ПО­ЖАР И МЕДЛЕННЫЙ ОГОНЬ ВО­КРУГ ИЗ­РА­И­ЛЯ

Сте­на не спа­са­ет от иран­ских ра­кет и опас­ных со­се­дей. Ар­мия или ди­пло­ма­тия: как Из­ра­иль пла­ни­ру­ет за­щи­щать­ся в араб­ском ре­ги­оне

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Сте­на не спа­са­ет от иран­ских ра­кет и опас­ных со­се­дей. Ар­мия или ди­пло­ма­тия: как Из­ра­иль пла­ни­ру­ет за­щи­щать­ся в араб­ском ре­ги­оне

Ближ­не­во­сточ­ный ко­тел про­дол­жа­ет ки­петь и тре­во­жить весь мир. По­сле убий­ства иран­ско­го ге­не­ра­ла Ка­се­ма Су­лей­ма­ни в ре­зуль­та­те аме­ри­кан­ской ата­ки за­го­во­ри­ли об угро­зе тре­тьей ми­ро­вой вой­ны. Но уже мень­ше чем че­рез ме­сяц США пред­ло­жи­ли «сдел­ку ве­ка», ко­то­рая при­зва­на уми­ро­тво­рить Па­ле­сти­ну. Ре­ги­он на­хо­дит­ся в ста­дии ре­кон­фи­гу­ра­ции. Боль­шие иг­ро­ки — Рос­сия, Ки­тай, США, Тур­ция, Иран — пы­та­ют­ся вли­ять на вза­и­мо­от­но­ше­ния мест­ных стран. Есть своя точ­ка зре­ния на бу­ду­щее Ближ­не­го Во­сто­ка и у Из­ра­и­ля, при­чем не все­гда кон­со­ли­ди­ро­ван­ная и под­дер­жи­ва­е­мая все­ми пред­ста­ви­те­ля­ми внут­рен­ней по­ли­ти­ки. На во­про­сы «Экс­пер­та» отве­ча­ет де­пу­тат пар­тии «Наш дом — Из­ра­иль» Ев­ге­ний Со­ва.

— Сей­час, ко­гда про­ис­хо­дит пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ние все­го Ближ­не­го Во­сто­ка, ка­кие ин­те­ре­сы от­ста­и­ва­ет Из­ра­иль в этом про­цес­се?

— Стра­те­ги­че­ская угро­за для Из­ра­и­ля, с точ­ки зре­ния по­дав­ля­ю­щей ча­сти по­ли­ти­че­ско­го ис­теб­лиш­мен­та, — Иран. Груп­пи­ров­ка «Хез­бол­ла», ко­то­рая дей­ству­ет в Юж­ном Ли­ване, — это все-та­ки так­ти­че­ская угро­за. Так же, как и «Ха­мас» в сек­то­ре Га­за, ко­то­рая пе­ри­о­ди­че­ски об­стре­ли­ва­ет нас ра­ке­та­ми, или бо­е­ви­ки, на­при­мер из ИГИЛ (ор­га­ни­за­ция за­пре­ще­на в

РФ. — «Экс­перт») в Си­рии или на Си­най­ском по­лу­ост­ро­ве. Но имен­но Иран стре­мит­ся за­по­лу­чить ядер­ное ору­жие, ко­то­рое на­ру­шит ба­ланс сил на Ближ­нем Во­сто­ке. Иран спо­со­бен уни­что­жить Из­ра­иль как го­су­дар­ство. По­это­му иран­ская те­ма все­гда бу­дет ос­нов­ной для вы­стра­и­ва­ния от­но­ше­ний с ад­ми­ни­стра­ци­ей Трам­па и с Ев­ро­пой.

— Ка­кая при­ме­ня­ет­ся так­ти­ка сдер­жи­ва­ния?

— До 2015 го­да в Из­ра­и­ле бы­ла очень чет­кая по­зи­ция, ко­то­рая вы­хо­ди­ла за рам­ки внут­ри­по­ли­ти­че­ско­го дис­кур­са. Мы счи­та­ли, что ес­ли Иран стре­мит­ся за­по­лу­чить атом­ную бом­бу, то на него нуж­но да­вить эко­но­ми­че­ски­ми санк­ци­я­ми, не ис­клю­чая ва­ри­ан­ты во­ен­но­го вме­ша­тель­ства. В 2015 го­ду, как из­вест­но, ад­ми­ни­стра­ция Ба­ра­ка Оба­мы под­пи­са­ла со­гла­ше­ние с Ира­ном — по­яви­лась ил­лю­зия ми­ро­во­го уре­гу­ли­ро­ва­ния. В ито­ге в те­че­ние двух лет Из­ра­иль бо­рол­ся с Ира­ном в пол­ном оди­но­че­стве. Все из­ме­ни­лось с при­хо­дом ад­ми­ни­стра­ции Трам­па. До­го­вор был разо­рван. А за­тем, по­сле лик­ви­да­ции Ка­се­ма Су­лей­ма­ни, по­сле то­го как Ев­ро­па по­ка­за­ла, что она то­же фак­ти­че­ски неспо­соб­на га­ран­ти­ро­вать ра­бо­ту это­го со­гла­ше­ния, мы слы­шим, что Иран вновь на­чи­на­ет за­ни­мать­ся обо­га­ще­ни­ем ура­на в тех мас­шта­бах, ко­то­рые бы­ли до 2015

го­да. И, со­от­вет­ствен­но, для Из­ра­и­ля угро­за воз­вра­ща­ет­ся и ста­но­вит­ся глав­ным вы­зо­вом его без­опас­но­сти.

— Ре­ги­он пе­ре­стро­ил­ся в свя­зи с уси­ле­ни­ем Ира­на?

— Да, фак­ти­че­ски сфор­ми­ро­ва­лась ре­ги­о­наль­ная ось, ко­то­рая во мно­гом воз­ни­ка­ла и су­ще­ству­ет из-за опас­но­сти Ира­на: США, Са­у­дов­ская Ара­вия, Из­ра­иль, стра­ны Пер­сид­ско­го за­ли­ва. Ча­стич­но к этой оси мож­но при­со­еди­нить и Еги­пет. У Егип­та с Из­ра­и­лем, несмот­ря на то что меж­ду на­ро­да­ми нет осо­бой люб­ви, су­ще­ству­ет мир­ный до­го­вор. До­го­во­ру уже со­рок лет. И се­го­дня за­лог его про­дле­ния — со­труд­ни­че­ство в во­ен­ной сфе­ре.

У нас есть мир­ный до­го­вор с Иор­да­ни­ей с 1994 го­да. Ко­неч­но, от­но­ше­ния меж­ду на­ро­да­ми не сло­жи­лись, но от­но­ше­ния на уровне ру­ко­во­ди­те­лей го­су­дарств су­ще­ству­ют. И в первую оче­редь по­то­му, что мы нуж­ны Иор­да­нии, по­сколь­ку эта стра­на се­го­дня на­хо­дит­ся на сты­ке меж­ду ост­ров­ком ста­биль­но­сти и «араб­ской вес­ной».

С дру­гой сто­ро­ны, мы ви­дим, что Си­рия ста­ла плац­дар­мом Ира­на. И по­то­му од­но из на­ших тре­бо­ва­ний — пол­ный вы­вод иран­цев из Си­рии. Юж­ная часть Ли­ва­на, где на­хо­дит­ся «Хез­бол­ла», так­же в про­и­ран­ской зоне. Не сек­рет, что «Хез­бол­ла» — это прок­си Ира­на. Ес­ли се­го­дня эта груп­пи­ров­ка пе­ре­ста­нет по­лу­чать день­ги из Те­ге­ра­на, она про­сто пе­ре­ста­нет су­ще­ство­вать. И на­о­бо­рот: ес­ли зав­тра Иран даст «Хез­бол­ле» ука­за­ние от­крыть фронт про­тив Из­ра­и­ля, то они два­жды ду­мать не бу­дут — от­кро­ют фронт, и бу­дет вой­на.

Есть еще несколь­ко круп­ных иг­ро­ков на Ближ­нем Во­сто­ке — Тур­ция и, есте­ствен­но, Рос­сия. В 2015 го­ду, ко­гда Рос­сия на­ча­ла во­ен­ную опе­ра­цию в Си­рии, в из­ра­иль­ском ген­шта­бе ей да­ли ко­до­вое на­зва­ни­ем «Со­сед». И это аб­со­лют­ная прав­да, по­то­му что те­перь Рос­сия на­хо­дит­ся в непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти от из­ра­иль­ских гра­ниц.

С 2015 го­да дей­ству­ет ко­ор­ди­на­ци­он­ный центр. Он су­ще­ствен­но рас­ши­рил­ся, ко­гда ми­ни­стром обо­ро­ны был Ави­гдор Ли­бер­ман. Мы ви­дим, что Иран и Рос­сия со­труд­ни­ча­ют. В ка­кой-то сте­пе­ни нас это бес­по­ко­ит. Нам не нра­вит­ся, на­при­мер, что Рос­сия не при­зна­ет «Хез­бол­лу» тер­ро­ри­сти­че­ской ор­га­ни­за­ци­ей. Од­на­ко мы не мо­жем ни­че­го на­вя­зы­вать. У всех есть свои ин­те­ре­сы.

Как ви­ди­те, си­сте­ма вза­и­мо­от­но­ше­ний на Ближ­нем Во­сто­ке крайне мно­го­по­ляр­на.

— Счи­та­ет­ся, что Со­еди­нен­ные Шта­ты при Трам­пе те­ря­ют ни­ти управ­ле­ния ближ­не­во­сточ­ным ре­ги­о­ном.

— Аме­ри­кан­цы до­воль­но по­сле­до­ва­тель­но от­ста­и­ва­ют здесь свои ин­те­ре­сы, и они на­ши глав­ные со­юз­ни­ки. Дей­ствия Трам­па ча­сто рас­це­ни­ва­ют­ся как глу­пые и невер­ные, но че­рез не­ко­то­рое вре­мя мы ви­дим, что это не так. В част­но­сти, лик­ви­да­ция Ка­се­ма Су­лей­ма­ни по­ка­за­ла, что с аме­ри­кан­ца­ми не на­до шу­тить.

С на­шей точ­ки зре­ния, этот че­ло­век был один из са­мых опас­ных тер­ро­ри­стов. Мы точ­но зна­ем, что он пла­ни­ро­вал тер­ак­ты, в том чис­ле про­тив из­ра­иль­ских граж­дан. И мы ра­ды, что не име­ем к этой лик­ви­да­ции ни­ка­ко­го от­но­ше­ния. С дру­гой сто­ро­ны, Аме­ри­ка в ка­ком-то смыс­ле од­ной этой опе­ра­ци­ей по­ка­за­ла, как спо­кой­но и без ко­ле­ба­ний она мо­жет вер­нуть­ся на Ближ­ний Во­сток и пре­сечь все раз­го­во­ры о ее мни­мой сла­бо­сти.

Ан­ти­иран­ский ме­ри­ди­ан

— Ка­кие за­да­чи по­ми­мо стра­те­ги­че­ской иран­ской про­бле­мы сей­час ре­ша­ет Из­ра­иль в сво­ем ре­ги­оне?

— В первую оче­редь мы хо­тим обес­пе­чить без­опас­ность сво­их гра­ниц. Мы хо­тим, что­бы «Хез­бол­ла» на на­ших се­вер­ных гра­ни­цах зна­ла, что лю­бая про­во­ка­ция с ее сто­ро­ны от­ра­зит­ся на си­ту­а­ции в Ли­ване. Мы не бу­дем рас­смат­ри­вать дей­ствия «Хез­бол­лы» как дей­ствия от­дель­ной ор­га­ни­за­ции в Юж­ном Ли­ване. Мы счи­та­ем, что ли­ван­ское пра­ви­тель­ство так­же несет от­вет­ствен­ность за про­ис­хо­дя­щее юж­нее ре­ки Ли­та­ни.

По ре­зо­лю­ции «Хез­бол­ла» во­об­ще не име­ет пра­ва на­хо­дить­ся на этой тер­ри­то­рии. Од­на­ко, к со­жа­ле­нию, они уже стро­ят там фор­по­сты и зна­чи­тель­но укреп­ля­ют­ся. При этом они пре­крас­но зна­ют, что, ес­ли про­тив нас бу­дут про­во­ка­ции, мы не оста­но­вим­ся на юж­ной ча­сти Ли­ва­на. От­вет­ствен­ность ля­жет на весь Ли­ван. А стра­на эта, как из­вест­но, мно­го­на­ци­о­наль­ная. Там есть и дру­зы, и ши­и­ты, и сун­ни­ты. По­это­му их глав­ная за­да­ча — сдер­жи­вать «Хез­бол­лу».

У нас есть ин­те­ре­сы и ка­са­тель­но Си­рии, осо­бен­но то, что про­ис­хо­дит в непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти от Го­лан­ских вы­сот. Го­лан­ские вы­со­ты — это то ме­сто, где Иран пы­та­ет­ся упро­чить свое вли­я­ние. Но мы счи­та­ем, что Ира­на на тер­ри­то­рии Си­рии быть не долж­но. Бы­ли, ко­неч­но, по­пыт­ки ото­дви­нуть их на сто ки­ло­мет­ров. Так, Рос­сия пред­ла­га­ла ком­про­мисс­ный ва­ри­ант, в рам­ках ко­то­ро­го на тер­ри­то­рии пя­ти­де­ся­ти-ше­сти­де­ся­ти ки­ло­мет­ров яко­бы долж­ны быть ка­кие-то меж­ду­на­род­ные си­лы, ко­то­рые бу­дут всех сдер­жи­вать.

Мы же во­об­ще не хо­тим ви­деть ка­кие-ли­бо ши­ит­ские груп­пи­ров­ки в непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти от на­ших гра­ниц. По­то­му что се­го­дня ты по­ста­вил там на­ем­ни­ков, а уже зав­тра по­стро­ил ба­зу. По­это­му Из­ра­иль бу­дет и да­лее ве­сти ту по­ли­ти­ку, ко­то­рую он ве­дет на тер­ри­то­рии Си­рии. И ес­ли Иран хо­чет упро­чить свое вли­я­ние в Си­рии, он дол­жен знать, что Из­ра­иль не огра­ни­чит­ся обо­ро­ни­тель­ны­ми дей­стви­я­ми.

Что ка­са­ет­ся Иор­да­нии, то здесь все бо­лее по­нят­но. Нам небез­раз­лич­но, что про­ис­хо­дит на ее тер­ри­то­рии, по­то­му что боль­шин­ство на­се­ле­ния в Иор­да­нии — это па­ле­стин­ское на­се­ле­ние. По­это­му в дан­ном слу­чае у Из­ра­и­ля с Иор­да­ни­ей есть хо­ро­шие кон­так­ты, есть ко­ор­ди­на­ция в во­ен­ной сфе­ре че­рез аме­ри­кан­цев.

На­ко­нец, Еги­пет. По­сле при­хо­да пре­зи­ден­та Ас-Си­си си­ту­а­ция в корне из­ме­ни­лась: сей­час на гра­ни­це меж­ду Егип­том и Из­ра­и­лем от­но­си­тель­но спо­кой­ная си­ту­а­ция. Я го­во­рю про Си­най­ский по­лу­ост­ров. Из­ра­иль неод­но­крат­но поз­во­лял Егип­ту уве­ли­чи­вать свое при­сут­ствие на Си­нае. По мир­но­му до­го­во­ру в Кэмп-Дэ­ви­де еги­пет­ское ру­ко­вод­ство долж­но про­сить раз­ре­ше­ния у Из­ра­и­ля, что­бы уве­ли­чи­вать свои бро­не­тан­ко­вые си­лы, на­при­мер на Си­нае для борь­бы с тер­ро­ри­ста­ми ИГИЛ. По­это­му с Егип­том от­но­ше­ния нор­ма­ли­зо­ва­лись.

Бу­ду­щее из­гнан­ных на­ро­дов

— А ка­ко­вы пер­спек­ти­вы па­ле­стин­ско­го во­про­са?

— Я сей­час го­во­рю с по­зи­ции на­шей пар­тии, пар­тии «Наш дом — Из­ра­иль» Ави­гдо­ра Ли­бер­ма­на, ко­то­рый име­ет до­ста­точ­но опы­та с точ­ки зре­ния меж­ду­на­род­ной по­ли­ти­ки. Он был ми­ни­стром ино­стран­ных дел по­чти шесть лет, по­том — ми­ни­стром обо­ро­ны и ми­ни­стром транс­пор­та. Так вот, Ави­гдор Ли­бер­ман пред­ла­га­ет в по­след­ние го­ды со­вер­шен­но но­вую кон­цеп­цию. Он го­во­рит: «Нуж­но го­во­рить не с па­ле­стин­ца­ми, а о па­ле­стин­цах». То есть ко­гда мы го­во­рим о все­объ­ем­лю­щем ми­ре, ко­то­рый, воз­мож­но, ко­гда-то на­сту­пит на Ближ­нем Во­сто­ке, то этот мир дол­жен на­сту­пить меж­ду Из­ра­и­лем и араб­ским ми­ром. Имен­но по­след­ний и дол­жен взять под па­тро­нат па­ле­стин­ский во­прос.

Это не зна­чит, что нуж­но пла­тить день­ги всем под­ряд. Нуж­но кар­ди­наль­ным об­ра­зом ре­шить про­бле­му «Ха­мас» в сек­то­ре Га­за. По­то­му что «Ха­мас» не мо­жет быть неза­ви­си­мым от па­ле­стин­ской про­бле­мы, в то вре­мя как па­ле­стин­цы в Рам­ал­ле, я го­во­рю про Ма­хму­да Аб­ба­са, пла­тят день­ги за убий­ство ев­ре­ев. Это же па­ра­докс!

Ру­ко­вод­ство Па­ле­стин­ской ав­то­но­мии еже­год­но вы­пла­чи­ва­ет по­ряд­ка трех­сот мил­ли­о­нов дол­ла­ров се­мьям па­ле­стин­ских за­клю­чен­ных, ко­то­рые бы­ли об­ви­не­ны в тер­ро­ри­сти­че­ской де­я­тель­но­сти. У ара­ба, ко­то­ро­му негде ра­бо­тать, не на что жить, есть два ва­ри­ан­та. Или он уми­ра­ет с го­ло­ду, или уез­жа­ет за пре­де­лы ав­то­но­мии, бе­рет в ру­ки нож и идет к бли­жай­ше­му КПП, на­па­да­ет на сол­да­та. Ес­ли он оста­нет­ся жив, то ся­дет в тюрь­му. Смерт­ная казнь ему не гро­зит, по­то­му что в Из­ра­и­ле ее нет — мак­си­мум по­жиз­нен­ный срок.

И каж­дый ме­сяц он бу­дет по­лу­чать по­со­бие по­ряд­ка че­ты­рех ты­сяч дол­ла­ров. Ес­ли он по­гиб, или, как па­ле­стин­цы го­во­рят, стал ша­хи­дом, то его се­мья каж­дый ме­сяц бу­дет по­лу­чать боль­шие день­ги. Дру­гие де­ти па­ле­стин­ские, ви­дя это, бе­рут при­мер и го­во­рят: «Это вы­год­ный биз­нес — уби­вать

ев­ре­ев. Да­вай­те и мы возь­мем в ру­ки но­жи». И та­ким об­ра­зом ре­ша­ют эко­но­ми­че­скую про­бле­му все­го кла­на.

— Но, опять же, во­прос с фи­нан­си­ро­ва­ни­ем се­мей тер­ро­ри­стов ре­ша­ет­ся.

— Да, два го­да на­зад, при ак­тив­ном уча­стии ми­ни­стра Ли­бер­ма­на, Из­ра­иль при­нял за­кон: вы вы­пла­чи­ва­е­те тер­ро­ри­стам день­ги на сум­му три­ста мил­ли­о­нов, мы бу­дем удер­жи­вать их из ва­ших же на­ло­гов. По­ка вы под­дер­жи­ва­е­те тер­рор, эти день­ги бу­дут на­хо­дить­ся у нас. Вы пре­кра­ща­е­те тер­рор — мы эти день­ги вам воз­вра­ща­ем.

За про­шлый год бы­ло удер­жа­но по­ряд­ка ше­сти­де­ся­ти мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Но это­го все рав­но не хва­та­ет. Са­ми па­ле­стин­цы се­го­дня не спо­соб­ны оста­но­вить тер­рор. Как бы это па­ра­док­саль­но ни зву­ча­ло, но в из­ра­иль­ских шко­лах не учат ре­бен­ка ид­ти уби­вать. Мы учим ми­ру и го­во­рим: «По­слу­шай­те, каж­дый име­ет пра­во на жизнь, каж­дый име­ет пра­во на мир­ное су­ще­ство­ва­ние».

Но по­чи­тай­те, че­му учит се­го­дня па­ле­стин­цев ми­ни­стер­ство про­све­ще­ния Па­ле­стин­ской ав­то­но­мии, посмот­ри­те их учеб­ни­ки. Я уже не го­во­рю о том, что в этих учеб­ни­ках на кар­тах Из­ра­иль как стра­на про­сто не фи­гу­ри­ру­ет. Ре­бе­нок в Па­ле­стин­ской ав­то­но­мии се­го­дня рас­тет без по­ни­ма­ния, что ря­дом есть Го­су­дар­ство Из­ра­иль. Да, у вас есть пре­тен­зии к это­му го­су­дар­ству. Вы недо­воль­ны по­ли­ти­кой. Но вы не мо­же­те иг­но­ри­ро­вать Из­ра­иль, по­то­му что Из­ра­иль — это силь­ное го­су­дар­ство, ко­то­рое здесь на­хо­дит­ся. Как же вы хо­ти­те по­сле это­го, что­бы Из­ра­иль вел с ва­ми пе­ре­го­во­ры? По­ка нет го­тов­но­сти к это­му диа­ло­гу, ни о ка­ком ми­ре не мо­жет быть и ре­чи. Но мы очень на­де­ем­ся, что при­дет мир­ное по­ко­ле­ние па­ле­стин­цев по­сле ухо­да Ма­хму­да Аб­ба­са.

— По­лу­ча­ет­ся, что да­же ес­ли на уровне учеб­ни­ков есть та­кая про­грам­ма в Па­ле­стине, то в бли­жай­шей, да­же в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве ре­ше­ние па­ле­стин­ско­го во­про­са мир­ным пу­тем невоз­мож­но?

— Есть та­кое по­ня­тие на иври­те: управ­ле­ние кри­зи­сом. Мож­но под­дать или уба­вить огонь. И за­да­ча лю­бо­го кри­зис­ме­не­дже­ра — кон­тро­ли­ро­вать этот про­цесс. По­то­му что, ко­гда кри­зис вы­хо­дит из-под кон­тро­ля, тут уже на­чи­на­ет­ся по­жар. И кто-то го­во­рит: «Да, луч­ше, что­бы один раз был по­жар. Мы его по­ту­шим. И по­том бу­дем знать, что у нас все вы­го­ре­ло». А дру­гие при­хо­дят и го­во­рят: «Луч­ше нам этот кри­зис кон­тро­ли­ро­вать на мел­ком огне».

Но мы зна­ем, к че­му это мо­жет при­ве­сти. В на­ших от­но­ше­ни­ях с па­ле­стин­ца­ми уже бы­ли и кри­зи­сы, и по­жа­ры, и ин­ти­фа­ды, и по­гиб­шие. Би­нья­мин Не­та­нья­ху от­дал Хев­рон па­ле­стин­цам. Он по­сто­ян­но шел на уступ­ки. В 2004 го­ду «Ли­куд», пар­тия Не­та­нья­ху, ко­то­рой ру­ко­во­дил Ари­эль Ша­рон, вы­шла из сек­то­ра Га­за. И что, нам за это кто-то спа­си­бо ска­зал? Нет.

Сте­на ста­биль­но­сти

— Па­ле­сти­на се­го­дня раз­де­ле­на и мен­таль­но, и тер­ри­то­ри­аль­но. Из­ра­иль это пред­по­ла­гал, по­ки­дая сек­тор Га­за?

— Из­ра­иль эва­ку­и­ро­вал шесть ты­сяч по­се­лен­цев из сек­то­ра Га­за, пол­но­стью раз­ру­шил по­се­ле­ние. Па­ле­стин­цы ли­ши­лись ра­бо­чих мест — пять­де­сят ты­сяч че­ло­век ра­бо­та­ли на фер­мах, ко­то­рые дер­жа­ли евреи. А сей­час они не зна­ют, что де­лать,

кро­ме как со­ору­жать бол­ван­ки для ра­кет и за­пус­кать их в сто­ро­ну Из­ра­и­ля.

Про­грам­ма раз­ме­же­ва­ния, ко­то­рую про­во­ди­ла пар­тия «Ли­куд» по вы­хо­ду из Га­зы, пол­но­стью про­ва­ли­лась. И тут воз­ни­ка­ет во­прос: пра­ви­тель­ство, ко­то­рое от­да­ет Хев­рон, я го­во­рю лич­но про Не­та­нья­ху, ко­то­рое вы­хо­дит из сек­то­ра Га­за и вза­мен по­лу­ча­ет ра­ке­ты, — это эф­фек­тив­ное пра­ви­тель­ство? Это же не пра­вое пра­ви­тель­ство. Это пра­ви­тель­ство усту­пок. С «Ха­мас» по­ет­ся од­на пес­ня, с Рам­ал­лой — дру­гая.

Я не ви­жу си­ту­а­ции, в ко­то­рой се­го­дня они нач­нут кон­так­ти­ро­вать меж­ду со­бой. У них на­столь­ко враж­деб­ные от­но­ше­ния, что они друг дру­га нена­ви­дят боль­ше, чем нена­ви­дят Из­ра­иль. Ко­гда в 2007 го­ду в Га­зе про­изо­шел пе­ре­во­рот и «Ха­мас» фак­ти­че­ски за­хва­ти­ла власть в го­ро­де, то лю­дей Ма­хму­да Аб­ба­са сбра­сы­ва­ли с де­ся­то­го эта­жа жи­вы­ми. На­столь­ко силь­на там нена­висть меж­ду па­ле­стин­ца­ми. И ка­кой мо­жет быть ди­а­лог с Из­ра­и­лем, ес­ли они са­ми меж­ду со­бой не мо­гут до­го­во­рить­ся?

— На­сколь­ко се­го­дня ве­ли­ка тер­ро­ри­сти­че­ская угро­за со сто­ро­ны Па­ле­сти­ны?

— В мар­те 2002 го­да Из­ра­иль на­чал пол­но­мас­штаб­ную опе­ра­цию на тер­ри­то­рии За­пад­но­го бе­ре­га — опе­ра­ция «За­щит­ная сте­на». И то­гда же, па­рал­лель­но с мас­штаб­ной ан­ти­тер­ро­ри­сти­че­ской опе­ра­ци­ей, бы­ла по­стро­е­на сте­на. Сте­на де­вя­ти­мет­ро­вая, бе­тон­ная, ко­то­рая се­го­дня про­хо­дит прак­ти­че­ски с се­ве­ра до Хев­ро­на. В це­лом эта сте­на оста­но­ви­ла вол­ну тер­ро­ри­стов-смерт­ни­ков.

То, что бы­ло до это­го, труд­но опи­сать. Тер­ак­ты са­мо­убийц на тер­ри­то­рии Из­ра­и­ля бы­ли по­все­днев­но­стью. Па­ле­стин­ский тер­ро­рист брал по­яс смерт­ни­ка, спо­кой­но пе­ре­хо­дил че­рез гра­ни­цу и взры­вал се­бя. Ата­ки бы­ли в Хай­фе, Ха­де­ре, Не­та­нии, Тель-Ави­ве, Кфар-Са­ве, Пе­тах-Ти­кве. Они про­сто за­хо­ди­ли в ав­то­бус и взры­ва­ли. Лю­ди не зна­ли, вер­нут­ся ли они до­мой по­сле ра­бо­ты. Так бы­ло весь 2002 год. Это был страш­ный пе­ри­од, и я его пом­ню.

Со стро­и­тель­ством сте­ны эта фа­за за­кон­чи­лась, по­то­му что сте­на ста­ла фак­ти­че­ски пре­пят­стви­ем для пе­ре­хо­да па­ле­стин­ских бо­е­ви­ков-смерт­ни­ков. По­кой­ный Ари­эль Ша­рон, пре­мьер-ми­нистр Из­ра­и­ля, как-то ска­зал: «Из­ра­иль по­стро­ит сте­ну. Но Из­ра­иль дол­жен на­хо­дить­ся по эту сто­ро­ну и кон­тро­ли­ро­вать из­ра­иль­скую сто­ро­ну, и по ту, что­бы кон­тро­ли­ро­вать про­ис­хо­дя­щее там».

Но хо­чу под­черк­нуть, что да­же во вре­мя тя­же­лых тер­ак­тов ру­ко­вод­ство Из­ра­и­ля не ли­ша­ло ав­то­ма­ти­че­ски па­ле­стин­цев пра­ва на ра­бо­ту.

— В це­лом си­ту­а­ция по па­ле­стин­ско­му во­про­су дви­жет­ся к ста­би­ли­за­ции? Или по­ка это невоз­мож­но?

— Дви­же­ние к ста­би­ли­за­ции есть. У па­ле­стин­цев се­го­дня есть сво­бо­да пе­ре­дви­же­ния. И эко­но­ми­че­ская си­ту­а­ция го­раз­до луч­ше, чем, ска­жем, де­сять лет на­зад. Они ак­тив­но за­ни­ма­ют­ся биз­не­сом, ра­бо­та­ют. Око­ло ста со­ро­ка ты­сяч па­ле­стин­цев ра­бо­та­ют на тер­ри­то­рии Из­ра­и­ля — в из­ра­иль­ских по­се­ле­ни­ях и на из­ра­иль­ских пред­при­я­ти­ях.

Те­перь они уже не за­ни­ма­ют­ся тер­ро­ром. Они хо­тят ра­бо­тать, жить, учить сво­их де­тей. По­это­му мы по­ни­ма­ем, что раз­ви­тие эко­но­ми­ки в Па­ле­стин­ской ав­то­но­мии — это хо­ро­шо и для нас, и для них. Но при этом мы, есте­ствен­но, бу­дем жест­ко ре­а­ги­ро­вать на лю­бое по­ощ­ре­ние тер­ро­риз­ма.

Мы в пар­тии «Наш дом — Из­ра­иль» счи­та­ем, что, по­ка па­ле­стин­ские ли­де­ры бу­дут по­ощ­рять тер­рор, бу­дут по­ощ­рять сво­их де­тей иг­но­ри­ро­вать и нена­ви­деть Из­ра­иль, ни­ка­ко­го раз­го­во­ра быть не мо­жет. Мы не зве­ри и не хо­тим, что­бы они жи­ли за­кры­тые со всех сто­рон за­бо­ром. Но при этом мы не ви­дим их ре­аль­ны­ми парт­не­ра­ми для пе­ре­го­во­ров.

Гол­да Ме­ир — пре­мьер-ми­нистр Из­ра­и­ля в 1970-е го­ды — ска­за­ла как-то: «Мир на Ближ­нем Во­сто­ке на­сту­пит то­гда, ко­гда па­ле­стин­цы бу­дут лю­бить сво­их де­тей боль­ше, чем нена­ви­деть ев­ре­ев». По­ка что они нена­ви­дят нас боль­ше, чем лю­бят сво­их де­тей.

— На ваш вз­гляд, на­сколь­ко здесь удач­ны­ми бы­ли дей­ствия пра­ви­тель­ства?

— Мы очень жест­ко кри­ти­ку­ем пра­ви­тель­ство. По­то­му что пре­мьер-ми­нистр хо­чет до­го­ва­ри­вать­ся с «Ха­мас». Но ес­ли мы за­ста­вим «Ха­мас» ка­пи­ту­ли­ро­вать, мир точ­но ска­жет, что Из­ра­иль по­бе­дил тер­рор в Га­зе. По­ка мы это­го не до­стиг­ли, нам не о чем раз­го­ва­ри­вать.

Пре­мьер-ми­нистр Не­та­нья­ху у вла­сти по­след­ние один­на­дцать лет. Мне ка­жет­ся, ему не хва­та­ет ре­ши­тель­но­сти, жест­ких дей­ствий в от­но­ше­нии тер­ро­ра. При­чем два­дцать лет на­зад он ведь на­пи­сал кни­гу «Ме­сто под солн­цем», в ко­то­рой опи­сал, как за­пад­ное го­су­дар­ство долж­но бо­роть­ся с тер­ро­ром. Он оха­рак­те­ри­зо­вал свой труд как «По­со­бие борь­бы с тер­ро­ром». И, к со­жа­ле­нию, он же сам и на­ру­ша­ет это по­со­бие. На­вер­ное, эта по­пыт­ка ма­нев­ри­ро­вать да­ет ему воз­мож­ность по­беж­дать на вы­бо­рах, по­лу­чать го­ло­са цен­тра.

Но мы счи­та­ем, что это непра­виль­ная по­зи­ция. Ха­сан На­срал­ла, ли­дер ши­ит­ской груп­пи­ров­ки «Хез­бол­ла», си­дит в бун­ке­ре уже три­на­дцать лет. Он бо­ит­ся вы­хо­дить из бун­ке­ра, по­то­му что зна­ет, что в лю­бой мо­мент ему мо­гут сне­сти баш­ку. По­че­му же ру­ко­во­ди­те­ли «Ха­мас» так не бо­ят­ся нас, как Ха­сан На­срал­ла? Вот это во­прос лич­но к пре­мьер-ми­ни­стру. ■

Ев­ге­ний Со­ва, де­пу­тат пар­тии «Наш дом — Из­ра­иль», счи­та­ет, что пре­мьер­ми­нистр Из­ра­и­ля про­во­дит по­ли­ти­ку усту­пок и не спо­со­бен ре­шить внеш­не­по­ли­ти­че­ские про­бле­мы стра­ны

В сек­то­ре Га­за ты­ся­чи че­ло­век вы­шли на ули­цы в знак про­те­ста про­тив «Сдел­ки ве­ка» меж­ду Из­ра­и­лем и США

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.