ПУ­ТИН СО­ЗДА­ЕТ В РОС­СИИ «ГЛУБИННОЕ ГО­СУ­ДАР­СТВО»

Ekspert - - СОДЕРЖАНИЕ -

По­ли­ти­че­ская, со­ци­аль­ная и мо­раль­ная со­став­ля­ю­щие по­пра­вок к Кон­сти­ту­ции поз­во­ля­ют рос­сий­ско­му го­су­дар­ству пе­рей­ти к «про­рыв­ной» мо­де­ли раз­ви­тия

По­ли­ти­че­ская, со­ци­аль­ная и мо­раль­ная со­став­ля­ю­щие по­пра­вок к Кон­сти­ту­ции поз­во­ля­ют рос­сий­ско­му го­су­дар­ству пе­рей­ти к «про­рыв­ной» мо­де­ли раз­ви­тия

По­прав­ки к Кон­сти­ту­ции при­ня­ты обе­и­ми па­ла­та­ми пар­ла­мен­та, стре­ми­тель­но про­шли ре­ги­о­наль­ные зак­со­бра­ния и экс­пер­ти­зу Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да. Вла­ди­мир Пу­тин по­лу­чил воз­мож­ность из­би­рать­ся в 2024 го­ду на но­вый срок, но по­ка не ре­шил, сто­ит ли: бу­дет опи­рать­ся на мне­ние на­ро­да. По дан­ным ИНСОМАР, 57% рос­си­ян обе­ща­ют от­дать свой го­лос ны­неш­не­му пре­зи­ден­ту че­рез че­ты­ре го­да. А по­ка на по­вест­ке дня го­ло­со­ва­ние за кон­сти­ту­ци­он­ные по­прав­ки на фоне ко­ро­на­ви­рус­ной па­ни­ки и эко­но­ми­че­ской встряс­ки. За­ме­ры по­ка­зы­ва­ют, что лю­ди по-преж­не­му пло­хо по­ни­ма­ют смысл пе­ре­мен и свя­зы­ва­ют по­прав­ки с со­ци­аль­ны­ми бла­га­ми и но­вым сро­ком Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на. Но в це­лом под­дер­жи­ва­ют но­вую Кон­сти­ту­цию.

О том, как бу­дет вы­гля­деть об­нов­лен­ная си­сте­ма вла­сти, мы по­го­во­ри­ли с по­ли­то­ло­гом Алек­се­ем Зу­ди­ным, стар­шим пре­по­да­ва­те­лем МГИМО МИД РФ.

— Ка­жет­ся, до сих пор ни­кто не по­ни­ма­ет, в чем суть боль­шо­го кон­сти­ту­ци­он­но­го про­ек­та, ни у нас, ни за ру­бе­жом. И ка­кие пе­ре­ме­ны нас ждут впе­ре­ди.

— Зна­е­те, из всех за­ру­беж­ных от­кли­ков, с ко­то­ры­ми уда­лось по­зна­ко­мить­ся, мне боль­ше все­го по­нра­ви­лись два. Пер­вый: Пу­тин со­зда­ет в Рос­сии «глубинное го­су­дар­ство». Имен­но так мож­но крат­ко оха­рак­те­ри­зо­вать си­сте­му с рас­ши­рен­ным «цен­тром тя­же­сти». Вто­рой — это ин­тер­вью Алек­сандра Ра­ра, ко­то­рое бы­ло опуб­ли­ко­ва­но под сле­ду­ю­щим за­го­лов­ком: «Пу­тин толь­ко на­чал из­ме­не­ния в Рос­сии». Дей­стви­тель­но, про­ект об­нов­лен­ной Кон­сти­ту­ции со­дер­жит вы­со­кий по­тен­ци­ал пе­ре­мен. Неиз­беж­на пе­ре­строй­ка пар­тий и пар­тий­ной си­сте­мы. Но пар­тии, вы­бо­ры и пар­ла­мент с рас­ши­рен­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми не ис­чер­пы­ва­ют всех вза­и­мо­свя­зей го­су­дар­ства и об­ще­ства. На­зо­ву еще две воз­мож­ные ин­три­ги на бу­ду­щее. Од­на — это су­деб­ная ре­фор­ма, ко­то­рая, су­дя по все­му, пой­дет па­рал­лель­но с вы­стра­и­ва­ни­ем но­во­го ди­зай­на вла­сти, но неиз­беж­но ста­нет его со­став­ной ча­стью. Со­от­вет­ству­ю­щие по­ру­че­ния бы­ли да­ны пре­зи­ден­том еще в кон­це ян­ва­ря по ито­гам встре­чи с Со­ве­том по пра­вам че­ло­ве­ка.

Дру­гой фронт пред­по­ла­га­е­мых пе­ре­мен мо­жет быть свя­зан с по­яв­ле­ни­ем но­во­го по­ня­тия «пуб­лич­ная власть». Об­суж­да­ет­ся оно в свя­зи с из­ме­не­ни­ем ста­ту­са мест­но­го са­мо­управ­ле­ния в ста­тье 132. Зна­то­ки вспом­ни­ли, что впер­вые его ис­поль­зо­вал в 2018 го­ду гла­ва Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да Ва­ле­рий Зорь­кин, ко­то­рый опре­де­лил МСУ как «ниж­ний этаж пуб­лич­ной вла­сти». Но в по­прав­ках это по­ня­тие упо­ми­на­ет­ся и в ста­тье 71, опи­сы­ва­ю­щей «пред­ме­ты ве­де­ния» Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Пункт «г» этой ста­тьи на­чи­на­ет­ся с упо­ми­на­ния имен­но пуб­лич­ной вла­сти, все осталь­ные пред­ме­ты ве­де­ния рас­по­ла­га­ют­ся по­сле нее: «уста­нов­ле­ние си­сте­мы фе­де­раль­ных ор­га­нов за­ко­но­да­тель­ной, ис­пол­ни­тель­ной и су­деб­ной вла­сти, по­ряд­ка их ор­га­ни­за­ции и де­я­тель­но­сти; фор­ми­ро­ва­ние фе­де­раль­ных ор­га­нов го­су­дар­ствен­ной вла­сти». Это к то­му, что кро­ме «ниж­не­го эта­жа» в ли­це МСУ пуб­лич­ная власть рас­про­стра­ня­ет­ся и на дру­гие эта­жи, ко­то­рые ак­ку­рат­но пе­ре­чис­ле­ны по­сле нее. В ста­тье 80, по­свя­щен­ной пол­но­мо­чи­ям пре­зи­ден­та РФ, «еди­ная си­сте­ма пуб­лич­ной вла­сти» пре­вра­ща­ет­ся в об­щий зна­ме­на­тель для всех ор­га­нов вла­сти.

— Но по­ня­тие «пуб­лич­ная власть» в те­ку­щем рос­сий­ском за­ко­но­да­тель­стве не опре­де­ле­но.

— Юри­сты-кон­сти­ту­ци­о­на­ли­сты и де­пу­та­ты (а ес­ли по­тре­бу­ет­ся, и Кон­сти­ту­ци­он­ный суд) спра­вят­ся с лик­ви­да­ци­ей этих про­бе­лов. Го­раз­до ин­те­рес­нее по­ли­ти­че­ское со­дер­жа­ние по­ня­тия «пуб­лич­ная власть». В пер­вом при­бли­же­нии пуб­лич­ная власть — это власть, от­кры­тая для об­ще­ства и под­от­чет­ная об­ще­ству. Пуб­лич­ный ха­рак­тер вла­сти обес­пе­чи­ва­ют не толь­ко вы­бо­ры, пар­тии, пар­ла­мент и су­ды, но и дру­гие по­ли­ти­че­ские ме­ха­низ­мы, поз­во­ля­ю­щие вы­яв­лять пред­по­чте­ния граж­дан и ре­а­ги­ро­вать на них. На­при­мер, ин­сти­ту­ты со­ве­ща­тель­ной, пря­мой и элек­трон­ной де­мо­кра­тии. Экс­пер­ты уже об­ра­ти­ли вни­ма­ние, что в пре­зи­дент­ском по­сла­нии-2020 был обо­зна­чен но­вый кри­те­рий успеш­но­сти го­су­дар­ства («ве­ли­чия Рос­сии») — «до­сто­ин­ство граж­дан», ко­то­рое пред­по­ла­га­ет не толь­ко бла­го­со­сто­я­ние и пра­во­вую за­щи­щен­ность, но и по­ли­ти­че­ское уча­стие. «Глубинное го­су­дар­ство» вряд ли воз­мож­но без «ак­тив­ных граж­дан». Это озна­ча­ет, что до 2024 го­да и по­сле него мож­но ожи­дать не толь­ко пра­во­вой кон­кре­ти­за­ции, но и на­пол­не­ния пуб­лич­ной вла­сти по­ли­ти­че­ским со­дер­жа­ни­ем.

Га­ран­тия пу­тин­ско­го на­сле­дия

— Как вы объ­яс­ня­е­те ско­рость при­ня­тия кон­сти­ту­ци­он­ных по­пра­вок? В чем смысл та­кой спеш­ки?

— Да не ви­жу я ни­ка­кой спеш­ки. Вре­мя, от­ве­ден­ное на при­ня­тие кон­сти­ту­ци­он­ных по­пра­вок, укла­ды­ва­ет­ся в тре­бо­ва­ния за­ко­но­да­тель­ства (не ме­нее трех ме­ся­цев). За­бла­го­вре­мен­ный за­пуск об­нов­лен­ной по­ли­ти­че­ской си­сте­мы со­зда­ет воз­мож­но­сти от­ла­дить про­цесс и обес­пе­чить его бла­го­при­ят­ное за­вер­ше­ние. Про­сто ра­зум­ный рас­чет.

— Этот рас­чет как-то свя­зан с тран­зи­том вла­сти?

— Под тран­зи­том ча­ще все­го име­ет­ся в ви­ду пе­ре­да­ча пре­зи­дент­ской вла­сти дру­го­му ли­цу на вы­бо­рах 2024 го­да. За два­дцать лет при­вык­ли: Пу­тин чтит Кон­сти­ту­цию, а по­то­му по­ки­нет свой пост в опре­де­лен­ный ею срок. Под­ра­зу­ме­ва­лось, что по­сле это­го — и в ре­зуль­та­те это­го — си­сте­ма вла­сти в Рос­сии нач­нет ме­нять­ся. Об­раз неумо­ли­мо при­бли­жа­ю­ще­го­ся 2024 го­да уже по­се­лил­ся в со­зна­нии ча­сти рос­сий­ских граж­дан: для боль­шин­ства — как тре­во­га, для мень­шин­ства — как на­деж­да.

По­сла­ние, с ко­то­рым пре­зи­дент вы­сту­пил 15 ян­ва­ря, мно­гое из­ме­ни­ло. Его со­дер­жа­ние ока­за­лось пол­ной неожи­дан­но­стью. Жда­ли «со­ци­аль­но­го» по­сла­ния, а оно ока­за­лось кон­сти­ту­ци­он­ным, то есть все­объ­ем­лю­щим. Это за че­ты­ре го­да до но­вых пре­зи­дент­ских вы­бо­ров. Это не спеш­ка, а иг­ра на опе­ре­же­ние, и не су­ет­ли­вая (дни-неде­ли-ме­ся­цы), а иг­ра вдол­гую, рас­счи­тан­ная на го­ды. Пред­ло­жив кон­сти­ту­ци­он­ную ре­фор­му, Пу­тин за­хва­тил по­ли­ти­че­скую ини­ци­а­ти­ву: пред­ло­жил соб­ствен­ный ва­ри­ант вы­хо­да из су­пер­пре­зи­дент­ской рес­пуб­ли­ки.

— Не всем это по­нра­ви­лось.

— По­ли­ти­че­ские си­лы, меч­та­ю­щие вер­нуть­ся в де­вя­но­стые, уже дав­но не де­ла­ют по­го­ды на рос­сий­ском по­ли­ти­че­ском Олим­пе, но они ни­ку­да не ис­чез­ли. «Бе­не­фи­ци­а­ры де­вя­но­стых» со­всем не сво­дят­ся к «неси­стем­ной оп­по­зи­ции», о поль­зе ко­то­рой для «си­сте­мы» со­всем не­дав­но на­пом­нил пре­зи­дент. Это часть эко­но­ми­че­ских и по­ли­ти­че­ских элит, ко­то­рая меч­та­ет пе­ре­жить прав­ле­ние Пу­ти­на и все вер­нуть. Они ак­тив­но «пе­ре­ми­ги­ва­ют­ся» с на­ши­ми «парт­не­ра­ми по меж­ду­на­род­ным от­но­ше­ни­ям» и ждут под­хо­дя­щей воз­мож­но­сти. «Ок­но уяз­ви­мо­сти» пе­ред вы­бо­ра­ми 2024 го­да бы­ло для них оп­ти­маль­ным, они го­то­ви­лись вклю­чить­ся в иг­ру с воз­мож­ным пре­ем­ни­ком. Пят­на­дца­то­го ян­ва­ря из­ме­ни­ло си­ту­а­цию в небла­го­при­ят­ную для них сто­ро­ну, но не кар­ди­наль­ным об­ра­зом.

Есть важ­ная прак­ти­че­ская за­ко­но­мер­ность: с то­го мо­мен­та, ко­гда ста­но­вит­ся яс­но, что дей­ству­ю­щий пре­зи­дент уй­дет со сво­е­го по­ста в на­зна­чен­ный срок (и этот срок из­ве­стен), он на­чи­на­ет неми­ну­е­мо те­рять по­ли­ти­че­скую си­лу (зна­ме­ни­тая «хро­мая ут­ка»), а зна­чит, и воз­мож­ность со­дер­жа­тель­но вли­ять на пе­ре­ме­ны. Огра­ни­че­ния, за­ло­жен­ные в дей­ству­ю­щей Кон­сти­ту­ции, ли­ша­ли Пу­ти­на воз­мож­но­сти стать ре­аль­ным га­ран­том пред­ло­жен­ных им по­ли­ти­че­ских пе­ре­мен.

— Но ес­ли Пу­тин чтит Кон­сти­ту­цию, по­че­му он со­гла­сил­ся на пред­ло­же­ние обой­ти ее огра­ни­че­ния?

— С се­ре­ди­ны ян­ва­ря до се­ре­ди­ны мар­та об­ще­ство име­ло до­ста­точ­но вре­ме­ни, что­бы про­чув­ство­вать ос­нов­ной смысл кон­сти­ту­ци­он­ных по­пра­вок вме­сте с рис­ка­ми мас­штаб­но­го ре­фор

ми­ро­ва­ния си­сте­мы при пер­спек­ти­ве ухо­да Пу­ти­на по­сле 2024 го­да. Об­ще­ствен­ный за­прос на со­хра­не­ние Пу­ти­на во вла­сти, ко­то­рый су­ще­ство­вал и рань­ше, стал бо­лее ре­льеф­ным. «По­прав­ка Те­реш­ко­вой» от­клик­ну­лась на бес­по­кой­ство боль­шин­ства. Она от­кры­ла для дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та воз­мож­ность сно­ва бал­ло­ти­ро­вать­ся на этот пост, из­ме­ни­ла пер­спек­ти­ву по­ли­ти­че­ской жиз­ни до 2024 го­да, а вме­сте с этим и по­ли­ти­че­скую си­ту­а­цию, сло­жив­шу­ю­ся по­сле 15 ян­ва­ря. «По­прав­ка Те­реш­ко­вой» окон­ча­тель­но раз­ру­ши­ла пла­ны сто­рон­ни­ков де­мон­та­жа пу­тин­ско­го на­сле­дия. По­яви­лась ре­аль­ная га­ран­тия, что кон­сти­ту­ци­он­ная ре­фор­ма в фор­ма­те, пред­ло­жен­ном Вла­ди­ми­ром Пу­ти­ным, дей­стви­тель­но бу­дет ре­а­ли­зо­ва­на. И опро­сы по­ка­зы­ва­ют, что она поль­зу­ет­ся вы­со­кой об­ще­ствен­ной под­держ­кой.

— Зна­чит ли это, что Вла­ди­мир Пу­тин мо­жет и не пой­ти на но­вые вы­бо­ры? Это про­сто хит­рость для элит и уве­рен­ность для на­род­но­го боль­шин­ства?

— Здесь со­хра­ня­ет­ся ин­три­га. Кон­сти­ту­ци­он­ная ре­фор­ма — жи­вой про­цесс с фи­на­лом, точ­ные па­ра­мет­ры ко­то­ро­го преду­га­дать вряд ли кто смо­жет. По­это­му прин­ци­пи­аль­ное зна­че­ние бу­дет иг­рать то, как пой­дет этот про­цесс до 2024 го­да. Ес­ли все прой­дет без се­рьез­ных сбо­ев, то­гда ве­ро­ят­ность, что Пу­тин со­гла­сит­ся сно­ва пой­ти на пре­зи­дент­ские вы­бо­ры, на мой взгляд, сни­жа­ет­ся. Ес­ли воз­ник­нут сбои ли­бо ухуд­шит­ся гео­по­ли­ти­че­ская си­ту­а­ция, то ве­ро­ят­ность уве­ли­чи­ва­ет­ся.

— А как же цен­ность сме­ня­е­мо­сти вла­сти? Пре­зи­дент сам го­во­рил, что это важ­ная ка­те­го­рия для стра­ны, к ко­то­рой мы долж­ны прий­ти.

— Дей­стви­тель­но, Вла­ди­мир Пу­тин сам это го­во­рил, и по­ло­же­ния о сме­ня­е­мо­сти вла­сти за­фик­си­ро­ва­ны в но­вой Кон­сти­ту­ции. Но да­вай­те вспом­ним, что имен­но го­во­рил пре­зи­дент. Что сме­ня­е­мость вла­сти важ­на, но в ны­неш­ней си­ту­а­ции важ­нее пре­ем­ствен­ность вла­сти. И это ре­аль­ное про­ти­во­ре­чие меж­ду цен­но­стью сме­ня­е­мо­сти и пре­ем­ствен­но­сти вла­сти луч­ше все­го объ­яс­ня­ет­ся че­рез осо­бен­но­сти то­го пе­ре­ход­но­го пе­ри­о­да, в ко­то­рый мы вой­дем, ес­ли граж­дане под­дер­жат ре­фор­му Кон­сти­ту­ции, пред­ло­жен­ную Пу­ти­ным.

На са­мом де­ле это про­ти­во­ре­чие фор­маль­ное. Пу­тин в дан­ном слу­чае по­зи­ци­о­ни­ру­ет се­бя, и, что прин­ци­пи­аль­но важ­но, пред­став­ля­ет­ся дру­ги­ми, как един­ствен­ный че­ло­век, ко­то­рый мо­жет обес­пе­чить успеш­ное за­вер­ше­ние кон­сти­ту­ци­он­ной ре­фор­мы.

Мо­дель «про­рыв­но­го раз­ви­тия»

— Мож­но ли сей­час оха­рак­те­ри­зо­вать си­сте­му го­су­прав­ле­ния, к ко­то­рой мы при­дем по­сле при­ня­тия по­пра­вок?

— С то­го ме­ста, где на­хо­дит­ся обыч­ный ана­ли­тик, мно­гое про­сто не вид­но. По­ка речь идет лишь о про­ек­те но­вой по­ли­ти­че­ской ре­аль­но­сти, кон­крет­ные де­та­ли и про­пор­ции не мо­гут быть из­вест­ны и са­мим ав­то­рам кон­сти­ту­ци­он­ной ре­фор­мы. Еще один за­труд­ня­ю­щий мо­мент: бу­ду­щая вол­на пе­ре­мен бу­дет вклю­чать в се­бя и эф­фек­ты от преды­ду­щих волн, объ­яс­нять про­ек­ти­ру­е­мые пе­ре­ме­ны нуж­но че­рез те, что им пред­ше­ство­ва­ли.

— На­при­мер?

— Мы вряд ли смо­жем адек­ват­но по­нять по­яв­ле­ние но­вых тре­бо­ва­ний к ли­цам, пре­тен­ду­ю­щим на выс­шие по­сты в го­су­дар­стве, на­чи­ная с пре­зи­ден­та, ко­то­рые за­фик­си­ро­ва­ны в по­прав­ках к Кон­сти­ту­ции, ес­ли мы не вспом­ним все те ме­ры обес­пе­че­ния на­ци­о­на­ли­за­ции элит и тот дли­тель­ный про­цесс, в те­че­ние ко­то­ро­го они при­ни­ма­лись и на­чи­на­ли ра­бо­тать.

— То­гда что мож­но ска­зать об из­ме­не­ни­ях си­сте­мы в це­лом?

— Бу­ду­щей по­ли­ти­че­ской си­сте­ме мож­но дать толь­ко об­щую ха­рак­те­ри­сти­ку. Эта си­сте­ма не ис­чер­пы­ва­ет­ся тре­мя цен­траль­ны­ми пунк­та­ми по­сла­ния-2020 — кон­сти­ту­ци­о­на­ли­за­ци­ей «со­ци­аль­но­го го­су­дар­ства», «су­ве­ре­ни­те­та» и но­во­го ба­лан­са вла­сти. Нуж­но до­ба­вить еще один — он про­зву­чал ра­нее. Это пе­ре­вод го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки в мо­дель «про­рыв­но­го раз­ви­тия», ко­то­рая по­тре­бу­ет но­вых от­но­ше­ний го­су­дар­ства и об­ще­ства. По­прав­ки к Кон­сти­ту­ции и пе­ре­ход к «про­рыв­но­му раз­ви­тию» раз­де­ле­ны во вре­ме­ни, но об­ра­зу­ют еди­ное це­лое. И что­бы оце­нить их хо­тя бы в об­щей фор­ме, при­дет­ся от­ка­зать­ся от при­выч­ной ло­ги­ки об­суж­де­ния: силь­ные ли­де­ры или силь­ные ин­сти­ту­ты. Вос­тре­бо­ва­ны и те и дру­гие, и по­ра пе­ре­стать их про­ти­во­по­став­лять.

— В но­вой по­ли­ти­че­ской си­сте­ме силь­ные ли­де­ры — это кто?

— Это пре­зи­дент, ко­то­рый при­дет по­сле Пу­ти­на, но, воз­мож­но, и не в 2024 го­ду. Это эли­ты но­во­го по­ко­ле­ния, про­шед­шие че­рез на­ци­о­на­ли­за­цию и «тех­но­кра­ти­че­ский при­зыв». И это «ак­тив­ные граж­дане».

— А как сде­лать силь­ны­ми ин­сти­ту­ты?

— Что имен­но на­де­ля­ет ин­сти­ту­ты си­лой? Во-пер­вых, спо­соб­ность со­пер­ни­ча­ю­щих элит — а они все­гда бу­дут со­пер­ни­чать — ра­бо­тать сов­мест­но, до­го­ва­ри­вать­ся, а так­же удер­жа­ние это­го со­пер­ни­че­ства в опре­де­лен­ных рам­ках. Во-вто­рых, проч­ная связь элит с судь­бой сво­ей стра­ны, а зна­чит — ме­ха­низ­мы, обес­пе­чи­ва­ю­щие эту связь. И, са­мое глав­ное, убеж­ден­ность об­ще­ства в спра­вед­ли­во­сти ин­сти­ту­тов. Иг­ро­ки долж­ны при­вык­нуть к иг­ре внут­ри ин­сти­ту­тов (пра­вил иг­ры), а не про­тив них. А для это­го они долж­ны утра­тить са­мо­до­ста­точ­ность и стать ча­стью внут­ренне свя­зан­ной си­сте­мы.

— По­прав­ки к Кон­сти­ту­ции свя­зы­ва­ют си­сте­му по­но­во­му.

— Да­вай­те по­смот­рим, как кон­сти­ту­ци­он­ные по­прав­ки ме­ня­ют пол­но­мо­чия и ме­сто в си­сте­ме ос­нов­ных вет­вей вла­сти и свя­зан­ных с ни­ми иг­ро­ков. Го­с­ду­ма рас­ши­ря­ет свои пол­но­мо­чия: «со­гла­со­ва­ние» по кан­ди­да­ту­ре пре­мье­ра ме­ня­ет­ся на «утвер­жде­ние». Со­вет фе­де­ра­ции ана­ло­гич­но: со­гла­со­вы­ва­ет си­ло­вых ми­ни­стров, от­ре­ша­ет от долж­но­сти су­дей Вер­хов­но­го и Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­дов. Кон­сти­ту­ци­он­ный суд так­же рас­ши­ря­ет пол­но­мо­чия: про­вер­ка при­ня­тых, но не под­пи­сан­ных за­ко­но­про­ек­тов, а так­же иных нор­ма­тив­но-пра­во­вых ак­тов ор­га­нов го­су­дар­ствен­ной вла­сти как фе­де­раль­но­го, так и ре­ги­о­наль­но­го уров­ней. Гос­со­вет из кон­суль­та­тив­но­го ор­га­на пре­вра­ща­ет­ся в но­вый пол­но­цен­ный ор­ган с кон­сти­ту­ци­он­ным ста­ту­сом. Это пред­ве­ща­ет рас­ши­ре­ние пол­но­мо­чий, ка­ких — по­ка неяс­но. Му­ни­ци­па­ли­те­ты так­же рас­ши­ря­ют свои пол­но­мо­чия и воз­мож­но­сти. Для му­ни­ци­па­ли­те­тов и Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да рас­ши­ре­ние пол­но­мо­чий со­про­вож­да­ет­ся но­вы­ми огра­ни­че­ни­я­ми — со­кра­ще­ни­ем ав­то­но­мии. То же са­мое мож­но ска­зать и о пре­зи­ден­те. Пра­ви­тель­ство пол­но­стью в спис­ке «про­иг­рав­ших». Кад­ро­вый со­став всех вет­вей вла­сти (на­чи­ная с пре­зи­ден­та) те­перь обя­зан со­от

По­ли­ти­че­ские си­лы, меч­та­ю­щие вер­нуть­ся в де­вя­но­стые, ни­ку­да не ис­чез­ли. «Ок­но уяз­ви­мо­сти» пе­ред вы­бо­ра­ми 2024 го­да бы­ло для них оп­ти­маль­ным, они го­то­ви­лись вклю­чить­ся в иг­ру с воз­мож­ным пре­ем­ни­ком

вет­ство­вать тре­бо­ва­ни­ям, га­ран­ти­ру­ю­щим неза­ви­си­мость от ино­стран­но­го вли­я­ния.

Ес­ли вспом­нить предыс­то­рию, то про­смат­ри­ва­ет­ся опре­де­лен­ная ло­ги­ка. В раз­лич­ной сте­пе­ни «по­те­ря­ли» ин­сти­ту­ты и эли­ты, ко­то­рые бы­ли глав­ны­ми «при­об­ре­та­те­ля­ми» на преды­ду­щих эта­пах по­ли­ти­че­ской ре­фор­мы, иду­щей с 2000 го­да (пре­зи­дент, пра­ви­тель­ство, си­ло­ви­ки). В раз­лич­ной сте­пе­ни «при­об­ре­ли» те, кто, на­обо­рот, на преды­ду­щих эта­пах «по­те­рял»: Го­с­ду­ма, Со­вет фе­де­ра­ции, гу­бер­на­то­ры. Судьи на преды­ду­щих эта­пах ни­че­го су­ще­ствен­но­го не те­ря­ли и не при­об­ре­та­ли, зато сей­час и «вы­иг­ра­ли» (пол­но­мо­чия), и ча­стич­но по­те­ря­ли (ав­то­но­мия). При­об­ре­те­ния осу­ществ­ля­лись це­ной со­кра­ще­ния са­мо­до­ста­точ­но­сти — и сей­час, и на преды­ду­щих эта­пах. В це­лом мож­но го­во­рить об из­ме­не­нии «цен­тра тя­же­сти» по­ли­ти­че­ской си­сте­мы. Фор­ми­ру­ет­ся «рас­ши­рен­ная» вер­сия «цен­тра тя­же­сти», по­вы­ша­ют­ся связ­ность си­сте­мы, спо­соб­ность раз­лич­ных зве­ньев ра­бо­тать друг с дру­гом.

— Раз­ве пре­зи­дент по­те­рял пол­но­мо­чия? Ка­жет­ся, он, на­про­тив, их при­об­рел, осо­бен­но ес­ли по­смот­реть на сверх­пол­но­мо­чия по от­но­ше­нию к Кон­сти­ту­ци­он­но­му су­ду. По­лу­ча­ет­ся су­пер­пре­зи­дент­ская си­сте­ма? За­чем на­ру­шать ба­ланс вет­вей вла­сти?

— Ба­ланс — это ко­гда си­сте­ма устой­чи­ва. Он мо­жет быть раз­ным, в раз­ных кон­фи­гу­ра­ци­ях, с раз­ным цен­тром тя­же­сти, но во всех слу­ча­ях это бу­дет ба­ланс. По­че­му дей­ству­ю­щая Кон­сти­ту­ция вос­при­ни­ма­ет­ся как во­пло­ще­ние иде­аль­но­го ба­лан­са? На­вер­ное, за­бы­ли, что пер­вые при­чи­та­ния про «су­пер­пре­зи­дент­скую си­сте­му» по­яви­лись сра­зу по­сле ее по­яв­ле­ния. Но раз­ве Ель­цин стал сверх­пре­зи­ден­том в 1994 го­ду? Или в 1995 го­ду? Или, мо­жет быть, в 1996-м? Или он был по­хож на сверх­пре­зи­ден­та по­сле де­фол­та 1998 го­да? Мы пре­крас­но пом­ним, что нет. До­сто­ин­ство Кон­сти­ту­ции-93 со­сто­ит как раз в том, что она жест­ко не фик­си­ру­ет ба­ланс, а де­ла­ет по­движ­ным, за­ви­си­мым от со­сто­я­ния рос­сий­ско­го об­ще­ства и по­ли­ти­че­ско­го ве­са ос­нов­ных иг­ро­ков. Это сде­ла­ло воз­мож­ным сме­ну несколь­ких по­ли­ти­че­ских ре­жи­мов. Сей­час пред­ло­же­на но­вая кон­фи­гу­ра­ция с но­вым ба­лан­сом.

Те­перь о «сверх­пол­но­мо­чи­ях». Как пол­но­мо­чия пре­зи­ден­та мож­но ква­ли­фи­ци­ро­вать по­доб­ным об­ра­зом, ес­ли од­но­вре­мен­но воз­ни­ка­ют и но­вые огра­ни­че­ния? Рас­смат­ри­вать их по­рознь вряд ли име­ет смысл. Их сле­ду­ет оце­ни­вать толь­ко сов­мест­но. Точ­но так же сле­ду­ет по­сту­пать и в от­но­ше­нии дру­гих вет­вей вла­сти, за­тро­ну­тых кон­сти­ту­ци­он­ной ре­фор­мой. Ко­гда рас­ши­ре­ние пол­но­мо­чий со­про­вож­да­ет­ся но­вы­ми огра­ни­че­ни­я­ми (и на­обо­рот), это как раз ука­зы­ва­ет на стрем­ле­ние сде­лать си­сте­му бо­лее рав­но­вес­ной.

— Есть ли смысл для Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на се­бя огра­ни­чи­вать?

— По­хо­же, но­вые пол­но­мо­чия — вме­сте с но­вы­ми огра­ни­че­ни­я­ми — пред­на­зна­че­ны для но­во­го пре­зи­ден­та, а со­всем не для Пу­ти­на, ко­то­рый спо­со­бен осу­ществ­лять эти пол­но­мо­чия в нефор­маль­ном по­ряд­ке, про­сто бла­го­да­ря сво­е­му по­ли­ти­че­ско­му ве­су (на­при­мер, «об­щее ру­ко­вод­ство пра­ви­тель­ством»). Ес­ли оце­ни­вать но­вые пол­но­мо­чия пре­зи­ден­та си­стем­но, то мы уви­дим, что в ин­сти­ту­ци­о­наль­ном плане он оста­ет­ся са­мым силь­ным иг­ро­ком, при­том что рас­ши­ря­ют­ся пол­но­мо­чия и дру­гих вет­вей вла­сти, преж­де все­го пар­ла­мен­та. Пре­зи­дент пе­ре­ста­ет быть «са­мо­держ­цем», от­ве­ча­ю­щим бук­валь­но за все. В ре­а­ли­за­цию ча­сти пол­но­мо­чий пре­зи­ден­та, ко­то­рые ра­нее осу­ществ­ля­лись им еди­но­лич­но, вклю­ча­ют­ся дру­гие груп­пы эли­ты, эти пол­но­мо­чия ре­а­ли­зу­ют­ся сов­мест­но, в ре­зуль­та­те сов­мест­ной ра­бо­ты и сов­мест­ной от­вет­ствен­но­сти. Ско­рее, раз­го­во­ры о сверх­пол­но­мо­чи­ях — при­знак разо­ча­ро­ва­ния тех, кто на­де­ял­ся на ослаб­ле­ние пре­зи­дент­ской вла­сти в ре­зуль­та­те ре­фор­мы Кон­сти­ту­ции. Не сбы­лось. Точ­нее го­во­рить о нор­ма­ли­за­ции, а не об уси­ле­нии или ослаб­ле­нии пре­зи­дент­ской вла­сти.

За­прос но­вых по­ко­ле­ний

— По­го­во­рим о дру­гих ме­ха­низ­мах си­сте­мы. Мы не уви­де­ли зна­чи­тель­но­го уси­ле­ния Со­ве­та без­опас­но­сти и Гос­со­ве­та и не по­ня­ли их ито­го­вый функ­ци­о­нал, хо­тя воз­мож­но­сти для уточ­не­ния мож­но до­пи­сать «в от­дель­ных за­ко­нах». «Со­ве­ти­за­ция» от­кла­ды­ва­ет­ся?

— По­прав­ки преду­смат­ри­ва­ют, что ста­тус Гос­со­ве­та бу­дет опре­де­лен фе­де­раль­ным за­ко­ном. Хо­чу об­ра­тить вни­ма­ние, что в по­ли­ти­че­ском смыс­ле Гос­со­вет стал при­об­ре­тать но­вый ста­тус еще до по­яв­ле­ния кон­сти­ту­ци­он­ных по­пра­вок. Это про­изо­шло по­сле со­зда­ния ра­бо­чих групп и пе­ре­хо­да к вза­и­мо­дей­ствию с пра­ви­тель­ством. Мож­но пред­по­ло­жить, что пер­спек­ти­ва «вос­хож­де­ния» Гос­со­ве­та обу­слов­ле­на его ме­стом в «про­рыв­ной» мо­де­ли раз­ви­тия, о ко­то­рой ра­нее го­во­рил пре­зи­дент. Гос­со­вет — ра­бо­чий парт­нер пра­ви­тель­ства, его функ­ци­о­нал — обес­пе­че­ние раз­ви­тия. Что ка­са­ет­ся пер­спек­тив рас­ши­ре­ния пол­но­мо­чий Со­ве­та без­опас­но­сти и несо­сто­яв­шей­ся «со­ве­ти­за­ции», это, ско­рее все­го, та­кая же фик­ция, как и сверх­пол­но­мо­чия пре­зи­ден­та.

— За­чем да­вать Со­ве­ту фе­де­ра­ции пол­но­мо­чия со­гла­со­вы­вать си­ло­вые долж­но­сти и ре­ги­о­наль­ных про­ку­ро­ров? Есть ли в этом смысл прак­ти­че­ский, а не толь­ко ра­ди ба­лан­си­ров­ки пол­но­мо­чий?

— Об этом Вла­ди­мир Пу­тин сам ска­зал пуб­лич­но: необ­хо­ди­мо осво­бо­дить си­ло­ви­ков от «непра­во­мер­но­го» вли­я­ния ре­ги­о­наль­ных вла­стей. Про­бле­ма ре­аль­ная и ак­ту­аль­ная для ан­ти­кор­руп­ци­он­ной по­ли­ти­ки (кон­троль над ре­ги­о­наль­ны­ми вла­стя­ми), сни­же­ния дав­ле­ния на биз­нес, по­вы­ше­ния ин­ве­сти­ци­он­ной при­вле­ка­тель­но­сти ре­ги­о­нов.

— В ин­тер­вью «Экс­пер­ту» вы пред­ска­за­ли из­ме­не­ния пол­но­мо­чий пар­ла­мен­та в ча­сти вли­я­ния на со­став пра­ви­тель­ства. (См. «Ти­хая ре­во­лю­ция пар­тий­ной си­сте­мы, № 48 за 2018 год.) Но мы ду­ма­ли, что сна­ча­ла нуж­но уси­лить пар­тии, а все оста­ет­ся по-ста­ро­му.

— Дей­стви­тель­но, про­гноз ока­зал­ся удач­ным. При­ят­но, неча­сто так бы­ва­ет. Но все про­изо­шло го­раз­до быст­рее и го­раз­до фун­да­мен­таль­нее. Да, си­ла пар­тий свя­за­на с вли­я­тель­но­стью пар­ла­мен­та. Толь­ко на­прав­лен­ность свя­зи мо­жет быть раз­ной. В на­шем слу­чае не пар­тии «по­тя­нут» за со­бой пар­ла­мент, а на­обо­рот, но­вые пол­но­мо­чия пар­ла­мен­та по­вы­сят вес и зна­че­ние пар­тий. Од­но де­ло — пред­ста­ви­тель­ство, за­ко­но­твор­че­ство и эпи­зо­ди­че­ский кон­троль над пра­ви­тель­ством (еже­год­ные от­че­ты) и со­всем дру­гое — пол­но­цен­ная по­ли­ти­че­ская от­вет­ствен­ность за пре­мье­ра, со­став пра­ви­тель­ства (кро­ме си­ло­во­го бло­ка) и его курс.

— По­это­му по­яв­ля­ют­ся но­вые пар­тии? Это вто­рой эше­лон или дви­же­ние к пар­ла­мент­ской мно­го­пар­тий­но­сти?

— Стар­та­пы все­гда ин­те­рес­ны, вклю­чая пар­тий­ные, но боль­шая часть из тех, что по­яви­лась, пер­спек­тив­ны­ми не вы­г­ля

Не сто­ит про­ти­во­по­став­лять «со­ци­аль­ные» по­прав­ки «по­ли­ти­че­ским». В кон­цеп­ту­аль­ном плане это еди­ное це­лое. По­сле то­го как по­прав­ки всту­пят в дей­ствие, со­ци­ал-дар­ви­низм в Рос­сии бу­дет за­пре­щен Ос­нов­ным за­ко­ном

дят. По­ка они боль­ше по­хо­жи на про­ек­ты «из го­ло­вы», а не «от серд­ца». Кро­ме то­го, пер­спек­ти­вы но­вых пар­тий, вклю­чая те, ко­то­рые еще не по­яви­лись, за­ви­сят не столь­ко от них са­мих: ин­кум­бен­ты все­гда об­ла­да­ют по­зи­ци­он­ным пре­иму­ще­ством — они уже есть, а новичкам еще толь­ко пред­сто­ит со­сто­ять­ся в ка­ком-то ка­че­стве. Или не со­сто­ять­ся во­об­ще. Так вот, пер­спек­ти­вы но­вых пар­тий во мно­гом за­ви­сят от то­го, нас­коль­ко су­ще­ству­ю­щие пар­тии смо­гут эф­фек­тив­но вос­поль­зо­вать­ся но­вы­ми воз­мож­но­стя­ми. Са­мое глав­ное: те­перь фор­ми­ро­ва­ние пра­ви­тель­ства в их ру­ках.

Прав­да, сиг­нал о но­вых воз­мож­но­стях пар­тий, по­хо­же, в об­ще­ство по­ка не про­шел. Да и сиг­нал этот по­сле 15 ян­ва­ря два­жды по­ме­нял со­дер­жа­ние. Пер­во­на­чаль­но он ра­бо­тал ско­рее на ак­ти­ви­за­цию ан­ти­си­стем­ных сил, на всех, кто хо­тел бы стать кан­ди­да­том в ми­ни­стры в «Рос­сии по­сле Пу­ти­на». «По­прав­ка Те­реш­ко­вой» и здесь скор­рек­ти­ро­ва­ла си­ту­а­цию: силь­ный Пу­тин со­хра­ня­ет­ся как точ­ка от­сче­та. По­это­му но­вые пар­тии, ко­то­рые уже успе­ли по­явить­ся, вряд ли мож­но счи­тать по­ка­за­тель­ны­ми. Но об­ще­ствен­ный за­прос на из­ме­не­ние пар­тий­ной си­сте­мы очень боль­шой. По опро­сам, око­ло по­ло­ви­ны рос­сий­ских граж­дан не счи­та­ют се­бя пред­став­лен­ны­ми ни од­ной из су­ще­ству­ю­щих по­ли­ти­че­ских пар­тий. Ко­гда, как и в ка­кой сте­пе­ни про­явит­ся этот об­ще­ствен­ный за­прос — во­прос от­кры­тый. Это ин­три­га на бу­ду­щее. На­пом­ню, что ос­но­ва­ния, ко­то­рые при­ве­ли к воз­ник­но­ве­нию боль­шин­ства рос­сий­ских по­ли­ти­че­ских пар­тий, все боль­ше ста­но­вят­ся ча­стью ис­то­рии и по­сте­пен­но пе­ре­ста­ют быть ак­ту­аль­ны­ми для об­ще­ства. Это от­но­сит­ся и к КПРФ, и к ЛДПР, и к «Спра­вед­ли­вой Рос­сии». Но­вые по­ко­ле­ния по­тре­бу­ют но­вых пар­тий.

— Ве­лик ли элек­то­раль­ный за­пас «Еди­ной Рос­сии»?

— Что ка­са­ет­ся «Еди­ной Рос­сии», то ей пред­сто­ит са­мое силь­ное из воз­мож­ных ис­пы­та­ний — ис­пы­та­ние ста­ту­сом «пра­вя­щей пар­тии», ко­то­рая несет от­вет­ствен­ность за по­ли­ти­ку пра­ви­тель­ства. До недав­не­го вре­ме­ни важ­ней­шим ре­сур­сом пар­тии бы­ла связь с пре­зи­ден­том, са­мым силь­ным по­ли­ти­че­ским ли­де­ром. Так вот, по­прав­ки ско­рее ослаб­ля­ют эту связь. В но­вой по­ли­ти­че­ской ре­аль­но­сти бу­ду­щее «Еди­ной Рос­сии» бу­дет го­раз­до боль­ше за­ви­сеть от нее са­мой.

— Не ожи­да­ют ли нас по­ли­ти­че­ские кри­зи­сы, ко­гда мно­го­пар­тий­ная Ду­ма от­ка­жет­ся со­гла­со­вы­вать пра­ви­тель­ство?

— С точ­но­стью до на­обо­рот: по­прав­ки де­ла­ют вза­и­мо­дей­ствие пре­зи­ден­та и Го­с­ду­мы по по­во­ду фор­ми­ро­ва­ния пра­ви­тель­ства бо­лее гиб­ким, чем рань­ше. Рис­ки по­ли­ти­че­ско­го кри­зи­са сни­жа­ют­ся.

— «Со­ци­аль­ные» по­прав­ки, как счи­та­ют мно­гие, долж­ны от­влечь из­би­ра­те­лей от по­пра­вок «по­ли­ти­че­ских». За­чем про­пи­сы­вать эко­но­ми­че­ские обя­за­тель­ства в ме­ня­ю­щем­ся фи­нан­со­вом ми­ре? А с Бо­гом и рус­ским язы­ком ка­кая-то ме­ша­ни­на по­лу­чи­лась. Ка­кие у вас ощу­ще­ния?

— Мир дей­стви­тель­но ме­ня­ет­ся очень быст­ро. И зна­че­ние ос­но­ва­ний го­су­дар­ствен­но­го един­ства толь­ко по­вы­ша­ет­ся. Как раз к это­му и от­но­сят­ся со­ци­аль­ные обя­за­тель­ства го­су­дар­ства. По­прав­ки кон­сти­ту­ци­о­на­ли­зи­ру­ют со­ци­аль­ное го­су­дар­ство. Го­су­дар­ство обя­зу­ет­ся при лю­бых об­сто­я­тель­ствах вы­пол­нять ба­зо­вые со­ци­аль­ные обя­за­тель­ства пе­ред граж­да­на­ми. Это важ­но в прин­ци­пе, как га­ран­тия от ре­ци­ди­вов по­ли­ти­ки де­вя­но­стых, и для про­яс­не­ния смыс­ла недав­ней пен­си­он­ной ре­фор­мы в осо­бен­но­сти. По­сле то­го как по­прав­ки всту­пят в дей­ствие, со­ци­ал-дар­ви­низм в Рос­сии бу­дет за­пре­щен Ос­нов­ным за­ко­ном го­су­дар­ства. И не сто­ит про­ти­во­по­став­лять «со­ци­аль­ные» по­прав­ки «по­ли­ти­че­ским». В кон­цеп­ту­аль­ном плане это еди­ное це­лое. Важ­но еще од­но об­сто­я­тель­ство. Кон­сти­ту­ци­о­на­ли­за­ция со­ци­аль­ных обя­за­тельств со­зда­ет об­ра­зец, аль­тер­на­тив­ный то­му, ко­то­рый утвер­дил­ся в ка­че­стве все­об­щей нор­мы в хо­де нео­ли­бе­раль­ной гло­ба­ли­за­ции.

То же са­мое ка­са­ет­ся и дру­гих но­вых по­ло­же­ний, на­пря­мую не свя­зан­ных с си­сте­мой го­су­дар­ствен­ной вла­сти. Кон­сти­ту­ция не про­сто юри­ди­че­ский, но и ос­но­во­по­ла­га­ю­щий цен­ност­ный, «мо­раль­но-эти­че­ский» до­ку­мент. Зна­че­ние ре­ли­гии и рус­ско­го на­ро­да в раз­ви­тии рос­сий­ско­го го­су­дар­ства, по­бе­да в Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне, зна­че­ние де­тей и роль се­мьи — это оче­вид­ные ис­то­ри­че­ские фак­ты на­шей ис­то­рии. И не про­сто фак­ты. Для нас они пре­вра­ти­лись в со­ци­аль­ные цен­но­сти, в важ­ную часть об­ще­рос­сий­ской иден­тич­но­сти. Но цен­но­сти все­гда и вез­де оспа­ри­ва­ют­ся. Это зна­чит, что наи­бо­лее важ­ные из них долж­ны быть за­щи­ще­ны за­ко­ном, а са­мые-са­мые важ­ные — ав­то­ри­те­том Кон­сти­ту­ции и со­во­куп­ной мо­щью рос­сий­ско­го го­су­дар­ства.

А то по­лу­чит­ся, как с осво­бож­де­ни­ем Ос­вен­ци­ма. Кто осво­бож­дал? Укра­ин­ский фронт? Зна­чит, укра­ин­цы и осво­бож­да­ли. Ка­кие рус­ские? Рус­ских там не бы­ло, ведь не бы­ло же ка­ко­го-то от­дель­но­го Рус­ско­го фрон­та. Нель­зя поз­во­лять чу­жим хо­зяй­ни­чать в на­шей ис­то­рии. Воз­ра­же­ния про­тив этой ча­сти по­пра­вок по­хо­жи на са­мо­раз­об­ла­че­ние: да, мы де­ла­ем то, что со­би­ра­ет­ся за­пре­тить Кон­сти­ту­ция. А имен­но ста­вим под во­прос оче­вид­ные ис­то­ри­че­ские фак­ты, ко­то­рые ста­ли цен­но­стя­ми боль­шин­ства, да, мы про­во­дим про­тив них це­ле­на­прав­лен­ные кам­па­нии с рас­че­том на то, что все «оче­вид­ное» и «цен­ное» сей­час, со вре­ме­нем, мож­но рас­тво­рить в агрес­сив­ном дис­кур­се. Кон­сти­ту­ци­о­на­ли­за­ция ос­но­во­по­ла­га­ю­щих мо­раль­ных цен­но­стей не пред­вы­бор­ная «иг­ра с боль­шин­ством»: с Ос­нов­ным за­ко­ном не шу­тят. Это пре­вра­ще­ние мо­раль­ных цен­но­стей граж­дан в ос­но­ва­ние го­су­дар­ствен­но­го един­ства. По­вто­рю: по­ли­ти­че­ская, со­ци­аль­ная и мо­раль­ная со­став­ля­ю­щие по­пра­вок к Кон­сти­ту­ции об­ра­зу­ют еди­ное це­лое, позволяюще­е рос­сий­ско­му го­су­дар­ству пе­рей­ти к «про­рыв­ной» мо­де­ли раз­ви­тия и дли­тель­ное вре­мя оста­вать­ся на этой тра­ек­то­рии. ■

Алек­сей Зудин, стар­ший пре­по­да­ва­тель МГИМО МИД РФ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.