Жизнь как пре­одо­ле­ние

Ekspert - - КНИГИ - ■ Ар­хан­гель­ский А. Н. Не­со­глас­ный Те­одор: ис­то­рия жиз­ни Те­одо­ра Ша­ни­на, рас­ска­зан­ная им са­мим. — М.: Из­да­тель­ство АСТ, 2020. — 410 с. Ти­раж 2000 экз.

Рас­сказ о жиз­ни из­вест­но­го ис­то­ри­ка и со­цио­ло­га, ос­но­ва­те­ля и пре­зи­ден­та Мос­ков­ской выс­шей шко­лы со­ци­аль­ных и эко­но­ми­че­ских на­ук Те­одо­ра Ша­ни­на — жиз­ни, от­ра­зив­шей все пе­ри­пе­тии ХХ ве­ка

Кни­га «Не­со­глас­ный Те­одор: ис­то­рия жиз­ни Те­одо­ра Ша­ни­на, рас­ска­зан­ная им са­мим», на­пи­сан­ная из­вест­ным рос­сий­ским жур­на­ли­стом Алек­сан­дром Ар­хан­гель­ским, пред­став­ля­ет со­бой био­гра­фию Те­одо­ра Ша­ни­на, ос­но­ва­те­ля и пре­зи­ден­та Мос­ков­ской выс­шей шко­лы со­ци­аль­ных и эко­но­ми­че­ских на­ук — Ша­нин­ки. А по­сколь­ку кни­га со­зда­на на ос­но­ве мно­го­ча­со­вых ин­тер­вью, ее фак­ти­че­ски мож­но наз­вать ав­то­био­гра­фи­ей, что при­да­ет ей до­пол­ни­тель­ную до­сто­вер­ность.

На­зва­ние кни­ги Ар­хан­гель­ско­го не слу­чай­но. Се­мья Те­одо­ра, как и боль­шин­ство ви­лен­ских ев­ре­ев, при­над­ле­жа­ла к на­прав­ле­нию иуда­из­ма мис­наг­дим — «несо­глас­ные», ко­то­рое про­ти­во­сто­я­ло зна­чи­тель­но бо­лее из­вест­но­му ха­си­диз­му, за что и по­лу­чи­ло от ха­си­дов та­кое на­зва­ние. И Ша­нин за­ме­ча­ет: «Так что я — из несо­глас­ных». И как по­ка­зы­ва­ет вся по­сле­ду­ю­щая био­гра­фия Те­одо­ра, каж­дый ее этап дей­стви­тель­но был про­яв­ле­ни­ем несо­гла­сия с окру­жа­ю­щей его дей­стви­тель­но­стью, стрем­ле­ни­ем из­ме­нить ее. А та­ких по­во­ро­тов судь­бы в био­гра­фии на­ше­го ге­роя бы­ло нема­ло.

Те­одо­ра Ша­ни­на мож­но уве­рен­но наз­вать че­ло­ве­ком ХХ ве­ка, в хо­де ко­то­ро­го ис­че­за­ли и воз­ни­ка­ли го­су­дар­ства, их жи­те­ли пе­ре­хо­ди­ли из од­но­го граж­дан­ства в дру­гое, под­час не успев осо­знать это­го, про­ис­хо­ди­ли чу­до­вищ­ные вой­ны и кро­ва­вые ре­во­лю­ции, уни­что­жа­лись мил­ли­о­ны лю­дей, и мил­ли­о­ны ста­но­ви­лись бе­жен­ца­ми. За вре­мя сво­ей дол­гой жиз­ни Ша­нин успел по­бы­вать граж­да­ни­ном по мень­шей ме­ре пя­ти го­су­дарств, стал сви­де­те­лем и участ­ни­ком несколь­ких войн, круп­ным уче­ным, чьи на­уч­ные ин­те­ре­сы ока­за­лись на­креп­ко при­вя­за­ны к ис­то­рии и со­цио­ло­гии Рос­сии, рус­ской ре­во­лю­ции и мно­го­стра­даль­но­го рос­сий­ско­го кре­стьян­ства.

Сам Ша­нин, объ­яс­няя свой ин­те­рес к ис­то­рии Рос­сии и рус­ско­го кре­стьян­ства, го­во­рил: «Рус­ская ли­те­ра­ту­ра сыг­ра­ла важ­ную роль в мо­ем вос­пи­та­нии. Рос­сия как мощ­ный куль­тур­ный фе­но­мен во мно­гом опре­де­ли­ла мое от­но­ше­ние к жиз­ни и по­ни­ма­ние сво­е­го ме­ста в ней. Но был мост, ко­то­рый свя­зал столь лю­би­мую мною рус­скую куль­ту­ру с рос­сий­ским, то­гда со­вет­ским, пра­ви­тель­ством, со­вер­шав­шим стран­ные, а ино­гда ужас­ные дей­ствия. Этим мостом ста­ли для ме­ня вой­на про­тив на­циз­ма, ко­то­рая оправ­да­ла в мо­ем со­зна­нии че­ло­ве­ка и уче­но­го су­ще­ство­ва­ние Со­вет­ско­го Со­ю­за, и рус­ское кре­стьян­ство, став­шее глав­ной те­мой мо­ей на­уч­ной ра­бо­ты… По­это­му ино­гда я поз­во­ляю се­бе наг­лость го­во­рить мо­им рус­ским дру­зьям: “А ведь в ка­ком-то смыс­ле я знаю Рос­сию луч­ше вас, по­то­му что вы, в от­ли­чие от ме­ня, ни­че­го не зна­е­те про кре­стьян­ство, хо­тя все вы де­ти и вну­ки кре­стьян”».

Ро­див­шись в да­ле­ком 1930 го­ду в поль­ском то­гда Виль­но, Те­одор в ре­зуль­та­те из­вест­ных ис­то­ри­че­ских со­бы­тий вме­сте со всей сво­ей се­мьей в 1939 го­ду ста­но­вит­ся граж­да­ни­ном Лит­вы, а в 1940-м — Со­вет­ско­го Со­ю­за.

Отец Те­одо­ра был за­жи­точ­ным че­ло­ве­ком, пред­при­ни­ма­те­лем и си­о­ни­стом. Это не укла­ды­ва­лось в стан­дар­ты но­вой вла­сти, и в июне 1941 го­да, за неде­лю до на­ча­ла вой­ны, от­ца Те­одо­ра от­пра­ви­ли в ла­герь, а мать Те­одо­ра и его са­мо­го — в ссыл­ку, в Са­мар­канд. Сол­да­ты, при­шед­шие за се­мьей и уви­дев че­ты­рех­лет­нюю сест­ру Те­одо­ра, по­жа­ле­ли ее и раз­ре­ши­ли оста­вить в Виль­ню­се с де­дом, где они и по­гиб­ли во вре­мя немец­кой ок­ку­па­ции. А осталь­ных ссыл­ка спас­ла. Та­ко­ва бы­ла тра­ги­че­ская иро­ния судь­бы мно­гих ев­ре­ев, ока­зав­ших­ся на тер­ри­то­ри­ях, за­ня­тых Со­вет­ским Со­ю­зом в 1939–1940 го­дах. Ав­то­ру этих строк рас­ска­зы­вал та­кую же ис­то­рию из­вест­ный аме­ри­кан­ский со­ве­то­лог Ми­ха­ил Рив­кин, ко­то­рый был в ссыл­ке со сво­ей се­мьей там же, в Са­мар­кан­де.

За­кон­чи­лась вой­на, и се­мья вер­ну­лась в Виль­но, а по­том и в Поль­шу — по­ля­кам и поль­ским ев­ре­ям раз­ре­ша­лось вы­брать граж­дан­ство — поль­ское или со­вет­ское. Се­мья Ша­ни­на вы­бра­ла Поль­шу, но для са­мо­го Те­одо­ра это бы­ло толь­ко на­ча­ло пу­ти, он дав­но ре­шил, что уедет в Па­ле­сти­ну, что­бы про­дол­жить де­ло сво­е­го от­ца и сра­жать­ся за но­вое го­су­дар­ство — Из­ра­иль. И при­нял ак­тив­ное уча­стие в войне 1948 го­да.

Но, бу­дучи че­ло­ве­ком ле­вых убеж­де­ний, да­же по­бы­вав ка­кое-то вре­мя чле­ном ком­пар­тии Из­ра­и­ля, он не смог сми­рить­ся с пра­вым по­во­ро­том в по­ли­ти­че­ской жиз­ни Из­ра­и­ля и уехал в Бри­та­нию, где уже успел по­учить­ся и на­чать на­уч­ную

По­ка есть на­деж­да — лю­ди ищут прав­ду, меч­та­ют о луч­шем ми­ре и бо­рют­ся за него. По­ка лю­ди ищут, меч­та­ют и бо­рют­ся, есть на­деж­да

де­я­тель­ность. Имен­но там он из­дал свои ос­нов­ные на­уч­ные тру­ды. А уже во вре­мя пе­ре­строй­ки пред­ло­жил со­здать в Рос­сии рос­сий­ско-бри­тан­ский уни­вер­си­тет. И несмот­ря на вся­че­ские бю­ро­кра­ти­че­ские пре­по­ны, су­мел в кон­це кон­цов до­бить­ся это­го. В ре­зуль­та­те его уси­лий Ша­нин­ка ста­ла од­ним из ве­ду­щих гу­ма­ни­тар­ных ву­зов Рос­сии.

И в но­вой Рос­сии Те­одор про­дол­жил изу­чать те­перь уже со­вре­мен­ное рос­сий­ское кре­стьян­ство. Ре­зуль­та­том ста­ли несколь­ко фун­да­мен­таль­ных ра­бот по со­цио­ло­гии со­вре­мен­но­го рос­сий­ско­го кре­стьян­ства, Ша­нин да­же стал по­чет­ным чле­ном РАСХН.

Как пи­сал он сам в за­клю­че­нии к од­ной из сво­их са­мых из­вест­ных книг «Ре­во­лю­ция как мо­мент ис­ти­ны», «по­ка су­ще­ству­ет вы­бор — есть на­деж­да. По­ка есть на­деж­да — лю­ди ищут прав­ду, меч­та­ют о луч­шем ми­ре и бо­рют­ся за него. По­ка лю­ди ищут, меч­та­ют и бо­рют­ся, есть на­деж­да». Что ж, эти сло­ва мож­но наз­вать пу­те­вод­ны­ми сло­ва­ми его жиз­ни.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.