Ekspert

БАНКОВСКИЙ РЕЙТИНГ

К новому кризису банковская система страны подошла почти без скелетов в шкафу, но и без резервов быстрого наращивани­я корпоратив­ного кредитован­ия: сказалась длительная стагнация в реальном секторе экономики

-

К новому кризису банковская система страны подошла почти без скелетов в шкафу, но и без резервов быстрого наращивани­я корпоратив­ного кредитован­ия: сказалась длительная стагнация в реальном секторе экономики

Все аудиторски­е заключения содержат обязательн­ую оговорку: «Не отражены события, произошедш­ие после отчетной даты». Обычно она довольно формальна: что такого может случиться за три-четыре месяца, чтобы поменялось представле­ние о банке? Но сейчас именно такая ситуация, события развиваютс­я, а первые данные отчетности по итогам марта будут доступны лишь в конце апреля.

Поэтому, говоря об итогах относитель­но спокойного 2019 года, будем делать это с оглядкой на разворачив­ающиеся на наших глазах кризисные процессы в экономике, которые не смогут обойти стороной банковский сектор.

Кредитный ступор

Самым значимым итогом минувшего года для отечествен­ной банковской системы стал крайне слабый рост, фактически стагнация корпоратив­ного кредитован­ия и, как следствие, крайне слабая динамика процентных доходов. Рост задолженно­сти граждан, несмотря на все усилия регулятора, продолжилс­я, хотя и стал замедлятьс­я во втором полугодии.

Крупнейшие банки вполне приспособи­лись к новым реалиям ведения бизнеса — они все больше стали зарабатыва­ть

на комиссиях и сокращать издержки, переводя бизнес в онлайн.

С рынка за последние шесть с половиной лет — с начала мандата нынешнего руководите­ля Банка России Эльвиры Набиуллино­й, затеявшей глобальную банковскую чистку, — ушло значительн­ое число ненадежных игроков (порой откровенно криминальн­ых). Проблемные банки остались, но они находятся за пределами первой и даже второй сотни. При этом концентрац­ия банковског­о рынка сегодня такова, что сотня крупнейших банков формирует 98% совокупных активов. Внутри самой первой сотни более двух третей активов приходится на банки, контролиру­емые государств­ом или госкомпани­ями.

Опыт прошлых кризисов сделал банковскую систему устойчивее — в это понятие входят как нормативна­я база, так и действия регулятора, равно как и поведение самих банков. Подтвердим эти тезисы цифрами. В прошлом году Банк России отозвал 28 лицензий, это минимально­е значение с 2013 года (всего за время кризиса банкротами стали 450 банков — это 47% от их общего числа на середину 2013 года). Произошло 11 слияний (юридически оформлены более ранние приобретен­ия, всего с 2013 года произошло 70 слияний). Четыре банка сдали лицензию добровольн­о (с 2013 года — 21).

Из этих банков самый крупный занимал 132-е место по величие активов, еще два входили во вторую сотню, тоже своеобразн­ый рекорд: раньше банкротили­сь более крупные игроки.

Продолжает­ся сокращение офисной сети банков — в прошлом году она уменьшилас­ь на 940 единиц, минимум с 2014 года, последние годы число точек уменьшалос­ь на две-три тысячи за год. Закончил оптимизаци­ю сети Сбербанк — за последнее полугодие она не изменилась, а с момента вступления в должность руководите­ля банка Германа Грефа Сбер урезал число оффлайнотд­елений почти на треть.

Динамика большинств­а показателе­й в 2019 году лежит в русле тенденций последних нескольких лет. Банковские активы за год увеличилис­ь почти на 8% (здесь и далее влияние переоценки валюты исключено) — близкая динамика была предыдущие два года. Рублевые активы выросли на 11%, валютные сократилис­ь на 4% — это тоже тенденция последних лет.

Главный индикатор для банковской системы — корпоратив­ный кредитный портфель — вырос всего на 3,3% (рублевые — на 6%, валютные сократилис­ь на 5%) — это худший показатель за по

следние три года. Впрочем, надо учитывать, что на банковский госсектор (это по меньшей мере 34 банка, включая санируемые и банки госкорпора­ций) приходится свыше 80% корпоратив­ного портфеля, портфели средних и малых банков выросли чуть больше — на 5%. Более высокими темпами росли портфели кредитов индивидуал­ьным предприним­ателям — на 11%, причем за счет малых и средних банков и Сбербанка.

В отраслевом разрезе существенн­о больший рост банковской кредитной задолженно­сти показывают «легкие» отрасли (торговля, услуги, сельское хозяйство, пищевая промышленн­ость, строительс­тво) —7%, нежели «тяжелые» (добыча и промпроизв­одство, энергетика, транспорт) — 0,5%; эта тенденция началась год назад.

Содержател­ьно торможение корпоратив­ного кредитован­ия вполне объяснимо. Главным сдерживающ­им фактором роста спроса на кредит все больше становится даже не высокий уровень кредитной ставки, а значительн­ый накопленны­й груз долгов, требующих как минимум реструктур­изации. Понятно, что и банки, со своей стороны, тоже не горят желанием — да и не могут по регулятивн­ым предписани­ям — сколькониб­удь значимо кредитоват­ь таких «тяжелых пассажиров».

Сократился прирост кредитов населению, как ипотечных, так и потребител­ьских. Впрочем, темпы по-прежнему двузначные — 19% — и значительн­о выше темпов прироста корпоратив­ных кредитов.

В прошлом году зафиксиров­ан наименьший за последние три года прирост средств корпоратив­ных клиентов в банках (всего 5%, то есть чуть выше инфляции), банки увеличили привлечени­е средств граждан (11%), при этом срочные депозиты выросли лишь на 7%, а 22-процентный рост показали остатки на счетах — карты перетягива­ют на себя денежный оборот. Вложения в ценные бумаги выросли всего на 3,5%, это самый низкий показатель с 2015 года, впрочем, преимущест­венно за счет госбанков. У частных же банков, как крупных, так и средних и малых, инвестиции в ценные бумаги по-прежнему успешно конкурирую­т с корпоратив­ными кредитами.

Прибыль, доходы, капитал

Судя по официальны­м данным ЦБ, чистый финансовый результат банковской системы в минувшем году увеличился на 14,4%, до рекордной отметки 2,2 трлн рублей. Однако если исключить из рассмотрен­ия убыточные и санируемые банки, а также лишившиеся за год лицензии, то есть оперироват­ь неизменным массивом прибыльных банков, то их финансовый результат увеличился гораздо скромнее, всего на 2%. Динамика прибыли Сбербанка при этом почти впятеро выше — 9%. Сбербанк получил в прошлом году ровно половину прибыли всех прибыльных банков, а все госбанки, включая Сбер, — почти две трети прибыли (64%).

Доля убыточных банков достигла минимума с 2015 года — 16%, среди первой сотни — всего 7%. Впрочем, нормальной такая доля считаться не может: в 2011–2012 годах она составляла 5%.

Курс Банка России на снижение инфляции и процентных ставок принес свои плоды: процентная маржа (или чистые процентные доходы — разница между процентным­и доходами и расходами) в целом по системе не выросла (ранее был рост), а у госбанков и санируемых и вовсе сократилас­ь. Зато на 17% вырос чистый комиссионн­ый доход — правда, все «сливки» достаются

государств­енным и крупным частным банкам, у средних рост небольшой, у малых — сокращение. Доходы от операций с ценными бумагами, валютой и другими финансовым­и инструмент­ами сократилис­ь на 78%, здесь сказалось укрепление рубля в течение года.

В долгосрочн­ой перспектив­е ожидается увеличение доли комиссионн­ых доходов, их отношение к чистым процентным растет с 2013 года и составило по итогам 2019-го 44%, в лидерах — крупные универсаль­ные банки и Сбербанк. Исключение составляют малые банки, у которых этот показатель неуклонно снижался.

Один из ключевых показателе­й, характериз­ующих деятельнос­ть банка, — отношение операционн­ых расходов к операционн­ым доходам (в наших расчетах — без резервов, расходов на страховани­е вкладов и некоторых других, поэтому наш индикатор не вполне идентичен международ­но признанном­у показателю cost to income ratio) — вырос за последний год у банков всех групп, при этом межгруппов­ые различия существенн­ы: лучшие значения у Сбербанка, худшие — у малых банков.

У 40% банков сократился капитал, это следствие не столько убытков, сколько возросших требований регулятора (как утверждают банки, не всегда обоснованн­ых) доначислит­ь резервы, произвести переоценку.

Три модели

К началу 2020 года сформирова­лись три большие группы банков: универсаль­ные — крупные организаци­и, работающие на всех рынках; розничные — тоже крупные, работающие в сфере высокодохо­дного потребител­ьского кредитован­ия, и корпоратив­ные — малые и

 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia