В при­сут­ствии ху­дож­ни­ка

Убеж­да­ем­ся в том, что ре­во­лю­ци­он­ный ма­ки­яж Gucci от­лич­но смот­рит­ся на фоне по­ло­тен ста­рых ма­сте­ров, вме­сте с фо­то­ху­дож­ни­цей Ти­ной Бар­ни, му­за­ми Алес­сан­дро Ми­ке­ле и са­мим ди­зай­не­ром.

Harper’s Bazaar (Russia) - - Contents - Ти­на Бар­ни Tina Barney Фо­то: Джо­ан­на Хилл­ман Joanna Hillman Стиль: Алек­сандр Фью­ри Alexander Fury Текст:

«Ну ко­неч­но, ме­ня при­вле­ка­ют кра­си­вые ли­ца. Но куда боль­ше за­во­ра­жи­ва­ют ис­то­рии» – с этих слов на­чи­на­ет бе­се­ду Алес­сан­дро Ми­ке­ле. При­мер­но та­ко­го за­яв­ле­ния и ждешь от ге­ния мод­но­го сто­ри­тел­лин­га, при­ду­мы­ва­ю­ще­го по-на­сто­я­ще­му вы­ра­зи­тель­ные ве­щи для ген­дер-флю­ид­ных ро­ман­ти­ков. Вот толь­ко речь сей­час не о плис­си­ро­ван­ных юб­ках из ла­ме и бо­га­то рас­ши­тых кар­ди­га­нах – на по­вест­ке дня де­бют­ная кол­лек­ция ма­ки­я­жа, со­здан­ная под ру­ко­вод­ством ди­зай­не­ра. А те са­мые «кра­си­вые ли­ца» в мно­го­мил­ли­ард­ной beauty-индустрии – аб­со­лют­ная цен­ность и главный за­лог успе­ха. Но Ми­ке­ле, за че­ты­ре го­да по­ме­няв­ший в Gucci бук­валь­но все, от эс­те­ти­ки ре­клам­ных кам­па­ний до ин­те­рье­ров бу­ти­ков, не был бы со­бой, ес­ли бы и тут не уста­но­вил свои правила игры.

Первыми под эги­дой До­ма по­яви­лись три ли­нии помад – Rouge à Lèvres Satin c ат­лас­ным эф­фек­том, при­да­ю­щая си­я­ние Rouge à Lèvres Voile и про­зрач­ная Baume à Lèvres. У каж­дой своя упа­ков­ка: вин­таж­но­го ви­да тю­би­ки из че­кан­но­го зо­ло­та, с цве­точ­ным прин­том или неж­но-би­рю­зо­во­го от­тен­ка. «Не­ба­наль­ная красота» – так опи­сы­ва­ет ди­зайн новинок Бе­вер­ли Джон­сон, од­на из участ­ниц фо­то­про­ек­та Ти­ны Бар­ни. Аме­ри­кан­ская ху­дож­ни­ца сня­ла ле­ген­дар­ную мо­дель вме­сте с мо­ло­ды­ми ак­три­са­ми Ги­де­он Ад­лон, Пом Кле­мен­тьефф и Ази­ей Кейт Дил­лон на фоне про­ек­ций классическ­их по­ло­тен – от­лич­ная иллюстраци­я твор­че­ско­го ме­то­да Ми­ке­ле, в ко­то­ром в рав­ных про­пор­ци­ях сме­ша­но ре­во­лю­ци­он­ное ви­зи­о­нер­ство и бе­реж­ное от­но­ше­ние к про­шло­му.

Ро­дом из про­шло­го и сам ак­цент на гу­бы: ди­зай­нер рас­ска­зы­ва­ет, что на по­ма­дах бы­ла по­ме­ша­на его ма­ма Эраль­да. «В детстве я на­хо­дил их вез­де – у нее в сум­ке, на зад­нем си­де­нье па­пи­ной ма­ши­ны… И уже то­гда ре­шил, что это самый мощ­ный ин­стру­мент пре­об­ра­же­ния. А сей­час мне и во­все ка­жет­ся, что в по­ма­дах есть что-то эро­ти­че­ское: один свайп – и кар­тин­ка ме­ня­ет­ся».

Дру­гим ис­точ­ни­ком вдох­но­ве­ния для Ми­ке­ле стал ста­рый Гол­ли­вуд. Розовый от­те­нок Mae Coral на­зван в честь Мэй Уэст, од­ной из пер­вых секс-бомб фаб­ри­ки грез, а тем­но-крас­ный Mildred Rosewood от­сы­ла­ет к Мил­дред Пирс – ге­ро­ине од­но­имен­но­го ну­а­ра, за роль ко­то­рой в 1946-м по­лу­чи­ла свой «Оскар» Джо­ан Кро­уфорд. Еще двух ки­но­и­кон Алес­сан­дро упо­ми­на­ет в на­шей бе­се­де: тем­пе­ра­мент­ной кра­са­ви­це Софи Лорен под­ра­жа­ла его ма­ма, ра­бо­тав­шая на сту­дии «Чи­не­чит­та» ас­си­стен­том про­дю­се­ра, а к тра­ги­че­ской звез­де 30-х Джин Хар­лоу пи­та­ет сла­бость он сам.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.