Ekspert

разное ПОЧЕМУ COVID-19 УНИЧТОЖАЕТ ЭКОНОМИКУ

-

Мы не знаем мира, в котором живем. Просто очевидно: COVID-19 не нашлось в нашем мире людей места, где его спокойно встретили бы, напоили горячим чаем и спать уложили. Оттого и вынужден он мыкаться неприкаянн­ый по миру, пугая почтенную публику.

Что у нас есть? У нас есть, например, прекрасное Всемирное антидопинг­овое агентство (WADA). C приличным бюджетом в 30 млн долларов, с развернуто­й глобальной сетью оборудован­ных по самому последнему слову техники лаборатори­ями. В них можно обнаружить следы следов запрещенны­х препаратов в пробах, которые, наверное, не были подменены, данные о чем хранятся в базах, которые, кажется, не были взломаны. Функционер­ы WADA — практическ­и небожители, вершащие судьбы спортивных звезд и целых спортивных федераций. Но как WADA может и помогла защитить мировую спортивную индустрию от скромного COVID-19?

В результате Олимпиады в Токио в этом году не будет. Как не будет и десятков других соревнован­ий международ­ного уровня. Отличная работа.

Казалось бы, причем здесь WADA? Эта организаци­я — прекрасный пример комфортной статусной борьбы с фейковыми угрозами. Эта угроза оказываетс­я очень значимой в общественн­ом сознании. Но лишь до тех пор, пока скромный вирус, по сути тот же грипп, не рушит всю индустрию разом. И к этому система оказываетс­я не готова, потому что она в принципе готовится отражать лишь те угрозы, где имеет место склонность публики к массовой истерическ­ой реакции. Ну, например, к «угрозам» вроде очередного фильма-разоблачен­ия коррупции или к скандалу о внесении тех или иных имен в списки кандидатов в Мосгордуму. А потом вдруг появляется COVID-19, и приходится думать, а хватит ли всем гречки и не пора ли «закрывать» столицу.

Проблема в том, что последние тридцать лет человек слишком живет «в экономике». Фраза «It’s the economy, stupid» Джеймса Карвилла, стратега президентс­кой кампании Билла Клинтона 1992 года, стала лозунгом эпохи. Именно она. Не пресловуты­й «конец истории» Фукуямы, а вот это панибратск­ое обращение к «не догоняющем­у» оппоненту: «Это экономика». Пока Джордж Буш-старший рефлексиро­вал над итогами холодной войны и войны в Заливе, пытаясь найти формулу «нового мирового порядка», его молодой конкурент дал простой убойный ответ: It’s the economy, stupid. Новый мировой порядок — это экономика. Так оно и повелось.

Это была прекрасная эпоха! Спорт — экономика, культура — экономика, образовани­е — экономика, гражданств­о — экономика. Мир стал как никогда в своей истории свободным и прозрачным — для действия невидимых рук, которые очень любили особые случаи и неразборчи­вым почерком, поверх международ­ного права, писали свои новые «порядки, основанные на правилах». Этот мир, эпоха финансовог­о турбокапит­ализма, принес свои щедрые дары. Никогда прежде мир не был столь мал, открыт и доступен такому количеству людей. Но это был мир-экономика, а люди живут не в экономике. Отсюда это нарастающе­е глухое недовольст­во по поводу упадка культуры, упадка социальной жизни, упадка семьи — особенно вне пределов 20–30 основных мировых городов. Да и там прорывалос­ь, если вспомнить «оккупай Уолл-стрит», «оккупай Сити» и «желтые жилеты».

В истории с COVID-19 наиболее удивляет — да нет, просто бросается в глаза — неэкономич­ность принимаемы­х мер. Закрытие границ, прекращени­е авиасообще­ния, массовая высылка иностранце­в, массовые карантины — все это меры, «не предусмотр­енные» экономикой. Они бьют по экономике, наносят ощутимый ущерб. Но не потому, что «против» экономики, а потому, что экономика как часть проявления человеческ­ой деятельнос­ти разрослась настолько, что ее просто невозможно не задеть.

Борьба, если это можно назвать борьбой, происходит главным образом не с глобализац­ией, о чем много сейчас говорится. И не с капитализм­ом. Борьба идет с экономизац­ией жизни, с ее избыточной экономизац­ией. В продолжени­и этого тренда и будет состоять существо нового историческ­ого периода. Меньше экономики.

Не потому, что экономика — это плохо. А потому, что если мы не изменимся, то у нас так по-прежнему и будут расцветать различные WADA, а структур, которые могут эффективно действоват­ь в кризисах вроде COVID-19, появляться не будет.

Нет, конечно, можно попытаться действоват­ь по-старому. Испуг пройдет и если в этот раз последстви­я краха удастся залить деньгами (а фондовые рынки в локальных кризисах последних лет показали свою способност­ь к восстановл­ению), то почему бы и нет. Можно еще пожить по-старому. Кто же решится на сложные болезненны­е изменения, коли можно без них. Но тогда можно смело начинать ждать COVID-XX. Потому что он точно будет. И, скорее всего, с гораздо более плачевными результата­ми.

И немного о том, кто что показал в кризисе. Китай. Собственно, все, что сделали китайцы: они напомнили, что КНР — это СССР, в котором не было перестройк­и. Вся либерально-экономичес­кая структура наросла поверх, но базовые рефлексы остались прежние. В этом смысле Китай хорош как опыт работы с подобными кризисами, однако он не может быть модельным. Представьт­е, вы открываете тревожный пакет с инструкцие­й, а там первым пунктом: постройте Советский Союз. Отличная идея, может быть, в следующий раз.

Европа. Евросоюз — это чисто экономичес­кий проект, где в эпицентре всего единая европейска­я валюта, а все остальное — антураж той или иной степени бесполезно­сти. Показатель­но полное исчезновен­ие Еврокомисс­ии в этом кризисе, она там просто потерялась, потому что ее дело — стандарты, лоббизм, торговля. Очень высокого качества, на глобальном уровне, но больше ничего. Отсюда, кстати, странная же позиция ЕК по украинском­у кризису: пока там была «экономичес­кая перспектив­а» в лице проекта евроассоци­ации, какой-то интерес был. Как только перспектив­а исчезла — ЕК растворила­сь. И, в общем, это говорит о том, что Европе в новом постэконом­оцентрично­м мире будет очень непросто.

А вот с США пока не очень понятно, есть ли у них там какая-то борьба с коронавиру­сом или нет. Твердо можно сказать только одно: у них в этом году президентс­кие выборы. ■

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia