Фи­ло­со­фия гу­ма­ни­ста

БРУНЕЛЛО КУЧИНЕЛЛИ не слиш­ком лю­бит го­во­рить об одеж­де – ско­рее уж о все­об­щем сча­стье, бла­го­ден­ствии и Пав­ле Фло­рен­ском. Но для АНАСТАСИИ УГ­ЛИК он сде­лал ис­клю­че­ние.

Harper’s Bazaar (Russia) - - Contents -

Все знают, что Brunello Cucinelli рав­но ка­ше­мир вы­со­чай­ше­го ка­че­ства, су­ще­ству­ю­щий вне вре­ме­ни и тен­ден­ций. Но я толь­ко что по­смот­ре­ла ва­шу осен­не­зим­нюю коллекцию и об­на­ру­жи­ла в ней мно­го ак­ту­аль­ных ве­щей: мо­лоч­но­бе­лые ком­би­не­зо­ны, брю­ки с вы­со­кой та­ли­ей и уз­ким по­я­сом, асим­мет­рич­ные юб­ки и ми­ни в духе 70-х.

Ни­ка­ко­го про­ти­во­ре­чия тут нет. Тренд немно­го по­вер­нул­ся и стал ухо­дить от спор­тив­но­го кроя в сто­ро­ну клас­си­че­ской эле­гант­но­сти, по­это­му все, что мы де­ла­ем обыч­но, сно­ва по­па­ло в струю. Я в этом биз­не­се дав­но и мо­гу ска­зать, что мода, как лю­бовь, жи­вет три го­да. Сей­час ка­жет­ся, что спорт­шик свой век по­чти от­жил. Впро­чем, по­смот­рим, мне то­ро­пить­ся неку­да.

То есть вы в ка­ком-то смыс­ле си­ди­те на бе­ре­гу в ожи­да­нии, пока ми­мо про­плы­вет труп вра­га?

По­ми­луй­те, нет у ме­ня вра­гов. Ну или, по край­ней ме­ре, я ни­че­го о них не знаю. Но мне при­ят­но ви­деть, что гам­ма боль­шин­ства кол­лек­ций в этом се­зоне со­звуч­на мо­ей – все во­круг та­кое при­глу­шен­но-пе­соч­ное, се­ро­ва­тое, мяг­кое. Вы же зна­е­те мою фи­ло­со­фию?

Тео­рию ка­пи­та­лиз­ма с че­ло­ве­че­ским ли­цом, ко­гда пред­при­ни­ма­тель де­ла­ет все, что­бы его ра­бот­ни­ки про­цве­та­ли вме­сте с ним?

Это толь­ко част­ный слу­чай. Я уве­рен, что каж­дый че­ло­век состоит из бо­ли, на­деж­ды и гар­мо­нии. Пер­вая очи­ща­ет, вто­рая не поз­во­ля­ет опус­кать ру­ки, за тре­тьей мы го­ня­ем­ся всю жизнь. И па­стель­ные, при­род­ные от­тен­ки одеж­ды на один шаг при­бли­жа­ют сво­е­го об­ла­да­те­ля к недо­сти­жи­мо­му со­вер­шен­ству.

А вы прав­да счи­та­е­те, что ва­ши кли­ен­ты ду­ма­ют о та­ких вы­со­ких ма­те­ри­ях, ко­гда об­ла­ча­ют­ся в кар­ди­га­ны из ви­ку­ньи?

Я, ко­неч­но, иде­а­лист, но не бе­зу­мец, по­это­му по­ла­гаю, что нет. Но они что-то чув­ству­ют, и это­го вполне до­ста­точ­но.

Что вам боль­ше все­го не нра­вит­ся в со­вре­мен­ной мо­де?

То же, что и в со­вре­мен­ном ми­ре. Ди­зай­не­ры пе­ре­ста­ли смот­реть на звез­ды. Пом­ни­те, как ска­за­но в за­ве­ща­нии мо­е­го лю­би­мо­го рус­ско­го мыс­ли­те­ля Павла Фло­рен­ско­го? «Ко­гда груст­но, ко­гда вас оби­дят, ко­гда что не бу­дет уда­вать­ся, ко­гда при­дет на вас ду­шев­ная бу­ря – вый­ди­те на воз­дух и остань­тесь на­едине с небом». А все во­круг толь­ко и де­ла­ют, что пя­лят­ся в ай­фо­ны, на­прочь за­быв, за­чем им да­ны во­об­ра­же­ние и вдох­но­ве­ние.

И какой вы­ход вы ви­ди­те из этой груст­ной си­ту­а­ции?

Мень­ше ду­мать о себе и боль­ше за­бо­тить­ся о дру­гих. Я из кре­стьян­ской се­мьи, и в на­шей де­ревне бы­ло за­ве­де­но сра­зу по­сле про­да­жи уро­жая де­лить­ся вы­руч­кой с са­мы­ми бед­ны­ми со­се­дя­ми. При­чем сна­ча­ла от­да­ва­ли день­ги нуж­да­ю­щим­ся, а за­тем уже де­ли­ли оста­ток меж­ду со­бой. Та­кие же ис­то­рии я на­блю­дал, ко­гда со­би­рал по­жерт­во­ва­ния на ре­став­ра­цию аре­ны в Со­ло­мео (го­род-сад, где на­хо­дит­ся про­из­вод­ство Brunello Cucinelli. – Прим. HB).

Од­на пен­си­о­нер­ка, да­ле­ко не бо­га­тая женщина, сде­ла­ла вклад, с ко­то­ро­го в фонд каж­дый ме­сяц по­сту­па­ет ров­но де­вять ев­ро. Скром­ная сум­ма, но мы бу­дем по­лу­чать ее в те­че­ние трид­ца­ти лет!

Ваш зна­ме­ни­тый со­ци­аль­ный эксперимен­т «счаст­ли­вые со­труд­ни­ки, до­воль­ные кли­ен­ты, при­быль­ное пред­при­я­тие» в Со­ло­мео идет уже до­воль­но дол­го. Вы все еще уве­ре­ны, что дви­га­е­тесь в нуж­ном на­прав­ле­нии?

Какой же это эксперимен­т? Это об­раз жиз­ни. И луч­шее до­ка­за­тель­ство то­го, что он пра­виль­ный, – на­ши де­ти. Я ни­ко­гда не при­нуж­дал до­чек за­ни­мать­ся се­мей­ным де­лом или се­лить­ся в на­шей глу­ши, но они оста­лись ря­дом. То же самое про­ис­хо­дит с боль­шин­ством мо­их ра­бо­чих: се­мьи раз­рас­та­ют­ся, но не разъ­ез­жа­ют­ся, не те­ря­ют свя­зи друг с дру­гом.

Как вы ду­ма­е­те, по­че­му это про­ис­хо­дит?

Ско­рее все­го по­то­му, что они каж­дый день ви­дят рас­свет над ум­брий­ски­ми по­ля­ми. Самое кра­си­вое зре­ли­ще на све­те.

И по­след­ний во­прос. Вы в Рос­сии да­ле­ко не пер­вый раз, здесь ва­ши ве­щи лю­бят и знают. Как счи­та­е­те, че­го нам не хва­та­ет для сча­стья? Ну кро­ме ум­брий­ских по­лей, ра­зу­ме­ет­ся.

Я как раз се­го­дня шел и ду­мал: за те несколь­ко лет, что я здесь не был, Москва неуло­ви­мо из­ме­ни­лась, ста­ла бо­лее при­гла­жен­ной, не та­кой ха­рак­тер­ной. А вот ли­ца оста­лись преж­ние, оду­хо­тво­рен­ные и се­рьез­ные, та­ких ни­где боль­ше не уви­дишь. Так что я уве­рен: вам мои советы не нуж­ны. Стра­на, ко­то­рая да­ла ми­ру До­сто­ев­ско­го и Чай­ков­ско­го, сама от­лич­но спра­вит­ся.

БРУНЕЛЛО КУЧИНЕЛЛИ

БЭКСТЕЙДЖ СО СЪЕМ­КИ ЛУКБУКА BRUNELLO CUCINELLI

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.