Ми­хай­лов­ский ба­лет за­явил о се­бе в Аме­ри­ке, как о но­вом брен­де

Izvestia Moscow Edition - - Первая Страница - Свет­ла­на На­бор­щи­ко­ва

Что­бы утвер­дить­ся за ру­бе­жом, нуж­но по­ко­рить Лон­дон, Па­риж и Нью-Йорк, счи­та­ют рус­ские тан­цов­щи­ки. В осталь­ные го­ро­да ми­ра до­не­сут­ся от­го­лос­ки сла­вы, за­слу­жен­ной в этих ба­лет­ных сто­ли­цах. Ми­хай­лов­ский ба­лет уже оча­ро­вал Лон­дон, удо­сто­ив­шись несколь­ких пре­стиж­ных пре­мий бри­тан­ской кри­ти­ки, и вплот­ную за­нял­ся Нью-Йор­ком, где с воз­рас­та­ю­щим успе­хом дал се­рию сво­их луч­ших спек­так­лей. В афи­шу во­шли «Жи­зель», «Пла­мя Па­ри­жа», «Дон Ки­хот» и про­грам­ма «Три ве­ка рус­ско­го ба­ле­та» («При­вал ка­ва­ле­рии», «Клас­скон­церт», «Пре­лю­дия»).

Нью-йорк­ское при­зна­ние тем бо­лее по­чет­но, что вы­сту­па­ли ми­хай­лов­цы на сцене, од­но упо­ми­на­ние о ко­то­рой по­вер­га­ет ба­ле­то­ма­на в тре­пет. НьюЙорк­ский го­род­ской театр в Лин­кольн-цен­тре — ре­зи­ден­ция труп­пы Джор­джа Ба­лан­чи­на, ле­ген­дар­но­го New York City Ballet. С 2008 го­да театр но­сит имя Дэ­ви­да Коха и бу­дет но­сить его до 2058-го. Неф­тя­ной маг­нат по­жерт­во­вал на те­ат­раль­ные нуж­ды $100 млн, по­лу­чив пра­во на имен­ной театр. Не прав­да ли, хо­ро­ший спо­соб ре­шить про­бле­му обес­пе­че­ния го­су­дар­ствен­ных учре­жде­ний? Хо­тя для Рос­сии этот при­мер вряд ли на­у­ка — не факт, что вме­сто Боль­шо­го или Ма­ри­ин­ско­го у нас при­жи­вут­ся театр Аб­ра­мо­ви­ча или Де­ри­пас­ки.

New York City Ballet по­сле осен­не­го се­зо­на взял па­у­зу до де­кабрь­ских «Щел­кун­чи­ков», со­от­вет­ствен­но его об­ра­зо­ван­ная и иску­шен­ная пуб­ли­ка ста­ла пуб­ли­кой Ми­хай­лов­ско­го. К ней при­со­еди­ни­лись и по­клон­ни­ки вы­сту­па­ю­ще­го по со­сед­ству с Мет­ро­по­ли­тен-опе­ра American Ballet Theatre, ко­то­рый так­же от­ды­ха­ет до де­каб­ря. «Все те же ли­ца», — за­ме­ти­ла мест­ная ба­ле­то­ман­ка, обо­зре­вая пар­тер.

На­чав с хо­ро­шо из­вест­ной в Нью-Йор­ке «Жи­зе­ли», ми­хай­лов­цы пе­ре­шли к глав­ной це­ли ви­зи­та — лич­ным на­ра­бот­кам. Од­ни ве­щи из это­го спис­ка — ста­рин­ный «При­вал ка­ва­ле­рии» и по­свя­щен­ная пе­тер­бург­ско­му ба­ле­ту «Пре­лю­дия» На­чо Ду­а­то — вы­зва­ли веж­ли­вую за­ин­те­ре­со­ван­ность, дру­гие — непод­дель­ное лю­бо­пыт­ство.

Так, пер­вый акт «Пла­ме­ни Па­ри­жа» за­ста­вил пуб­ли­ку от­ме­нить про­гул­ки по фойе и по­свя­тить антракт изу­че­нию бук­ле­та. Де­та­ли­зи­ро­ван­ные сю­же­ты оте­че­ствен­ной хо­ре­одра­мы здесь непри­выч­ны, и ря­ды чи­та­ю­щих зри­те­лей, без­услов­но, сви­де­тель­ству­ют в поль­зу по­ста­нов­ки. В то же вре­мя чи­стый та­нец, не тре­бу­ю­щий вни­ка­ния в либ­рет­то, при­ня­ли безо вся­кой под­го­тов­ки. Вы­со­ко бы­ли оце­не­ны как мощ­ные ре­во­лю­ци­он­ные, так и утон­чен­ные двор­цо­вые сце­ны «Пла­ме­ни».

На ура про­шли вер­саль­ское гран-па с его тон­кой сти­ли­за­ци­ей, ха­рак­тер­ная сю­и­та с тан­цем бас­ков во гла­ве и ал­ле­го­рия сво­бо­ды в фи­на­ле. Вздох восхищения про­нес­ся по за­лу, ко­гда над сце­ной вы­со­ко и без ви­ди­мой под­держ­ки про­плы­ла Ири­на Пер­рен с трех­цвет­ным зна­ме­нем — трюк, неко­гда при­ду­ман­ный Ва­си­ли­ем Вай­но­не­ном (ка­ва­лер, несу­щий ба­ле­ри­ну, скрыт диа­го­на­лью рес­пуб­ли­кан­ских дев), и здесь сра­бо­тал без­от­каз­но.

Иван Ва­си­льев, вы­шед­ший в при­выч­ном ам­плуа жиз­не­ра­дост­но­го ма­чо, мог бы во­об­ще не тан­це­вать. Каж­дый его про­ход по сцене со­про­вож­дал­ся ап­ло­дис­мен­та­ми и вос­хи­щен­ны­ми воз­гла­са­ми. Тем не ме­нее тан­цов­щик вы­дал все свои ко­рон­ные трю­ки — как от­ме­ти­ла кри­ти­ка, «ле­тал, ле­жал, си­дел в воз­ду­хе». Сла­бо­нерв­ные зри­те­ли за­ми­ра­ли, ожи­дая ис­хо­да борь­бы с воз­душ­ной сти­хи­ей, но боль­шин­ство бы­ло уве­ре­но: Иван при­зем­лит­ся как на­до.

Нуж­но ска­зать, что здеш­няя пуб­ли­ка це­нит по­доб­ную си­ло­вую ма­не­ру как воз­буж­да­ю­щую эк­зо­ти­ку, но как свое род­ное вос­при­ни­ма­ет ма­не­ру про­ти­во­по­лож­ную — лег­кую, изящ­ную, точ­ную, без­усиль­ную. Гром­кий (в пря­мом смыс­ле — по­сле каж­до­го со­ло зал взры­вал­ся ова­ци­ей) успех Лео­ни­да Са­ра­фа­но­ва, ге­роя «Класс-кон­цер­та», — луч­шее то­му под­твер­жде­ние.

В от­ли­чие от «Пла­ме­ни Па­ри­жа», «Класс-кон­церт» Аме­ри­ке зна­ком, бо­лее то­го, пре­мье­ра ба­ле­та (то­гда он на­зы­вал­ся «Ба­лет­ная шко­ла») со­сто­я­лась имен­но здесь, в Нью-Йор­ке, в 1962 го­ду. По ле­ген­де, у ис­то­ков ком­по­зи­ции сто­ял вы­да­ю­щий­ся им­пре­са­рио Сол Юрок. По­бы­вав на эк­за­мене в шко­ле Боль­шо­го те­ат­ра, он ска­зал Аса­фу Мес­се­ре­ру, что ба­лет на эту те­му мог бы иметь в Шта­тах боль­шой успех, и спу­стя па­ру лет ГАБТ дей­стви­тель­но при­вез в США сбор­ник ба­лет­ных эк­зер­си­сов на му­зы­ку рус­ских ком­по­зи­то­ров.

«Труд­но пе­ре­дать всю пре­лесть, све­жесть и юность «Ба­лет­ной шко­лы» — это нуж­но уви­деть. Гро­мад­ный и вполне за­слу­жен­ный успех Мес­се­ре­ра и все­го ан­сам­бля», — стро­ки из аме­ри­кан­ской ре­цен­зии 1962 го­да без ка­ких-ли­бо из­ме­не­ний мож­но да­ти­ро­вать 2014-м, раз­ве что вне­сти па­ру уточ­не­ний. Ан­самбль при­над­ле­жит Ми­хай­лов­ско­му те­ат­ру, а Мес­се­ре­ра зо­вут Ми­ха­и­лом. Пле­мян­ник Аса­фа и глав­ный ба­лет­мей­стер Ми­хай­лов- ско­го дал возрастному спек­так­лю но­вую жизнь, и тот хо­ро­ше­ет от пред­став­ле­ния к пред­став­ле­нию. От­дель­ный ре­спект сто­ит ад­ре­со­вать ди­ри­же­ру Пав­лу Бу­бель­ни­ко­ву, не по­бо­яв­ше­му­ся взвин­тить темп до мак­си­му­ма. По­рой ка­за­лось, что тан­цов­щи­ки не вы­дер­жат, но они вы­дер­жа­ли.

За­вер­шил нью-йорк­ский тур ми­хай­лов­цев «Дон Ки­хот», три­умф ком­пакт­ной по­ста­нов­ки (са­мый ла­ко­нич­ный из иду­щих в Рос­сии «Дон Ки­хо­тов», что, без со­мне­ния, по­нра­ви­лось ди­на­мич­ной пуб­ли­ке) и На­та­льи Оси­по­вой. Стро­го го­во­ря, все тан­цов­щи­ки бы­ли хо­ро­ши, но Оси­по­ва до­стиг­ла та­ко­го уров­ня ма­стер­ства и ха­риз­ма­тич­но­сти, что во­шла в немно­го­чис­лен­ную пар­тию ис­тре­би­те­лей: ко­гда она на сцене, парт­не­ры от­хо­дят на вто­рой план.

Впро­чем, сколь­ко лю­дей, столь­ко и мне­ний. В по­чте гла­вы агент­ства « Ар­да­ни » , про­дю­се­ра га­стро­лей Сер­гея Да­ни­ля­на, с ко­то­рой он лю­без­но озна­ко­мил кор­ре­спон­ден­та « Из­ве­стий » , есть, на­при­мер, пись­мо от из­вест­но­го нью- йорк­ско­го ад­во­ка­та Эн­ди Сто­у­на. Оси­по­ву он коротко на­зы­ва­ет « бо­же­ствен­ной » , а да­лее пе­ре­хо­дит к по­хва­лам Ва­си­лье­ву. Пи­шет, что ни­ко­гда не ви­дел, что­бы ар­тист тан­це­вал с та­ким « блес­ком и бес­стра­ши­ем » , что этот тан­цов­щик как буд­то бы с дру­гой пла­не­ты и что он, Эн­ди, бо­лее 20 раз ви­дел Ну­ре­ева и Ва­си­льев об­ла­да­ет « ана­ло­гич­ной ма­ги­ей » .

Ну а са­мое тро­га­тель­ное со­об­ще­ние из по­чты Да­ни­ля­на при­над­ле­жит ко­ман­ди­ру ка­де­тов во­ен­ной ака­де­мии Вест-Пойнт, что ба­зи­ру­ет­ся в 80 ки­ло­мет­рах от Нью-Йор­ка. Ко­ман­дир бла­го­да­рит за предо­став­лен­ную его под­опеч­ным «воз­мож­ность по­зна­ко­мить­ся с ми­ром ба­ле­та с по­мо­щью столь ува­жа­е­мой ком­па­нии. Они по­лу­чи­ли огром­ное на­сла­жде­ние», — от­ме­ча­ет­ся в пись­ме.

То, что Сер­гей Да­ни­лян, во­зив­ший в США и Боль­шой, и Ма­ри­ин­ский, уже думает о но­вом га­строль­ном ту­ре ми­хай­лов­цев, озна­ча­ет: ад­во­кат и ка­де­ты в сво­их чув­ствах не оди­но­ки.

— В Аме­ри­ке хо­ро­шо зна­ют ба­лет­ные тру­пы Боль­шо­го и Ма­ри­ин­ско­го те­ат­ров, по­пу­ля­рен Ба­лет Бо­ри­са Эйф­ма­на. Те­перь в спис­ке ми­ро­вых брен­дов по­яви­лось но­вое на­зва­ние — Ми­хай­лов­ский ба­лет. И это, я счи­таю, глав­ный итог при­ез­да пе­тер­бурж­цев в Шта­ты, — ска­зал про­дю­сер.

Ес­ли все пой­дет по пла­ну, сле­ду­ю­щий ви­зит Ми­хай­лов­ско­го ба­ле­та в США со­сто­ит­ся в 2016 го­ду.

Ми­ли­та­ризм «Пла­ме­ни» не сму­тил аме­ри­кан­цев

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.