ЛЮ­БИТЬ ДО КИ­ЛИ­МАН­ДЖА­РО И ОБ­РАТ­НО

Forbes Woman - - ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ - Текст / Оль­га Прос­кур­ни­на

Врач и про­дю­сер На­та­лья Ша­ги­нян-нид­эм по­мог­ла без­но­го­му маль­чи­ку из дет­ско­го до­ма Пен­зен­ской об­ла­сти на­учить­ся хо­дить. Те­перь он изу­ча­ет по­ли­то­ло­гию в Уни­вер­си­те­те Бо­сто­на и по­ко­рил вы­со­чай­шую го­ру Аф­ри­ки.

С со­учре­ди­те­лем фон­да «Жизнь в дви­же­нии» На­та­льей Ша­ги­нян­нид­эм мы по­зна­ко­ми­лись на спро­дю­си­ро­ван­ном ею бла­го­тво­ри­тель­ном кон­цер­те в Те­ат­ре на­ций. Из­вест­ные ар­ти­сты — Ев­ге­ний Ми­ро­нов, Юлия Пе­ре­сильд, Ири­на Пе­го­ва, Ана­то­лий Бе­лый и Лео­нид Яр­моль­ник — рас­ска­зы­ва­ли о под­опеч­ных фон­да, де­тях с врож­ден­ны­ми фи­зи­че­ски­ми огра­ни­че­ни­я­ми. А са­ми де­ти, у ко­то­рых от рож­де­ния не бы­ло рук или ног, тан­це­ва­ли и пе­ли вме­сте с обыч­ны­ми сверст­ни­ка­ми, де­мон­стри­руя по­ис­ти­не неогра­ни­чен­ные воз­мож­но­сти че­ло­ве­ка. При этом в про­ис­хо­дя­щем на сцене не бы­ло из­бы­точ­ной сен­ти­мен­таль­но­сти, ко­то­рой в Рос­сии ча­сто со­про­вож­да­ет­ся пуб­лич­ный раз­го­вор об ин­ва­лид­но­сти — все бы­ло по­аме­ри­кан­ски жиз­не­ра­дост­но.

Со­бран­ные от про­ве­де­ния кон­цер­та пол­мил­ли­о­на руб­лей бы­ли на­прав­ле­ны на под­держ­ку про­грам­мы «Хо­чу хо­дить» — она по­мо­га­ет де­тям по­лу­чить необ­хо­ди­мое ле­че­ние, про­те­зы, об­ра­зо­ва­ние, про­фес­си­о­наль­ные на­вы­ки, пси­хо­ло­ги­че­скую по­мощь. А ис­то­рия этой про­грам­мы на­ча­лась со зна­ком­ства На­та­льи Ша­ги­нян-нид­эм с Са­шей Шуль­че­вым — вос­пи­тан­ни­ком дет­ско­го до­ма в Ниж­нем Ло­мо­ве, что в Пен­зен­ской об­ла­сти.

С се­ре­ди­ны 1990-х Ша­ги­нян­нид­эм по­мог­ла мно­гим нуж­да­ю­щим­ся де­тям по­лу­чить вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ную ме­ди­цин­скую по­мощь в США. В на­ча­ле 1990-х она, врач-пси­хи­атр по об­ра­зо­ва­нию, спе­ци­а­ли­зи­ро­ва­лась на пробле­мах де­тей с за­держ­ка­ми раз­ви­тия и как во­лон­тер ча­сто бы­ва­ла в дет­ских до­мах, кон­суль­ти­руя в том чис­ле при­ем­ные се­мьи. «Как-то, оформ­ляя ви­зу в аме­ри­кан­ском по­соль­стве, я уви­де­ла сра­зу несколь­ко се­мей с при­ем­ны­ми детьми из рос­сий­ских дет­до­мов. Кто-то по­про­сил о кон­суль­та­ции, я по­еха­ла в дет­ский дом — и по­том уже не смог­ла от­ту­да уехать про­сто так, бе­решь же на се­бя ка­кую-то ответственность», — рас­ска­зы­ва­ет она.

В 1993 го­ду Ша­ги­нян сни­ма­ла пер­вый до­ку­мен­таль­ный фильм о де­тях из пер­вой вол­ны меж­ду­на­род­но­го усы­нов­ле­ния и во вре­мя съе­мок по­зна­ко­ми­лась с бу­ду­щим му­жем, граж­да­ни­ном США. По­во­дом для съе­мок стал пер­вый по сче­ту за­прет на меж­ду­на­род­ное усы­нов­ле­ние рос­сий­ских де­тей.

Как вспо­ми­на­ет На­та­ша, на фоне «ни­чем не под­твер­жден­ных пуб­ли­ка­ций о том, что ино­стран­цы ис­поль­зу­ют на­ших де­тей на ор­га­ны». Для рос­сий­ских де­тей-си­рот с тя­же­лы­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми это бы­ла на­сто­я­щая тра­ге­дия. Ша­ги­нян ре­ши­ла рас­ска­зать о том, как жи­вут в США де­ти, усы­нов­лен­ные в те­че­ние по­след­них двух-трех лет, — и сде­ла­ла фильм «Де­ти на дру­гом бе­ре­гу». А вско­ре, пе­ре­ехав к му­жу в Шта­ты, со­зда­ла свой пер­вый бла­го­тво­ри­тель­ный фонд Happy Families для по­мо­щи де­тям с тя­же­лой ме­ди­цин­ской па­то­ло­ги­ей в аме­ри­кан­ских боль­ни­цах. Сре­ди них ока­за­лись си­ро­ты из са­мых за­бро­шен­ных мест Рос­сии, где не бы­ло ква­ли­фи­ци­ро­ван­ной по­мо­щи.

В од­ном из та­ких го­ро­дов На­та­ша в 2006 го­ду по­встре­ча­ла 15-лет­не­го Са­шу Шуль­че­ва, у ко­то­ро­го от рож­де­ния не бы­ло обе­их ног и несколь­ких паль­цев на ру­ках. Мать Са­ши от­ка­за­лась от сына в род­до­ме по со­ве­ту вра­чей, и он по­пал в Ниж­не­ло­мов­ский дом-ин­тер­нат для де­тей с на­ру­ше­ни­я­ми опор­но-дви­га­тель­но­го ап­па­ра­та. Ис­то­рия не по го­дам ум­но­го пар­ня, ко­то­рый пи­сал сти­хи и иг­рал в фут­бол, стре­ми­тель­но пе­ре­дви­га­ясь на дос­ке с ко­ле­са­ми, по­ра­зи­ла Ша­ги­нян-нид­эм. Она вер­ну­лась в Ниж­ний Ло­мов, что­бы по­мочь Са­ше осу­ще­ствить его меч­ту — встать на но­ги. Для Са­ши Шуль­че­ва уда­лось со­брать сред­ства на опе­ра­цию по про­те­зи­ро­ва­нию в Texas Scottish Rite Hospital for Children. Поз­же На­та­ша сня­ла фильм о Са­ше «На сво­их дво­их».

«Мы не ста­ли его опе­ку­на­ми юри­ди­че­ски, но, бе­з­услов­но, он стал чле­ном на­шей се­мьи, на­шим крест­ни­ком. До сих пор моя доч­ка, она млад­ше, от­но­сит­ся к нему как к бра­ту, а он так же го­ня­ет ее, как в дет­стве, и по­мо­га­ет вы­брать пра­виль­ный уни­вер­си­тет», — рас­ска­зы­ва­ет Ша­ги­нян-нид­эм. Бла­го­да­ря ее уча­стию в судь­бе Са­ши маль­чик остал­ся в Те­ха­се, был усы­нов­лен аме­ри­кан­ской па­рой, за два го­да с ну­ля вы­учил ан­глий­ский и фран­цуз­ский язы­ки,

окон­чил фа­куль­тет по­ли­то­ло­гии в Уни­вер­си­те­те Те­ха­са, год пре­по­да­вал рус­ский язык в част­ной шко­ле, а те­перь учит­ся на юри­ди­че­ском фа­куль­те­те в Бо­стон­ском уни­вер­си­те­те. «Лич­ная жизнь у него то­же устро­е­на — де­вуш­ка есть», — улы­ба­ет­ся Ша­ги­нян-нид­эм.

Бо­лее то­го, Са­ша Шуль­чев стал од­ним из пер­вых участ­ни­ков еже­год­но­го вос­хож­де­ния на Ки­ли­ман­джа­ро, ко­то­рое ор­га­ни­зу­ет «Жизнь

в дви­же­нии». «Ка­за­лось бы, са­мая вы­со­кая точ­ка Аф­ри­ки, но мы зна­ли, что лю­ди с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми ту­да под­ни­ма­лись, и ре­ши­ли то­же по­про­бо­вать, — рас­ска­зы­ва­ет Ша­ги­нян-нид­эм. — Пер­вым бы­ли Са­ша Шуль­чев и Са­ша По­хиль­ко. Мы шли по обыч­но­му марш­ру­ту, по ко­то­ро­му хо­дят все, — в ги­по­ксии, в от­сут­ствие кис­ло­ро­да, нам бы­ло так тя­же­ло, и мы ны­ли. А эти два кра­сав­ца шли и пе­ли. И ко­гда кто-то поз­во­лял го­во­рить се­бе: «Ой, у ме­ня уста­ли но­ги», они кри­ча­ли: «Ра­дуй­тесь, что они у вас есть!» У этих маль­чи­ков, сла­ва бо­гу, хо­ро­шо с чув­ством юмо­ра». По­ми­мо Ки­ли­ман­джа­ро под­опеч­ные фон­да под­ни­ма­лись уже и на Эве­рест.

Ко­гда кто-то поз­во­лял го­во­рить се­бе: «Ой, у ме­ня уста­ли но­ги», Са­ша кри­чал: «Ра­дуй­тесь, что они у вас есть!»

Фото DR.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.