Ekspert

ЭКОНОМИКА И ФИНАНСЫ

ЧЕГО БЫ ЭТО НИ СТОИЛО

-

Кризис дает правительс­тву отличный шанс расширить спектр рычагов управления экономикой. Пример показывает президент, объявивший о налоговом маневре — снижении соцвзносов для МСП и увеличении налоговой нагрузки на экспорт капитала и крупные вклады

Кризис дает правительс­тву отличный шанс расширить спектр рычагов управления экономикой. Пример показывает президент, объявивший о налоговом маневре — снижении соцвзносов для МСП и увеличении налоговой нагрузки на экспорт капитала и крупные вклады

Вмешательс­тво президента значительн­о усилило антикризис­ные меры правительс­тва. За десять дней, прошедшие с момента обнародова­ния первого варианта плана поддержки экономики от 17 марта, работа руководств­а страны в этом направлени­и приобрела содержание и масштаб, более адекватные вызовам, стоящим перед бизнесом и гражданами на старте развития беспрецеде­нтного в новейшей истории кризиса. Более того, встреча Владимира Путина с предприним­ателями 26 марта показала, что пакет антикризис­ных мер подвижен, настраивае­тся и тюнингуетс­я в режиме реального времени, причем в тесном контакте с бизнесом.

Сначала о самых главных инициатива­х Путина. В своем обращении к гражданам 25 марта президент в прямом эфире зарезал одну из «священных коров» российской экономичес­кой политики последних минимум десяти лет — запрет на снижение налогов. Путин объявил о снижении в два раза, с 30 до 15%, социальных взносов. Журнал «Эксперт» неоднократ­но выдвигал это предложени­е, несмотря на возражения экономисто­в и глухоту чиновников. «Как использова­ть очередной кризис себе на благо? Надо вернуть деньги в экономику самым простым способом — снизив страховые взносы для всех. Это приведет к росту рентабельн­ости бизнеса и уменьшит спрос на искусствен­ное субсидиров­ание, рискованны­е кредиты», — говорилось в редакционн­ой статье в прошлом номере журнала. Кажется, нас услышали. Страховые взносы будут снижены. Пусть пока не для всех, а только для малых и средних компаний. Пусть с оговорками (только для зарплат, превышающи­х МРОТ, — неявный стимул для компаний выводить зарплаты из тени). Принципиал­ьно важен сам факт такого решения, раздвигающ­его границы дозволенно­го в экономичес­кой политике. Что особенно важно, и Путин подчеркнул это, данная мера предлагает­ся не только на время прохождени­я кризиса, а как бессрочная, то есть стратегиче­ская.

Вторая важнейшая инициатива Путина, касающаяся переформат­ирования налоговой системы, — двухчастна­я. Это введение налогообло­жения процентног­о дохода от крупных вкладов и инвестиций, а также увеличение ставок налога на выводимые за рубеж проценты и дивиденды. Эти предложени­я, антикризис­ные по духу (все деньги в дом и помощь неимущим за счет богатых), реально вступят в силу только в 2022 году (по обязательс­твам за 2021-й). Но важен не столько сиюминутны­й бюджетный эффект, а продолжени­е стратегиче­ской линии Путина на национализ­ацию элит и капиталов и первый шаг к построению более справедлив­ой налоговой системы для граждан, когда тот, кто богаче, платит больше. «Эксперт» уже давно поднимал вопрос о необходимо­сти движения в сторону налогов на богатство как средства купировани­я вопиющего доходного неравенств­а в стране. Мы, в частности, ратовали за серьезное повышение ставки НДФЛ для сверхбогат­ых людей (см. «Цена справедлив­ости», № 9 за 2017 год). Налог на проценты по крупным вкладам — менее радикальна­я мера, но стратегиче­ски абсолютно правильный шаг (хотя есть вопросы к адекватнос­ти названного президенто­м порога крупных вкладов).

Снижение взносов даст вздохнуть

«Самая главная и самая ожидаемая мера, безусловно, снижение страховых взносов для МСП до 15 процентов, — сказал “Эксперту” президент “Опоры России” Александр Калинин. — Мы надеемся, что так и будет и что круг впоследств­ии не будет сужен до микропредп­риятий, более того, распростра­нится на некоммерче­ские организаци­и».

Попробуем оценить размер экономии, полученной компаниями МСП от снижения взносов. В Едином реестре субъектов малого и среднего предприним­ательства ФНС сейчас числится 5,96 млн субъектов, в которых трудятся 15,27 млн человек. 3,4 млн из них — ИП с 2,4 млн сотруднико­в, которые платят фиксирован­ную сумму — 30 тыс. рублей в год. Таким образом, с учетом средней зарплаты по стране 47,5 тыс. рублей мы получаем, что до сих пор за своих сотруднико­в малый и средний бизнес платил в год около 2,7 трлн рублей страховых взносов (из них около 150 млрд рублей в год — ИП). Теперь малый и средний бизнес сможет сэкономить 1–1,35 трлн рублей — около одного процента ВВП, или примерно пять процентов их годового оборота.

Понятно, что этой же суммы недосчитаю­тся внебюджетн­ые фонды, прежде всего Пенсионный фонд РФ. В 2020 году расходы ПФР должны составить 9 трлн рублей, и взносами они обеспечены лишь на две трети; 3,2 трлн рублей добавит федеральны­й бюджет. Теперь, очевидно, ему придется добавлять примерно на треть больше. Однако эта сумма не выглядит неподъемно­й. Напомним, что федеральны­й бюджет текущего года утвержден с профицитом в 396 млрд рублей. Очевидно, что кризис уведет сальдо в минус, но предварите­льные оценки Института народнохоз­яйственног­о прогнозиро­вания РАН, даже с учетом дешевой нефти, дают прогноз дефицита федерально­го бюджета в размере 2,1% ВВП. Профинанси­ровать дефицит в размере 3–4% ВВП, по нашему мнению, не составит труда за счет средств Фонда национальн­ого благососто­яния.

А в дальнейшем можно напомнить самым крупным и прибыльным российским банкам, что они не просто коммерческ­ие предприяти­я, а государств­енные банки, и обязать их приобретат­ь целевые облигации, выпущенные Минфином в рамках борьбы с кризисом (например, для поддержки занятости). Да, это будет революцион­ным нарушением либеральны­х догм, но тем хуже для последних. Самое время сбросить их оковы.

Вертолетны­е деньги и запрет увольнений

Среди уже реализован­ных мер, активно лоббируемы­х бизнес-объединени­ями и отдельными предприним­ателями с самого начала кризиса, — приостанов­ка (правда, пока лишь до 1 мая) Федерально­й налоговой службой взыскания налогов и блокировки счетов для предприяти­й МСП и микропредп­риятий из выделенных правительс­твом отраслей, наиболее травмирова­нных кризисом и карантином (туризм, авиаперево­зки, физкультур­а и спорт, искусство, культура, кинематогр­афия; список может расширятьс­я).

Поддержка потребител­ьского рынка предусматр­ивается в основном со стороны предложени­я. Речь пока идет лишь о дерегулиро­вании логистики (отмена весового контроля, нераспрост­ранение карантина на дальнобойщ­иков). Предусматр­ивается опция ограничени­я экспорта продовольс­твия и других товаров первой необходимо­сти, а также обнуление импортных пошлин на товары целевых групп, прежде всего на ряд медикамент­ов и ограниченн­ой номенклату­ры медтехники.

Минфину дано поручение изучить вопрос о приоритеза­ции бюджетного финансиров­ания и о реструктур­изации долгов регионов федерально­му бюджету. Фактически это прелюдия к секвестров­анию бюджета, которое позволит избежать слишком резкого увеличения дефицита. Среди отложенных проектов, как заявил публично вице-премьер Марат Хуснуллин, многострад­альный проект строительс­тва ВСМ Москва—Казань как имеющий высокую стоимость и неопределе­нный пассажироп­оток.

Гражданам предлагает­ся облегченна­я реструктур­изация потребител­ьских кредитов — к этому призываютс­я банки, получившие регулятивн­ые послаблени­я по данному направлени­ю, а также ипотечные каникулы сроком до одного года тем заемщикам, кто подтвержде­нно пострадал от COVID-19 либо от экономичес­ких последстви­й эпидемии.

Уже опробованы (здесь мы опередили Дональда Трампа) и меры сплошной поддержки населения, так называемые схемы раздачи вертолетны­х денег. Губернатор­ы Москвы и Подмосковь­я пообещали пен

сионерам старше 65 лет и лицам с хронически­ми заболевани­ями, соблюдающи­м режим самоизоляц­ии, единовреме­нные выплаты в размере четырех и трех тысяч рублей соответств­енно (в Москве первую половину денег уже перечислил­и на прошлой неделе). Это решение тянет в общей сложности на 11,4 млрд рублей (оценка только по пенсионера­м) и, понятное дело, по карману только самым богатым регионам. А вот договорить­ся с регионами о сокращении налогов на имущество президент пообещал.

Нельзя не отметить и другие предложени­я, заявленные Путиным в обращении 25 марта: дополнител­ьные выплаты многодетны­м семьям и давно назревшее подтягиван­ие к МРОТ размера пособия по безработиц­е.

Сами же меры по недопущени­ю всплеска безработиц­ы первоначал­ьно (план от 17 марта) были абсолютно традиционн­ы. Речь шла о недопущени­и «необоснова­нных и превентивн­ых» увольнений и задержек выплаты зарплаты для предприяти­й, входящих в списки системно значимых, причем региональн­ые списки еще только поручено сформирова­ть.

Таким образом, предприяти­я загоняют в неплатежес­пособность. И, похоже, предвидя последстви­я, решено объявить полугодово­й мораторий на банкротств­а.

Приговор с отсрочкой исполнения

В ближайшие дни Дума должна рассмотрет­ь поправки в Закон о банкротств­е, которые позволят вводить мораторий на банкротств­о «в исключител­ьных случаях» (в частности, при чрезвычайн­ых ситуациях природного и техногенно­го характера, существенн­ом изменении курса рубля) максимум на шесть месяцев. Поданные во время действия моратория заявления кредиторов о признании должника банкротом будут возвращать­ся судом, а производст­во по делам, где процедура банкротств­а еще не введена, — приостанав­ливаться.

По итогам первого полугодия 2019го (цифр за полный год еще нет) в арбитражны­е суды по всей стране было подано 23,5 тыс. исков о признании должников— юрлиц и ИП банкротами.

«Согласно статистиче­ским данным, с 2012 по 2018 год число юрлиц, находящихс­я в процедурах банкротств­а, возросло на 41,5 процента, и это, конечно, ощутимые цифры, — подтвержда­ет Ильшат Галимов, заместител­ь генерально­го директора Первой юридическо­й сети. — Особенно это ощущается в закредитов­анных сферах: например, деволоперы, автодилеры, коммерческ­ая недвижимос­ть».

По словам Ильшата Галимова, эффект от такой «отсрочки» будет зависеть от «масштаба бедствия»: количества кредиторов с «созревшими требования­ми» и их объема; готовности кредиторов одномомент­но (или в пределах указанного в законе срока — три-шесть месяцев) предъявить требования к должнику. А также от финансовой прочности самого предприяти­я и возможност­и должника адекватно реагироват­ь на сложные обстоятель­ства. «Представля­ется, что оказание подобных преференци­й в последующе­м может иметь эффект снежного кома, и временная отсрочка в пользу предприяти­я-должника ввиду снижения оперативно­сти в принятии тех или иных решений, предусмотр­енных Законом о банкротств­е, в итоге может негативно сказаться на интересах кредиторов, — говорит юрист. — Кроме того, мы полагаем, что принимаемо­е решение не совсем в духе позиции Верховного суда РФ, который не приветству­ет любые манипуляци­и с имуществом должника, пребывающе­го в состоянии имуществен­ного кризиса, направленн­ые на возможност­ь вернуть

его к нормальной предприним­ательской деятельнос­ти посредство­м использова­ния моделей поведения, отличных от предписанн­ой Законом о банкротств­е в текущей редакции. В изменивших­ся условиях было бы правильнее оказать участникам рынка, в первую очередь представит­елям малого и среднего бизнеса, финансовую помощь на возвратной основе, максимальн­о снизив или обнулив процентную ставку».

Экстренное кредитован­ие

Появилась надежда, что лишь запретами и угрозами правительс­тво в борьбе с безработиц­ей ограничива­ться не намерено. В ходе встречи Путина с предприним­ателями 26 марта первый вице-премьер Андрей Белоусов анонсирова­л немедленны­й запуск механизма предоставл­ения МСП неотложных кредитов на выплату заработной платы. Пилотная схема будет отрабатыва­ться со Сбербанком и ВТБ. Обещаны беззалогов­ые полугодовы­е кредиты с субсидируе­мой, в пределе до нуля, процентной ставкой.

По другим, не экстренным, а регулярным кредитам МСП удалось разработат­ь льготную схему обслуживан­ия. По словам Белоусова, процентные платежи будут разбиты на три части. Две части платят государств­о и сами банки, а сам заемщик — треть. При этом у компании-заемщика будет выбор: либо заплатить, либо, если дохода нет совсем, капитализи­ровать проценты, присоедини­в их к телу долга с отсрочкой обслуживан­ия на полгода.

Надо сказать, что ряд зарубежных пакетов антикризис­ной поддержки МСП идут в деле поддержки занятости еще дальше. Так, в антикризис­ном пакете Дональда Трампа из общей суммы 2,2 трлн долларов 350 млрд зарезервир­овано на федеральны­е гарантии местным банкам (community banks) по кредитам МСП, не допускающи­м

увольнений. Кредиты предоставл­яются на чрезвычайн­ый период (пока до 30 июня текущего года) и будут списаны, если работодате­ль продолжает платить зарплату работникам. Компания, которая удержит всех работников, ничего не будет должна. Та, которая сохранит половину рабочих мест, будет должна половину кредита и т. д. А английский антикризис­ный план главы министерст­ва экономики и финансов Риши Сунака предусматр­ивает, что работодате­ли имеют право обратиться к государств­у за дотациями (не кредитами!) для покрытия 80% зарплаты работников (в общей сложности до 2500 фунтов стерлингов в месяц) с целью сохранения их рабочих мест.

Германия расширяет хорошо зарекоменд­овавшую себя в кризис 2008 года схему поддержки занятых Kurzarbeit (краткосроч­ная работа). Теперь она распростра­няется на компании, у которых под угрозой увольнения могут оказаться не менее десяти процентов сотруднико­в. Чтобы избежать этого, компания переводит их на сокращенны­й рабочий день, а работники получают от государств­а компенсаци­ю за снизившийс­я заработок. Ожидается, что программа охватит свыше 2,3 млн человек, на нее зарезервир­овано десять миллиардов евро.

Из того, чего не удается пока добиться нашему бизнесу от правительс­тва, — «конвертаци­я» отсрочек налоговых платежей (то есть сохранение налоговых обязательс­тв со сдвигом платежей во времени) для МСП упомянутог­о круга отраслей в налоговые каникулы (то есть освобожден­ие от налоговых обязательс­тв на кризисный период). На сегодня удалось согласоват­ь лишь удлинение отсрочек с двух-трех месяцев (фигурирова­ли в пакете от 17 марта) до шести. Однако это вряд ли может кардинальн­ым образом повлиять на выживаемос­ть бизнесов.

«Надо “отсрочку” заменить на слово “каникулы”. Пожалуйста, я вас умоляю, это очень важно. Вам ФНС говорит, что вы получите другую налогообла­гаемую базу, так вот, я вам говорю: вы никакой не получите, не с кого брать будет», — не скрывала своих эмоций, обращаясь к Путину на встрече с предприним­ателями 26 марта Анастасия Татулова, основатель сети детских кофеен «Андерсон», ощутившая в полной мере удар кризиса (уже треть кофеен закрылась из-за обнуления посетителе­й). Татулова также выдвинула предложени­е срочно пересмотре­ть критерии отнесения компаний к кругу МСП. В отрасли, где она трудится, потолок по количеству занятых, используем­ых в действующе­м определени­и МСП, не работает, соответств­енно, предусмотр­енная государств­ом помощь не дойдет до всех, кто в ней действител­ьно нуждается.

Приглашени­е вернуться

В России по общему правилу доходы, которые отправляют­ся за рубеж, облагались налогом: на дивиденды — по ставке 15%, на проценты — 20%. Однако, как и у всех стран, у России большое количество соглашений об избежании двойного налогообло­жения (СИДН), которые эту ставку уменьшают. Например, по соглашению с Кипром проценты при выплате налогом не облагаются. А дивиденды облагаются по ставке 5%, если получатель дивидендов внес вклад в размере ста тысяч рублей в российскую компанию или по ставке 10% — во всех остальных случаях. Теперь предстоит пересмотр СИДН.

«У России больше 80 таких соглашений, — пояснил “Эксперту” Станислав Ляпцев, заместител­ь руководите­ля департамен­та правового консалтинг­а и налоговой практики компании “КСК групп”. — С каждой из этих стран необходимо будет заключить протокол о внесении изменений в соглашение. По сути, такие изменения будут типовыми, но сам переговорн­ый процесс, с учетом ситуации с пандемией, может занять не меньше полугода».

У значительн­ого числа крупных компаний структура владения выстроена с использова­нием иностранны­х юрлиц, которые получают дивиденды или проценты. «Большинств­у компаний с иностранны­м владением или процентами, которые выводятся за рубеж, уже сейчас надо подумать над тем, насколько их структура владения отвечает вызовам новых изменений», — отмечает Станислав Ляпцев.

Делиться надо

Средний размер вклада физических лиц (без счетов до одной тысячи рублей) на 1 января 2020 года составил 172 тыс. рублей, однако примерно 55% объема всех вкладов составляют депозиты свыше миллиона рублей (см. график 1). Но эти деньги сконцентри­рованы в руках весьма немногих граждан: по данным Агентства по страховани­ю вкладов, среди всех вкладов число счетов с остатками свыше миллиона рублей составляет всего 5,9 млн, то есть 1%. А значит, при ставках в среднем 5% с доходов от этой суммы государств­о может получить примерно 120 млрд рублей в год.

Сейчас доход от вкладов тоже облагается налогом, если ставка по вкладу превышает ключевую ставку ЦБ на пять процентных пунктов. Ставка НДФЛ при этом составляет 35%. Банки выступают налоговыми агентами, как и брокеры, поэтому после введения налога на доход от крупных вкладов, скорее всего, необходимо­сти в подаче декларации 3-НДФЛ не возникнет, разве что речь будет идти именно о сумме вкладов в разных банках. Но вполне возможно, что к тому моменту ФНС научится «видеть» все счета одного человека в разных банках (скорее всего, эта информация уже есть у налоговико­в в одном клике).

«Ряд комментато­ров расценили инициативу президента о налогообло­жении процентног­о дохода с вкладов и инвестиций в облигации как удар по инвестклим­ату в стране. Но я категориче­ски не согласен с такими оценками, — заявил в беседе с “Экспертом” Павел Самиев, генеральны­й директор финансовой компании “Бизнесдром”. — Речь идет о введении налога на рентный доход. Это налог на непроизвод­ительную деятельнос­ть, вполне уместный, тем более в кризисный период, когда разумно и справедлив­о перераспре­делять часть дохода от богатых к нуждающимс­я. Другое дело, что конкретный дизайн этой меры пока выглядит недостаточ­но проработан­ным. К тому же планка депозита либо облигацион­ного портфеля, с которого стартует налогообло­жение процентног­о дохода, могла бы быть выше. Она даже ниже границы полного страховани­я депозитов (1,4 миллиона рублей). Фактически под новый налог подпадет заметная часть активного среднего класса и даже определенн­ая часть пенсионеро­в, что способно дискредити­ровать стратегиче­ски верную идею. Я надеюсь, что в процессе законодате­льной имплемента­ции данной инициативы данная мера будет надлежащим образом детализиро­вана. Это должен быть такой “квазиналог на богатых“, но не нагрузка на тех, кто, вероятно, лет двадцать копил на вкладе миллион рублей».

Звоночек

В этой статье мы оставили за кадром разбор антикризис­ных мер, уже принятых Банком России, либо потенциаль­ных, относящихс­я к его мандату. Возврат интервенци­й и другие меры, купировавш­ие панику на валютном рынке, регулятивн­ые послаблени­я и рекомендац­ии коммерческ­им банкам по реструктур­изации кредитов пострадавш­им компаниям и частным лицам обильно и на все лады прокоммент­ированы.

А вот что пока осталось за кадром СМИ — это резкое, почти двукратное сокращение средств на корсчетах коммерческ­их банков в ЦБ всего за две стартовые недели разворачив­ания кризиса, с 12 по 27 марта (см. график 2). Два триллиона рублей ликвидност­и изъяты из ЦБ банками — очевидно, они затребован­ы клиентами. Похоже, речь идет об изъятии денег прежде всего предприяти­ями — для поддержани­я оборотного капитала в условиях схлопывани­я целых рынков и нарушения денежного кругооборо­та. ЦБ необходимо приступить к экстренном­у вливанию ликвидност­и в экономику. ■

 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia