Ко­со­во: за­бы­тая вой­на, непо­гиб­шая на­деж­да

Izvestia Moscow Edition - - Мнения - Олег Шендерюк эко­но­мист

Пе­ред ис­то­ри­че­ским для сер­бов ви­зи­том Пу­ти­на и мно­го­обе­ща­ю­щим ви­зи­том пат­ри­ар­ха Ки­рил­ла в Сер­бию — эту за­пу­тан­ную и разо­рван­ную меж­ду Во­сто­ком и За­па­дом стра­ну — ре­шил по­се­тить и я, при­чем в оче­ред­ной раз. Ме­ня ин­те­ре­со­ва­ла судь­ба сер­бов, остав­ших­ся в Ко­со­во, са­мой мно­го­стра­даль­ной ча­сти ны­неш­ней Сер­бии.

Пять ча­сов бел­град­ско­го автобуса — и вот уже вас ждут «по­гра­нич­ни­ки»: бук­валь­но в 5 м от серб­ских по­ли­цей­ских (ко­то­рые, есте­ствен­но, не ста­вят штамп, так как не при­зна­ют Ко­со­во) сто­ят ал­бан­ские «по­гра­нич­ни­ки»: сер­бов они не про­ве­ря­ют и пас­пор­та не тре­бу­ют, но в мой рос­сий­ский пас­порт с боль­шим удо­воль­стви­ем вле­пи­ли штамп Respublika Kosovo (на об­рат­ной до­ро­ге его ан­ну­ли­ро­ва­ли те же серб­ские по­ли­цей­ские).

Еще час пу­ти по пло­хо осве­щен­ной до­ро­ге —и я в Ко­сов­скаМит­ро­ви­це. По­сле вой­ны 1998– 1999 го­дов и бом­бар­ди­ро­вок НАТО го­род раз­де­лен на две ча­сти по ре­ке: к северу от мо­ста че­рез ре­ку на­хо­дит­ся тер­ри­то­рия, где в по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве жи­вут сер­бы, а на юж­ном бе­ре­гу ре­ки — ал­бан­цы.

На мо­сту вой­ска НАТО KFOR (сей­час это ита­льян­ские ка­ра­би­не­ры). К северу от мо­ста, несмот­ря на тя­же­лый меж­ду­на­род­ный ста­тус, по­лу­гра­ни­цу и ино­стран­ных ми­ро­твор­цев, — всё по­чти как в осталь­ной Сер­бии.

Из Бел­гра­да в оса­жден­ную Мит­ро­ви­цу идут по­дач­ки, так или ина­че го­су­дар­ство обес­пе­чи­ва­ет ра­бо­той до по­ло­ви­ны на­се­ле­ния го­ро­да. По все­му се­вер­но­му бе­ре­гу раз­ве­ша­ны серб­ские фла­ги, а в са­мом цен­тре го­ро­да сто­ит пе­ре­не­сен­ный с юж­ной сто­ро­ны па­мят­ник рус­ско­му по­слу, по­гиб­ше­му еще в XIX ве­ке от рук ал­бан­цев. Фор­маль­но это то­же тер­ри­то­рия но­во­го ко­сов­ско­го «го­су­дар­ства», но фак­ти­че­ски пол­но­стью кон­тро­ли­ру­е­мая сер­ба­ми. Эта часть Ко­со­во с серб­ским боль­шин­ством — са­мый се­рьез­ный и по­чти един­ствен­ный ко­зырь Бел­гра­да в борь­бе за весь край.

По­чти ни­кто из сер­бов се­вер­ной ча­сти Мит­ро­ви­цы не пе­ре­се­ка­ет мост: мно­гих вы­гна­ли из их соб­ствен­ных до­мов ал­бан­цы по­сле бом­бар­ди­ро­вок НАТО, и им пси­хо­ло­ги­че­ски тя­же­ло смот­реть на за­ня­тые до­ма, на раз­ру­шен­ное серб­ское клад­би­ще и пра­во­слав­ную цер­ковь. По сло- вам мо­их спут­ни­ков по ав­то­бу­су Ла­за­ря и Ми­ли­цы, по­чти все сер­бы Мит­ро­ви­цы, ко­то­рые пе­ре­се­ка­ли мост, по­том за­бо­ле­ва­ли. Од­на­ко у ме­ня не бы­ло вы­бо­ра, и на сле­ду­ю­щий день я пе­ре­сек мост.

Немно­го о но­вей­шей ис­то­рии Ко­со­во: на­чав­ше­е­ся в на­ча­ле 1990-х ал­бан­ское дви­же­ние за неза­ви­си­мость Ко­со­во бы­ст­ро пе­ре­рос­ло в во­ору­жен­ный тер­ро­ризм. UCѕK (Ар­мия осво­бож­де­ния Ко­со­во) со­вер­ша­ла на­па­де­ния на по­ли­цей­ские участ­ки и серб­ские до­ма. В от­вет то­гда еще Юго­сла­вия вве­ла в Ко­со­во вой­ска. НАТО несколь­ко раз предъ­яв­ля­ло уль­ти­ма­тум, а за­тем на­ча­ло бом­бар­ди­ров­ки Юго­сла­вии. По­сле бом­бар­ди­ро­вок и от­хо­да юго­слав­ской ар­мии боль­шая часть сер­бов по­ки­ну­ла свои до­ма и ре­ги­он.

Тех, кто остал­ся, жда­ла раз­ная судь­ба. Ко­го-то вы­ре­за­ли или от­пра­ви­ли на ор­га­ны в конц­ла­ге­ря на тер­ри­то­рии Ал­ба­нии. Кто-то вы­жил в тех серб­ских ан­кла­вах, где бы­ло ору­жие. Кто-то вер­нул­ся к сво­им со­жжен­ным до­мам уже по­сле окон­ча­ния во­ен­ных дей­ствий. Как из­вест­но, бом­бар­ди­ро­вок мож­но бы­ло из­бе­жать, ес­ли бы Юго­сла­вии «брат рус» по­ста­вил С-300. Мож­но бы­ло и за­тем из­бе­жать вы­ре­за­ния и угне­те­ния остав­ше­го­ся серб­ско­го на­се­ле­ния, ес­ли бы по­сле ле­ген­дар­но­го за­ня­тия рос­сий­ски­ми де­сант­ни­ка­ми аэро­пор­та Приш­ти­ны рос­сий­ским ди­пло­ма­там уда­лось по­лу­чить в хо­де пе­ре­го­во­ров хо­тя бы свой сек­тор в Ко­со­во с пре­иму­ще­ствен­но серб­ским на­се­ле­ни­ем (офи­ци­аль­ный сек­тор по­лу­чен не был, рос­сий­ский кон­тин­гент охра­нял те рай­о­ны, где сер­бов по­чти не бы­ло).

Так или ина­че, в Ко­со­во оста­лось до 150 тыс. сер­бов, из них боль­шая часть — к югу от мо­ста в Мит­ро­ви­це, там, где ал­бан­ское боль­шин­ство. Что с ни­ми про­ис­хо­дит? Я ис­кал от­ве­ты на этот во­прос.

Прой­дя мост в Мит­ро­ви­це, я от­пра­вил­ся в Де­чан­ский мо­на­стырь. Оплот серб­ско­го пра­во­сла­вия с се­ре­ди­ны XIV ве­ка, эта обитель пе­ре­жи­ла и ту­рец­кий, и ав­стрий­ский, и фа­шист­ский, и те­перь уже ал­бан­ский гнет. Мо­на­стырь, как и мно­гие дру­гие серб­ские объ­ек­ты, охра­ня­ют ав­стрий­ские и ита­льян­ские во­ен­ные KFOR.

Ес­ли раз­го­ва­ри­вать с сол­да­та­ми — в Ко­со­во всё спо­кой­но. За по­след­ние пол­го­да толь­ко один «незна­чи­тель­ный ин­ци­дент» (ви­дя граф­фи­ти Ар­мии осво­бож­де­ния Ко­со­во на пер­вом же бил­бор­де в пер­вой близ мо­на­сты­ря ал­бан­ской де­ревне, в это утвер­жде­ние изна­чаль­но ве­ри­лось с тру­дом). У сер­бов, жи­ву­щих в мо­на­сты­ре, несколь­ко дру­гое мне­ние. За па­ру дней до мое- го при­ез­да ал­бан­цы на­ри­со­ва­ли на мо­на­стыр­ских сте­нах граф­фи­ти Ис­лам­ско­го го­су­дар­ства.

В те­че­ние по­след­них ме­ся­цев по все­му Ко­со­во бы­ли аре­сто­ва­ны 30 има­мов по по­до­зре­нию в свя­зях с ИГИЛ, а бук­валь­но на про­шлой неде­ле ко­сов­ской по­ли­ции уда­лось за­дер­жать тер­ро­ри­стов, го­то­вив­ших ата­ку на ба­зу KFOR. В осталь­ном всё по­чти спо­кой­но, по край­ней ме­ре ино­стран­ные ди­пло­ма­ты в Ко­со­во, в част­но­сти аме­ри­кан­цы, каж­дый раз про­сят на­сто­я­те­ля мо­на­сты­ря не рас­про­стра­нять­ся ни о бро­шен­ных на тер­ри­то­рию мо­на­сты­ря гра­на­тах, ни о стрель­бе по нему из гра­на­то­ме­тов, ни о граф­фи­ти ИГИЛ.

Во­об­ще у мо­на­сты­ря Де­ча­ны три важ­ных свой­ства. Во­пер­вых, он во­пло­ща­ет со­бой Сер­бию и пра­во­сла­вие и по­это­му яв­ля­ет­ся объ­ек­том лю­той нена­ви­сти ал­бан­цев. Во-вто­рых, в от­сут­ствие в Ко­со­во серб­ских вла­стей игу­мен мо­на­сты­ря (ар­хи­манд­рит Са­ва Янич) пред­став­ля­ет ин­те­ре­сы остав­ших­ся сер­бов пе­ред меж­ду­на­род­ны­ми ди­пло­ма­та­ми, сол­да­та­ми и про­чи­ми важ­ны­ми пер­со­на­ми. В-тре­тьих, мо­на­стырь предо­став­ля­ет ра­бо­ту и дру­гую по­мощь на­хо­дя­щим­ся в бли­жай­ших де­рев­нях сер­бам.

По­мо­га­ет мо­на­стырь и мир­ным ал­бан­цам, 300 из ко­то­рых укры­ва­лись в мо­на­сты­ре во вре­мя экс­пан­сии юго­слав­ской ар­мии.

Из мо­на­сты­ря я от­пра­вил­ся в пу­те­ше­ствие по серб­ским ан­кла­вам.

Се­ло Го­раж­де­вац с на­се­ле­ни­ем око­ло 900 сер­бов на­хо­дит­ся в 5 км от го­ро­да Печ (с на­се­ле­ни­ем под 200 тыс. ал­бан­цев). Тот факт, что се­ло не вы­ре­за­ли по­сле от­хо­да юго­слав­ской ар­мии в 1999 го­ду, — не толь­ко счаст­ли­вая слу­чай­ность. Де­ло в албанском мен­та­ли­те­те: шип­тарь (в от­ли­чие от сер­ба или рус­ско­го) ни­ко­гда не по­ле­зет драться, ес­ли не пол­но­стью уве­рен, что вы­иг­ра­ет. По­это­му на­па­дать на ты­ся­чу во­ору­жен­ных сер­бов бра­вые ге­рои UCѕK от­кры­то не ста­ли.

По той же при­чине оста­лись в от­но­си­тель­ной со­хран­но­сти и дру­гие боль­шие ан­кла­вы, на­при­мер при­го­род Приш­ти­ны Гра­ча­ни­ца. Од­на­ко от­то­ку сер­бов из Ко­со­во спо­соб­ству­ют не по­ли­ти­че­ские, а эко­но­ми­че­ские при­чи­ны. В ре­ги­оне кри­ти­че­ски нет ра­бо­ты. Ал­бан­цы вы­жи­ва­ют по­чти ис­клю­чи­тель­но за счет то­го, что их род­ствен­ни­ки при­сы­ла­ют с за­гра­нич­ных ра­бот. Сре­ди сер­бов си­ту­а­ция еще слож­нее: они жи­вут в «го­су­дар­стве», ко­то­рое не при­зна­ют, ед­ва ли ко­опе­ри­ру­ют­ся эко­но­ми­че­ски с ал­бан­ца­ми по идео­ло­ги­че­ским при­чи­нам и не мо­гут быть во­вле­че­ны в эко­но­ми­ку Сер­бии по при­чи­нам по­ли­ти­че­ским.

Де­ло­вой ак­тив­но­сти в са­мих ан­кла­вах не­до­ста­точ­но, что­бы обес­пе­чить ра­бо­той все на­се­ле­ние. Осо­бен­но ост­ро сто­ит про­бле­ма обу­строй­ства серб­ской мо­ло­де­жи. Имен­но без­ра­бо­ти­ца яв­ля­ет­ся един­ствен­ной при­чи­ной, по­че­му уехав­шие по­сле вой­ны 300 тыс. сер­бов не воз­вра­ща­ют­ся в Ко­со­во. Ни неста­биль­ность меж­ду­на­род­но­го ста­ту­са, ни шанс по­лу­чить ал­бан­ский «кок­тейль Молотова» в свой дом их так не оста­нав­ли­ва­ют, как без­ра­бо­ти­ца

Де­ло­вой ак­тив­но­сти в са­мих ан­кла­вах не­до­ста­точ­но, что­бы обес­пе­чить ра­бо­той все на­се­ле­ние. Осо­бен­но ост­ро сто­ит про­бле­ма обу­строй­ства серб­ской мо­ло­де­жи. Имен­но без­ра­бо­ти­ца яв­ля­ет­ся един­ствен­ной при­чи­ной, по­че­му уехав­шие по­сле вой­ны 300 тыс. сер­бов не воз­вра­ща­ют­ся в Ко­со­во. Ни неста­биль­ность меж­ду­на­род­но­го ста­ту­са, ни шанс по­лу­чить ал­бан­ский « кок­тейль Молотова » в свой дом их так не оста­нав­ли­ва­ют, как без­ра­бо­ти­ца. Те же, кто, несмот­ря ни на что, оста­ют­ся в Ко­со­во, от­шу­чи­ва­ют­ся: « Мы пе­ре­жи­ли 500 лет ту­рец­кой ок­ку­па­ции, смо­жем про­дер­жать­ся и еще » .

Бел­град­ские вла­сти пе­ред каж­ды­ми вы­бо­ра­ми на­ез­жа­ют в ан­кла­вы и кля­нут­ся, что сер­бов не оста­вят. На де­ле же по­мо­га­ют, но сла­бо.

Си­ту­а­ция оста­ет­ся на­пря­жен­ной. С од­ной сто­ро­ны, как я уже ска­зал, ал­бан­цы на­пря­мую те­перь ред­ко на­па­да­ют на сер­бов. Но вот слу­чаи раз­ру­ше­ния серб­ских до­мов, по­ки­ну­тых сво­и­ми оби­та­те­ля­ми по­сле вой­ны, уча­сти­лись. Толь­ко с на­ча­ла 2014 го­да бы­ло 11 атак на тех сер­бов, ко­то­рые пы­та­лись вер­нуть­ся в свои ко­сов­ские до­ма. А толь­ко на про­шлой неде­ле в Джа­ко­ви­це ( за­пад­ная часть Ко­со­во, или Ме­то- хия) бы­ли сне­се­ны пять серб­ских до­мов безо вся­ко­го ве­до­ма по­ки­нув­ших их оби­та­те­лей.

В этом же го­ро­де мест­ные ал­бан­ские вла­сти не поз­во­ля­ют сер­бам не то что воз­вра­щать­ся в до­ма, но да­же по­се­щать го­род. Кро­ме то­го, му­ни­ци­па­ли­тет го­ро­да Де­ча­ны пы­та­ет­ся че­рез суд отобрать у упо­мя­ну­то­го там мо­на­сты­ря его зем­лю. Ди­рек­тор един­ствен­но­го НКО в Ко­со­во, за­ни­ма­ю­ще­го­ся серб­ской об­щи­ной, Са­ша Пет­ро­вич жа­лу­ет­ся на се­рьез­ные юри­ди­че­ские про­бле­мы: сер­бы ред­ко мо­гут от­сто­ять пра­во на свое иму­ще­ство в су­де. Ни су­ды, ни по­ли­ция не про­яв­ля­ют же­ла­ния рас­сле­до­вать за­хват зе­мель, ограб­ле­ния или на­па­де­ния на сер­бов, со­вер­шен­ные ал­бан­ца­ми. Меж­ду­на­род­ные же су­пер­вай­зе­ры, на­при­мер EULEX, не в со­сто­я­нии за­щи­тить серб­ское на­се­ле­ние.

Кста­ти, о меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ци­ях: впервые со вре­мен вой­ны они на­чи­на­ют по­ни­мать, что в ли­це Ко­со­во как го­су­дар­ства со­зда­ли мон­стра, ко­то­рый вы­хо­дит из-под кон­тро­ля. Это вид­но из недав­ней пресс-кон­фе­рен­ции аме­ри­кан­ско­го посла Джей­коб­сон, ко­то­рая бы­ла воз­му­ще­на про­дол­жа­ю­щим­ся уже пол­го­да па­ра­ли­чом ко­сов­ско­го пра­ви­тель­ства и уров­нем кор­руп­ции и при­зна­ла на­ру­ше­ния прав сер­бов. Ко­сов­ские вла­сти дав­но долж­ны бы­ли на­чать рас­сле­до­ва­ния пре­ступ­ле­ний про­тив че­ло­веч­но­сти, со­вер­шен­ных UCѕK, но так как боль­шая часть по­ли­ти­че­ской эли­ты на­пря­мую свя­за­на с UCѕK, про­цесс не сдви­га­ет­ся с мерт­вой точ­ки.

В то же вре­мя кон­тин­гент НАТО, ко­то­рый изна­чаль­но во­шел в Ко­со­во для за­щи­ты от « серб­ской агрес­сии » , все ча­ще ста­но­вит­ся жерт­вой сво­их ал­бан­ских под­за­щит­ных: так, в 2004 го­ду во вре­мя атак на Де­чан­ский мо­на­стырь по­гиб­ли во­семь ита­льян­ских ка­ра­би­не­ров. А сей­час, по сло­вам мо­е­го ано­ним­но­го ис­точ­ни­ка в мис­сии ООН в Ко­со­во, имен­но меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции, в част­но­сти KFOR, ста­но­вят­ся це­лью на­па­де­ния экс­тре­ми­стов. Мно­гие ал­бан­цы уеха­ли во­е­вать за день­ги в Си­рию, и экс­пер­ты ждут всплес­ка на­си­лия, ко­гда они вер­нут­ся. Но сер­бы, име­ю­щие ору­жие, го­то­вы дать от­пор, и по­это­му ал­бан­цы не су­нут­ся в ан­кла­вы. В го­ро­дах же на­си­лие бу­дет про­дол­жать­ся.

По­лу­ча­ет­ся па­ра­докс: ал­бан­ское об­ще­ство в Ко­со­во ра­ди­ка­ли­зу­ет­ся и на­па­да­ет на меж­ду­на­род­ные ор­га­ни­за­ции, хо­тя весь про­ект Ко­со­во как го­су­дар­ства дер­жит­ся эко­но­ми­че­ски, ди­пло­ма­ти­че­ски и во­ен­но на этих са­мых меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ци­ях.

Поды­то­жи­вая, мож­но ска­зать, что сер­бы в Ко­со­во сей­час раз­де­ля­ют судь­бу сво­их пред­ков при от­то­ман­ском иге: серб­ство дер­жит­ся на се­лах (ан­кла­вах) и Пра­во­слав­ной церк­ви, по­след­няя за­щи­ща­ет свою паст­ву не толь­ко мо­лит­вен­но, но и эко­но­ми­че­ски и в опре­де­лен­ной сте­пе­ни ди­пло­ма­ти­че­ски.

По­че­му же те­ма Ко­со­во во­об­ще важ­на для рус­ско­го че­ло­ве­ка? До сих пор те­ма это­го ок­ку­пи­ро­ван­но­го ре­ги­о­на под­ни­ма­лась в ме­диа, но по­чти ис­клю­чи­тель­но в свя­зи с ле­ги­тим­но­стью во­про­са са­мо­опре­де­ле­ния, будь то Аб­ха­зия или Крым. Судь­ба же сер­бов, остав­ших­ся в Ко­со­во, оста­ва­лась за кад­ром, хо­тя имен­но по­ли­ти­че­ские ре­ше­ния Рос­сии в кон­це 1990-х го­дов на­пря­мую или кос­вен­но по­вли­я­ли на се­го­дняш­ний рас­клад сил.

В Ко­со­во по по­нят­ным при­чи­нам по­чти не вид­но ни рус­ских ту­ри­стов, ни рус­ских па­лом­ни­ков, ни рус­ских биз­не­сме­нов, по­мо­га­ю­щих сер­бам (хо­тя в со­сед­ней Чер­но­го­рии всех трех ка­те­го­рий спол­на). В свою оче­редь, сей­час по­ли­ти­ка Рос­сии при­вле­ка­ет при­сталь­ное вни­ма­ние как сер­бов, так и ал­бан­цев. Упо­мя­ну­тый Са­ша Пет­ро­вич в част­ной бе­се­де ска­зал мне, что дей­ствия Рос­сии в свя­зи с укра­ин­ским кри­зи­сом да­ют на­деж­ду, что и они то­же бу­дут услы­ша­ны и под­дер­жа­ны.

Но, по сло­вам упо­мя­ну­то­го ано­ним­но­го ис­точ­ни­ка в мис­сии ООН, по­сле укра­ин­ских со­бы­тий уме­рен­ные ал­бан­цы в Ко­со­во на­ча­ли по­ни­мать, что ес­ли не KFOR, то че­рез два дня в Ко­со­во бу­дет серб­ская ар­мия. В об­щем ны­неш­няя меж­ду­на­род­ная си­ту­а­ция да­ет двум на­ро­дам по­нять, что ал­бан­ская ок­ку­па­ция с мол­ча­ли­вым неохот­ным по­та­ка­ни­ем за­пад­ной об­ще­ствен­но­сти — де­ло со­всем не веч­ное.

Рос­сия по­ка не мо­жет на­пря­мую по­ли­ти­че­ски вли­ять на си­ту­а­цию в под­кон­троль­ном за­пад­ным ор­га­ни­за­ци­ям Ко­со­во. Но необ­хо­ди­мо ис­кать дру­гие (в том чис­ле фи­нан­со­вые) спо­со­бы под­держ­ки аб­со­лют­но ло­яль­но­го нам серб­ско­го на­се­ле­ния.

Про­ект ал­бан­ской ок­ку­па­ции сей­час ру­шит­ся по­ли­ти­че­ски и эко­но­ми­че­ски — нель­зя до­пу­стить пол­но­го эко­но­ми­че­ско­го за­пу­сте­ния и на серб­ской сто­роне, а по воз­мож­но­сти сле­ду­ет по­ста­рать­ся на­чать при­ни­мать уча­стие в мо­ни­то­рин­ге си­ту­а­ции в этом мно­го­стра­даль­ном серб­ском ре­ги­оне.

Как ска­зал игу­мен Са­ва Янич еще в 2008 го­ду, по­ка по­след­ний серб оста­ет­ся на ко­сов­ской зем­ле, Ко­со­во оста­ет­ся серб­ским. Од­на­ко без эко­но­ми­че­ской по­мо­щи и за­щи­ты сель­ских и го­род­ских сер­бов, их мо­на­сты­рей и церк­вей сер­бов за­ста­вят уй­ти.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.