Ри­вье­рой и прав­дой

Пар­фю­мер До­ма Chanel Оли­вье Польж – о но­вом аро­ма­те Paris – Rivierа, счаст­ли­вом детстве на Ла­зур­ном бе­ре­гу и дра­го­цен­ных грас­ских цве­тах.

Harper’s Bazaar (Russia) - - Contents - ДЛЯ ПОЛЬЖА ДЕ­ЛО Та­лант Оли­вье точно по­лу­чил по на­след­ству: его отец, ле­ген­дар­ный Жак Польж, со­зда­вал аро­ма­ты для Chanel без ма­ло­го че­ты­ре де­ся­ти­ле­тия – c 1978-го по 2015-й.

Во вре­ме­на Га­б­ри­эль Ша­нель Фран­цуз­ская ри­вье­ра счи­та­лась од­ним из са­мых мод­ных мест для лет­не­го от­ды­ха: сю­да при­ез­жа­ли и ари­сто­кра­ты, и ху­дож­ни­ки – ров­но тот микс, ко­то­рый так нра­вил­ся Ма­де­му­а­зель. А в кон­це два­дца­тых го­дов здесь об­ре­ла дом и она сама – на вил­ле Ла Па­у­за в Рок­брюн-Кап-Мар­тен, ко­то­рую по ее за­ка­зу по­стро­ил ар­хи­тек­тор Ро­берт Штрайц. Сло­вом, у на­ше­го аро­ма­та Paris – Riviera вполне се­рьез­ная био­гра­фи­че­ская подо­пле­ка. Но для ме­ня это еще и очень лич­ная ис­то­рия: я ро­дил­ся непо­да­ле­ку, в Грас­се, и, хо­тя вы­рос в Па­ри­же, каж­дое ле­то про­во­дил на ри­вье­ре. Пом­ню, как це­лы­ми дня­ми ку­пал­ся и за­го­рал на пля­же в Кан­нах, а по­том мы вечность до­би­ра­лись до­мой по уз­ким из­ви­ли­стым до­ро­гам. По­то­му и в но­вой ком­по­зи­ции я со­брал свои са­мые яр­кие дет­ские ощу­ще­ния: жар солн­ца, за­пах жас­ми­на и апель­си­но­вых де­ре­вьев в цвету. Кста­ти, неро­ли, ко­то­рый иг­ра­ет тут первую скрип­ку, – один из мо­их лю­би­мых ин­гре­ди­ен­тов. Его вы­ра­щи­ва­ют специально для Chanel в неболь­шом хо­зяй­стве в Грас­се. Рань­ше у нас с его вла­дель­ца­ми бы­ло джентль­мен­ское соглашение, но сей­час мы за­клю­чи­ли офи­ци­аль­ный до­го­вор, по­то­му что очень хо­тим раз­ви­вать эту ис­то­рию. Де­ло в том, что ко­ли­че­ства, ко­то­рое про­из­во­дит­ся сей­час, нам от­кро­вен­но ма­ло. И ес­ли я, к при­ме­ру, за­хо­чу до­ба­вить имен­но этот ингредиент в туа­лет­ную во­ду Gabrielle, то для Chanel

№ 5 его уже не хва­тит! А так как ка­че­ство грас­ско­го неро­ли аб­со­лют­но осо­бен­ное, вы­ход один: брать де­ло в свои ру­ки. На­де­юсь, че­рез пять лет мы уве­ли­чим про­из­вод­ство в два ра­за и я смо­гу со­здать но­вый аро­мат, в ос­но­ве ко­то­ро­го бу­дет моя лю­би­мая но­та. Кста­ти, на­ше со­труд­ни­че­ство с хо­зяй­ства­ми в Грас­се на­ча­лось как раз бла­го­да­ря Chanel № 5.

Мой отец Жак Польж, ко­то­рый стал офи­ци­аль­ным пар­фю­ме­ром До­ма в кон­це се­ми­де­ся­тых, ис­пы­ты­вал неве­ро­ят­ные труд­но­сти из-за то­го, что ка­че­ство жас­ми­на от раз­ных по­став­щи­ков каж­дый год ме­ня­лось, от­че­го ва­рьи­ро­ва­лось и зву­ча­ние аро­ма­та. Как вы по­ни­ма­е­те, смириться с та­кой ди­ко­стью он ни­как не мог – то­гда и бы­ло при­ня­то ре­ше­ние за­клю­чить до­го­вор с од­ним кон­крет­ным хо­зяй­ством, в ко­то­ром жас­мин вы­ра­щи­ва­ли, со­би­ра­ли и пе­ре­ра­ба­ты­ва­ли в со­от­вет­ствии с на­ши­ми стро­жай­ши­ми тре­бо­ва­ни­я­ми. Ну а по­том, шаг за ша­гом, мы про­дол­жи­ли эту ис­то­рию уже с дру­ги­ми клю­че­вы­ми ин­гре­ди­ен­та­ми. И сей­час, по­ми­мо неро­ли, вы­ра­щи­ва­ем в Грас­се жас­мин, ро­зу, ту­бе­ро­зу, ге­рань, ирис – все в очень огра­ни­чен­ном ко­ли­че­стве. По­след­ний, на­при­мер, ис­поль­зу­ет­ся толь­ко в аро­ма­те La Pausa из коллекции Les

Exclusifs. ЗАПИСАЛА ЮЛИЯ КУДРЯВЦЕВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.