Нор­мы пра­ва для QR-ко­да

Ekspert - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

У юри­стов есть во­про­сы к ле­ги­тим­но­сти ре­жи­ма са­мо­изо­ля­ции и за­кон­но­сти QR-ко­дов, а еще боль­ше — к сбо­ру пер­со­наль­ных дан­ных рос­си­ян. Кто вос­поль­зу­ет­ся циф­ро­вым на­сле­ди­ем ко­ро­на­ви­ру­са?

Ис­то­рия циф­ро­вых пропусков вы­хо­дит за рам­ки необъ­яв­лен­но­го ка­ран­ти­на и борь­бы с ко­ро­на­ви­ру­сом в це­лом. Рос­сия впер­вые столк­ну­лась с та­ким гло­баль­ным экс­пе­ри­мен­том по огра­ни­че­нию прав граж­дан с по­мо­щью со­вре­мен­ных тех­но­ло­ги­че­ских ме­то­дов кон­тро­ля. Власть дей­ство­ва­ла во мно­гом ин­ту­и­тив­но, на ощупь, ис­поль­зуя несо­вер­шен­ные тех­ни­че­ские на­ра­бот­ки и ре­гу­ляр­но те­сти­руя ре­ак­цию об­ще­ства на жест­кость за­щит­ных мер. Ре­ги­о­нам бы­ла да­на сво­бо­да вы­бо­ра, и те не спе­шат уста­нав­ли­вать циф­ро­вой ла­герь. Сер­гей Жвач­кин, гу­бер­на­тор Том­ской об­ла­сти, и во­все на­звал пропуска с QR-ко­дом «из­бы­точ­ной, пло­хо ра­бо­та­ю­щей и уни­жа­ю­щей до­сто­ин­ство лю­дей ме­рой». Прав­да, до­пу­стил ее при­ме­не­ние «в экс­трен­ном слу­чае». А сто­ли­ца с об­ла­стью от­тя­ну­лись на пол­ную: уже­сто­чи­ли про­пуск­ной ре­жим, про­дли­ли его как ми­ни­мум до 31 мая, уси­ли­ли про­вер­ки и штраф­ные санк­ции, до­ба­ви­ли бизнесу не свой­ствен­ных ему обя­за­тельств.

Есть опа­се­ния, что опыт циф­ро­во­го ка­ран­ти­на бу­дет ис­поль­зо­ван сто­лич­ны­ми и фе­де­раль­ны­ми вла­стя­ми в бу­ду­щем, для различных це­лей и под раз­лич­ны­ми пред­ло­га­ми. Тем бо­лее что пра­во­вые рам­ки для него уста­нов­ле­ны ши­ро­кие и не свя­зан­ные непо­сред­ствен­но с чрез­вы­чай­ной си­ту­а­ци­ей, а в «по­вы­шен­ную готовность» государств­о мо­жет прий­ти и во вре­мя мас­со­вых де­мон­стра­ций, ак­ций про­те­ста и лю­бых сти­хий­ных ано­ма­лий. В ап­ре­ле неза­мет­но для об­ще­ствен­но­сти Го­с­ду­ма при­ня­ла за­кон «Об экс­пе­ри­мен­те по уста­нов­ле­нию спе­ци­аль­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния в це­лях… внед­ре­ния тех­но­ло­гий ис­кус­ствен­но­го ин­тел­лек­та», ко­то­рый нач­нет­ся в Москве 1 июля и про­длит­ся пять лет. Его це­ли и со­дер­жа­ние оста­ют­ся непо­нят­ны­ми. У циф­ро­во­го «экс­пе­ри­мен­та» по­сте­пен­но по­яв­ля­ет­ся пра­во­вая ба­за там, где се­год­ня зи­я­ют юри­ди­че­ские несты­ков­ки и ла­ку­ны. Они на­вер­ня­ка бу­дут сгла­же­ны — и нам важ­но, что­бы это про­изо­шло в поль­зу граж­дан­ских сво­бод, а не го­су­дар­ствен­но­го кон­тро­ля. Дис­кус­сии о со­дер­жа­нии и це­ле­со­об­раз­но­сти циф­ро­во­го экс­пе­ри­мен­та с об­ще­ством не ве­дут, а зна­чит, суд — по­след­нее ме­сто, где мы мо­жем от­сто­ять свои пра­ва.

Пре­тен­зии к циф­ро­во­му ка­ран­ти­ну

Се­год­ня уже оче­вид­но, что Сер­гей Со­бя­нин в це­лях борь­бы с ко­ро­на­ви­ру­сом при­нял на во­ору­же­ние имен­но ки­тай

ский сце­на­рий. Со­зна­тель­но ко­пи­ро­вал или вы­нуж­ден­но сле­до­вал — неиз­вест­но. На на­ча­ло мар­та лишь опыт КНР был при­знан успеш­ным, ев­ро­пей­ская бес­печ­ность по­ра­жа­ла ита­льян­ски­ми смер­тя­ми, а швед­ский экс­пе­ри­мент ка­зал­ся мар­ги­наль­ным. Си­сте­ма ко­дов и пропусков для вы­хо­да из ре­жи­ма са­мо­изо­ля­ции бы­ла впо­след­ствии ис­поль­зо­ва­на в раз­ных стра­нах, и этот опыт еще пред­сто­ит срав­нить. Сте­пень жест­ко­сти за­ви­сит от уров­ня до­ве­рия в об­ще­стве и граж­дан­ской дис­ци­пли­ны. В Москве сразу сде­ла­ли став­ку на кон­троль и при­нуж­де­ние. Пер­вая по­пыт­ка вве­сти пропуска на­толк­ну­лась на бу­рю недо­воль­ства. Но ме­дий­ная опе­ра­ция «Шаш­лыч­ник» успо­ко­и­ла об­ще­ствен­ность: лю­дям по­ка­за­ли несо­зна­тель­ных граж­дан, от­пра­вив­ших­ся на пик­ник в пер­вые вы­ход­ные ка­ран­ти­на. Ка­ра­тель­ный под­ход за­тем

толь­ко на­рас­тал. Ра­бо­тать со штра­фа­ми ока­за­лось вы­год­нее, чем тра­тить­ся на убеж­де­ние го­ро­жан.

К циф­ро­во­му ка­ран­ти­ну воз­ник­ло нема­ло пре­тен­зий.

Эф­фек­тив­ность. Луч­ший кри­те­рий — чис­ло за­бо­лев­ших, а оно рос­ло (прав­да, ни­кто не зна­ет, ка­ким бы оно бы­ло без ре­жи­ма са­мо­изо­ля­ции). Но есть ли в прин­ци­пе смысл в та­ких все­объ­ем­лю­щих за­пре­тах на пе­ре­дви­же­ние, ес­ли важ­но со­кра­тить кон­так­ты, а не рас­сто­я­ния? Ка­жет­ся, что вла­сти по­шли по наи­ме­нее слож­но­му пу­ти, вы­брав вме­сто гра­мот­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния сво­бо­ды пе­ре­ме­ще­ния ее то­таль­ное огра­ни­че­ние. И со­всем неяс­но, сколь­ко в све­жей ста­ти­сти­ке смерт­но­сти в сто­ли­це (плюс 20% в ап­ре­ле к преды­ду­ще­му го­ду) жертв ко­ро­на­ви­ру­са, а сколь­ко по­гиб­ших от ал­ко­го­лиз­ма, от­сут­ствия све­же­го воз­ду­ха, обостре­ния хро­ни­че­ских за­бо­ле­ва­ний, стрес­са, са­мо­убийств, по­те­ри за­ра­бот­ка и про­чих «по­бо­чек» ка­ран­ти­на.

Тех­ни­че­ское несо­вер­шен­ство. Ки­тай оста­но­вил рас­про­стра­не­ние ко­ро­на­ви­ру­са не толь­ко с по­мо­щью фи­зи­че­ских огра­ни­че­ний, но и вос­поль­зо­вав­шись си­сте­мой со­ци­аль­но­го рей­тин­га, ко­то­рая да­ла воз­мож­ность для каж­дой ка­те­го­рии жи­те­лей стра­ны уста­но­вить свой фор­мат ка­ран­ти­на. Спе­ци­аль­ная раз­ра­бот­ка поз­во­ли­ла при­сва­и­вать груп­пам граж­дан от­дель­ный уро­вень до­сту­па на ули­цу или в ма­га­зи­ны, в учре­жде­ния или на ра­бо­ту. Уро­вень вы­счи­ты­вал­ся по мно­гим па­ра­мет­рам, в том по чис­лу за­бо­лев­ших в це­поч­ке кон­так­тов или в го­ро­де, по­тен­ци­аль­но­му рис­ку за­ра­же­ния и проч. Ну и, ко­неч­но, при­ну­ди­тель­ные по­се­ще­ния вра­чей, слеж­ка, ви­део­фик­са­ция — все пре­ле­сти «боль­шо­го бра­та». Все ра­бо­та­ло как ча­сы. Прав­да, на внед­ре­ние си­сте­мы со­ци­аль­но­го мо­ни­то­рин­га у КНР ушло шесть лет, и у каждого ки­тай­ца дав­но есть свой иден­ти­фи­ка­ци­он­ный но­мер, за­гру­жен­ный во все необ­хо­ди­мые ба­зы.

Москва же вка­ты­ва­лась с ко­лес. По­нять экс­тре­маль­ность си­ту­а­ции мож­но, ес­ли бы за ошибки си­сте­мы граж­дане не пла­ти­ли ди­кие штра­фы. Осо­бен­но непри­ят­ная си­ту­а­ция сло­жи­лась с при­ло­же­ни­ем «Со­ци­аль­ный мо­ни­то­ринг», ко­то­рое при­зва­но сле­дить за со­блю­де­ни­ем ре­жи­ма са­мо­изо­ля­ции тех, кто за­бо­лел ко­ро­на­ви­ру­сом. Оно не толь­ко за­пра­ши­ва­ет пол­ные дан­ные, где-то их хра­нит, по­сто­ян­но фик­си­ру­ет гео­ло­ка­цию, но и вы­сы­ла­ет пуш-уве­дом­ле­ния в слу­чай­ное вре­мя, что­бы за­про­сить сел­фи: а вдруг вы оста­ви­ли телефон до­ма и по­шли гулять? Уже зву­чит непри­ят­но, так еще и си­сте­ма ре­гу­ляр­но глю­чит и за­ви­са­ет. За­вис­ло — штраф. Про­спал уве­дом­ле­ние — штраф. Не смог уста­но­вить — штраф. За­кон­чи­лась изо­ля­ция,

но дан­ные оста­лись в си­сте­ме. Вы­шел на ули­цу — штраф. Пред­ла­га­ют раз­би­рать­ся в колл-цен­трах. До­зво­нить­ся ту­да то­же непро­сто, кста­ти.

Пра­во­вые ос­но­ва­ния. А вот здесь по­по­дроб­нее.

Ко­гда от­ме­нят?

В Та­тар­стане по­обе­ща­ли уни­что­жить ба­зу из 13,7 млн элек­трон­ных пропусков в свя­зи с вы­хо­дом из «ре­жи­ма са­мо­изо­ля­ции». За про­цес­сом уни­что­же­ния пер­со­наль­ных дан­ных всех за­ре­ги­стри­ро­вав­ших­ся граж­дан бу­дет сле­дить спе­ци­аль­ная ко­мис­сия. Уди­ви­тель­но муд­рый и нети­пич­ный под­ход для на­шей эпо­хи на­коп­ле­ния боль­ших дан­ных. Мож­но толь­ко при­звать все ре­ги­о­наль­ные и фе­де­раль­ные вла­сти по­сле­до­вать при­ме­ру та­тар­ских кол­лег. В Москве, к сло­ву, неофи­ци­аль­но обе­ща­ли. Но мы здесь ви­дим очень важ­ную пра­во­вую кол­ли­зию: а ведь ни­где в за­коне не ска­за­но, что имен­но государств­о обя­зу­ет­ся пред­при­нять с на­сле­ди­ем циф­ро­во­го ка­ран­ти­на! И та­ких юри­ди­че­ских во­про­сов на­ко­пи­лось очень мно­го.

Мы уже пи­са­ли о про­бле­мах с пра­во­вым со­про­вож­де­ни­ем мер по за­щи­те от ка­ран­ти­на (см. «Боль­шой брат не вы­ле­чит те­бя», «Экс­перт», он­лайн-вер­сия, 6 ап­ре­ля 2020 го­да), и да­же се­год­ня юри­ди­че­ское со­об­ще­ство раз­де­ле­но в сво­их оцен­ках до­пу­сти­мо­сти и пра­во­моч­но­сти ре­ше­ний го­су­дар­ства. В ос­но­ве проблемы ле­жит неже­ла­ние вво­дить осо­бые ре­жи­мы чрез­вы­чай­ной си­ту­а­ции и ка­ран­ти­на, чет­ко про­пи­сан­ные в за­ко­но­да­тель­стве. О при­чи­нах та­ко­го ре­ше­ния вла­сти не со­об­ща­ют, мож­но толь­ко до­га­ды­вать­ся, что они вле­кут за со­бой неже­ла­тель­ные эко­но­ми­че­ские по­те­ри го­су­дар­ства из-за форс-ма­жо­ра. Не­ко­то­рые юри­сты счи­та­ют, что и сла­ва бо­гу, ведь ЧС поз­во­лит, ска­жем, ис­поль­зо­вать во­ен­ных. Но в ре­зуль­та­те при­хо­дит­ся до­воль­ство­вать­ся нека­че­ствен­ным пра­во­вым фун­да­мен­том, воз­ве­ден­ным вто­ро­пях без дис­кус­сий с про­фес­си­о­наль­ным со­об­ще­ством и граж­да­на­ми.

Вот, ска­жем, есть пре­крас­ный фе­де­раль­ный за­кон № 52-ФЗ от 1999 го­да «О са­ни­тар­но-эпи­де­мио­ло­ги­че­ском бла­го­по­лу­чии на­се­ле­ния», ко­то­рый пря­мо преду­смат­ри­ва­ет при­ня­тие в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти со­ци­аль­но­ад­ми­ни­стра­тив­ных мер для предот­вра­ще­ния рас­про­стра­не­ния ин­фек­ции как фе­де­раль­ным пра­ви­тель­ством, так и гла­ва­ми субъ­ек­тов РФ. И дей­ствия вла­стей ему со­от­вет­ству­ют. Од­на­ко преду­смот­рен­ный этим за­ко­ном ре­жим ка­ран­ти­на так и не был объ­яв­лен. Вме­сто него дей­ству­ет но­вое для за­ко­на по­ня­тие «са­мо­изо­ля­ция», буд­то бы доб­ро­воль­ное са­мо­огра­ни­че­ние, но с со­пут­ству­ю­щи­ми

по­прав­ка­ми в Ко­дек­се об ад­ми­ни­стра­тив­ных пра­во­на­ру­ше­ни­ях (КоАП) Моск­вы о штра­фах за его на­ру­ше­ние

За­то Го­с­ду­ма спеш­но при­ня­ла по­прав­ки к ФЗ № 68 «О за­щи­те на­се­ле­ния и тер­ри­то­рий от ЧС при­род­но­го и тех­но­ген­но­го ха­рак­те­ра», ко­то­рые с 1 ап­ре­ля да­ли ре­ги­о­нам пра­во уста­нав­ли­вать «обя­за­тель­ные для ис­пол­не­ния граж­да­на­ми и ор­га­ни­за­ци­я­ми пра­ви­ла по­ве­де­ния при вве­де­нии ре­жи­ма по­вы­шен­ной го­тов­но­сти». Этот ре­жим вве­ден в Москве в п. 1 ука­за мэ­ра от 5 мар­та 2020 го­да № 12-УМ. А QR-код пред­став­ля­ет со­бой циф­ро­вой про­пуск, фор­ма и юри­ди­че­ский ста­тус ко­то­ро­го уста­нов­ле­ны ука­зом мэ­ра от 11 ап­ре­ля 2020 го­да № 43-УМ. То есть мэр Моск­вы ори­ен­ти­ру­ет­ся на 68-ФЗ, ко­то­рый, в свою оче­редь, уста­нав­ли­ва­ет весь­ма раз­мы­тые рам­ки огра­ни­че­ний кон­сти­ту­ци­он­ных прав. Да­лее на­чи­на­ют­ся юри­ди­че­ские ба­та­лии о трак­тов­ках пра­ва, и толь­ко Вер­хов­ный суд мо­жет вы­не­сти ре­ше­ние в по­след­ней ин­стан­ции о со­от­вет­ствии пра­во­вых по­ло­же­ний нор­мам Кон­сти­ту­ции.

«Мы по­ни­ма­ем, что хо­тим по­бе­дить эпи­де­мию. Как нам сде­лать так, что­бы лю­ди мень­ше пе­ре­дви­га­лись? С точ­ки зре­ния пра­ва это очень слож­но сде­лать. Сво­бо­да пе­ре­дви­же­ния яв­ля­ет­ся од­ним из наи­бо­лее за­щи­ща­е­мых кон­сти­ту­ци­он­ных прав. Учи­ты­вая в це­лом вы­со­кий уро­вень пре­не­бре­же­ния к ба­зо­вым пра­вам сре­ди обыч­ных граж­дан и чи­нов­ни­ков, из­бран са­мый про­стой путь, ле­жа­щий на по­верх­но­сти. Мы про­сто иг­но­ри­ру­ем то, что на­пи­са­но в Кон­сти­ту­ции. Соз­да­ем но­вую нор­ма­тив­ную ба­зу, ко­то­рая иг­но­ри­ру­ет об­щую прак­ти­ку. Вот это путь, по ко­то­ро­му мы сей­час по­шли. И в оправ­да­ние слы­шим лишь од­но: по­том мы это от­ме­ним. Ко­гда по­том?» — спра­ши­ва­ет Алек­сандр Ер­мо­лен­ко, парт­нер «ФБК Legal».

О чем спо­рят юри­сты

На­при­мер, о фор­му­ли­ров­ках в за­коне. «Вве­де­ние си­сте­мы циф­ро­вых пропусков и за­прет по­ки­дать ме­ста про­жи­ва­ния без по­лу­че­ния элек­трон­но­го пропуска есть не что иное, как огра­ни­че­ние пра­ва на сво­бо­ду пе­ре­дви­же­ния по опре­де­лен­ной тер­ри­то­рии, — счи­та­ет Ан­тон Ма­ма­ев, парт­нер Global Law. — Огра­ни­че­ние прав и сво­бод граж­дан до­пус­ка­ет­ся ис­клю­чи­тель­но на ос­но­ва­нии фе­де­раль­ных за­ко­нов. ФЗ 68-ФЗ “О за­щи­те на­се­ле­ния от чрез­вы­чай­ных си­ту­а­ций…” и вво­ди­мые в со­от­вет­ствии с ним ре­жи­мы по­вы­шен­ной го­тов­но­сти (или чрез­вы­чай­ной си­ту­а­ции) рас­счи­та­ны ис­клю­чи­тель­но для ор­га­нов пре­ду­пре­жде­ния и лик­ви­да­ции ЧС (то есть спец­служб), но ни­как не на обыч­ных граж­дан. 68-ФЗ не поз­во­ля­ет огра­ни­чи­вать кон­сти­ту­ци­он­ные пра­ва

граж­дан, что пря­мо сле­ду­ет из под­пунк­та “д” пунк­та 10 ста­тьи 4.1 — все меры за­кан­чи­ва­ют­ся там, где на­чи­на­ет­ся огра­ни­че­ние прав граж­дан. Кро­ме то­го, огра­ни­че­ние до­сту­па лю­дей на тер­ри­то­рию, на ко­то­рой есть угро­зы воз­ник­но­ве­ния ЧС, и огра­ни­че­ния пра­ва на сво­бо­ду пе­ре­дви­же­ния по та­кой тер­ри­то­рии — это аб­со­лют­но раз­ные огра­ни­че­ния».

К сло­ву, не мно­гие на­ши экс­пер­ты от­ри­ца­ют са­му необ­хо­ди­мость вве­де­ния огра­ни­чи­тель­ных мер, во­прос лишь в ме­то­дах и сла­бых пра­во­вых ос­но­ва­ни­ях. По­доб­ные огра­ни­че­ния необ­хо­ди­мо вво­дить в стро­гом со­от­вет­ствии с кон­сти­ту­ци­он­ны­ми ме­ха­низ­ма­ми (на­при­мер, в спе­ци­аль­ном ре­жи­ме, том же ЧС). «Мы не зна­ем, ко­гда государств­о в сле­ду­ю­щий раз нач­нет вво­дить элек­трон­ные пропуска, что ста­нет при­чи­ной: но­вая эпи­де­мия грип­па, я не знаю, на­ше­ствие ры­жих со­бак, чем­пи­о­нат ми­ра по лег­кой ат­ле­ти­ке или по­дра­лись та­джи­ки с уз­бе­ка­ми на рын­ке — мил­ли­он этих при­чин мо­жет быть, — счи­та­ет Алек­сандр Ер­мо­лен­ко. — А у нас нет чет­ко­го ме­ха­низ­ма от­сле­жи­ва­ния и оцен­ки то­го, на­сколь­ко государств­о кор­рект­но дей­ству­ет. По­че­му в

од­ном слу­чае нель­зя, а в дру­гом мож­но? У нас нет ни­ка­ко­го ме­ха­низ­ма кон­тро­ля за го­су­дар­ством в этом слу­чае».

Вы­зы­ва­ют со­мне­ния юри­стов и непро­пи­сан­ные сро­ки огра­ни­че­ний. Так, QR-код пред­став­ля­ет со­бой циф­ро­вой про­пуск, фор­ма и юри­ди­че­ский ста­тус ко­то­ро­го уста­нов­ле­ны ука­зом мэ­ра Моск­вы. Он оформ­ля­ет­ся при предъ­яв­ле­нии пас­порт­ных дан­ных, то есть счи­та­ет­ся до­ку­мен­том. При этом в пер­вом ука­зе был опре­де­лен его срок дей­ствия — до 30 ап­ре­ля, за­тем его про­дли­ли, за­тем еще раз. То же са­мое про­ис­хо­дит и с огра­ни­чи­тель­ны­ми ме­ра­ми. «Как сле­ду­ет из пра­во­вых по­зи­ций Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, ни­кто не мо­жет быть по­став­лен под угро­зу воз­мож­но­го обре­ме­не­ния на неопре­де­лен­ный или слиш­ком про­дол­жи­тель­ный срок, а за­ко­но­да­тель обя­зан уста­но­вить чет­кие и ра­зум­ные вре­мен­ные рам­ки до­пус­ка­е­мых огра­ни­че­ний прав и сво­бод. Да­же уго­лов­но-пра­во­вые меры при­нуж­де­ния и на­ка­за­ния, та­кие как за­клю­че­ние под стра­жу, до­маш­ний арест, ли­ше­ние сво­бо­ды, огра­ни­че­ние сво­бо­ды, преду­смат­ри­ва­ют кон­крет­ный

срок ли­ше­ний и огра­ни­че­ний, что со­от­вет­ству­ет прин­ци­пу правовой опре­де­лен­но­сти. Та­ким об­ра­зом, бес­сроч­ный ха­рак­тер огра­ни­че­ний прав и сво­бод граж­дан про­ти­во­ре­чит за­ко­но­да­тель­ству, в том чис­ле меж­ду­на­род­но­му», — счи­та­ет Ан­тон Ма­ма­ев.

Ку­да об­ра­щать­ся

Пер­спек­ти­ва оспа­ри­ва­ния ре­ше­ний вла­сти по вве­де­нию мер са­мо­изо­ля­ции и элек­трон­ных пропусков вы­гля­дит ту­ман­ной. Со­шли на нет ре­ше­ния мест­ных су­дов, ко­то­рые от­ка­зы­ва­лись штра­фо­вать лю­дей за на­ру­ше­ние ре­жи­ма са­мо­изо­ля­ции. С дву­мя об­зо­ра­ми вы­сту­пил Вер­хов­ный суд, они ка­са­лись ню­ан­сов при­ме­не­ния тех или иных на­ка­за­ний за на­ру­ше­ние ре­жи­ма са­мо­изо­ля­ции. Юри­сты го­во­рят, что по су­ти это озна­ча­ет ле­ги­ти­ма­цию ука­за мэ­ра Моск­вы.

Мосгор­суд 28 ап­ре­ля от­кло­нил шесть ис­ков к мэ­ру Сер­гею Со­бя­ни­ну об от­мене вве­ден­ных в свя­зи с эпи­де­ми­ей ко­ро­на­ви­ру­са огра­ни­че­ний. Ист­цы утвер­жда­ли, что мэ­рия не предо­ста­ви­ла до­ка­за­тельств то­го, что при­ня­тые меры защищают здо­ро­вье граж­дан. Бо­лее то­го, сум­бур­ная про­вер­ка пропусков в мос­ков­ском мет­ро мог­ла при­ве­сти к то­таль­но­му за­ра­же­нию моск­ви­чей. Всё в рам­ках за­ко­на, воз­ра­жал пред­ста­ви­тель мэ­рии: огра­ни­че­ния со­хра­нят здо­ро­вье го­ро­жан, циф­ро­вые пропуска вы­да­ют­ся по за­яви­тель­но­му прин­ци­пу, а пер­со­наль­ные дан­ные за­щи­ще­ны и бу­дут уни­что­же­ны по­сле окон­ча­ния дей­ствия ре­жи­ма по­вы­шен­ной го­тов­но­сти.

Пер­спек­ти­вы оспа­ри­ва­ния дел о штра­фах за на­ру­ше­ние ре­жи­ма са­мо­изо­ля­ции то­же непо­нят­ны. По су­ти, в фе­де­раль­ном за­коне вве­ден осо­бый ре­жим, и су­ды бу­дут апел­ли­ро­вать не к Кон­сти­ту­ции, а к фе­де­раль­но­му за­ко­ну.

Путь с жа­ло­ба­ми в ев­ро­пей­ские су­ды мо­жет ока­зать­ся тер­ни­стым, ведь в боль­шин­стве стран За­па­да бы­ли вве­де­ны по­хо­жие меры и сам ЕСПЧ был за­перт под ка­ран­ти­ном. Ад­во­кат Па­ла­ты ад­во­ка­тов го­ро­да Моск­вы, парт­нер ад­во­кат­ско­го бю­ро «Му­са­ев и парт­не­ры», ав­тор бло­га на «Ян­декс.Дзене» и те­ле­грам-ка­на­ла «Сле­ва на пра­во» На­деж­да Ер­мо­ла­е­ва счи­та­ет, что пер­спек­тив для об­ра­ще­ния в Ев­ро­пей­ский суд по пра­вам че­ло­ве­ка в свя­зи с пред­по­ла­га­е­мым на­ру­ше­ни­ем пра­ва на сво­бо­ду пе­ре­дви­же­ния немно­го:

«При от­сут­ствии пол­но­го огра­ни­че­ния сво­бо­ды пе­ре­дви­же­ния граж­дан, при на­ли­чии воз­мож­но­сти пе­ре­дви­гать­ся по необ­хо­ди­мо­сти, я ду­маю, что Ев­ро­пей­ский суд, ес­ли по­лу­чит та­кую жа­ло­бу, вста­нет на сто­ро­ну пра­ви­тель­ства и ска­жет, что вме­ша­тель­ство в пра­ва граж­да­ни­на бы­ло про­пор­ци­о­наль­ным пре­сле­ду­е­мой за­кон­ной це­ли. В усло­ви­ях кри­зис­ной си­ту­а­ции огра­ни­че­ние сво­бо­ды пе­ре­дви­же­ния бы­ло оправ­дан­ным.

Мне ка­жет­ся, что ос­нов­ная опас­ность та­ит­ся не в огра­ни­чи­тель­ных ме­рах, а в ме­то­дах их про­ве­де­ния. А имен­но в сбо­ре пер­со­наль­ных дан­ных при оформ­ле­нии циф­ро­вых пропусков. Дан­ные со­би­ра­ют­ся и в от­но­ше­нии карт мет­ро, и ав­то­мо­би­лей, и мест жи­тель­ства, ад­ре­сов, где бы­ва­ет граж­да­нин, и да­же ме­ди­цин­ских учре­жде­ний, в ко­то­рые он об­ра­ща­ет­ся. В мэ­рии обе­ща­ют уни­что­жить все эти дан­ные по­сле сня­тия ре­жи­ма по­вы­шен­ной го­тов­но­сти, од­на­ко пред­по­ла­гать ско­рое его окон­ча­ние, увы, не при­хо­дит­ся. Но с 1 июля в Москве стар­ту­ет экс­пе­ри­мен­таль­ный правовой ре­жим, ко­то­рый поз­во­лит ИИ ис­поль­зо­вать дан­ные моск­ви­чей. Га­ран­тий то­го, что мо­но­по­лист ГУП “Мос­ков­ский мет­ро­по­ли­тен” от­ка­жет­ся от внед­ре­ния ИИ, нет ни­ка­ких. И вот во­прос: ко­гда имен­но бу­дут уни­что­же­ны со­бран­ные дан­ные? И где га­ран­тии их уни­что­же­ния? В рас­по­ря­же­нии ка­ких ин­фор­ма­ци­он­ных си­стем, в том чис­ле без за­ра­нее про­пи­сан­но­го ал­го­рит­ма ра­бо­ты с дан­ны­ми, они ока­жут­ся?»

Тем временем де­пу­тат Го­с­ду­мы Вя­че­слав Лы­са­ков («Еди­ная Рос­сия»), пер­вый за­ме­сти­тель пред­се­да­те­ля ко­ми­те­та по го­су­дар­ствен­но­му стро­и­тель­ству и за­ко­но­да­тель­ству, об­ра­тил­ся к гла­ве Со­ве­та без­опас­но­сти Вла­ди­ми­ру Пу­ти­ну с прось­бой дать оцен­ку про­пуск­но­му ре­жи­му в сто­ли­це. В пя­ти ли­стах со­бра­ны ед­ва ли не все пра­во­вые и тех­ни­че­ские пре­тен­зии к циф­ро­вым но­ва­ци­ям мэ­рии. «На внед­ре­ние си­сте­мы элек­трон­ных пропусков вы­де­ле­ны зна­чи­тель­ные сред­ства из бюд­же­та Моск­вы, по­лу­чен­ные ИT-ком­па­ни­я­ми, при­бли­жен­ны­ми к де­пар­та­мен­ту ин­фор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий Моск­вы. Лич­но я рас­смат­ри­ваю та­кие дей­ствия как зло­на­ме­рен­ное пе­ре­фор­ма­ти­ро­ва­ние це­лей борь­бы с ко­ро­на­ви­ру­сом в уста­нов­ле­ние вза­и­мо­вы­год­ных фи­нан­со­вых от­но­ше­ний де­пар­та­мен­та ин­фор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий Моск­вы с оте­че­ствен­ны­ми ком­мер­че­ски­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми и за­ру­беж­ны­ми ком­па­ни­я­ми, за­ин­те­ре­со­ван­ны­ми в по­лу­че­нии до­сту­па к го­су­дар­ствен­ной тайне Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции», — го­во­рит­ся в за­яв­ле­нии. Де­пу­тат от­ме­тил, что си­сте­ма в це­лом не име­ет го­су­дар­ствен­но­го ста­ту­са, а сбор пер­со­наль­ных дан­ных рос­си­ян на­ру­ша­ет их кон­сти­ту­ци­он­ные пра­ва. ■

«У нас нет пра­во­во­го ме­ха­низ­ма кон­тро­ля за го­су­дар­ством. Мы не зна­ем, ко­гда оно в сле­ду­ю­щий раз нач­нет вво­дить элек­трон­ные пропуска. Что ста­нет при­чи­ной: но­вая эпи­де­мия грип­па, на­ше­ствие ры­жих со­бак или по­дра­лись та­джи­ки с уз­бе­ка­ми на рын­ке?»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.