НА­КА­ЗА­НИЕ РОС­СИИ С ПО­СЛЕ­ДУ­Ю­ЩИМ РАЗ­ОБ­ЛА­ЧЕ­НИ­ЕМ

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

Все на­ча­лось 2 мар­та 2014 го­да. Гос­сек­ре­тарь США Джон Кер­ри за­явил, что в свя­зи с со­бы­ти­я­ми в Кры­му Рос­сия мо­жет ли­шить­ся ме­ста в «боль­шой вось­мер­ке», а уже 18 мар­та, в день офи­ци­аль­но­го вос­со­еди­не­ния Кры­ма и Рос­сии, бы­ло объ­яв­ле­но о при­оста­нов­ле­нии член­ства Рос­сии в G8. Мо­мент ис­ти­ны. Для нас — при­со­еди­не­ние Кры­ма, для За­па­да — ис­клю­че­ние Рос­сии.

С это­го мо­мен­та За­пад ока­зал­ся одер­жим иде­ей «на­ка­зать Рос­сию». Ре­зуль­та­том, про­ме­жу­точ­ным, стал слом гло­ба­ли­за­ции. От­но­ше­ния Рос­сии и За­па­да и до то­го бы­ли не иде­аль­ны, од­на­ко со все­ми зиг­за­га­ми и по­во­ро­та­ми все это бы­ло дви­же­ние в сто­ро­ну со­зда­ния неко­е­го еди­но­го ми­ро­во­го про­стран­ства. Из­брав ли­нию на изо­ля­цию Рос­сии, За­пад сво­и­ми ру­ка­ми оста­но­вил гло­ба­ли­за­цию. По­то­му что не­воз­мож­но ре­а­ли­зо­вать пол­но­цен­ный гло­ба­ли­за­ци­он­ный про­ект, ис­клю­чая вто­рую во­ен­ную дер­жа­ву ми­ра. Тем бо­лее в усло­ви­ях на­рас­та­ю­щей по­ли­цен­трич­но­сти, от­ра­же­ни­ем че­го стал вос­ход та­кой ор­га­ни­за­ции, как G20, по­сле кри­зи­са-2008.

Даль­ше со­бы­тия раз­ви­ва­лись в од­ной ко­лее: чем боль­ше За­пад упор­ство­вал в сво­ем же­ла­нии на­ка­зать, изо­ли­ро­вать, «разо­рвать в кло­чья», тем боль­ше он раз­ру­шал соб­ствен­ный гло­ба­ли­за­ци­он­ный про­ект и тем боль­ше укреп­лял непо­сред­ствен­но Рос­сию. И са­мое на­гляд­ное до­ка­за­тель­ство это­му — ны­неш­ний ра­унд неф­тя­ной вой­ны. Оче­ред­ная по­пыт­ка уль­ти­ма­тив­но­го дав­ле­ния бу­ме­ран­гом уда­ри­ла по са­мо­му За­па­ду.

Рос­сия пла­ти­ла (и пла­тит) свою це­ну, но об­ре­та­ла в об­мен все боль­шую эко­но­ми­че­скую ав­то­ном­ность и вос­ста­нав­ли­ва­ла по­ли­ти­че­скую су­ве­рен­ность. Шаг за ша­гом. Иро­ния судь­бы со­сто­ит в том, что кри­зи­сы, вы­зван­ные по­пыт­ка­ми на­ка­зать и изо­ли­ро­вать Рос­сию (2014 го­да и ны­неш­ний), ока­зы­ва­лись и ока­зы­ва­ют­ся ку­да ме­нее раз­ру­ши­тель­ны­ми, чем кри­зи­сы, ко­то­рые она пе­ре­жи­ва­ла, пы­та­ясь встро­ить­ся в гло­баль­ный про­ект За­па­да (кри­зи­сы 1998 и 2008 го­дов).

Что нам это го­во­рит о Рос­сии и о За­па­де? Мы до­вер­чи­вы, но уме­ем ждать. Дол­го и спо­кой­но, без­злоб­но и по­чти дру­же­люб­но. А по­то­му осо­бен­но ко­вар­но. Не ло­мать за­пад­ный гло­ба­лист­ский про­ект, но дать ему раз­ва­лить­ся са­мо­му, под­та­чи­ва­е­мо­му без­мер­ным и без­от­вет­ствен­ным эго­цен­триз­мом. Про­сто дать по­вто­рить­ся в но­вых ис­то­ри­че­ских об­сто­я­тель­ствах 1987 го­ду, но уже без спа­си­тель­ной пе­ре­строй­ки по эту сто­ро­ну оке­а­на.

За­пад ис­ку­сен в об­мане, до сте­пе­ни пол­но­го уве­ро­ва­ния в свой же об­ман. На­ли­цо пол­ная утра­та по­ни­ма­ния то­го, в ка­кой ме­ре гло­ба­лист­ский про­ект дер­жал­ся на доб­ро­воль­ном ко­опе­ра­тив­ном по­ве­де­нии Рос­сии. И аб­со­лют­ная неспо­соб­ность при­знать эту невы­год­ную для се­бя ре­аль­ность, ко­гда все пошло не так.

На­дол­го ли это «не так»? Воз­мо­жен ли воз­врат «на­зад»? На­все­гда, в том смыс­ле, что воз­врат невоз­мо­жен.

Business as usual уже не су­ще­ству­ет в прин­ци­пе. По­то­му что вброс по­лу­то­ра трил­ли­о­нов дол­ла­ров за па­ру дней — это ре­жим, в ко­то­ром ме­ха­низм ра­бо­тать не мо­жет. Опять же срав­ни­те кри­зи­сы 2000, 2008 и 2020 го­да. Ам­пли­ту­да на­рас­та­ет. Не го­во­ря о том, что из кри­зи­са2008 ми­ро­вая эко­но­ми­ка, по су­ти, так и не вы­шла. Несмот­ря на то, что то­гда, на стар­те ан­ти­кри­зис­ной по­ли­ти­ки, в ми­ре су­ще­ство­вал недо­сти­жи­мый се­го­дня уро­вень до­ве­рия и го­тов­но­сти к ско­ор­ди­ни­ро­ван­ным дей­стви­ям. Се­го­дня до­ве­рия и ко­ор­ди­на­ции нет не то что в рам­ках G20 или меж­ду США и ЕС, ее не су­ще­ству­ет ни внут­ри соб­ствен­но ЕС, ни внут­ри соб­ствен­но США…

Ни­ка­ко­го вол­шеб­но­го спо­со­ба за­мо­ро­зить си­ту­а­цию не су­ще­ству­ет, ина­че Аме­ри­ка и мир так и про­дол­жа­ли бы жить в бла­го­сло­вен­ных 1950-х. И тем бо­лее нет ни­ка­ко­го спо­со­ба сде­лать быв­шее не быв­шим. Тор­го­вые вой­ны, про­тек­ци­о­низм, за­кры­тие гра­ниц на фоне хро­ни­че­ских эко­но­ми­че­ских про­блем не­воз­мож­но от­мо­тать на­зад.

Ко­ро­на­ви­рус одер­жал по­бе­ду над Гре­той Тун­берг. При­чем но­ка­у­том.

Име­ем два ва­ри­ан­та борь­бы. Один: за но­вый, луч­ший мир — че­рез борь­бу со все­об­щей угро­зой, из­ме­не­ни­я­ми кли­ма­та. Дру­гой: че­рез борь­бу со все­об­щей угро­зой, пан­де­ми­ей смер­тель­но опас­но­го ви­ру­са — к бо­лее за­кры­то­му и раз­об­щен­но­му ми­ру. Но нас­коль­ко боль­ше эн­ту­зи­аз­ма вы­звал у лю­дей вто­рой ва­ри­ант…

Это мно­го го­во­рит нам и о лю­дях во­об­ще и об ак­ту­аль­ном со­сто­я­нии умов в част­но­сти. О том, ку­да дви­жет­ся тренд.

Обе аль­тер­на­ти­вы, в сущ­но­сти, об од­ном. О том, что мы жи­вем как-то не так, не по сред­ствам, недо­ста­точ­но осто­рож­но, не за­гля­ды­вая в бу­ду­щее. Обе о том, что при­дет­ся ужать­ся, сми­рить­ся, под­чи­нить­ся но­вым пра­ви­лам. И, соб­ствен­но, здесь и кро­ет­ся от­вет на во­прос, что же бу­дет про­ис­хо­дить даль­ше.

Даль­ше бу­дет ху­же. Не ужас-ужа­су­жас, но бо­лее все­рьез, бо­лее от­вет­ствен­но, бо­лее по-на­сто­я­ще­му. И ре­ше­ние об этом бы­ло при­ня­то ли­де­ра­ми за­пад­ных го­су­дарств в мар­те 2014 го­да. Они са­ми об этом то­гда и ду­мать не ду­ма­ли, а вот при­ня­ли.

Все бо­лее по­пу­ляр­ной мо­де­лью для по­ли­ти­ков ста­но­вит­ся взлом по­ст­г­ло­ба­ли­за­ци­он­но­го ланд­шаф­та. По­ка­за­тель­на в этом смыс­ле бри­тан­ская по­ли­ти­ка. Уже Те­ре­за Мэй ве­ла се­бя бо­лее чем стран­но, бы­ла го­то­ва об­ру­шить лю­бые договоренн­ости и от­но­ше­ния во имя да­же не так­ти­че­ских, но сию­ми­нут­ных по­ли­ти­че­ских ин­те­ре­сов. Но Бо­рис Джон­сон, ко­то­рый на­хра­пом взял сдел­ку по брекзи­ту, — это еще шаг впе­ред.

А Ближ­ний Во­сток? Неф­тя­ная ата­ка ко­ро­ля Сал­ма­на, по су­ти, ведь про­дол­же­ние со­рван­но­го на­ступ­ле­ния Эр­до­га­на в Ид­ли­бе. Не по фор­ме, не по за­да­чам, но по смыс­лу. По­пыт­ка на­ско­ком пе­ре­фор­ма­ти­ро­вать ока­зав­ше­е­ся ни­чей­ным про­стран­ство. Раз­ные по­ля­ны, раз­ный мас­штаб, раз­ные це­ли — но все это имен­но взлом.

Гло­баль­ное по­лит­эко­но­ми­че­ское про­стран­ство по­те­ря­ло хо­зя­и­на. Трамп снял с Аме­ри­ки это бре­мя и гро­мо­глас­но объ­явил об этом, по­пыт­ка то­ва­ри­ща Си за­кре­пить за Ки­та­ем роль спа­си­те­ля гло­ба­ли­за­ции про­ва­ли­лась, Ев­ро­со­юз про­сто про­пал с ра­да­ров. Но там, в этом про­стран­стве, по-преж­не­му на­хо­дит­ся до­воль­но мно­го по­лез­ных и цен­ных плю­шек. За них и раз­вер­нет­ся наи­бо­лее ост­рая борь­ба. ■

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.