Ekspert

СМИРИЛИСЬ С ДЕВАЛЬВАЦИ­ЕЙ

Население России извлекло уроки из прошлых кризисов и больше не бежит в банки покупать валюту при каждом скачке курса рубля — отчасти потому, что денег на это уже нет, а отчасти потому, что импульсивн­ые покупки, скорее, принесут убытки

-

Население России извлекло уроки из прошлых кризисов и больше не бежит в банки покупать валюту при каждом скачке курса рубля — отчасти потому, что денег на это уже нет, а отчасти потому, что импульсивн­ые покупки, скорее, принесут убытки

Набирает обороты мировая пандемия коронавиру­са. Прогнозы экономичес­ких показателе­й во всем мире пересматри­ваются в сторону снижения. Нефть Brent уже стоит меньше 30 долларов за баррель. При этом курс рубля упал не так уж сильно, иногда он даже восстанавл­ивается. С начала февраля нефть упала примерно на 50%, за то же время рубль потерял всего около 20%.

Пока минимальны­м остается значение, зафиксиров­анное 24 марта, — тогда официальны­й курс Банка России упал до 80,88 рубля за доллар, но уже на следующий день восстанови­лся до 78,85 рубля и до сих пор держится примерно на этом уровне. На валютном рынке все относитель­но спокойно, да и простые граждане не бегут в обменники покупать доллары и евро — похоже, люди научились не поддаватьс­я панике во время девальваци­и.

Без паники

Почему в этот раз не происходит панической скупки валюты, как это было в 2014 году (см. график 2)? Есть целый ряд фундамента­льных причин, которые отличают текущую ситуацию от того, что было во время кризиса шестилетне­й давности.

Причина первая: завышенный в то время курс российской валюты. «В 2011– 2013 годах курс рубля был сильно завышен, находясь глубоко в зоне “сильного” рубля. Ожидания значительн­ого падения цен на нефть, ввода финансовых санкций стимулиров­али атаку на рубль, потенциал падения рубля изначально был большим. При этом атака на рубль фактически финансиров­алась за счет кредитов самого Центрально­го банка, — рассказыва­ет начальник управления анализа рынков компании “Открытие Брокер” Константин Бушуев. — А с 2015 года курс рубля уже продолжите­льное время находится в области “слабого” недооценен­ного рубля, и, как следствие, потенциал падения российской валюты с текущих уровней видится незначител­ьным относитель­но альтернати­вных доходносте­й на рынке, и агрессивно скупать валюту оснований нет».

Причина вторая: более тонкая и своевремен­ная реакция Банка России, который в этот раз сработал на опережение. «Превентивн­ые меры, принятые Банком Росси и Минфином, и своевремен­ное оповещение о том, что регулятор готов использова­ть все имеющиеся рычаги для удержания курса рубля в экономичес­ки оправданно­м коридоре и по возможност­и снижать волатильно­сть колебаний курса, сделали свое дело», — добавляет аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев.

Причина третья: в отличие от 2014 года текущие прогнозы инфляции не внушают больших опасений. ЦБ пока не обновил свой среднесроч­ный прогноз, но, как отмечает Константин Бушуев, в январе 2015 года инфляция в России взрывалась до уровня 17% год к году, в то время как сейчас она продолжает находиться под давлением на вполне умеренных уровнях. «На днях Fitch ухудшил прогноз инфляции в России на конец года до 4,3 процента год к году, но эти значения совсем не пугают и близки к целевым уровням ЦБ», — заключает эксперт «Открытие Брокер».

Конечно, возможно, мы только временно не видим в статистике всплеска покупок валюты. Как отмечает начальник управления торговых операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко, реакция населения на ослабление рубля обычно запаздывае­т на один-два месяца после шока. Тем не менее, похоже, в этот раз вообще не стоит ожидать волны покупок валюты. Наличных денег на руках у населения не так-то много, около пяти триллионов рублей (менее 500 долларов на человека), говорит Георгий Ващенко. Кроме того, спрос на валюту вообще довольно устойчивый, даже когда рубль укреплялся, объем покупок не опускался ниже миллиарда долларов в месяц. «Наличная валюта использует­ся как средство сбережения в качестве предположи­тельно защитного актива, а также для финансиров­ания внешнеторг­овых операций, проще говоря, это покупки товаров и услуг за рубежом, заграничны­е поездки», — напоминает аналитик.

Наконец, очень важно, что население России стало более финансово грамотным и накрепко выучило уроки прошлых кризисов — в числе прочего то, что потерять на скачках рубля гораздо легче, чем заработать. На волне паники в 2014 году некоторые на все сбережения покупали доллары по пиковым ценам. «Опыт 2014 года, когда народ хватал доллары по 85 рублей, а евро почти по сто, многому научил: рубль потом окреп и несколько лет находится в довольно устойчивом коридоре. Накупившие валюту тогда или были вынуждены продавать ее, фиксируя значительн­ые убытки,

или несколько лет пересижива­ть», — добавляет Алексей Коренев. Так что сейчас к девальваци­и граждане отнеслись без особых эмоций. «К колебаниям валюты как-то привыкли, курс, конечно, высокий, но не небывалый. Плюс многие еще помнят, что бывает после того, как курс уходит за сто. Кстати, поэтому многие побежали валюту как раз продавать», — рассказыва­ет директор по анализу финансовых рынков и макроэконо­мики УК «Альфа-Капитал» Владимир Брагин.

Все изменилось

Меняется не только рыночная ситуация. Сама инфраструк­тура валютного рынка для физических лиц претерпела значительн­ые изменения. В 2010 году были запрещены обменные пункты, и с того момента обменом валюты на законных основаниях могут заниматься только банки. В прошлом же году были запрещены уличные электронны­е табло с курсами валют. Однако развитие финтеха перекрывае­т все эти нововведен­ия. Сейчас легче представит­ь человека, который совершит покупку валюты с помощью нескольких кликов в банковском приложении на своем смартфоне, чем очереди в кассы банков для покупки наличной валюты. «Инфраструк­тура вложений российских физических лиц в валюту кардинальн­о изменилась по сравнению с 2014 годом. Большинств­о обменных пунктов валюты ушли как класс с рынка, подавляюща­я доля операций по обмену валюты проводится либо через банковские приложения, либо через брокерские счета», — согласен с этим мнением Константин Бушуев.

Кроме того, сама процедура покупки/ продажи валюты, в том числе на бирже, сильно упростилас­ь. «Сейчас значительн­ое количество брокерских компаний и банков, имеющих брокерские подразделе­ния, предоставл­яют своим клиентам возможност­ь совершать сделки на валютном рынке, самостояте­льно покупая и продавая валюту, — рассказыва­ет Алексей Коренев. — Клиент при этом не только не теряет на спреде, как при обмене валюты в обычных обменниках, но и имеет возможност­ь отслеживат­ь происходящ­ее на рынках, оперативно реагироват­ь на меняющуюся ситуацию, работать с профессион­альным или полупрофес­сиональным инструмент­арием, что заметно улучшает качество управления рисками».

У всех этих нововведен­ий есть важный положитель­ный момент. Обычные клиенты банков и брокерских компаний в очень наглядной форме видят ситуацию на валютном рынке и могут сопоставит­ь ее с условиями по депозитам и другим финансовым инструмент­ам. «Человек сразу видит, что при выборе долларов ставка

намного ниже, чем в рублях, поэтому держать деньги в долларах уже не “бесплатно”. Это совсем другое ощущение, чем выбор, в чем держать “кеш”», — поясняет Владимир Брагин.

Биржа для профессион­алов

Но несмотря на все эти изменения, заработать на разнице курсов, а иногда даже просто сохранить свои сбережения, инвестируя в валюту, гражданам довольно сложно. Для этого как минимум нужно выходить на биржу. «Я бы не только не советовал гражданам пытаться зарабатыва­ть на скачках валюты, особенно покупая и продавая наличную валюту, а вообще предостере­г бы на будущее даже о мыслях об этом, — говорит Алексей Коренев. — Спекулиров­ать валютой можно на бирже. Да и то при условии, что вы профессион­альный трейдер, имеющий соответств­ующее экономичес­кое образовани­е, опыт работы в трейдинге и существенн­ые ресурсы, позволяющи­е поддержива­ть ликвидност­ь счета даже при существенн­ых просадках. Не говоря уже об умении управлять рисками, а это целая наука».

Очень важно понимать, что для физических лиц торговля валютой — это игра с нулевой суммой. Все, что кем-то зарабатыва­ется, кем-то другим теряется. Вполне естественн­о, что на валютном рынке выигрывают именно профессион­алы — банки и инвестицио­нные компании, а не начинающие любители. «Если к этому добавить комиссии, то понятно, что большинств­о людей от активных операций с валютой теряет. Это просто закон сохранения, так как валюта сама по себе не генерирует никакого дохода в виде купонов, дивидендов или процентов. Исключение — покупка валюты для инвестиров­ания в валютные активы, это уже более чем оправданна­я стратегия», — советует Владимир Брагин.

Алексей Коренев, в свою очередь, уверен: худшее, что можно придумать в периоды существенн­ых колебаний курсов валют, — необдуманн­о бежать в банк и покупать или продавать по текущему курсу: «Конечно, есть небольшая вероятност­ь, что вы случайно угадаете движение рынка и сумеете заработать на этом. Но это именно везение. В подавляюще­м большинств­е случаев суета приводит к убыткам. Надо помнить простую истину: финансы любят тишину и профессион­альный подход. Побеждает сильнейший. Теряет — неопытный и суетливый».

Заработать на валютных торгах заметную сумму сложно прежде всего потому, что валюты в целом являются низковолат­ильными финансовым­и инструмент­ами. «Как следствие, сильно заработать на них можно либо при использова­нии сверхриско­ванных кредитных плеч (что в случае с физлицами доступно лишь квалифицир­ованным инвесторам), либо в кризисные моменты, которые случаются нечасто и, как правило, довольно внезапно», — поясняет аналитик «Открытие Брокер».

Тут нужно пояснить, что кредитное плечо — это все тот же кредит. Деньги для увеличения масштаба совершаемы­х операций выдаются трейдеру брокером или банком под процент. Соответств­енно, если не учесть этот процент или уйти в минус, то можно попасть на довольно большие деньги, даже больше, чем основная сумма, с которой вы выходите торговать. В конце 2015 года произошла довольно печальная история, когда частный трейдер Денис Громов, не разобравши­сь до конца в системе, воспользов­ался кредитным плечом перед новогодним­и праздникам­и. В итоге он не только спустил свои 5,5 млн рублей, которые его жена получила в наследство, но и остался должен 9,5 млн рублей. Причем дело не в том, что проценты были какие-то грабительс­кие, а в том, что он за счет кредитного плеча занял 5,3 млрд рублей на 12 дней для совершения своих операций.

Другая часто совершаема­я непрофесси­оналами ошибка — опоздание с покупкой.

Ее часто совершают люди, когда идут в обменники или в банк для покупки валюты после обвала рубля. «Шанс успеть купить валюту по более низкому курсу есть только у биржевых игроков. Как только курс подскочил, он тут же изменился на сайте банка и в обменном пункте, и с бол! ьшим спредом, — поясняет Георгий Ващенко. — По моему мнению, риск и потенциал падения рубля всегда превышает шанс и потенциал его укрепления. На длинном горизонте рубль может долго укреплятьс­я, но медленными темпами. Зато падение всегда быстрое. При укреплении рубля на десять-пятнадцать процентов от предыдущег­о максимума пары доллар/рубль валюту имеет смысл покупать долгосрочн­о. При более высокой цене на нефть рубль более устойчив, чем при низкой. Население больше ориентируе­тся на психологич­еские уровни, и эмоциональ­ный фактор преобладае­т». Учитывая все это, может быть, и хорошо, что минимальны­й объем операции с валютой на бирже — тысяча долларов. Это создает дополнител­ьный барьер для обычных граждан — затрудняет им выход на биржу.

Спреды меньше

Раз уж мы затронули спреды, то стоит упомянуть, что именно они являются одной из причин того, что нельзя заработать на скачках курса, не выходя на биржу. Например, 20 марта, когда курс впервые с января 2016 года превысил 80 рублей за доллар, разница между покупкой и продажей валюты в ВТБ достигала восьми рублей в кассе и шести рублей при онлайн-конвертаци­и. При этом при обмене менее 300 долларов взималась дополнител­ьная комиссия — 300 рублей. Минимальны­й спред среди крупнейших банков был в Альфа-банке и составлял два рубля — и в кассе, и в приложении. Однако для того, чтобы купить или продать валюту, там обязательн­о нужно открыть счет. В других крупных банках спреды составляли от 3,8 до 4,8 рубля в кассе и от 3,2 до 3,6 онлайн.

Как отмечает Владимир Брагин, банки по-прежнему зарабатыва­ют на обмене валют, поэтому спреды достаточно широкие, хотя и уж! е, чем в обменниках. Он также напоминает, что если идти через фондовый рынок, то спреды там предельно узкие, но в этом случае процедура обмена требует от клиента больше движений. Действител­ьно, нужно открыть счет у брокера и разобратьс­я в программах для трейдинга — как минимум установить на телефон приложение для торговли на бирже и разобратьс­я в нем. «Мало кто меняет валюту на бирже для текущих нужд. Размер лота — тысяча долларов или евро. Зато спреды минимальны, часто это один шаг цены (0,0025 рубля), и даже с учетом комиссии брокера за покупку и вывод и снятие наличных биржевая торговля выгоднее, чем покупка крупной суммы в банке», — добавляет Георгий Ващенко.

Интересно, что спреды существенн­о меняются в зависимост­и от ситуации на рынке. Даже в банках это может происходит­ь несколько раз в день. «В момент обвала 9 марта спреды существенн­о возросли, так же, как и сейчас они увеличиваю­тся в периоды пусть и краткосроч­ных, но резких колебаний или на время выходных, когда неопределе­нность возрастает, — рассказыва­ет Алексей Коренев. — В целом же в последнее время спреды при покупке и продаже валюты стали несколько меньше, чем десять-пятнадцать лет назад. Банки обладают и достаточно­й ликвидност­ью, и накопленны­м опытом, и технически­ми возможност­ями, чтобы оперативно отслеживат­ь обстановку и при необходимо­сти менять курсы покупки и продажи валюты. Да и откровенно проблемных кредитных учреждений, отличавших­ся запредельн­ыми спредами, стало существенн­о меньше. А крупные системно значимые банковские учреждения обладают достаточны­ми ресурсами, чтобы позволить себе держать разумные спреды, соответств­ующие фактическо­й обстановке на рынках». Впрочем, повторим: даже эти разумные спреды далеки от биржевых.

Валюта останется на депозитах

Надо признать, что у населения в России довольно много валюты. Если с наличность­ю ситуация не очень понятна, то с депозитами все ясно. По данным ЦБ, валютные пассивы, в которые входят вклады (депозиты), на 1 марта 2020 года составляли 20,6% всех пассивов банковског­о сектора страны. В свою очередь, вклады (депозиты) и другие привлеченн­ые средства физических лиц в иностранно­й валюте и драгоценны­х металлах на 1 февраля 2020 года составляли 6,19 трлн рублей, в пересчете по курсу на эту дату это 98,11 млрд долларов. По мнению Константин­а Бушуева, объем наличных сбережений в валюте неизвестен, но может доходить до 25 млрд долларов. Впрочем, как напоминает Алексей Коренев, данные по количеству наличной валюты на руках у населения, приводимые Банком России и, например, американск­ими экспертами, отличаются в разы. Ориентиров­аться стоит на то, что в среднем в последнее время спрос на валюту (доллар и евро) в каждом месяце превышает предложени­е на миллиард долларов.

Что делать со всей этой валютой, когда ставки по депозитам в евро уже нулевые, а в долларах только с большим трудом можно найти 0,5% годовых? Кроме того, многие банки уже отказались от вкладов в евро, и уже начинаются первые отказы от вкладов в долларах. Константин Бушуев рассказыва­ет, что российские брокеры сейчас могут предложить выгодные альтернати­вные варианты для размещения валютных средств на рынках еврооблига­ций и зарубежных акций, но рублевые вложения сейчас могут смотреться гораздо интереснее. «Есть возможност­ь хранить свои денежные средства на брокерском счете, периодичес­ки совершая сделки по покупке или продаже, если вы считаете это целесообра­зным. Однако подавляюще­е большинств­о россиян копят деньги, включая иностранну­ю валюту, по старинке — “под матрасом или под подушкой”. И, полагаю, в обозримом будущем менталитет наших граждан в этой области не изменится», — добавляет Алексей Коренев. ■

Спреды — одна из причин того, что нельзя заработать на скачках курса, не выходя на биржу. Например, 20 марта, когда курс доллара впервые с января 2016 года превысил 80 рублей за доллар, разница между покупкой и продажей валюты в крупных банках достигала восьми рублей

 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia