Мин­фин без тор­мо­зов: как каз­на­чей­ство под­чи­ни­ло се­бе экономику

Ekspert - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

И со­сто­я­тель­ные по­ку­па­те­ли охот­но раз­ме­ща­ют за­каз, на­при­мер, на из­го­тов­ле­ние сво­их лич­ных, су­ще­ству­ю­щих лишь в од­ном эк­зем­пля­ре ча­сов. Мы го­раз­до рань­ше по­чув­ство­ва­ли этот за­прос. И 99 про­цен­тов всех Rolls-Royce, ко­то­рые покидают наш завод в Гудву­де, пол­но­стью пер­со­на­ли­зи­ро­ва­ны, они как бы несут лич­ные ис­то­рии сво­их вла­дель­цев. Мно­гие из них спе­ци­аль­но при­ез­жа­ют на завод, са­дят­ся ря­дом с ди­зай­не­ром, при­ду­мы­ва­ют эле­мен­ты от­дел­ки. Им при­ят­но по­ста­вить на про­ек­те свою под­пись, а по­том лично уви­деть, как их ав­то из­го­тав­ли­ва­ет­ся на за­во­де. Это де­ла­ет на­ши ав­то­мо­би­ли уни­каль­ны­ми, сей­час вы не встре­ти­те оди­на­ко­вых Rolls-Royce, и кли­ен­ты это обо­жа­ют. Так что пер­со­на­ли­за­ция бу­дет про­дол­жать­ся.

Ав­то­мо­биль, ко­то­рый сиг­на­ли­зи­ру­ет си­лу

— По ито­гам про­шло­го го­да мар­ка Rolls-Royce про­де­мон­стри­ро­ва­ла ре­корд­ный рост про­даж — они вы­рос­ли на чет­верть. С чем свя­зан та­кой всплеск по­ку­па­тель­ской ак­тив­но­сти?

— Од­ну при­чи­ну, свя­зан­ную с но­вы­ми за­про­са­ми по­ку­па­те­лей, я уже на­звал. Дру­гая при­чи­на — это но­вая мо­дель Cullinan, ко­то­рая по­мог­ла от­крыть для нас две­ри но­вых га­ра­жей. На эта­пе пла­ни­ро­ва­ния мы пред­по­ла­га­ли, что эта ма­ши­на бу­дет поль­зо­вать­ся спро­сом, но, чест­но го­во­ря, я лично был при­ят­но удив­лен тем, ка­ким на са­мом де­ле ока­зал­ся успех этой ма­ши­ны. В част­но­сти, ес­ли го­во­рить о России, имен­но мо­дель Cullinan, мож­но ска­зать, под­ня­ла про­да­жи Rolls-Royce на но­вый уро­вень — за про­шлый год они вы­рос­ли на со­рок про­цен­тов по срав­не­нию с 2018-м. Это бо­лее ди­на­мич­ный рост, чем в дру­гих стра­нах. И во мно­гом этот при­рост про­изо­шел бла­го­да­ря по­яв­ле­нию Cullinan, так как эта ма­ши­на осо­бен­но хо­ро­шо под­хо­дит для рос­сий­ско­го рын­ка. И еще один ин­те­рес­ный мо­мент: но­вый Cullinan поз­во­ля­ет нам под­дер­жи­вать ста­биль­ный спрос и на дру­гие на­ши мо­де­ли: Wraith, Phantom, Dawn. Лю­ди при­хо­дят по­смот­реть на Cullinan и ви­дят ря­дом, на­при­мер, кра­си­вый Dawn. Та­ким об­ра­зом в до­пол­не­ние к Cullinan в ушед­шем го­ду мы смог­ли успеш­но про­да­вать весь наш мо­дель­ный ряд.

— По­че­му вне­до­рож­ни­ки и крос­со­ве­ры (так на­зы­ва­е­мые SUV) так успеш­ны в ав­то­мо­биль­ном сег­мен­те люкс? По­ми­мо Rolls-Royce их с недав­них пор хо­ро­шо про­да­ют и дру­гие люк­со­вые ав­то­мо­биль­ные мар­ки…

— По­то­му что они от­ве­ча­ют пси­хо­ло­ги­че­ским по­треб­но­стям лю­дей, они сиг­на­ли­зи­ру­ют о си­ле, без­опас­но­сти, они го­во­рят окру­жа­ю­щим, что я си­жу в соб­ствен­ном зам­ке, что я мо­гу по­ехать ку­да за­хо­чу, что я «кру­той па­рень». Осо­бен­но в России, где вы уви­ди­те на до­ро­гах боль­ше SUV, чем в дру­гих стра­нах, боль­ше, чем да­же в США. Я вче­ра ехал из аэро­пор­та, ви­дел па­ру Cullinan, и вез­де на до­ро­гах мно­го SUV. Та­кие ма­ши­ны хо­ро­шо под­хо­дят к усло­ви­ям до­рож­но­го дви­же­ния в России, ведь тут мно­го сне­га. Хо­тя этой зи­мой сне­га не так мно­го, как обыч­но… Но в лю­бом слу­чае ма­ши­на с боль­шим до­рож­ным про­све­том и пол­ным при­во­дом от­лич­но под­хо­дит для рос­сий­ско­го рын­ка. Лю­ди, гля­дя на та­кой ав­то­мо­биль, ду­ма­ют: это то, что мне нуж­но.

— В чем раз­ни­ца меж­ду ва­ши­ми кли­ен­та­ми в России и, на­при­мер, в Азии, Се­вер­ной Аме­ри­ке, дру­гих стра­нах?

— На са­мом де­ле раз­ни­цы по­чти нет. На­ши кли­ен­ты кос­мо­по­ли­тич­ны, я на­зы­ваю их «граж­да­на­ми ми­ра». Они обыч­но не при­вя­за­ны толь­ко к од­но­му ме­сту. Они мо­гут жить в раз­ных точ­ках ми­ра — се­год­ня в Лон­доне, а зав­тра, ска­жем, в Май­а­ми. И это де­ла­ет их по­хо­жи­ми. С на­ми та­ких лю­дей объ­еди­ня­ет стрем­ле­ние к со­вер­шен­ству: Rolls-Royce ста­ра­ет­ся быть со­вер­шен­ным ав­то­мо­би­лем, и на­ши кли­ен­ты успеш­но де­ла­ют день­ги, по­то­му что они то­же стараются до­стиг­нуть со­вер­шен­ства в сво­ей про­фес­сии. Мы свое­об­раз­ные бра­тья и сест­ры в го­ло­вах и серд­цах — это сра­зу чув­ству­ет­ся, ко­гда та­кие лю­ди при­ез­жа­ют к нам на завод в Гудвуд.

— Люк­со­вый ав­то­мо­биль — это до сих пор зна­чи­мая часть ими­джа вла­дель­ца?

— Я бы ска­зал, что это уже не толь­ко «пыль в гла­за», — ко­неч­но нет. Лю­ди ин­те­ре­су­ют­ся цен­но­стью ве­щей, они ви­дят цен­ность Rolls-Royce, от­но­сят­ся к нему не про­сто как к ав­то­мо­би­лю, а как к люк­со­во­му пред­ме­ту. Для тех, кто не свя­зан с ав­то­мо­биль­ным биз­не­сом, это мо­жет по­ка­зать­ся смеш­ным, ведь с тех­ни­че­ской точ­ки зре­ния это все же ав­то­мо­биль. Но в дан­ном слу­чае лю­ди, ско­рее, покупают эмо­цию, и та­кой мо­тив ха­рак­те­рен для люк­со­во­го биз­не­са. Че­ло­век ви­дит ве­ли­ко­леп­ные ма­те­ри­а­лы, ка­че­ство и дол­го­веч­ность. Ко­гда вы управ­ля­е­те та­ким ав­то­мо­би­лем, вы ис­пы­ты­ва­е­те по­чти вол­шеб­ные ощу­ще­ния, до че­го бы вы ни до­тро­ну­лись. Ко­гда вы по­гру­жа­е­те ступ­ни на ко­вер, вы чув­ству­е­те: это и есть Rolls-Royce. Это ощу­ще­ние труд­но по­нять и объ­яс­нить, его нуж­но ис­пы­тать. Имен­но по­это­му мы го­во­рим на­шим по­тен­ци­аль­ным кли­ен­там: возь­ми­те клю­чи и по­поль­зуй­тесь ма­ши­ной один день. И ис­пы­тай­те эти эмо­ции: вла­деть ма­ши­ной Rolls-Royce — это на­мно­го важ­нее су­хих тех­ни­че­ских де­та­лей. Мы счи­та­ем, что про­да­ем не про­сто продукт, а це­лый мир со­вер­шен­ства. И в этом от­но­ше­нии для нас прин­ци­пи­аль­ное зна­че­ние име­ют кли­ент­ский сер­вис, на­ши ди­ле­ры и парт­не­ры.

Купить и то и дру­гое

— Кон­ку­рен­ция в люк­со­вом сег­мен­те все вре­мя рас­тет. В раз­ных стра­нах по­яв­ля­ют­ся ав­то­мо­биль­ные мар­ки, ко­то­рые пре­тен­ду­ют на то, что­бы за­нять эту ни­шу. Так про­ис­хо­дит в Ки­тае и да­же в России, где по­явил­ся но­вый ав­то­мо­биль­ный бренд Aurus, ко­то­рый пы­та­ют­ся на­зы­вать кон­ку­рен­том Rolls-Royce. Это ока­жет ка­кое-то дав­ле­ние на ва­ши про­да­жи?

— Мы в этом во­про­се чув­ству­ем се­бя очень спо­кой­но. Бо­лее то­го, я бы не на­зы­вал это кон­ку­рен­ци­ей. По­то­му что в ав­то­мо­биль­ном сег­мен­те люкс не сто­ит во­прос, бу­ду я по­ку­пать это или то. Ес­ли мне нра­вят­ся эти два ав­то­мо­би­ля, то я куп­лю их оба. Так что мы с тру­дом ви­дим кон­ку­рен­цию, ска­жем, меж­ду ма­ши­на­ми Lamborghin­i Urus и Rolls-Royce Cullinan. Кон­ку­рен­ты для нас — это, ско­рее, до­ро­гие юве­лир­ные укра­ше­ния, недвижимос­ть, дру­гие пред­ме­ты, но не дру­гой ав­то­мо­биль.

— По­че­му лю­ди вме­сто люк­со­во­го ав­то­мо­би­ля в опре­де­лен­ном слу­чае бу­дут по­ку­пать апар­та­мен­ты?

— Это свя­за­но с тем, что при­об­ре­те­ние то­ва­ров люкс — это во мно­гом чув­ствен­ное по­треб­ле­ние. Че­ло­век, за­ра­ба­ты­вая боль­шие день­ги, вре­мя от вре­ме­ни как бы те­шит се­бя до­ро­ги­ми по­куп­ка­ми, по­ку­па­ет что-то «для ду­ши» — это мо­жет быть ша­ле в Аль­пах или апар­та­мен­ты в Лон­доне. И по­доб­ные то­ва­ры в сфе­ре, на­при­мер, не­дви­жи­мо­сти мо­гут со­став­лять свое­об­раз­ную кон­ку­рен­цию люк­со­вым ав­то­мо­би­лям. Ну и, ко­неч­но, та­кие по­куп­ки свя­за­ны с раз­ви­ти­ем биз­не­са кли­ен­та. Ес­ли его де­ло идет не очень хо­ро­шо, он стал­ки­ва­ет­ся с эко­но­ми­че­ски­ми про­бле­ма­ми, то вряд ли бу­дет по­ку­пать се­бе Rolls-Royce. Как, впро­чем, и дра­го­цен­ные ча­сы.

— По­след­ние пят­на­дцать лет мар­ка Rolls-Royce при­над­ле­жит кон­цер­ну BMW AG, под на­ча­лом ко­то­ро­го ва­ша ком­па­ния до­стиг­ла се­рьез­ных успе­хов, уве­ли­чив про­да­жи ме­нее чем с ты­ся­чи ма­шин в 2005-м бо­лее чем до пя­ти ты­сяч в про­шлом го­ду. Меж­ду тем еще на ста­дии пе­ре­хо­да Rolls-Royce к немец­ко­му соб­ствен­ни­ку активно об­суж­дал­ся во­прос стро­и­тель­ства за­во­да за пре­де­ла­ми Ве­ли­ко­бри­та­нии, в той же Гер­ма­нии. Те­перь, по­сле брекзи­та, вы со­би­ра­е­тесь вер­нуть­ся это­му во­про­су?

— Мы пол­но­стью при­над­ле­жим Бри­та­нии и ни­ко­гда не бу­дем рас­смат­ри­вать ва­ри­ант пе­ре­ез­да в дру­гую стра­ну. Мы на­зы­ва­ем мар­ку Rolls-Royce ча­стью бри­тан­ской про­мыш­лен­ной ис­то­рии. И кли­ен­ты нас лю­бят во мно­гом имен­но по­то­му, что мы по-на­сто­я­ще­му бри­тан­ская ком­па­ния, хо­тя я и немец по на­ци­о­наль­но­сти. (Сме­ет­ся.) Все на­ши про­из­вод­ствен­ные мощ­но­сти на­хо­дят­ся в Бри­та­нии в граф­стве За­пад­ный Сус­секс,

в го­ро­де Гудвуд, и это то, что невоз­мож­но ско­пи­ро­вать в дру­гой стране. У нас за­ня­ло бо­лее два­дца­ти лет по­стро­ить это про­из­ве­де­ние ис­кус­ства в об­ла­сти вы­пус­ка ав­то­мо­би­лей. Сей­час на за­во­де в Гудву­де ра­бо­та­ют та­лант­ли­вые спе­ци­а­ли­сты, ко­то­рых труд­но най­ти и ко­то­рых мы дол­го обу­ча­ли. Что же ка­са­ет­ся брекзи­та, то до­сроч­ные пар­ла­мент­ские вы­бо­ры в де­каб­ре как бы «очи­сти­ли воз­дух», а в во­про­се вы­хо­да из ЕС ушла неопре­де­лен­ность. И сей­час за­да­ча пра­ви­тель­ства — струк­ту­ри­ро­вать кри­те­рии это­го про­цес­са. Как толь­ко чет­кие пра­ви­ла бу­дут про­пи­са­ны, я уве­рен, что при­чин для вол­не­ния боль­ше не бу­дет, бри­тан­ская эко­но­ми­ка бу­дет и даль­ше укреп­лять­ся.

Rolls-Royce ста­нет элек­три­че­ским

— Как на раз­ви­тие ва­шей ком­па­нии бу­дут вли­ять но­вые тех­но­ло­гии в сфе­ре вы­пус­ка ав­то­мо­би­лей, а так­же но­вые под­хо­ды в об­ла­сти поль­зо­ва­ния лич­ны­ми транс­порт­ны­ми сред­ства­ми? Речь преж­де все­го идет об элек­тро­мо­би­лях и кар­ше­рин­ге.

— Rolls-Royce в бу­ду­щем бу­дет пол­но­стью «элек­три­че­ским» брен­дом, и мы объ­яви­ли об этом в про­шлом го­ду. Этот про­цесс бу­дет про­ис­хо­дить по­сте­пен­но, в те­че­ние де­ся­ти­ле­тия. То есть это не бу­дет как «день и ночь»: вче­ра ма­ши­ны бы­ли с дви­га­те­лем внутреннег­о сго­ра­ния, а се­год­ня — с элек­тро­мо­то­ром. Это бу­дет дли­тель­ный плав­ный переход к элек­три­фи­ка­ции все­го на­ше­го мо­дель­но­го ря­да. Вы, на­вер­ное, помни­те наш кон­цепт-кар Rolls-Royce 103 ЕХ Vision Next — эта ма­ши­на уже бы­ла пол­но­стью элек­три­че­ской. Ес­ли го­во­рить о дру­гих тех­но­ло­ги­ях, на­при­мер свя­зан­ных с ав­то­ном­ным во­жде­ни­ем, то мы бу­дем внедрять их в на­ши ав­то­мо­би­ли, как толь­ко тех­но­ло­гии бу­дут до­ста­точ­но зре­лы­ми. Но на­ши ав­то­мо­би­ли ча­сто управ­ля­ют­ся вла­дель­ца­ми для удо­воль­ствия и раз­вле­че­ния, и я по­ка не ви­дел ни од­но­го кли­ен­та, ко­то­рый про­сил бы сде­лать для него ав­то­ном­ный Rolls-Royce. Ес­ли кто-то не хо­чет сам са­дить­ся за руль, то по­са­дит лич­но­го шо­фе­ра — они есть у всех на­ших кли­ен­тов. До­пу­стим, вы хо­ти­те выехать ве­че­ром в опе­ру с же­ной, шо­фер под­во­зит вас к те­ат­ру, а по­том за­би­ра­ет, — и вам не нуж­но ни о чем вол­но­вать­ся. Но в лю­бом слу­чае мы обя­за­тель­но бу­дем внедрять в на­ши ав­то­мо­би­ли все со­вре­мен­ные тех­но­ло­гии. И тут нам как раз по­мо­жет то, что мы яв­ля­ем­ся ча­стью BMW Group, ко­то­рая го­то­ва обес­пе­чить нас са­мы­ми со­вре­мен­ны­ми раз­ра­бот­ка­ми. Что же ка­са­ет­ся кар­ше­рин­га, то здесь я точ­но про­тив. По­че­му я дол­жен от­да­вать свой Rolls-Royce дру­го­му? Лю­ди, ко­то­рые хо­тят ез­дить на нем, долж­ны са­ми по­ку­пать та­кие ма­ши­ны. ■

99% ав­то­мо­би­лей Rolls-Royce со­зда­ют­ся под кон­крет­но­го по­ку­па­те­ля, ко­то­рый мо­жет выбрать, на­при­мер, один из 45 ты­сяч цве­тов ку­зо­ва. На за­во­де в Гудву­де (на фо­то) один кли­ент как-то по­про­сил, что­бы цвет ав­то­мо­би­ля был точ­но та­ким же, как окрас его лю­би­мой со­ба­ки, что и бы­ло ис­пол­не­но

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.