Смысл жиз­ни в про­вин­ции

Но­вый про­ект твор­че­ско­го ду­э­та Алек­сан­дры Лит­ви­ной и Ани Дес­ниц­кой — со­зда­те­лей кни­ги «Исто­рия ста­рой квар­ти­ры»

Ekspert - - КНИГИ -

В «Квар­ти­ре» Лит­ви­ной и Дес­ниц­кой уда­лось най­ти удач­ную по­вест­во­ва­тель­ную фор­му: взяв за ос­но­ву един­ство ме­ста дей­ствия, ав­то­ры рассказали о том, как исто­рия про­хо­дит сквозь судь­бы обыч­ных лю­дей. Текст в ней был со­бран по прин­ци­пу кол­ла­жа: мо­но­ло­ги и про­сто ре­пли­ки; по­э­ти­че­ские ци­та­ты; за­мет­ки, по­яс­ня­ю­щие кан­ву то­го или ино­го ис­то­ри­че­ско­го пе­ри­о­да; тек­сты, рас­ска­зы­ва­ю­щие о на­зна­че­нии те­перь уже незна­ко­мых нам пред­ме­тов бы­та. Он со­про­вож­да­ет­ся слож­но­со­чи­нен­ным ви­зу­аль­ным ря­дом: от вос­со­зда­ния ху­дож­ни­ком всей кар­ти­ны про­ис­хо­дя­ще­го в квар­ти­ре до вы­ве­де­ния на круп­ный план фраг­мен­тов про­те­ка­ю­ще­го в ней бы­тия. Аня Дес­ниц­кая на­ри­со­ва­ла десятки об­ра­зов, как лю­дей, так и ве­щей, сре­ди ко­то­рых они жи­ли. Этот же прин­цип Лит­ви­на и Дес­ниц­кая ис­поль­зо­ва­ли для но­вой кни­ги — то­же кол­лаж, но в этот раз со­став­лен­ный из то­го, что про­ис­хо­дит в один и тот же мо­мент в раз­ных го­ро­дах. Про­стран­ство «Ста­рой квар­ти­ры» рас­ши­ря­ет­ся до «Транс­си­ба». Ав­то­ры от­прав­ля­ют чи­та­те­лей в пу­те­ше­ствие.

По­езд — это коммунальн­ая квар­ти­ра, толь­ко на ко­ле­сах. И ав­то­ры, и те, кто зна­ком с их пер­вой кни­гой, ока­зы­ва­ют­ся в узна­ва­е­мом про­стран­стве. В нем есть свои пра­ви­ла по­ве­де­ния: что необ­хо­ди­мо взять в до­ро­гу в первую оче­редь, как поль­зо­вать­ся био­туа­ле­том, как мыть­ся, как об­щать­ся с со­се­дя­ми и про­вод­ни­ка­ми. По­езд ве­зет чи­та­те­ля от од­ной стан­ции к дру­гой. На ка­ких-то из них, не обя­за­тель­но на са­мых круп­ных, ав­то­ры оста­нав­ли­ва­ют­ся и со­зда­ют их ви­зу­аль­ный об­раз че­рез ри­сун­ки, а так­же по­дроб­нее рас­ска­зы­ва­ют о том, что здесь про­ис­хо­дит. На стра­ни­цах при­сут­ству­ют ре­пли­ки и тех, кто жи­вет на этих стан­ци­ях. Кто по­стар­ше, транс­ли­ру­ют кра­е­вед­че­ские аз­буч­ные ис­ти­ны. А те, кто еще со­всем юн, не нуж­да­ют­ся в том, что­бы вос­при­ни­мать ме­сто, где они жи­вут, сквозь приз­му ис­то­ри­че­ских зна­ний. У них есть дом, есть ули­ца, на ко­то­рой тот сто­ит, еще где-то есть озе­ро — там им осо­бен­но нра­вит­ся бы­вать, есть го­ра, ку­да они лю­бят взби­рать­ся. Из все­го это­го и со­сто­ит все­лен­ная, на осво­е­ние ко­то­рой ухо­дит це­лое дет­ство.

Часть на­се­лен­ных пунк­тов, ку­да ав­то­ры со­вер­ши­ли свое вир­ту­аль­ное пу­те­ше­ствие (что­бы со­брать ма­те­ри­ал, им не при­шлось уез­жать из Моск­вы), на­хо­дят­ся вне ин­фор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства. Неко­то­рые в него не по­па­да­ют ни­ко­гда. Ко­гда-то здесь про­изо­шли ка­кие-то ис­то­ри­че­ские со­бы­тия, мо­жет быть, сто, а то и две­сти лет на­зад. И на этом их исто­рия слов­но оста­но­ви­лась. Здесь ули­цы, как и мно­го лет на­зад, за­стро­е­ны од­но­этаж­ны­ми до­ма­ми, из крыш тор­чат тру­бы, а из труб зи­мой тя­нет­ся бе­лый дым. Все, что оста­ет­ся мест­ным жи­те­лям, пы­та­ю­щим­ся иден­ти­фи­ци­ро­вать про­стран­ство, где им выпало ро­дить­ся, — рас­ска­зы­вать о тех, кто од­на­жды по­ки­нул это ме­сто и смог до­брать­ся ту­да, где исто­рия про­дол­жа­ет­ся. В Тю­ме­ни та­ки­ми ге­ро­я­ми, вы­рвав­ши­ми­ся из тьмы за­бве­ния, ста­ли две­сти ко­шек, от­прав­лен­ных в по­сле­во­ен­ный Ле­нин­град на за­ме­ну мест­ным, ко­то­рые пе­ре­ве­лись в го­ро­де в си­лу тра­ги­че­ских об­сто­я­тельств, и это вызвало уве­ли­че­ние по­пу­ля­ции крыс. В честь ко­шек в Тю­ме­ни на­зван сквер.

Пы­та­ясь вкрат­це рас­ска­зать ис­то­рию каж­дой из стан­ций, ав­то­ры сле­ду­ют клас­си­че­ской схе­ме. Обо­зна­ча­ют исто­ри­че­ский мо­мент, ко­гда на­се­лен­ный пункт был ос­но­ван; ес­ли его на­зва­ние свя­за­но с ис­то­ри­че­ской лич­но­стью, об этом непре­мен­но упо­мя­нут; за­тем ре­во­лю­ция, а по­том — вой­на. По­сле­во­ен­ные го­ды оста­ют­ся бе­лым — да­же не пят­ном, а огром­ным про­стран­ством в жиз­ни каж­дой из же­лез­но­до­рож­ных стан­ций на пу­ти от Моск­вы до Вла­ди­во­сто­ка. В ка­ких-то го­ро­дах про­ис­хо­ди­ли всплес­ки раз­ви­тия в вось­ми­де­ся­тые. В ис­то­рии Ека­те­рин­бур­га — на что об­ра­ща­ют вни­ма­ние ав­то­ры — этот пе­ри­од зна­ме­ну­ет­ся по­яв­ле­ни­ем рок­групп. По­том сно­ва все за­ти­ха­ет. Лю­ди опять ока­зы­ва­ют­ся внут­ри по­все­днев­но­го рит­ма. Рож­да­ют­ся, учат­ся хо­дить, что­бы пой­ти сна­ча­ла в шко­лу, по­том в ин­сти­тут, а за­тем на ра­бо­ту. Каж­дый день, от­ра­бо­тав по­ло­жен­ное ко­ли­че­ство ча­сов, воз­вра­ща­ют­ся до­мой. По пу­ти за­хо­дят в ма­га­зин, покупают там про­дук­ты. Ве­че­ром го­то­вят се­бе ужин, утром — зав­трак. Обе­да­ют в сто­ло­вой. Ждут вы­ход­ных, что­бы от­дох­нуть. И пен­сии — с той же це­лью. Од­на­жды все их желания сбы­ва­ют­ся.

■ Транс­сиб. По­езд отправляет­ся / ил. Ани Дес­ниц­кой. — М.: Са­мо­кат, 2020. — 76 с. Ти­раж 21 500 экз.

Мое лю­би­мое ме­сто

в го­ро­де — это на­ше

озе­ро. А еще ули­ца

Вок­заль­ная, по­то­му что я

жи­ву на этой ули­це,

в од­но­этаж­ном про­стом

де­ре­вян­ном до­ме. Вик­то­рия Го­ре­ва, 8 лет, стан­ция Га­лич

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.