска­зал ге­не­раль­ный ди­рек­тор Во­ен­но-про­мыш­лен­ной ком­па­нии Алек­сандр Кра­со­виц­кий.

— Вла­ди­мир Пу­тин не раз го­во­рил, что пик рас­хо­дов на за­куп­ку во­ору­же­ний в це­лом уже прой­ден и те­перь они бу­дут неуклон­но со­кра­щать­ся. Как вы на­ме­ре­ны дей­ство­вать в этой си­ту­а­ции? Бу­де­те ме­нять стра­те­гию раз­ви­тия?

— Мы уже дав­но к это­му го­то­вы. По на­шей про­дук­ции пик по­ста­вок прой­ден еще два-три го­да на­зад. Мо­гу ска­зать, что, на­при­мер, по «Ти­грам» у нас про­изо­шло сни­же­ние в пять­шесть раз, а ска­жем, по БТР — в три-че­ты­ре ра­за. Уро­вень осна­щен­но­сти войск этой тех­ни­кой уже до­воль­но вы­со­кий, и в Ми­но­бо­ро­ны счи­та­ют, что те­перь нуж­но со­сре­до­то­чить­ся на при­об­ре­те­нии дру­гой про­дук­ции. Мы нор­маль­но к это­му от­но­сим­ся. Тем не ме­нее кар­ди­наль­но ме­нять стра­те­гию раз­ви­тия не пла­ни­ру­ем. Точ­но не бу­дем пе­ре­во­дить на­ши за­во­ды на вы­пуск ка­стрюль и ско­во­ро­док. Мы по-преж­не­му оста­ем­ся стра­те­ги­че­ским парт­не­ром го­су­дар­ства в об­ла­сти обес­пе­че­ния без­опас­но­сти, но вме­сте с тем пла­ни­ру­ем рез­ко ак­ти­ви­зи­ро­вать на­шу внеш­не­эко­но­ми­че­скую де­я­тель­ность, про­из­во­дить но­вую про­дук­цию, в том чис­ле граж­дан­скую. Преж­де все­го по­то­му, что мар­жа при по­став­ках на экс­порт несо­из­ме­ри­ма с те­ми до­хо­да­ми, ко­то­рые мы по­лу­ча­ем в рам­ках го­су­дар­ствен­но­го обо­рон­но­го за­ка­за.

— Еще на эта­пе под­го­тов­ки гос­про­грам­мы во­ору­же­ний во­ен­ные по­вто­ря­ли, что при вы­пол­не­нии го­со­бо­рон­за­ка­за предприяти­я ВПК мо­гут рас­счи­ты­вать лишь на ми­ни­маль­ную при­быль. Но та­кая по­ли­ти­ка, учи­ты­вая вы­со­кую сто­и­мость кре­ди­тов, не толь­ко не обес­пе­чи­ва­ла им тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия, но и за­го­ня­ла в дол­ги. Сей­час что-то из­ме­ни­лось?

— Есть чет­кое пра­ви­ло: мы мо­жем по­лу­чить до 20 про­цен­тов мар­жи на про­из­вод­стве соб­ствен­ной про­дук­ции и толь­ко до од­но­го про­цен­та при пе­ре­про­да­же ка­ких-то сто­рон­них ком­плек­ту­ю­щих. Но учи­ты­вая, что, на­при­мер, 85 про­цен­тов се­бе­сто­и­мо­сти БТР — это по­куп­ка сто­рон­них ком­по­нен­тов и де­та­лей, за­ра­бо­тать на го­со­бо­рон­за­ка­зе мно­го мы про­сто не мог­ли. Бо­лее то­го, он ни­ко­гда не был для нас ос­нов­ным ис­точ­ни­ком до­хо­да. На­вер­ное, се­год­ня на него при­хо­дит­ся чуть ме­нее по­ло­ви­ны вы­руч­ки ком­па­нии. Но до­ля го­со­бо­рон­за­ка­за бу­дет по­сто­ян­но сни­жать­ся и в ито­ге, ду­маю, дой­дет до 20–25 про­цен­тов. На­до по­ни­мать, что по­ми­мо по­ста­вок го­то­вой тех­ни­ки у нас есть еще га­ран­тий­ное об­слу­жи­ва­ние, ре­монт, мы обу­ча­ем лю­дей стрель­бе, во­жде­нию. И эти на­прав­ле­ния ни­ку­да не де­нут­ся. Ду­маю, что, ска­жем, БТР-80/82 бу­дут оста­вать­ся на во­ору­же­нии Су­хо­пут­ных войск еще лет пят­на­дцать­д­ва­дцать как ми­ни­мум. Это очень на­деж­ные ма­ши­ны, их парк толь­ко в на­шей стране пре­вы­ша­ет 20 ты­сяч еди­ниц. И всем им тре­бу­ет­ся не толь­ко ре­монт, но и мо­дер­ни­за­ция.

Ес­ли брать це­но­об­ра­зо­ва­ние, то здесь си­ту­а­ция дей­стви­тель­но очень тя­же­лая. Мы уже два ме­ся­ца не мо­жем сдви­нуть­ся с мерт­вой точ­ки, со­гла­со­вать це­ну с де­пар­та­мен­том ауди­та Ми­но­бо­ро­ны. Но про­да­вать ма­ши­ны ни­же се­бе­сто­и­мо­сти точ­но не бу­дем — это на­ша прин­ци­пи­аль­ная по­зи­ция. И ни­кто нас не за­ста­вит сде­лать по-дру­го­му.

— Ка­кую вы­руч­ку ва­ша ком­па­ния по­лу­чи­ла по ито­гам про­шло­го го­да?

— На уровне 20 мил­ли­ар­дов руб­лей. И в на­ших пла­нах каж­дый год уве­ли­чи­вать ее при­мер­но на 10–15 про­цен­тов, невзи­рая на все небла­го­при­ят­ные об­сто­я­тель­ства, с ко­то­ры­ми мы стал­ки­ва­ем­ся в по­след­нее вре­мя. Преж­де все­го, ко­неч­но, из-за за­пад­ных санк­ций. Нам во мно­гих стра­нах лю­ди в ли­цо го­во­рят: «Ищи­те лю­бые ва­ри­ан­ты, но мы не бу­дем ра­бо­тать с “Ро­со­бо­ронэкс­пор­том”». И та­кую по­зи­цию, в об­щем, мож­но по­нять — этих лю­дей у се­бя в стране при опре­де­лен­ных об­сто­я­тель­ствах мо­гут по­са­дить за та­кое со­труд­ни­че­ство на срок до трид­ца­ти лет. Вот та­кой уро­вень угро­зы, с ко­то­рым нам при­хо­дит­ся ра­бо­тать!

— А как эти санк­ции по­вли­я­ли непо­сред­ствен­но на де­я­тель­ность ва­шей ком­па­нии? Вы за­ме­сти­ли всех ино­стран­ных по­став­щи­ков?

— По­ми­мо нега­тив­ных есть и по­зи­тив­ные фак­то­ры. Мы на­учи­лись по­чти всё де­лать са­ми: оп­ти­ку, кон­ди­ци­о­не­ры, ди­зель-ге­не­ра­то­ры, жгу­ты, все­воз­мож­ные ре­зи­но­тех­ни­че­ские из­де­лия… Еще несколь­ко лет на­зад нам при­хо­ди­лось за­ку­пать мно­гие ком­плек­ту­ю­щие в стра­нах НАТО, в Укра­ине. Но сей­час вся на­ша тех­ни­ка на сто про­цен­тов со­сто­ит из рос­сий­ских ком­плек­ту­ю­щих. Бо­лее то­го, ока­за­лось, что у нас мож­но де­лать еще и на­мно­го де­шев­ле, чем за ру­бе­жом. До­хо­ди­ло до ма­раз­ма: рань­ше кон­ди­ци­о­нер для БТР мы по­ку­па­ли за 815 ты­сяч руб­лей. То есть при­мер­но за столь­ко, сколь­ко сто­ит нор­маль­ная им­порт­ная ма­ши­на ти­па Kia или Chevrolet вме­сте с кон­ди­ци­о­не­ром. По­нят­но, что это за­пре­дель­ная це­на. И мы про­сто уста­ли в это иг­рать. Что мы сде­ла­ли? На­шли пред­при­я­тие в Ни­же­го­род­ской об­ла­сти и сей­час вы­пус­ка­ем эти кон­ди­ци­о­не­ры по цене в че­ты­ре с по­ло­ви­ной ра­за ни­же. И так по очень мно­гим ком­по­нен­там. Возь­мем БТР-82. На эту ма­ши­ну те­перь уста­нав­ли­ва­ет­ся теп­ло­ви­зи­он­ный при­цел с неза­ви­си­мой ли­ни­ей ви­зи­ро­ва­ния. Эта та­кая се­рьез­ная тех­ни­ка, она не мо­жет сто­ить де­ше­во. Тем не ме­нее мы раз­ви­ва­ем на­ших по­став­щи­ков и уже до­би­лись то­го, что они пред­ла­га­ют нам ана­ло­гич­ные из­де­лия по цене на 15–20 про­цен­тов ни­же при со­блю­де­нии тех же тех­ни­че­ских тре­бо­ва­ний и ка­че­ства.

— Как вы до­би­лись кон­тро­ля над из­держ­ка­ми? За счет оп­ти­ми­за­ции про­из­вод­ства?

— Мы уже дав­но внед­ри­ли в ком­па­нии соб­ствен­ную си­сте­му ор­га­ни­за­ции про­из­вод­ствен­ных про­цес­сов. Мно­гие кор­по­ра­ции толь­ко на­чи­на­ют этим за­ни­мать­ся, и мне по­рой смеш­но ви­деть пре­зен­та­ции ре­бят, ко­то­рые рас­ска­зы­ва­ют, что та­кое 5S (япон­ская си­сте­ма ор­га­ни­за­ции ра­бо­че­го про­стран­ства, один из ин­стру­мен­тов бе­реж­ли­во­го про­из­вод­ства. — «Экс­перт») и ку­да там на­до при­кле­и­вать крас­ные яр­лы­ки. Это то, что мы в на­шем хол­дин­ге про­шли еще пят­на­дцать-два­дцать лет на­зад. У нас у каж­до­го ди­рек­то­ра, у каж­до­го на­чаль­ни­ка це­ха есть KPI, все чет­ко рас­пи­са­но, где и как он дол­жен со­кра­тить вре­мя цик­ла, снизить се­бе­сто­и­мость и так да­лее. Бла­го­да­ря та­кой оп­ти­ми­за­ции за по­след­ние че­ты­ре с по­ло­ви­ной го­да нам уда­лось рез­ко снизить тру­до­за­тра­ты: ко­ли­че­ство со­труд­ни­ков умень­ши­лось по­чти на две ты­ся­чи. Ес­ли рань­ше в ком­па­нии ра­бо­та­ло око­ло се­ми ты­сяч че­ло­век, то сей­час их 4,9 ты­ся­чи. И это при том, что объ­ем про­из­вод­ства у нас каж­дый год рас­тет на пять-де­сять про­цен­тов, а на­ши ма­ши­ны не ста­но­вят­ся до­ро­же на ин­декс де­фля­то­ра. На­ко­нец, мы рез­ко со­кра­ти­ли тех­но­ло­ги­че­ский цикл со­зда­ния бро­не­тех­ни­ки. На­при­мер, ес­ли го­во­рить об ав­то­мо­би­лях «Тигр», то те­перь с мо­мен­та по­ступ­ле­ния аван­са и до по­став­ки го­то­вой ма­ши­ны про­хо­дит все­го один ме­сяц. Имен­но по­это­му мы уже несколь­ко лет под­ряд до­сроч­но вы­пол­ня­ем го­со­бо­рон­за­каз. Та­ко­го не бы­ло ни­ко­гда. И в на­шей стране ма­ло кто мо­жет по­хва­стать­ся та­ки­ми тем­па­ми.

— Не­дав­но вы пе­ре­да­ли на ис­пы­та­ния но­вый бро­не­ав­то­мо­биль «Ат­лет», они долж­ны за­вер­шить­ся вес­ной 2020 го­да. Чем про­дик­то­ва­на необ­хо­ди­мость со­зда­ния этой ма­ши­ны? И чем она от­ли­ча­ет­ся от сво­е­го пред­ше­ствен­ни­ка — «Ти­г­ра»?

— Ес­ли го­во­рить о «Ти­г­ре», то за по­след­ние шесть лет мы внес­ли в его кон­струк­цию свы­ше 700 из­ме­не­ний для по­вы­ше­ния так­ти­ко-тех­ни­че­ских ха­рак­те­ри­стик. Но он все рав­но оста­ет­ся очень лег­кой, быст­рой и ма­нев­рен­ной во­ен­ной или во­ен­но-по­ли­цей­ской ма­ши­ной с вы­со­кой про­хо­ди­мо­стью. На ней мож­но вы­пол­нять ка­кие-то спе­ци­аль­ные за­да­чи, но не на пе­ре­до­вой, а в от­да­ле­нии — на­при­мер, до­ста­вить ко­манд­ный со­став, пе­ре­вез­ти ка­кие-то гру­зы. Я лич­но раз­го­нял «Тигр» на шос­се по­чти до 150 ки­ло­мет­ров в час. Он ров­но идет, чет­ко

пре­одо­ле­ва­ет все пре­пят­ствия на пе­ре­се­чен­ной мест­но­сти, у него до­воль­но боль­шой кли­ренс — 400 мил­ли­мет­ров. А за­пас хо­да со­став­ля­ет по­чти ты­ся­чу ки­ло­мет­ров.

Что же ка­са­ет­ся «Ат­ле­та», то это ма­ши­на дру­го­го клас­са — она со­зда­ва­лась с уче­том опы­та бо­е­во­го при­ме­не­ния в раз­лич­ных го­ря­чих точ­ках. Без ка­ких-ли­бо до­ра­бо­ток гру­зо­подъ­ем­ность «Ат­ле­та» — по­ряд­ка 1,6 тон­ны, а с до­ра­бот­ка­ми — 2–2,5 тон­ны. То есть мы мо­жем по­ста­вить на него бо­е­вой мо­дуль с тя­же­лым во­ору­же­ни­ем. При этом зна­чи­тель­но по­вы­ше­на про­ти­во­мин­ная стой­кость: «Ат­лет» мо­жет вы­дер­жи­вать взры­вы бо­е­при­па­сов под дни­щем до двух ки­ло­грам­мов в тро­ти­ло­вом эк­ви­ва­лен­те. Это по­чти в три с по­ло­ви­ной ра­за боль­ше, чем у «Ти­г­ра». Бо­лее то­го, но­вая ма­ши­на дер­жит выстрел из снай­пер­ской вин­тов­ки с тер­мо­у­проч­нен­ным сер­деч­ни­ком. То есть по сво­им ха­рак­те­ри­сти­кам она при­бли­жа­ет­ся к тех­ни­ке клас­са MRAP (Mine resistant ambush protected — за­щи­щен­ный от под­ры­ва и атак из за­сад. — «Экс­перт»). Ну а в этом сег­мен­те у нас уже есть бро­не­ав­то­мо­би­ли «Мед­ведь» — они при­ня­ты на во­ору­же­ние Рос­гвар­ди­ей.

— По­ми­мо «Ат­ле­та» ва­ша ком­па­ния раз­ра­бо­та­ла еще один бро­не­ав­то­мо­биль это­го же клас­са — «ВПК-Урал». При­чем на вы­став­ке «Ар­мия-2019» эта ма­ши­на бы­ла рас­кра­ше­на в пе­соч­ный цвет. Это озна­ча­ет, что она пред­на­зна­че­на в ос­нов­ном для экс­пор­та?

— Это наш но­вый бро­не­ви­чок, он со­зда­вал­ся в ини­ци­а­тив­ном по­ряд­ке за счет соб­ствен­ных средств. В ба­зо­вой ком­плек­та­ции кор­пус «ВПК-Урал» с раз­не­сен­ной бро­ней со­от­вет­ству­ет пя­то­му клас­су бал­ли­сти­че­ской за­щи­ты (по ГОСТ Р 50963—96. — «Экс­перт»), но в прин­ци­пе его мож­но до­ве­сти и до ше­сто­го клас­са. У этой ма­ши­ны вы­со­кая под­вес­ка и V-об­раз­ная фор­ма дни­ща с двух­уров­не­вым по­лом, ко­то­рая поз­во­ля­ет рас­се­и­вать взрыв­ную вол­ну. Ины­ми сло­ва­ми, по­лу­чи­лась очень на­деж­ная и де­ше­вая ма­ши­на с вы­со­кой гру­зо­подъ­ем­но­стью — до 2,5 тон­ны. Несколь­ко та­ких ав­то­мо­би­лей уже про­да­но, а несколь­ко оста­ют­ся для на­шей вы­ста­воч­ной де­я­тель­но­сти. Уве­рен, что на «ВПК-Урал» бу­дет вы­со­кий ком­мер­че­ский спрос. Преж­де все­го, ко­неч­но, за ру­бе­жом.

— А где? В Азии? В Аф­ри­ке?

— Да вез­де. Нас се­год­ня нет толь­ко в Со­еди­нен­ных Шта­тах. И то — по­ка. Но мы ду­ма­ем, как про­ник­нуть на этот ры­нок с на­ши­ми ма­ши­на­ми, прав­да, под дру­гим на­зва­ни­ем. Ну или ска­жем так: с со­став­ля­ю­щи­ми на­ших ма­шин. Вы бу­де­те сме­ять­ся, но это не шут­ка. Еще в про­шлом го­ду на вы­став­ке IDEX неко­то­рые парт­не­ры пред­став­ля­ли тех­ни­ку, где внут­ри уста­нов­ле­ны

на­ши ком­плек­ту­ю­щие. Нам же ни­кто не за­пре­ща­ет про­да­вать на­ши тех­ни­че­ские ре­ше­ния, ноу-хау, зап­ча­сти и про­чее. Это од­но из на­прав­ле­ний раз­ви­тия ком­па­нии, рас­ши­ре­ния на­ше­го биз­не­са. На­при­мер, мы при­ня­ли ре­ше­ние раз­ра­ба­ты­вать соб­ствен­ные бо­е­вые мо­ду­ли, в том чис­ле для плат­фор­мы «Бумеранг». В рам­ках этой те­ма­ти­ки мы мно­го упраж­ня­лись с мо­ду­ля­ми, ко­то­рые по­став­ля­ли на­ши кол­ле­ги. Что-то по­лу­чи­лось, что-то — нет, но в ито­ге мо­дуль вы­шел до­ста­точ­но до­ро­гой. И то­гда мы по­ду­ма­ли, что вполне мо­жем раз­ра­бо­тать его са­мо­сто­я­тель­но. Или вме­сте с на­ши­ми парт­не­ра­ми — ком­па­ни­ей «Ору­жей­ные ма­стер­ские», ес­ли не хва­тит ком­пе­тен­ций. Еще од­но ин­те­рес­ное на­прав­ле­ние, ко­то­рые мы пла­ни­ру­ем раз­ви­вать, — со­зда­ние эле­мен­тов про­из­вод­ства соб­ствен­ной БИУС (бор­то­вая ин­фор­ма­ци­он­но-управ­ля­ю­щая си­сте­ма. —

«Экс­перт»). Этот ап­па­рат­ный ком­плекс поз­во­ля­ет управ­лять все­ми си­сте­ма­ми ма­ши­ны ди­стан­ци­он­но. Нам та­кую за­да­чу по­ста­вил наш ак­ци­о­нер. И мы уже на­шли в Рос­сии стра­те­ги­че­ских парт­не­ров, с ко­то­ры­ми смо­жем это сде­лать. Но не бу­ду пред­вос­хи­щать со­бы­тия: мы по­ка еще в са­мом на­ча­ле пу­ти.

— А по­че­му так важ­но де­лать это са­мим?

— По­то­му, что в про­тив­ном слу­чае мы те­ря­ем до­воль­но се­рьез­ные день­ги. Что про­ис­хо­дит сей­час? Мы про­да­ем ма­ши­ну, ус­лов­но го­во­ря, за сто руб­лей. Но, по су­ти, это лишь ба­зо­вое шас­си, или, ес­ли угод­но, плат­фор­ма. На­ши кол­ле­ги по­ку­па­ют ее, уста­нав­ли­ва­ют свое во­ору­же­ние, мо­дуль, сред­ства свя­зи, соб­ствен­ную БИУС, да не важ­но что. И в ито­ге про­да­ют уже го­то­вый про­дукт втри­до­ро­га — руб­лей за пять­сот. По­нят­но, что эту це­поч­ку по­сред­ни­ков нуж­но ис­клю­чить и все де­лать са­мим, раз­ви­вать со­от­вет­ству­ю­щие ком­пе­тен­ции. Тем бо­лее что у нас в ком­па­нии есть во­ен­но-ин­же­нер­ный центр и мно­го сво­бод­ных пло­ща­дей в Ниж­нем Нов­го­ро­де, в Вык­се, где мож­но раз­вер­нуть боль­шое про­из­вод­ство. Но это не озна­ча­ет, что мы пол­но­стью уй­дем из сек­то­ра го­со­бо­рон­за­ка­за. Это на­ша обя­зан­ность, и мы бу­дем де­лать все, что на­до на­ше­му го­су­дар­ству. Но за­ра­ба­ты­вать бу­дем на экс­пор­те.

— Од­на­ко в усло­ви­ях за­пад­ных санк­ций про­тив «Ро­со­бо­ронэкс­пор­та» в по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­ча­ев это сде­лать невоз­мож­но. Ка­кой мо­жет быть вы­ход из этой си­ту­а­ции?

— У нас вся во­ен­ная про­дук­ция идет толь­ко че­рез эту ком­па­нию. По­это­му, ко­неч­но, на уровне го­су­дар­ства нам всем на­до по­ду­мать, как вы­стро­ить ка­на­лы про­даж, что­бы не убить бизнес. И что­бы те кли­ен­ты, ко­то­рые ис­то­ри­че­ски по­ку­па­ют на­шу тех­ни­ку, мог­ли ее по­лу­чать. Се­год­ня это очень боль­шая про­бле­ма: мно­гие стра­ны от нас по­про­сту от­вер­ну­лись. Тем не ме­нее мы мо­жем раз­ви­вать во­ен­но-тех­ни­че­ское со­труд­ни­че­ство с го­су­дар­ства­ми ОДКБ, ко­то­рые эти санк­ции иг­но­ри­ру­ют. И кро­ме то­го, на­хо­дить парт­не­ров за ру­бе­жом, ко­то­рые вме­сте с на­ми бу­дут раз­ра­ба­ты­вать и вы­пус­кать тех­ни­ку.

— Ины­ми сло­ва­ми, вы бу­де­те по­став­лять за гра­ни­цу свои шас­си или да­же са­ми ма­ши­ны, а уже там, на ме­сте, их до­обо­ру­до­вать ка­ким-то во­ору­же­ни­ем?

— У нас есть тех­ни­ка двой­но­го на­зна­че­ния, ко­то­рую мы мо­жем про­да­вать, ми­нуя ка­на­лы «Ро­со­бо­ронэкс­пор­та». Это во­ен­но-по­ли­цей­ские «Ти­г­ры» 136-й се­рии, «Мед­ве­ди», пла

ва­ю­щие БТР, ко­то­рые мы пред­ла­га­ем для МЧС. Не ис­клю­че­но, что сде­ла­ем и ка­кую-то граж­дан­скую мо­ди­фи­ка­цию «Ат­ле­та» и «ВПК-Урал». Но ес­ли на та­кой ма­шине по­яв­ля­ет­ся ка­кой-то крон­штейн, то все — это уже про­дук­ция во­ен­но­го на­зна­че­ния, она идет толь­ко че­рез госпо­сред­ни­ка. Но мы дей­стви­тель­но мо­жем най­ти парт­не­ров и вме­сте с ни­ми раз­ра­ба­ты­вать но­вые про­дук­ты, где бу­дет при­сут­ство­вать на­ша ин­же­не­рия, ка­кие-то зап­ча­сти и про­чее. И та­кие парт­не­ры у нас уже есть — мы вме­сте с ни­ми сей­час фор­ми­ру­ем точ­ки про­даж по все­му ми­ру.

— Стра­ны наз­вать мо­же­те?

— Мо­гу наз­вать ча­сти све­та. У нас уже есть две та­кие точ­ки в Азии, од­на в Аф­ри­ке, еще од­ну пла­ни­ру­ем со­здать в Ев­ро­пе.

— Бук­валь­но на днях на­ши во­ен­ные за­вер­ши­ли пред­ва­ри­тель­ные ис­пы­та­ния прин­ци­пи­аль­но но­во­го БТР на плат­фор­ме «Бумеранг». Счи­та­ет­ся, что ло­бо­вая бро­ня это­го бро­не­транс­пор­те­ра долж­на обес­пе­чи­вать ше­стой уро­вень за­щи­ты по стан­дар­ту НАТО STANAG. То есть вы­дер­жи­вать попадание сна­ря­дов ка­либ­ра 30 мил­ли­мет­ров с рас­сто­я­ния по­лу­ки­ло­мет­ра, то­гда как, на­при­мер, ло­бо­вая бро­ня БТР-80 за­щи­ща­ет от пуль ка­либ­ра до 14,5 мил­ли­мет­ра, а бор­то­вая — толь­ко от пуль вин­то­воч­но­го ка­либ­ра. А как «Бумеранг» по­ка­зал се­бя на са­мом де­ле? И ко­гда нач­нет­ся се­рий­ное про­из­вод­ство этих БТР?

— На этих ис­пы­та­ни­ях бы­ло за­дей­ство­ва­но бо­лее де­ся­ти еди­ниц тех­ни­ки. Ма­ши­на пре­взо­шла неко­то­рые ха­рак­те­ри­сти­ки, за­ло­жен­ные в так­ти­ко-тех­ни­че­ском за­да­нии Ми­но­бо­ро­ны. Это ка­са­ет­ся как ско­ро­сти, так и пре­одо­ле­ния пре­пят­ствий. А в це­лом «Бумеранг» по­ка­зал се­бя так, как мы и ожи­да­ли. Эта тех­ни­ка об­ла­да­ет уни­каль­ны­ми свой­ства­ми по бал­ли­сти­че­ской за­щи­те, за­щи­той верх­ней по­лу­сфе­ры, ком­плек­са­ми за­щи­ты от вы­со­ко­точ­но­го ору­жия. Там есть спе­ци­аль­ные сэнд­вич-па­не­ли с раз­не­сен­ным бро­ни­ро­ва­ни­ем, в том чис­ле с ке­ра­ми­че­ской бро­ней. То есть эту ма­ши­ну невоз­мож­но под­бить ра­ке­той или ре­ак­тив­ной гра­на­той из РПГ — еще на под­ле­те все это бу­дет уни­что­же­но. При этом «Бумеранг» мо­жет управ­лять­ся ди­стан­ци­он­но. Ес­ли срав­ни­вать с фин­ской Patria или с немец­ким Boxer, то, ко­неч­но, он пре­вос­хо­дит их по всем клю­че­вым па­ра­мет­рам. Мы уже по­ни­ма­ем, что на­хо­дим­ся на фи­ниш­ной пря­мой — в бли­жай­шее вре­мя пла­ни­ру­ем по­лу­чить ли­те­ру «О» на К-16 (шас­си «Бу­ме­ран­га». — «Экс­перт»).

Это поз­во­лит нам офор­мить ре­клам­ный пас­порт и пас­порт экс­порт­но­го об­ли­ка и на­чать пред­ла­гать эту ма­ши­ну на­шим бли­жай­шим парт­не­рам по ОДКБ.

— А ко­гда пла­ни­ру­ет­ся за­вер­шить го­су­дар­ствен­ные сов­мест­ные ис­пы­та­ния БТР «Бумеранг»?

— На­вер­ное, к июню мы пе­ре­де­ла­ем две ма­ши­ны с уче­том всех за­ме­ча­ний и еще две со­зда­дим за­но­во. У нас уже го­то­вы но­вые кор­пу­са — они име­ют боль­ший раз­мер, по­то­му что там пла­ни­ру­ет­ся бо­лее удоб­ная ор­га­но­леп­ти­че­ская рас­сад­ка эки­па­жа. Эти ма­ши­ны пла­ни­ру­ет­ся под­верг­нуть бал­ли­сти­че­ским ис­пы­та­ни­ям и ис­пы­та­ни­ям на под­рыв, а про­ще го­во­ря — об­стре­лять из раз­ных ви­дов ору­жия и по­до­рвать.

— Как дол­го про­длят­ся все эти ис­пы­та­ния?

— Ду­маю, что не боль­ше чем пол­то­ра-два го­да.

— Сколь­ко средств вы ин­ве­сти­ро­ва­ли в про­из­вод­ство для вы­пус­ка «Бу­ме­ран­гов»?

— По­ряд­ка двух мил­ли­ар­дов руб­лей. Но мы уве­ре­ны, что эти вло­же­ния оку­пят­ся. У нас уже под­го­тов­ле­но про­из­вод­ство, уста­нов­ле­ны со­вре­мен­ные стан­ки, ко­то­рые поз­во­ля­ют рез­ко со­кра­тить вре­мя об­ра­бот­ки ма­те­ри­а­ла, снизить рас­ход ре­жу­ще­го ин­стру­мен­та, сва­роч­ной про­во­ло­ки, ма­сел, филь­тров и про­че­го. В ПАО «За­вод кор­пу­сов» из­го­тов­ле­но свы­ше вось­ми­сот раз­лич­ных при­спо­соб­ле­ний и ме­ха­низ­мов, ко­то­рые пе­ре­во­ра­чи­ва­ют эти кор­пу­са, про­ве­ря­ют их в ван­нах и так да­лее. Мы чет­ко по­ни­ма­ем всю на­шу ко­опе­ра­цию и бу­дем де­лать все, что­бы снизить се­бе­сто­и­мость ма­шин.

— Точ­ная це­на «Бу­ме­ран­га» неиз­вест­на, но экс­пер­ты счи­та­ют, что сто­и­мость опыт­ных об­раз­цов пре­вы­ша­ет пол­мил­ли­ар­да руб­лей. Имен­но из-за это­го Ми­но­бо­ро­ны не спе­шит с при­об­ре­те­ни­ем но­вой бро­не­тех­ни­ки по­след­не­го по­ко­ле­ния…

— Эта циф­ра, ска­жем так, взя­та с по­тол­ка. Точ­ную сто­и­мость ма­ши­ны вам сей­час ни­кто не ска­жет, по­то­му что это за­кры­тая ин­фор­ма­ция. Есть го­су­дар­ствен­ная про­грам­ма во­ору­же­ний, где чет­ко за­пи­са­но, в ка­кой год и сколь­ко долж­но быть за­куп­ле­но «Бу­ме­ран­гов». Наз­вать эти цифры я не мо­гу, это то­же за­кры­тая ин­фор­ма­ция. Но мо­гу вам ска­зать, что снизить це­ну на эти ма­ши­ны ра­за в три ра­за вполне ре­аль­но. И мы это сде­ла­ем. У нас в рам­ках боль­шо­го хол­дин­га есть свои ли­тей­ные и куз­неч­ные про­из­вод­ства — они поз­во­лят нам мак­си­маль­но снизить из­держ­ки и, со­от­вет­ствен­но, се­бе­сто­и­мость ма­шин.

— А как вы оце­ни­ва­е­те экс­порт­ный по­тен­ци­ал тех­ни­ки на плат­фор­ме «Бумеранг»?

— Ес­ли все пой­дет нор­маль­но, то в пер­вый год мы, на­вер­ное, смо­жем про­дать за ру­беж от ста до ста пя­ти­де­ся­ти еди­ниц. Ну а че­рез год удво­им это ко­ли­че­ство, а че­рез два — утро­им.

— За счет че­го это удаст­ся сде­лать?

— На ми­ро­вом рын­ке сей­час есть 27 раз­лич­ных БТР, с ко­то­ры­ми мы кон­ку­ри­ру­ем в той или иной сте­пе­ни. Но се­бе­сто­и­мость на­шей про­дук­ции при­мер­но в пол­то­ра-два ра­за ни­же. На­ко­нец, мы вы­гля­дим несо­из­ме­ри­мо луч­ше прак­ти­че­ски по всем тех­ни­че­ским па­ра­мет­рам. У нас боль­ше за­пас хо­да, за­щи­щен­ность луч­ше, а гру­зо­подъ­ем­ность вы­ше. По­след­ний по­ка­за­тель со­став­ля­ет по­чти пять тонн, что поз­во­ля­ет уста­но­вить там са­мое со­вре­мен­ное и мощ­ное во­ору­же­ние, в том чис­ле 125-мил­ли­мет­ро­вую пуш­ку. Имен­но по­это­му, мы, кста­ти, и ре­ши­ли со­здать свой соб­ствен­ный бо­е­вой мо­дуль.

Ген­ди­рек­тор ВПК Алек­сандр Кра­со­виц­кий уве­рен, что его ком­па­ния мо­жет уве­ли­чи­вать вы­руч­ку на 10% каж­дый год, невзи­рая на все небла­го­при­ят­ные об­сто­я­тель­ства

БТР «Бумеранг» невоз­мож­но под­бить ра­ке­той или ре­ак­тив­ной гра­на­той из РПГ — еще на под­ле­те все это бу­дет уни­что­же­но

«Ат­лет» мо­жет вы­дер­жи­вать взры­вы бо­е­при­па­сов под дни­щем до двух ки­ло­грам­мов в тро­ти­ло­вом эк­ви­ва­лен­те. Это по­чти в три с по­ло­ви­ной ра­за боль­ше, чем у «Ти­г­ра»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.