МИР НЕДИКОГО ЗА­ПА­ДА

В Пор­ту­га­лии у АННЫ ВАВИЛОВОЙ все пошло не по пла­ну. Про­гул­ка с дель­фи­на­ми пре­вра­ти­лась в обед с сар­ди­на­ми, в го­ро­де од­но­го дня за­хо­те­лось остаться на неде­лю, а секретный пляж ока­зал­ся лю­би­мым ме­стом Ма­дон­ны. И это – лишь на­ча­ло ис­то­рии.

Harper’s Bazaar (Russia) - - Открытия -

Сдель­фи­на­ми мне не вез­ло все­гда. Не вез­ло на Мав­ри­кии, где они, по идее, долж­ны бы­ли пла­вать на рас­сто­я­нии вы­тя­ну­той ру­ки (но вол­ны бы­ли та­кие, что на рас­сто­я­нии вы­тя­ну­той ру­ки пла­ва­ли таб­лет­ки от ука­чи­ва­ния). Не вез­ло на Маль­ди­вах («И куда же они по­де­ва­лись?»). На­ко­нец, в Пор­ту­га­лии. Не успе­ла я об­ра­до­вать­ся пред­сто­я­щей встре­че, как мор­ская про­гул­ка вдоль по­лу­ост­ро­ва Троя от­ме­ни­лась. А из­вест­но это ста­ло за пять ми­нут до пред­по­ла­га­е­мо­го стар­та, ко­гда на пустой на­бе­реж­ной по­яви­лась од­но­гла­зая кош­ка с ры­жи­ми пят­на­ми, а вот со­труд­ни­ца экс­кур­си­он­но­го бю­ро так и не по­яви­лась. «Куда ты по­плы­вешь в та­кой ту­ман?» – про­ще­бе­та­ла она по те­ле­фо­ну, и бы­ла, в об­щем, аб­со­лют­но пра­ва. Но я ре­ши­ла по­плыть.

П4

ря­мо пе­ре­до мной – пых­тя­щий па­ром Abre a Felicidade, иду­щий до Се­ту­ба­ла. «От­крой­ся сча­стью», – под­ми­ги­ва­ет уса­тый би­ле­тер, и я ре­шаю во что бы то ни ста­ло по­сле­до­вать его со­ве­ту (хо­тя он все­го-то пе­ре­вел назва­ние по­су­ди­ны с пор­ту­галь­ско­го). Обе­щан­ное сча­стье длит­ся два­дцать ми­нут, и вот я уже бро­жу по пор­то­во­му го­ро­ду в по­ис­ках рын­ка Mercado do Livramento. По­се­тить его сто­ит по двум при­чи­нам: ра­ди плит­ки азу­ле­жу XVIII ве­ка и да­ров мо­ря дня се­го­дняш­не­го. Ес­ли первую нуж­но ис­кать глазами по­за­ди ря­дов, то о на­ли­чии вто­рых лег­ко до­га­дать­ся по за­па­ху, при­чем за­дол­го до ви­зу­аль­но­го кон­так­та. На при­лав­ках кра­су­ют­ся ту­ши каль­ма­ров, тя­нут изящ­ные щу­паль­ца ось­ми­но­ги, бле­стит се­реб­ром ту­нец, а ги­гант­ская ры­ба-меч, пред­по­чи­та­ю­щая дер­жать­ся в сто­роне от мел­ко­ка­ли­бер­ных то­ва­рок, и во­все ка­жет­ся ин­стал­ля­ци­ей Джеф­фа Кун­са. С каж­дым ча­сом тор­гов­ля все ожив­лен­нее. Вско­ре мне уже пы­та­ют­ся всу­чить огром­ную ры­бью го­ло­ву со сло­ва­ми: «Бе­ри, это по­да­рок». Ту­ри­стов на Mercado do Livramento немно­го, а вот лис­са­бон­цы ры­нок лю­бят. По­то­му что здесь мож­но ку­пить, на­при­мер, от­лич­ную ба­ка­ляу – трес­ку в со­ли. У лю­бой ува­жа­ю­щей се­бя хо­зяй­ки най­дет­ся с де­ся­ток ре­цеп­тов ее при­го­тов­ле­ния. Най­дет­ся и дру­гая пре­тен­дент­ка на роль everybody’s darling – сар­ди­на. В от­ли­чие от ра­фи­ни­ро­ван­ной ино­стран­ки ба­ка­ляу, при­быв­шей из Но­р­ве­гии или Ислан­дии, эта вы­сту­па­ет на пра­вах ту­зем­ца и раз­ве что из во­ды не вы­со­вы­ва­ет­ся. Три­на­дца­то­го июня, во вре­мя еже­год­но­го празд­но­ва­ния в честь свя­то­го Ан­то­ния Лис­са­бон­ско­го, жа­ре­ны­ми сар­ди­на­ми пах­нет вся стра­на. «Толь­ко пред­ставь: вся Пор­ту­га­лия – ги­гант­ский гриль», – свер­ка­ет зо­ло­ты­ми зу­ба­ми про­да­вец ось­ми­но­гов. Что­бы уви­деть – точ­нее обо­нять – этот день в мас­шта­бах од­но­го за­ве­де­ния, я, по со­ве­ту то­го же про­дав­ца, пе­ре­ме­ща­юсь в бли­жай­шее ро­ди­зио Âncora Azul. Ро­ди­зио – это та­кой тип за­бе­га­лов­ки, где за фик­си­ро­ван­ную и весь­ма сим­во­ли­че­скую пла­ту по­лу­ча­ешь чи­стое сча­стье (уже во вто­рой, по­сле Abre a Felicidade, раз). На­би­вать здесь же­лу­док – осо­бое, по­чти жи­вот­ное удо­воль­ствие. В Лис­са­боне та­ких за­ве­де­ний по­чти не оста­лось. Там бал пра­вит Жо­зе Авил­леш со своим Belcanto. А вот в Се­ту­ба­ле, в па­ре миль от сто­ли­цы, все еще мож­но вку­сить про­стой ры­бац­кой Пор­ту­га­лии, для ко­то­рой Миш­лен – это преж­де все­го про­из­во­ди­тель ав­то­мо­биль­ных шин. Я гла­зею по сто­ро­нам, а над сто­ла­ми пор­ха­ют под­но­сы с жа­ре­ной ры­бой и ле­дя­ным ви­ном. Офи­ци­ан­ты на­пол­ня­ют та­рел­ки с ви­дом зме­ев-ис­ку­си­те­лей. «Пока ты мо­жешь ды­шать, они бу­дут под­хо­дить с до­бав­кой», – предупрежд­ает со­сед за сто­ли­ком, ви­ди­мо, уже на­учен­ный опы­том. И ока­зы­ва­ет­ся со­вер­шен­но прав. Ко­гда пыт­ка едой под­хо­дит к кон­цу и я пре­вра­ща­юсь в иде­аль­ный шар для би­льяр­да, вспо­ми­наю шут­ку зна­ко­мо­го отель­но­го ме­не­дже­ра. Та еще вче­ра го­во­ри­ла: «В этой стране ты мо­жешь из­ба­вить­ся от че­го угод­но – лож­но­го чув­ства сты­да, непри­яз­ни к ви­ну. Но да­же не взду­май из­бав­лять­ся от лиш­не­го ве­са». Да-да, боль­ше не пла­ни­рую.

Впро­чем, в до­пол­не­ние к ки­ло­грам­мам тут об­ре­та­ешь и кое-что бо­лее при­ят­ное. Я сей­час о пре­сло­ву­том ду­шев­ном рав­но­ве­сии. Несколь­ко дней в ре­ги­оне Ален­те­жу, в нестер­пи­мо пре­крас­ном оте­ле Quinta da Comporta, – и вы со­всем дру­гой че­ло­век. Про­грам­ма при­бли­зи­тель­но сле­ду­ю­щая: утром, за све­же­сва­рен­ным ко­фе, смот­реть, как аисты вьют гнез­да и про­гу­ли­ва­ют­ся по ри­со­вым по­лям, ве­че­ром – де­лать все то же самое, но уже за ви­ньо вер­де. Сожалений о бес­цель­но по­тра­чен­ном вре­ме­ни – ни­ка­ких. На­про­тив, жал­ко рас­хо­до­вать его на лиш­нюю су­е­ту. По­сле на­вод­нен­но­го ино­стран­ца­ми Ал­гарве в це­лом и слиш­ком пья­ной Ал­бу­фей­ры в част­но­сти Ален­те­жу ка­жет­ся по­чти

невоз­мож­ной идил­ли­ей. Здесь как-то очень мно­го на­сто­я­щей жиз­ни и со­всем немно­го жиз­ни на­ро­чи­той, вы­ду­ман­ной для ту­ри­ста. И это во­пре­ки вил­лам Кри­сти­а­на Лу­бу­те­на и Фи­лип­па Стар­ка, во­пре­ки то­му, что сю­да ре­гу­ляр­но на­ве­ды­ва­ет­ся Ма­дон­на – лю­би­тель­ни­ца гу­лять по пу­стын­ным пля­жам Ком­пор­ты с по­рос­ши­ми раз­но­тра­вьем дю­на­ми. За звез­да­ми все­гда сле­ду­ет тол­па, но толь­ко не в слу­чае – по край­ней ме­ре пока – Ален­те­жу. Как ни уди­ви­тель­но, в этой сель­ско­хо­зяй­ствен­ной мек­ке все еще ца­рит ат­мо­сфе­ра пас­то­раль­но­го рая. По­хо­жее чув­ство по­се­ща­ет в Ал­ку­ба­се – неболь­шом го­ро­диш­ке на се­ве­ре стра­ны, куда я на­прав­ля­юсь, рас­став­шись с аиста­ми. С точ­ки зре­ния ланд­шаф­тов это уже дру­гая ис­то­рия. По ме­ре про­дви­же­ния на се­вер план­та­ции проб­ко­во­го ду­ба сме­ня­ют­ся эв­ка­лип­та­ми, а рав­ни­ны с ду­ши­сты­ми по­ле­вы­ми цве­та­ми – хол­ма­ми с вет­ря­ны­ми мель­ни­ца­ми. Во­об­ра­жа­е­мые па­па­рац­ци, ко­то­рые в тео­рии мог­ли бы охо­тить­ся за Ма­дон­ной на пля­жах Ком­пор­ты (но, к сча­стью для нее, это­го не де­ла­ют), и во­все раз­бе­га­ют­ся за от­сут­стви­ем свет­ской по­вест­ки. Алкубаса – та­кая же, как Ален­те­жу, жем­чу­жи­на, пока не став­шая частью ту­ри­сти­че­ско­го оже­ре­лья. То, что в пу­те­во­ди­те­лях обыч­но на­зы­ва­ют best kept secret. Глав­ная до­сто­при­ме­ча­тель­ность – ци­стер­ци­ан­ский мо­на­стырь XII ве­ка. И да, он один сто­ит це­лой по­езд­ки, но немно­гие об этом знают. Те, кто осве­дом­лен луч­ше, при­ез­жа­ют на час или два, по до­ро­ге с юга на се­вер или с се­ве­ра на юг. Бро­дят вдоль ар­ка­ды с ко­лон­на­ми, за­гля­ды­ва­ют в мо­на­стыр­скую кух­ню, пы­та­ют­ся со­от­не­сти соб­ствен­ные раз­ме­ры с мас­шта­ба­ми кро­шеч­ной две­ри, в ко­то­рую яко­бы долж­ны бы­ли про­тис­ки­вать­ся чуж­дые бо­ди­по­зи­ти­ва мо­на­хи, а за­тем са­дят­ся в ав­то­бус и ис­че­за­ют. Меж тем Алкубаса за­слу­жи­ва­ет куда бо­лее при­сталь­но­го вни­ма­ния, чем па­роч­ка стре­ми­тель­ных сел­фи. В од­ном толь­ко оте­ле Solar da Cerca do Mosteiro мож­но про­ве­сти це­лую неде­лю. Бро­дить по са­ду, том­но зав­тра­кать с ви­дом на трех­неф­ную ба­зи­ли­ку, иг­рать с хо­зяй­ским псом (осо­бая при­ви­ле­гия) и ме­ди­ти­ро­вать у реч­ки. Вла­де­ли­ца Маг­да­ле­на Та­ва­риш (я, ра­зу­ме­ет­ся, сра­зу со­об­щаю ей об омо­ни­мич­но­сти ее фа­ми­лии и на­зы­ваю ис­клю­чи­тель­но то­ва­ри­щем Маг­да­ле­ной) от­кры­ла его в мо­на­стыр­ской при­строй­ке XIV ве­ка. Ко­гда­то здесь был част­ный дом, ко­то­рый дол­го пу­сто­вал, по­чти пол­сто­ле­тия, а ря­дом с ним – уго­дья и, ко­неч­но, са­мо ве­ли­че­ствен­ное зда­ние Санта-Мария де Алкубаса. Что­бы пре­вра­тить все это в го­сти­ни­цу, Маг­да­лене при­ш­лось оста­вить долж­ность в мэ­рии («Там все рав­но ни­кто не при­хо­дил на ра­бо­ту во­вре­мя»), по­тра­тить все сбе­ре­же­ния и да­же по­ра­бо­тать ин­те­рьер­ным ди­зай­не­ром. «По-мо­е­му, она су­ма­сшед­шая, – сме­ет­ся ее муж Лу­иш, учи­тель ис­то­рии и боль­шой зна­ток го­ро­да. – Мы да­же в от­пуск не мо­жем нор­маль­но съез­дить: три дня в Ис­па­нии и сра­зу об­рат­но. Хо­ро­шо, что вы до нас до­бра­лись. Хоть по­ужи­нать схо­дим как лю­ди».

«Как лю­ди» мы устра­и­ва­ем­ся в сим­па­тич­ном ка­фе в со­сед­нем На­за­ре. В вос­кре­се­нье в Ал­ку­ба­се за­кры­ва­ет­ся все – ну или по­чти все, – по­это­му в по­ис­ках пла­на Б мы при­ез­жа­ем в тот самый го­род с ги­гант­ски­ми вол­на­ми из ютью­бов­ских ро­ли­ков. По­сле ужи­на про­шу Лу­и­ша по­ка­зать мне вол­ны. Тот силь­но сму­ща­ет­ся, и я по­ни­маю, что что-то пошло не так. «Как бы те­бе ска­зать, – груст­но взды­ха­ет он. – В об­щем, в это вре­мя го­да тут толь­ко мел­кая рябь». Че­рез пол­ча­са мы уже сто­им в гу­стом мо­ло­ке ту­ма­на, оку­тав­ше­го маяк, и вгля­ды­ва­ем­ся в оке­ан­скую без­дну. «И прав­да рябь, – со­гла­ша­юсь я, на­блю­дая пя­ти­мет­ро­вые ма­хи­ны. – Как-то со­всем неубе­ди­тель­но. Ви­ди­мо, придется при­е­хать еще».

1 АЛЕН­ТЕ­ЖУ. 2 АЗУ­ЛЕ­ЖУ. 3 КОМПОРТА. 4 ПРОБКОВЫЕ ДУБЫ ВДОЛЬ ДО­РО­ГИ. 5 САНТА-МАРИЯ ДЕ АЛКУБАСА. 6 QUINTA DA COMPORTA – WELLNESS BOUTIQUE RESORT.

По­яс, Marella; сум­ка, Fabiana Filippi; серь­ги, Springfiel­d.

1 ВИДЫ ОКРУГА СЕТУБАЛ. 2 КОННЫЙ ЗАВОД В АЛЕН­ТЕ­ЖУ. 3 QUINTA DA COMPORTA – WELLNESS BOUTIQUE RESORT. 4 РЫ­НОК MERCADO DO LIVRAMENTO В СЕ­ТУ­БА­ЛЕ. 5, 6 ВИДЫ АЛЕН­ТЕ­ЖУ. 7 ТРЕСКА БА­КА­ЛЯУ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.