ОТ­КУ­ДА ЖДАТЬ СЛЕ­ДУ­Ю­ЩЕ­ГО ПРЕ­ЗИ­ДЕН­ТА

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ - КОМ­МЕН­ТА­РИЙ Ми­ха­ил Ро­гож­ни­ков

В усло­ви­ях при­ма­та го­су­дар­ства ре­аль­ный кан­ди­дат на пре­зи­дент­ских вы­бо­рах мо­жет быть толь­ко один. Од­но­му го­су­дар­ству вы­дви­гать двух кан­ди­да­тов бес­смыс­лен­но

Гла­вы го­су­дарств не бе­рут­ся из ни­от­ку­да. Биб­лей­ский царь Да­вид спер­ва был пас­ту­хом, но по­том стал ге­ро­ем и успеш­ным во­е­на­чаль­ни­ком, то есть это ар­мей­ский вы­дви­же­нец. Та­ким же ар­мей­ским вы­дви­жен­цем был ви­зан­тий­ский им­пе­ра­тор Юстин — кре­стья­нин, став­ший ге­не­ра­лом.

Выс­шая ев­ро­пей­ская знать ис­кон­но во­ен­ная ко­сточ­ка. Так же и рос­сий­ские ве­ли­кие кня­зья. Уже в позд­нем Сред­не­ве­ко­вье по ме­ре об­ра­зо­ва­ния го­су­дарств как та­ко­вых пра­ви­те­ли ста­но­вят­ся го­су­дар­ствен­ны­ми де­я­те­ля­ми по пре­иму­ще­ству. Но эпо­ле­тов мо­нар­хи, а их в Ев­ро­пе нема­ло, не сни­ма­ют и по сей день.

Толь­ко в Сред­ние ве­ка сло­жи­лись на­след­ствен­ные ди­на­стии. Ни­ко­гда не ра­бо­тав­ший без сбо­ев ди­на­сти­че­ский прин­цип все же огра­ни­чи­вал пер­вы­ми фа­ми­ли­я­ми го­су­дар­ства круг тех, кто мог стать его пер­вым ли­цом. А уж меж ни­ми мог­ли воз­ни­кать же­сто­кие кон­флик­ты — вспом­ним Лан­ка­сте­ров и Йор­ков или рос­сий­скую Сму­ту по­сле пре­се­че­ния глав­ной ли­нии Рю­ри­ко­ви­чей.

При пе­ре­хо­дах к рес­пуб­ли­кан­ско­му строю или к огра­ни­чен­ным мо­нар­хи­ям уз­кий круг рас­па­дал­ся. Ме­сто зна­ти за­ни­ма­ли ре­во­лю­ци­о­не­ры, а по­том со­ю­зы ста­рой ари­сто­кра­тии, выс­шей бур­жу­а­зии, верх­них сло­ев дру­гих клас­сов об­ще­ства и про­фес­си­о­наль­ных по­ли­ти­ков — эли­ты. На выс­шие по­сты они те­перь спо­кой­но про­пус­ка­ют лю­дей да­же из ни­зов, но быст­ро сме­ня­ют их в хо­де ча­стых ро­та­ций.

Рос­сия в этом смыс­ле и по­хо­жа, и не по­хо­жа на дру­гие стра­ны ев­ро­пей­с­ко­сре­ди­зем­но­мор­ско­го аре­а­ла. И здесь сто с неболь­шим лет на­зад об­ра­зо­ва­лась рес­пуб­ли­ка, а к вла­сти ста­ли при­хо­дить лю­ди са­мо­го про­сто­го зва­ния. Но на про­тя­же­нии XX ве­ка все они долж­ны бы­ли быть чле­на­ми од­ной-един­ствен­ной ор­га­ни­за­ции с очень жест­кой иерар­хи­ей и стро­гим уста­вом: КПСС. Она нефор­маль­но и фор­маль­но (че­рез сво­их пред­ста­ви­те­лей) воз­глав­ля­ла и пред­ста­ви­тель­ную, и ис­пол­ни­тель­ную власть. За­пре­тив­ший эту ор­га­ни­за­цию Бо­рис Ель­цин ни­ко­гда не стал бы пре­зи­ден­том, не будь он преж­де ее чле­ном.

В по­ис­ках то­го, кто ста­нет его пре­ем­ни­ком, по­ли­ти­че­ская си­сте­ма Рос­сии не на­шла та­ко­во­го сре­ди ре­во­лю­ци­он­ных элит, ро­дом из гор­ба­чев­ской Пе­ре­строй­ки, и об­ра­ти­лась к эли­те спец­служб. По­сле рас­па­да СССР и кра­ха со­вет­ской вла­сти этот ин­сти­тут со­хра­нил­ся в по­чти неиз­мен­ном ви­де, не рас­те­ряв ав­то­ри­те­та и вли­я­ния. Но ха­рак­тер­но, что став­ший пре­мье­ром, а по­том пре­зи­ден­том быв­ший гла­ва ФСБ Вла­ди­мир Пу­тин не был чу­жим и для ре­во­лю­ци­он­ной эли­ты как бы­лой со­рат­ник ее яр­ко­го пред­ста­ви­те­ля Ана­то­лия Соб­ча­ка.

Ав­то­ном­ная от го­су­дар­ства по­ли­ти­че­ская эли­та за­пад­но­го ти­па за про­шед­шие го­ды по­ка так и не успе­ла сфор­ми­ро­вать­ся. Пред­ста­ви­тель­ные ор­га­ны в Рос­сии име­ют двой­ной ха­рак­тер: не толь­ко по­ли­ти­че­ской вла­сти, но и по­ли­ти­че­ско­го ап­па­ра­та го­су­дар­ства, как пра­ви­ло, дей­ствуя под нефор­маль­ным ру­ко­вод­ством его ис­пол­ни­тель­ной вет­ви.

К ста­ту­су по­ли­ти­че­ской эли­ты стра­ны стре­мят­ся рос­сий­ские ли­бе­ра­лы. Но в си­лу чуж­до­сти их идео­ло­гии взгля­дам боль­шин­ства на­ро­да (что они са­ми при­зна­ют) им не уда­ет­ся сфор­ми­ро­вать мас­со­вую пар­тию и взять боль­шин­ство в за­ко­но­да­тель­ных ас­сам­бле­ях раз­лич­ных уров­ней. Тем не ме­нее ли­бе­раль­ные ка­д­ры со­хра­ня­ют ши­ро­кое при­сут­ствие в эко­но­ми­че­ских ор­га­нах ис­пол­ни­тель­ной вла­сти, ко­то­рую они с на­ча­ла де­вя­но­стых го­дов ви­де­ли для се­бя при­о­ри­тет­ной.

Ряд дру­гих по­ли­ти­че­ских сил и соб­ствен­но пар­тий не об­ла­да­ют ли­бо до­ста­точ­ным ав­то­ри­те­том, ли­бо до­ста­точ­ной ав­то­но­ми­ей.

Воз­ни­ка­ет во­прос: кто же в хо­де на­ча­то­го, по мне­нию боль­шин­ства на­блю­да­те­лей, пре­зи­ден­том Пу­ти­ным про­цес­са «тран­зи­та вла­сти» сле­ду­ю­ще­му пре­зи­ден­ту вы­дви­нет ре­аль­ных кан­ди­да­тов на этот пост?

За ми­нув­шие два­дцать лет кар­ди­наль­но по­вы­си­ло свой ста­тус го­су­дар­ство. Два­дцать лет на­зад оно бы­ло од­ним из рав­но­ве­ли­ких иг­ро­ков на по­ле, где иг­ра­ли от­дель­ные его ин­сти­ту­ты, как та же ФСБ, неко­то­рые по­ли­ти­че­ские пар­тии, круп­ней­шие кор­по­ра­ции, силь­ней­шие гу­бер­на­то­ры. Те­перь го­су­дар­ство ста­ло един­ствен­ным ав­то­ри­тет­ным по­ли­ти­че­ским ин­сти­ту­том, на­по­ми­ная го­су­дар­ство Со­ве­тов и преж­нюю мо­нар­хию. Нам в Рос­сии во­об­ще труд­но по­нять, что с го­су­дар­ством мо­жет быть ина­че, за ис­клю­че­ни­ем ко­рот­ких от­рез­ков вре­ме­ни, ре­во­лю­ций. А для че­ло­ве­ка за­пад­ной по­ли­ти­че­ской куль­ту­ры, на­про­тив, без­ого­во­роч­ный при­мат го­су­дар­ства вы­гля­дит необыч­ным. Его не бы­ло в Ев­ро­пе да­же во вре­ме­на аб­со­лю­тиз­ма. Но та­ко­ва рос­сий­ская по­ли­ти­че­ская тра­ди­ция, неиз­мен­ная на се­го­дняш­ний день.

В усло­ви­ях при­ма­та го­су­дар­ства скла­ды­ва­ет­ся прак­ти­ка, ко­гда ре­аль­ный кан­ди­дат на пре­зи­дент­ских вы­бо­рах мо­жет быть толь­ко один. Так и бы­ло на­чи­ная уже с 2004 го­да. Од­но­му го­су­дар­ству вы­дви­гать двух кан­ди­да­тов бес­смыс­лен­но.

Иной во­прос, что ин­сти­тут го­су­дар­ства сам де­лит­ся на раз­лич­ные ин­сти­ту­ты: ве­дом­ства, «вет­ви». Ло­гич­но, что до сих пор кан­ди­да­та от го­су­дар­ства вы­дви­га­ла пре­зи­дент­ская ветвь вла­сти как наи­бо­лее силь­ная. Но тут есть слож­ность.

Кан­ди­дат дол­жен быть вы­дви­жен­цем дей­ству­ю­ще­го ин­сти­ту­та, ина­че у него не бу­дет долж­ной под­держ­ки. Но в слу­чае пре­зи­ден­ту­ры лич­ность и ин­сти­тут в опре­де­лен­ном смыс­ле рав­ны. Ухо­дит преж­ний пре­зи­дент — ухо­дит и вы­дви­нув­ший но­во­го пре­зи­ден­та ин­сти­тут. Так по­след­ний ока­зы­ва­ет­ся без опо­ры, без под­держ­ки.

Под Пу­ти­ным из­на­чаль­но бы­ла опо­ра — ФСБ. А сам Пу­тин ло­гич­но встал во гла­ве пра­ви­тель­ства при вы­дви­ну­том им пре­зи­ден­те Дмит­рии Мед­ве­де­ве, дав ему опо­ру в сво­ем ли­це.

Воз­ни­ка­ет во­прос: на ка­кой ин­сти­тут бу­дет опи­рать­ся бу­ду­щий пре­зи­дент? До­ми­ни­ро­ва­ние го­су­дар­ства как та­ко­во­го под­ска­зы­ва­ет и один из воз­мож­ных от­ве­тов на этот во­прос: го­су­дар­ство, не пря­чась за, ска­жем, ОНФ или ЕР, от­кры­то вы­дви­га­ет сво­е­го кон­со­ли­ди­ро­ван­но­го кан­ди­да­та. Так пре­одо­ле­ва­ет­ся ими­та­ци­он­ный ха­рак­тер по­ли­ти­че­ско­го про­цес­са, обес­пе­чи­ва­ют­ся и его от­кры­тость, и пре­ем­ствен­ность ре­аль­ной вла­сти.

На­ря­ду с го­су­дар­ством кан­ди­да­тов вы­дви­га­ют и пар­тии. В 2024 го­ду по­бе­дит, ко­неч­но, кан­ди­дат от го­су­дар­ства. Но ко­гда-ни­будь по­бе­дит кан­ди­дат от той или иной пар­тии. Ис­то­ри­че­ские про­цес­сы дол­го­сроч­ны. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.