Му­ра­ка­ми внут­ри

Твор­че­ство са­мо­го зна­ме­ни­то­го из ныне жи­ву­щих япон­ских пи­са­те­лей гла­за­ми его пе­ре­вод­чи­ка

Ekspert - - КНИГИ - Ко­ва­ле­нин Дмит­рий. Су­си-ну­ар 1.Х. За­ни­ма­тель­ное му­ра­ка­миЕ­де­ние от «Слу­шай пес­ню вет­ра» до «Хро­ник За­вод­ной Пти­цы». — СПб.: Пи­тер, 2020. — 432 с. ти­раж 5000 экз. Су­си-ну­ар 2. Зом­би на­ше­го ве­ка. За­ни­ма­тель­ное му­ра­ка­миЕ­де­ние от «Под­зем­ки» до «1Q84» — СПб.: П

В этой кни­ге Дмит­рий Ко­ва­ле­нин ме­ня­ет свое ам­плуа: он вы­хо­дит из те­ни ав­то­ра и на­чи­на­ет ин­тер­пре­ти­ро­вать его твор­че­ство. Он предъ­яв­ля­ет чи­та­те­лю не про­сто зна­ние тек­стов Ха­ру­ки Му­ра­ка­ми — ав­то­ра, ко­то­ро­го он от­крыл для рос­сий­ской чи­та­тель­ской ауди­то­рии, и тех смыс­лов, ко­то­рые он в них за­клю­ча­ет, — но и пло­ды очень глу­бо­ких раз­мыш­ле­ний над эти­ми тек­ста­ми в про­цес­се их пе­ре­во­да, в ко­то­рых Ко­ва­ле­нин не про­сто пе­ре­да­ет зна­че­ние слов. Он, по­доб­но хо­ро­ше­му ак­те­ру, вжи­ва­ет­ся в шку­ру пи­са­те­ля, ко­то­ро­го пе­ре­во­дит, ста­но­вит­ся ча­стью его ин­тел­лек­ту­аль­но­го те­ла, ко­то­рая вла­де­ет рус­ским язы­ком. Кни­га «Су­си-ну­ар» очень да­ле­ка от тра­ди­ци­он­но­го ли­те­ра­ту­ро­вед­че­ско­го по­вест­во­ва­ния. В ней есть по­дроб­ный ана­лиз сю­же­та и об­сто­я­тельств, в ко­то­рых он со­зда­вал­ся. Пе­ре­вод­чик об­ра­ща­ет вни­ма­ние на мно­же­ство де­та­лей, ко­то­рые мог­ли ускольз­нуть от на­ше­го вни­ма­ния при чте­нии тек­стов Му­ра­ка­ми, но это не зна­чит, что он пы­та­ет­ся их объ­яс­нить. Он все­го лишь раз­мыш­ля­ет над ни­ми и при­гла­ша­ет нас при­со­еди­нить­ся к этим раз­мыш­ле­ни­ям.

Кни­ги Му­ра­ка­ми по­яви­лись на рос­сий­ском рын­ке не бла­го­да­ря круп­ным из­да­тель­ствам, ко­то­рые, как это при­ня­то у них де­лать, по­ку­па­ют пра­ва у меж­ду­на­род­ной звез­ды, пе­ре­во­дят кни­гу, а за­тем с по­мо­щью сво­их мар­ке­тин­го­вых служб пре­вра­ща­ют ее по­яв­ле­ние на пол­ках книж­ных ма­га­зи­нах в круп­но­мас­штаб­ное куль­тур­ное со­бы­тие, ко­то­рое ли­те­ра­тур­ные ак­ти­ви­сты не мо­гут про­пу­стить. Текст Му­ра­ка­ми при­шел к нам со­всем дру­гим пу­тем. Дмит­рий Ко­ва­ле­нин, ока­зав­ший­ся в Япо­нии в се­ре­дине де­вя­но­стых, ис­кал воз­мож­ность для ин­тел­лек­ту­аль­но­го эс­ка­пиз­ма и на­шел на пол­ке япон­ско­го книж­но­го ма­га­зи­на «Охо­ту на овец». Он за­кон­чил пе­ре­вод в 1996 го­ду и вы­ло­жил его в ин­тер­нет, ко­то­рый, к сча­стью, успел к то­му вре­ме­ни по­явить­ся.

За­тем про­изо­шло еще од­но со­бы­тие из раз­ря­да необык­но­вен­ных: на­шел­ся че­ло­век, ко­то­рый про­чи­тал в се­ти «Охо­ту на овец» в пе­ре­во­де Ко­ва­ле­ни­на и, не бу­дучи из­да­те­лем, вы­ра­зил го­тов­ность вы­ку­пить пра­ва на пуб­ли­ка­цию этой кни­ги ис­клю­чи­тель­но из люб­ви к твор­че­ству Му­ра­ка­ми. Кни­га вы­шла в 1998 го­ду и на­ча­ла свой путь к серд­цам рус­ских чи­та­те­лей. К 2003 го­ду она разо­шлась ти­ра­жом в несколь­ко со­тен ты­сяч эк­зем­пля­ров, и с тех пор каж­дая его но­вая кни­га по­па­да­ла в спис­ки бест­сел­ле­ров. И что­бы объ­яс­нить эту лю­бовь, а за­од­но и при­ро­ду твор­че­ства са­мо­го Му­ра­ка­ми, Ко­ва­ле­нин слов­но бы от­прав­ля­ет нас в под­со­зна­ние пи­са­те­ля, ко­то­рые на­пол­не­но са­мы­ми неожи­дан­ны­ми вос­по­ми­на­ни­я­ми. Вме­сте с про­вод­ни­ком мы слов­но от­прав­ля­ем­ся в блуж­да­ния по ла­би­рин­ту и ока­зы­ва­ем­ся сна­ча­ла то в од­ном от­ветв­ле­нии, в ко­то­ром Ко­ва­ле­нин раз­би­ра­ет ню­ан­сы то­го или ино­го пер­со­на­жа, то в дру­гом, где мы зна­ко­мим­ся с ис­то­ри­че­ски­ми ре­а­ли­я­ми Япо­нии. Но ес­ли мы пы­та­ем­ся сум­ми­ро­вать од­ну ин­фор­ма­цию с дру­гой, то мы так и не по­лу­чим из­ме­ри­мой ве­ли­чи­ны.

В тек­сте Ко­ва­ле­ни­на мы ви­дим не обыч­но­го пи­са­те­ля, ко­то­рый пи­шет свои тек­сты с по­мо­щью все­воз­мож­ных кре­а­тив­ных тех­ник. Мы име­ем де­ло со сверх­пи­са­те­лем, ко­то­рый, воз­мож­но, и сам до сих пор не осо­зна­ет се­бя та­ко­вым. Ему раз за ра­зом уда­ет­ся про­ни­кать в те ху­до­же­ствен­ные ми­ры, ко­то­рые до сих пор ни­кем не бы­ли ис­хо­же­ны, и да­же при том, что мож­но лег­ко най­ти ис­то­ки об­раз­но­сти Му­ра­ка­ми и свой­ствен­ной ему ма­не­ры вы­стра­и­вать сю­жет в мно­го­ве­ко­вой япон­ской куль­ту­ре, он, как и по­ла­га­ет­ся ли­те­ра­тур­ным ти­та­нам, сто­ит от нее особ­ня­ком. Му­ра­ка­ми та­кая же за­гад­ка, как и его про­из­ве­де­ния. Но нам не по си­лам ее раз­га­дать, да­же Ко­ва­ле­нин, и тот лишь под­сту­па­ет­ся к ней — ров­но на­столь­ко, что­бы со­здать рус­скую вер­сию его тек­стов. Имен­но в этом и за­клю­ча­ет­ся его при­тя­га­тель­ность: Му­ра­ка­ми от­прав­ля­ет нас в пу­те­ше­ствие в неиз­ве­дан­ные ху­до­же­ствен­ные про­стран­ства. Мы по­гру­жа­ем­ся в них с го­ло­вой, и там с на­ми про­ис­хо­дит нечто необъ­яс­ни­мое. Но это и есть имен­но то, что долж­но про­ис­хо­дить с на­ми при встре­че с настоящей ли­те­ра­ту­рой.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.